«    Июль 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус | Партнеры--



Сейчас на сайте:
Пользователей: 3
johnny-max-cage Vago
Измеров

Роботов: 0
Отсутствуют.

Гостей: 14
Всех: 17

Сегодня День рождения:

  •     Olenekot (21-го, 20 лет)
  •     Даша Беленькая (21-го, 20 лет)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Дискуссии О культуре общения 177 Герман Бор
    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 1864 Кигель
    Стихи молчание - не всегда золото 250 Filosofix
    Флудилка Время колокольчиков 198 Герман Бор
    Флудилка Курилка 1954 Герман Бор
    Обсуждение вопросов среди редакторов сайта Рабочие вопросы 517 Моллинезия
    Флудилка Поздравления 1635 Герман Бор
    Стихи ЖИЗНЬ... 1600 Lusia
    Организационные вопросы Заявки на повышение 775 Моллинезия
    Литература Чтение - вот лучшее учение 139 Lusia

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    Дурак и вишневый сад Ч2

    ***
    Продолжение следует
    - Сначала, перед тем как научится бить да оборонятся – научитесь падать. - Сенсей сидел напротив группки испуганных черноволосых подростков, притихших, немного испуганных и глуповато моргающих во все стороны своими раскосыми глазами. Хорошо знал Сенсей этот момент – боязнь, что ничего у тебя не получится, что с позором выгонят, что придешь ты к себе в деревню, и стыдно будет в глаза родным смотреть. Боязнь оказаться в смешной и постыдной ситуации, навлечь на себя и близких позор – очень хорошее чувство. Эта боязнь позволяет людям принимать правильные и обдуманные решения, поступать по чести и совести. А Дурак-кун, как про себя назвал ленивца Сенсей, страха, как видно, не испытывал. Сидит себе на татами, левую пятку чешет. Вот тогда и пришла в голову идея, как зажечь этого парнишку. Когда первое упражнение – кувырок вперед было показано, и ученики начали тренироваться, позвал к себе Дурака. Отвел его в сторону:
    - Ну, чего ты не слушаешь меня, я важные вещи рассказываю. А все свою пятку чешешь. – Сурово начал учитель, грозно сверкая на него глазами. Потупился ученик, голову опустил, вздохнул тяжело:
    - Вы уж не серчайте, пожалуйста, Сенсей-сан, только ведь знаю я, что исключительно из-за просьбы мамы моей взяли вы меня. Какой из меня воин? Ничего и никогда путного у меня не выходит, за что не берусь. Тяжело вам со мной будет. Поэтому и не слушаю – знаю заранее, что слушай, что не слушай – все равно неправильно сделаю. Все равно потом взашей выгоните.
    Грустно стало на душе Сенсея, жалко стало мальчонку. И хоть знал он, что благородный муж не должен обманывать тех, кто ему доверился, кривя душой сказал:
    - Разве ты учитель, чтобы рассуждать и решать, что не получится у тебя? Разве взял бы я тебя, зная, что неперспективен ты? Времени поток уходит вдаль, его не вернешь, разве стал бы я твой и свой тратить попусту, зная, что ничего не выйдет? Слабость есть не тела недостаток, а нехватка духа. Я поверил в тебя, я знаю, что у тебя выйдет, знаю это. Узнай это и ты. Поверь, и внимательно слушай меня и выполняй беспрекословно то, что я говорю тебе. Ведь уверить себя в том, что неумеха ты – легче, чем трудиться. Зачем я первый урок с падения начал? Не для того, что бы уметь падать в любой ситуации, а что бы уметь подниматься, и, как ни в чем небывало, идти дальше по своему Пути.
    Речь произвела нужное впечатление. Вот что значит правильный подход! Глаза мальчонки загорелись, огоньками засверкали. Лицо просияло, появилась улыбка. В порыве благодарности низко, до земли согнулся, лепетать начал:
    - Спасибо вам, Сенсей-сан! Спасибо, что верите в меня! Я теперь ваш вечный должник! – и, видно, не найдя больше слов и решив что дело говорит лучше любых изысканных выражений быстро разогнулся и помчался выполнять упражнения, невоспитанный. Хоть бы паузу какую выдержал, что ли.
