«    Ноябрь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус |

Сейчас на сайте:
Пользователей: 0
Отсутствуют.

Роботов: 2
YandexGooglebot

Гостей: 3
Всех: 5

Сегодня День рождения:

  •     kingone (13-го, 18 лет)
  •     sveti1311 (13-го, 36 лет)
  •     Скиф (13-го, 21 год)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 1944 Кигель
    Флудилка Поздравления 1668 Lusia
    Школа начинающих поэтов Выразительные средства (ШКОЛА 2) 135 KURRE
    Флудилка На кухне коммуналки 3047 Старый
    Книга предложений и вопросов Советы по улучшению клуба 489 ytix
    Книга предложений и вопросов Неполадки с сайтом? 181 Моллинезия
    Рисунки и фото Цифровая живопись 239 Lusia
    Стихи ЖИЗНЬ... 1615 NikiTA
    Стихи Вам не понравится 35 KoloTeroritaVishnev
    Рисунки и фото Как я начал рисовать 303 Кеттариец

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    Язык мой – враг мой

    Мне уже семнадцать, ну почти. Школа позади. Впереди взрослая жизнь. Все по новому, по другому. По-взрослому.
    Не хочу оставаться в деревне. Поеду в город. Нет, поступать никуда не буду. Денег нет. Мать у меня одна, всю жизнь на ферме проработала. Теперь больная. В селе сейчас работы нет. Заниматься можно только своим огородом. А что в огороде? Весь день простоишь в позе, и никакого толку. Если только ветер под юбку задует, а я любви хочу, детишек. Жить, как люди хочу. В том году половина выпускников уехали в Джанкой. Рай! Работают продавцами или в столовке, при кухне. Можно жить. Да это вам не Киев. Но и не наше - Заречное. Та половина выпускников, что осталась здесь, спиваются. Точнее парни спиваются, а девчонки, сразу после школы, повыскакивали замуж за наших, за деревенских. Теперь брюхатые ходят, и плачутся, что мужики пьют. А что им делать? Работы никакой нет. Вот я и решила. Не буду лето гулять. Только экзамены судам, аттестат в руки, и в город.
    Девять утра. Я стою на перекрестке. Вышла из автобуса, заранее. Зачем ехать на вокзал? Туда все едут. Я вышла до города. Вот так, с перекрестка начинается город, о котором я мечтала и моя новая жизнь, о которой я даже представления не имею.
    Я решилась пройти по улицам. Буду заходить в магазины и кафешки, тут у дороги их много. Может кому и нужны помощники. Я в школе изучала продовольствие и товары, так что могу быть продавщицей. Мама часто до позна на ферме, поэтому я научилась неплохо готовить, могу или поваром или помощником, даже посудомойкой могу. Могу полы мыть, но уборщицей не пойду. Слишком молода еще, чтобы плевки за алкашами убирать. Видела я как Наташа, с позапрошлого выпуска, в нашей сельской забегаловке полы моет. Это ж как надо себя не уважать, чтобы соглашаться на такую работу. Правда после школы она переспала с Лехой, а он после этого в город укатил. Наташа забеременела и родила дочку. Теперь ей все равно где и кем работать. Все мы девки дуры, ведёмся на их уговоры. Нет, я не такая. Я острая на язык. Я сразу отпор даю, или скажу что, такое, от чего самой бывает дурно.
    Ага. Вот пошла я от перекрестка вдоль дороги. Захожу во все подряд магазины, Столовки, кафешки. До обеда шла в сторону моста на Симферополь. Простояла на углу в тени под ивой, отдохнула, перешла дорогу и в обратную сторону пошла. Везде людей хватает. Встретила двух девочек, из тех, что раньше с села сбежали, и одного парня. Но он пьяный уже с утра, грузчиком в магазине. А девочки дельный совет дали.
    - Ты молодец Танюха, что из села уехала. Там болото. Засосет, не выберешься. Тут тоже не рай, тяжело. Во-первых надо привыкнуть к городской жизни. Не надо вставать в четыре или в пять. Не надо кормить скотину. Во вторых. Ищи работу не по забегаловкам. Иди к центру, там и рестораны, и магазины побольше. Там ты работу точно найдешь.
    И я отправилась. Да, не так уж много здесь ресторанов. В основном бары или пивнушки, а работу предлагают только уборщицы с мизерной зарплатой. Короче. Ночевать пришлось на вокзале, хорошо не закрывают.
    Два раза документы проверили и один раз просили сумку открыть, сказали что большая. А что хотели, чтобы я голая в город приехала? В сумке у меня порядок, как в шифоньере.
    Все разложено по кулечкам и как по полочкам. Исподнее, ну нижнее бельё, внизу. Выше две кофточки и юбка. Ещё выше любимое платье, а на самом верху плащ и зонт, вдруг дождь. Сумка у меня большая, походная. С такими все на рынок ездят.
    Вовнутрь я большой, чёрный мусорный пакет вставила, а уже в него все вещи. Опять же, на случай дождя. Пакет закрыла плотно, и сверху уложила себе продукты, на пропитание. Ну, там яиц отварила, картошки, кусочек соленого сала, луковицу, колбасу. С голоду не умру, а там и работу найду. Когда кушать стала милиционер опять ко мне подошёл. А я что, я культурно. Яйца в кулечек почистила и луковицу тоже.
    Думаю, до утра выветрится. Днём то лука не поешь, вся пахнуть будешь, не только изо рта. Вот, кусаю я луковицу, а затем колбасу. Он подходит. Я два кусочка сала беру, один себе в рот кладу а другой ему протягиваю. Он козырнул, развернулся и ушёл. Поела, собрала весь мусор, даже крошки и выкинула в урну. Осмотрела, все чисто. Поставила сумку на скамью, сняла туфельки и положила на сумку. Сама уселась и ноги под себя.
    Так до утра и подремала. Проснулась, ещё пяти не было.
    Милиционеры как раз мимо проходили, на меня посмотрели и дальше пошли, а когда я решила перекусить перед дорогой, то подошли. Это уже другие, не те, что вечером были.
    Подошли, стоят, спросили документы. Я руку в карман.
    Пусто. Я сначала рот открыла, а потом вспомнила и в другой карман. Достала пачку бумаг. Там у меня все. И копия паспорта, и аттестат и свидетельство о рождении. Мне в конторе по три штуки сделали, на всякий случай. А я один комплект дома оставила, на всякий случай. Два других разложила в карманы юбки. На всякий случай.
    В конторе Андрей работает. Он на дальнем востоке, во флоте служил на лодке, на подводной. Там что-то у них случилось и его раненого, после лечения в госпитале в Крым отправили. Долечиваться. Вот он и осел у нас в деревне. Про ранение не любил рассказывать. Все шутил.
    - Вот выйдешь за меня замуж, я тебе все расскажу и покажу.
    Он меня и в дорогу напутствовал. Научил вязать морские узлы и показал, как к себе сумку привязать, чтобы не выхватили. Берешь веревку, связываешь, так чтобы получилось кольцо. Продеваешь часть кольца через ручку, так чтобы с той стороны тоже было кольцо и продеваешь остаток из руки, над ручками в новое кольцо. Так ручки сумки будут связаны. Потом закручиваешь остаток и продеваешь в него руку. Все сумка к тебе привязана, не вырвешь.
    Я, между прочим, по этому принципу и деньги и документы к себе привязала. Не найдешь не украдешь и не догадаешься. Сшила два мешочка. Один для денег, а другой для документов. В маленький сложила свои десять тысяч и подвесила этот мешочек на середине лифчика, где бантик. Дело в том, что у меня большая проблема. Грудь совсем не растёт. Не то, что у мамы или у бабушки. У них и документы можно было бы спрятать. У нас в магазине только первый размер продавался, а из него у меня все вываливается, вот и пришлось мешочки шить. А второй мешочек, с документами, я под юбкой на боку, на трусики подвесила. Не украдут, и не потеряешь. В карманах же ксерокопии лежали.
    - Такие бумажки я сегодня уже видел. Дайте настоящие документы.
    Это те милиционеры, что ко мне подошли.
    - Я здесь вам показать не могу, можно я в туалет зайду.
    - Ага, а потом в окно и ищи ещё свищи. Пройдемте гражданка.
    Мне бояться нечего. Обулась. Взяла сумку и пошла с ними. В комнате сидела полупьяная женщина и два мужика. Грязные и пьяные.
    - Товарищ лейтенант, вот ещё одну задержали, с такими же бумажками. Проходите девушка.
    Ну чего описывать, как меня там женщина в другой комнате ощупала, нашла документы, проверила и меня отпустили. Это не интересно. Суть. Пока я спала на скамейке. У меня из кармана эти алкаши украли один комплект ксерокопий моих документов. И когда их милиция задерживала, то предъявили. А через полчаса я предъявила второй комплект таких же ксерокопий. Вот меня и водили в отдел. Спасибо Андрею за копии и науку.