    И было бы все хорошо, да только даже с желанием оказался он бездарным. Мало было одного желания, ай-не, очень мало.
    Принялись за тренировку. Суть самого кувырка была очень проста – согни руку лодочкой, отпусти страх, расслабься. Пусти свою энергию вперед, оттолкнись, да направь свое тело так, что бы удар о землю пришелся по касательной на согнутую руку, проскользил по ней и потом по плечу и по спине. А в дальнейшем сила толчка поставит тебя на ноги и, встав в исходную позицию закончишь ты кувырок. Вроде все понятно, все ясно. Да только перестарался Дурак-кун. Так вперед подался, что свалился бревном прямо на голову. Аж хрустнуло. Ну ничего, шея крепкая – выдержит. Второй раз все повторилось. Только удар был слабее. На третий даже кое как получилось, правда, заехал своей пяткой в ухо Гоемону, который слева стоял. Расстроился Гоемон, но сдержался. Ничего, пусть терпит. Боль дух закаляет. «Ай, черт с ним, с тем духом!» - подумал Гоемон, и от греха подальше поменялся местами с Арджоу, соседом слева. Следующий кувырок закалил дух Арджоу, и тот решил, что и с него тоже хватит на сегодня закаливаний. Ребята менялись друг с другом, подставляя под удар бронебойной пятки все новые уши. Так закончилось первое занятие. Вот и сидел теперь Сенсей в своем саду, думал, что дальше делать. Конечно, Дурак-кун кое чему научится, но ведь сколько лет пройдет. А группа в это время уже далеко впереди будет. Не поймет он следующего урока, пока предыдущий не освоит. Но вариантов не было, продолжил он свои обучения..
    Толкаясь, пролетали дни, потом прошла и первая неделя, потом и вторая и третья. Ребята изучали все новые и новые приемы, и не было у Сенсея группы лучше этой. Один лишь Дурак-кун на месте топтался. А когда болевые точки начали проходить, вообще скверно стало. Что с ним делать было, непонятно. Во время тренировок неоднократно подходил, ошибки исправлял. Да все безтолку. Одно умиляло душу Учителя: хоть и бездарен был, хоть и неумеха редкий, но желания не растерял. Падал, но поднимался. Правда, что бы потом снова упасть. Но это нисколько не смущало паренька – напротив, еще больше усилий прилагал. В группе над ним, конечно, посмеиваться стали. Но гнул свою линию парень, гнул, несмотря ни на что. За это все больше любил его старый вояка. Все больше симпатией проникался. И тем больнее было осознавать, что все это безтолку… Каждый раз по окончанию занятий ученики и Сенсей садились в круг. После этого начинал учитель хвалить успехи отличившихся. Большое это счастье для каждого, когда прилюдно хвалят. Про неудачи же молчал – о них лучше с глазу на глаз говорить. И обиды не будет, и урок лучше усвоиться. Вот и подозвал он к себе Дурака.
    - Неправ я был на счет тебя, Дурак-кун. Другой к тебе подход нужен. Сложно тебе усвоить мои уроки.
    - Сенсей-сан, я не подведу вас! Я стараюсь, и у меня все больше получаеться! – Как можно увереннее сказал ученик, да только видно было, что и сам уже в это давно не верит.
    - Знаю, знаю, - тихо, по-стариковски улыбнулся одними глазами Сенсей. – Но пойми, группа уже далеко, и с каждым новым занятием будешь ты все больше от них отставать. Все сложнее будет тебе новый урок освоить. И потому будешь ты по-другому у меня учиться. Будешь делать то, что по силам тебе.
    И пошли они в сад.
    Рос он на самом краю долины, и, подойдя к обрыву, можно было, захотев, услышать чудесную музыку, музыку гор. Услышать вечную песнь безбрежной дали, плавную и свободную, как ветер, как сон. Песнь высокую и в тоже время низкую, песнь вечности, песнь жизни. На сотни ри охватывал взор родные просторы, и, как бы сливаясь со всем миром, чувствовал ты себя одним целым с ним, завершенным, идеальным, совершенным, парящим сквозь века, сквозь звезды и небо, сквозь пространство и время. И хотелось в эти минуты лишь вечно вдыхать этот пьянящий воздух, слышать эту дурманящую песнь, смотреть в бескрайнюю даль. Сюда то и привел своего ученика Сенсей.
    - Посмотри на эти горы, сынок. Посмотри внимательно, и скажи, что ты видишь? – они сидели вдвоем на краю пропасти, один серьезный, насупленный, осматривающий седые островерхие пики, другой – спокойный, с насмешливой улыбкой поглядывающий на ученика.
    - Я вижу горы, вижу долины между ними, вижу небольшие деревца на склонах, вижу реки и озера. Это очень красиво, Сенсей-сан! Но я не очень понимаю, зачем…
    - Красиво, говоришь? Но смотри внимательнее – горы неровные, а склоны у них совершенно разные. Одни высокие, другие совсем низкие, одни покрыты лесом, другие снегом. Деревца, про которые ты говорил, кривые и изогнутые, как будто узлом завязанные, озерца маленькие и непропорциональные. Но тебе все это показалось красивым. Почему?
    - Даже не знаю, Сенсей-сан. Я, как бы… не замечал раньше этой неидеальности. Но, даже после ваших слов, я, мне все равно кажется, что это очень красиво…
    - Все верно. А вот на секунду представь эти деревца, красивые на твой взгляд, посреди высокого соснового бора. Или вон ту, самую высокую гору, стоящую посреди пустыни. Или же вон-то маленькое озерцо, которое вдруг расположилось на берегу великого океана? Представил? Ну, а теперь скажи, будет ли тогда это красиво?
    Долго думал ученик. Все так и так представлял, сравнивал. – Нет, Сенсей-сан, - наконец ответил он. – Это будет очень некрасиво, и даже, как бы так сказать, неправильно.
    - То-то же! То же самое будет, если вдруг высокая сосна окажется между этих закрученных карликов, или, скажем, большое и ровное озеро заменит ту лужицу.
    - Все правильно, Сенсей-сан, только я все равно не понимаю…
    - Велик мир Будды! В природе все к месту, и, хотя многое не идеально, вместе оно смотрится одним целым, завершенным, совершенным. На своем месте недостатки превращаются в достоинства, на чужом же достоинства станут главными недостатками. И красоты нет. Нет и уродства. Все относительно. Где-то это будет прекрасно, а где-то ужасно. Я хочу что бы ты понял мои слова, и обязательно нашел свой Путь. Свое место… Теперь будешь заниматься здесь. Попроси длинную тряпку у моей жены, обмотай ею ствол одной из вишен, и бей по ней кулаками. С утра и до вечера. Ты сильный, пока что это только вижу я в тебе.
    - А как бить, Сенсей-сан? Каким-то особым приемом? А с какой силой, а? С какой периодичностью?
    - А как хочешь, так и бей. Ты умный, сам до всего дойдешь. – Буркнул учитель. Умел он красиво говорить. Аллегории с природой приводить. Даже сам чуть не поверил в то, что сейчас говорил… Конечно, спору нет, все это звучит красиво и смысл какой-никакой в этом есть, да только боевые искусства это не одно движение, а тем более не грубый удар кулаком. Таким образом никогда не достичь мастерства в Великом Боевом Искусстве… Сдался попросту седоусый мастер. Схитрил, обманул мальчугана… А что делать? Просто выгнать? Не поймет. Да и в его деревне тоже. С позором будет встречен, с позором и жить будет. Вспомнилось тогда – «Когда благородный муж испробовал все, что в его силах, он отдается судьбе». Вот и стал учится Дурак у судьбы, каждый день один, в саду, в окружении гор да скал.
    Продолжение следует
    ***


    0


    Ссылка на этот материал:


    • 0
    Общий балл: 0
    Проголосовало людей: 0


    Автор: Armon
    Категория: Проза
    Читали: 47 (Посмотреть кто)

    Размещено: 2 сентября 2015 | Просмотров: 67 | Комментариев: 0 |
    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2018 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.