    Так бы документы украли.
    Пока разбирались, да подписывала протоколы, уже и обед. Пошла я опять искать работу. Но что-то мне не везло. Пришлось и вторую ночь провести на вокзале. Только на третий день, уже после обеда. Идя по большой улице я увидела в переулке вывеску "Бильярд". Зашла, наудачу. За стойкой стояла женщина. Я спросила ещё о работе. Она сказала "сейчас" и вышла.
    Вернулась она в сопровождении нерусского мужчины.
    - Вай. Какой красивый девушка. Мы, тут видишь, бильярд играл. Немного курил, мусорил. Там посуда стоит грязный. Ты убирал и мыл. Я тебе кормил и давал процент от выручка. Зарплаты нет. Что заработал делим на всех. Работаем в четвёром. Я, Арутюн Аскарян, моя жена Нино и повар Арсен. Все делим по заслугам. Будешь хорошо работать, тебя поваром сделаю.
    Такой хороший человек. Добрый. Я решила остаться.
    Тем более что мне надо было уходить последней, а приходить первой. А я вообще ни куда не уходила. Закрывалась внутри и спала. Весь этот дом, был простым домом, только в его большом зале сделали стойку, поставили три стола и большой бильярдный стол. Так же и во дворе под навесом. В доме была спальня с диваном. Душевая и туалет. Что мне ещё нужно для начала? Обживусь, привыкну и найду что получше, а пока и это подарок судьбы.
    В рабочие дни, мы открывались к трем часам, но все приходили к двум. Все включали и грели заранее. А закрывались около полуночи. Я успевала поспать и с утра сходить посмотреть город. Сумку с вещами я спрятала в доме за диваном и налегке свободно обходила весь центр. Зарплата оказалась, не ахти какая, но пока я одна, мне хватало. Дальше посмотрим. В основном к нам заходили поиграть в бильярд. Как говорят:
    - Шары погонять.
    Накурят, пепел и бычки прямо на пол бросают. Им некогда до пепельницы бежать. Но двор я заметаю утром, а следом мою пол в доме. Так удобнее. Ни кто не мешает и не топчется. Ещё я мою посуду и чищу овощи. Вот овощи идут для тех не многих, кто у нас обедает или ужинает. Арсен готовит прекрасные шашлыки и блюда из печеных овощей. Картофель фри и холодец. Да разное. Но все это объединяет одно! Очень много перца. Я поначалу без стакана воды за стол не садилась. Но понёмногу привыкла. Стала так, без воды кушать.
    Понёмногу выучила всех завсегдатаев. Когда шесть, когда восемь человек играли в бильярд. Они брали коньяк или пиво с сухариками и по очереди, на деньги гоняли шары. С них выручки, ни какой. Заходили две семьи. Одни армяне с двумя мальчиками, они всегда перец просят красный и ещё вроде как два грузина и девушка. Вот эти хорошо платили. Возле них Арутюн сам бегал. Все подавал, приносил, уносил. Встречал и провожал до двери. Бывало и так, разные люди, но я запомнила ещё парня. Он тут кушал и ему ещё в судочках с собой давали. Судочки он всегда грязные приносил, и мне их приходилось мыть.
    Я когда устраивалась сюда, на работу, всем говорила что умею готовить кушать. Но как оказалось из того что они готовят, я не только ничего не умею, а и названий даже не знаю. Когда Арутюн мне стал предлагать что-нибудь из меню приготовить, то оказалось что я ничего этого не умею.
    Я сама себя отругала за длинный язык и за то, что я люблю высунуться вперёд. Не суйся в воду, не зная броду. Почти так же произошло и сейчас.
    Парень с судочками пришёл под вечер. Я в это время меняла пепельницы на столах. Взяла у него судочки и пошла мыть. Он был какой-то замученный и поэтому сел сразу при входе, а не пошёл в дальний угол как это делал всегда.
    Стою, мою судочки. Подходит Арутюн:
    - Ты медецыну знаешь?
    - Знаю немного, в школе проходили да я и сама готовилась. Думала в медицинский поступать. А что случилось, я помогу.
    - Пойдём со мной, сними пока фартук.
    Мы вышли во двор. Подошли к крайнему столику.
    - Вот, привёл. Она может. Щас обед принесу.
    И убежал. Парень сидел, склонив голову и, наверное, о чем-то задумавшись.
    - А вот и я. Таня, проводи молодого человека. Он приболел немного. Он тут, два дома на лево живёт. Видишь плохо ему.
    Сунул мне в руки судочки и убежал к своим щедрым клиентам. Я осталась стоять. Если я знала что будет дальше, то сама убежала бы дальше. Но...
    - Таня. Помогите мне подняться.
    Я подала ему руку и он, опираясь на неё, встал. Развернулся и мы медленно пошли на выход. Потом повернули налево и прошли по тротуару. Остановились через два дома. Он достал ключи, отпер калитку, мы вошли. Да уж. Это вам не деревня, где и замков то на дверях нет, только вертушки или крючок. Тут, в городе, даже ворота на улицу закрывают. Через двор, довела его до дома. Открыл двери.
    - Вы мне сделаете укол. Артюн сказал, что вы в медицинском учились и умеете, а то я что- то расхворался.
    У меня в душе все упало. Как укол. Какой укол. Я не умею. Я даже не знаю как. Я только на картинке видела. Ну, зачем я сказала, что разбираюсь в медицине. Кто меня за язык тянул? А может он сам себе сделает? Ну, господи, что же делать? Да и одна, с мужиком, в его доме, а ворота когда мы зашли, захлопнулись, что будет?
    Довела его до комнаты. Он вошёл и включил свет. Я не пошла.
    - Я сейчас, только руки помою.
    А сама в сторону. Кухня должна быть там. Нашла выключатель. Кухня была очень красивая. Плита стояла в одном углу, стиральная машина в другом. В середине кухни обеденный стол и три табурета. Кругом стояли не мытые кружки, стаканы, и блюдца. Чтобы отодвинуть подальше, неизвестное действие, принялась за уборку, и при этом, прижав к уху телефон, плечом, стала у подруг выяснять, как правильно делать уколы. Обзвонила почти всех, но к тому моменту как посуда была помыта, у меня были уже четкие указания и представления, как эти уколы делать.
    Но все равно страшно. Вошла в комнату. Он лежит на животе, на кровати. Рядом тумбочка и на ней шприцы и ампулы с лекарством. Дрожащими руками беру стекляшку и белый кружочек. Усиленно тру по месту сужения. Беру ватку. Обкручиваю ампулу, нажимаю большим пальцем. О, легко сломалась. Откладываю в сторону не нужное и беру шприц. Набираю лекарство. Готово. Полдела сделано. Теперь самое страшное.
    В одной руке шприц, в другой игла. Я стою перед кроватью. А что дальше? Он лежит на животе, под простыней. Тяжело дышит. Как быть?
    - Вы не могли бы приготовить место для укола, а то у меня руки заняты.
    Он медленно, не поворачивая ко мне головы, отодвигает простыню. Лежит уже раздетый, в одних трусах. С трудом стягивает до половины, свои плавки.
    Положила иголку, взяла ватку. Заранее намоченную из бутылочки со спиртом и протерла белую часть низа спины. Положила ватку. Взяла между пальцев, как учили по телефону, иглу и с размаху шлепнула ладонью по телу. Фух. Он молчит, хотя мне показалось, что от звона, получившегося при шлепке, зазвенело в ушах. Выставила в торчащую иглу шприц и ввела лекарство. Медленно, не спеша. Он только тяжело вздохнул. Вытащила иголку. Потерла ваткой место укола и накрыла его простыней. Пошла на кухню. Выкинула шприц в мусор под раковиной. Вернулась в комнату. Он как лежал, так и лежит. Не шевелится. Только сопит. Тяжело, но ровно. Заснул, наверное. Сходила на кухню, закрыла окно и включила свет. Окно, то я открывала, на случай если приставать начнёт. Я-то сперва подумала, что он с Аротюном договорились, чтобы меня в дом к парню заманить и сделать свои тёмные делишки. Как в том сериале, что мы дома, с мамой смотрели. Вот окно и открыла, чтобы убежать, а оказалось что ему и правда плохо. Ну, все, укол сделан.
    Пот вытерт. Испуг прошёл. Я не опозорилась. Как хорошо. Только что теперь делать? Пока я тут с уколами и посудой, уборкой, уже первый час ночи. У нас наверняка уже все закрыто. Пошла, прошлась по комнатам. Их оказалось три. Все выходят в коридорчик. Две получаются спальни и большой зал. Ещё есть ванна и туалет. Все в доме. Интересно. Взяла с кухни швабру и пошла во вторую спальню. Засунула черенок швабры в ручку двери и прилегла на кровати. Укрылась пледом, сложенным, и лежащим в ногах.
    В окне светло. В голове всплыло вчерашнее. Глянула, швабра на месте. Встала, поправила кровать, сложила и положила на место плед. Откупорила свою дверь и вышла. Отнесла на место швабру и вернулась к его спальне. Он лежал так же как я его оставила. Тихо сопит, но не так как вчера. Ему явно легче, да и сам он не такой бледный. Пошла на кухню. Налила в чайник воды и поставила на газ, греться. Открыла холодильник. Не плохо заполнен. Достала масло и сыр. Нашла лимон. Сделала бутерброды. Лимон сделала на блюдечке с сахаром и положила в кружки по кусочку. Сквозь шипение чайника услышала движение в доме. Чайник закипел. Сняла с плиты и налила в кружки. Прошла в комнату.
    - Здравствуйте.
    -Доброе утро. Это вы мне вчера укол делали? Я ничего не помню. Все как в тумане. А я вас знаю. Вы работает в бильярдной. Я там себе еду беру на работу, на обед. Давайте знакомиться.

    Приятель.
    - Некогда нам знакомится. Давайте я вам укол сделаю и мне надо идти на работу. Я итак из-за вас с вечера свою работу не сделала. Теперь надо спешить.
    А сама думаю:
    - Ну, какая дура. Красивый парень, чего с ним не поговорить. Тем более, ни какой работы срочной у меня нет.
    - А я и так знаю, что вас зовут Татьяна. Жалко, что меня зовут Виталик.
    - Почему жалко? Нормальное, вроде, имя.
    Жалко, что не Евгений. Было бы как у Пушкина. Евгений Онегин и Татьяна Ларина. Читали?
    - В школе проходили. Так. Хватит разговоров. Делаем укол и я пошла.
    Ну, этот второй раз, мне удался на славу. Все делала, как положено и руки даже не трусились. Хорошо он меня вчера не видел. Когда все было закончено, я забрала шприцы, ампулы и ветки, вынесла и выкинула в мусорное ведро. Взяла разделочную доску, так как разнос не нашла, составила на неё сахарницу, чай, порезанный лимон, хлеб, нож и масло. Все это принесла в комнату, к постели больного. Как бы я, якобы не спешила, все же решила попить с ним чая.
    - Вы, Танюша, так любезны. Чай в постель, это очень романтично.
    -А вы всем девушкам такое говорите? И со всеми вот так вот, запросто общаетесь? Ведь, по сути, мы с вами все же не знакомы. И ваше, вот такое, так скажем развязное, общение со мной, немного коробит. Нельзя ли хоть чуть-чуть поучтивее.
    - Поучтивее можно. Ведь вы оказали мне неоценимую услугу. Это обязывает. Но и всего лишь. Вы не в моём вкусе. Мне нравятся девушки утонченные, с тонкими манерами и чувствами. Но я должен признать, что вы, со своей широтой взглядов и действий, олицетворяет русскую женщину-мать. Широка в плечах, рассудительна, работящая.
    - Нахал.
    -Нет, ну почему же. Я ночью все же один раз вставал, извините, в туалет. Видел, что вы убирались у меня на кухне. Помыли посуду. Вот сейчас чай с лимоном в постель. Это дорогого стоит.
    -Я из сочувствия к вам. А вы...
    -Не обижайтесь и мы поладим.
    -Не чего мне с вами ладить. Я на работу ухожу.
    -Одну минуту. Постойте. У меня есть предложение. Хорошее, честно.
    -Ну.
    -Давайте я вам комнату сдам. Вы же при кафе живёте. А у меня комната родителей пустует. Они на пять лет в Сибирь на заработки подались. А за мной вот ухаживать некому. В комнате есть замок, ну в двери. Вы в безопасности. Друзья ко мне не ходят. Только подруги. Не бойтесь. Вы будете убирать дом, и мыть посуду. За это бесплатно будете здесь жить. А если будете мне готовить, то и питание ваше, за мой счёт. Соглашайтесь. При всех этих достоинствах предложения, всего одно условие. Когда ко мне приходят, я называю вас сестрой, и вы не выходите из своей комнаты. Нормальное условие для такого предложения.
    -Я подумаю.
    - Только долго не думайте. А то я здесь в грязи утону. От меня вам две минуты до работы. Решайтесь.
    -Я работаю до двадцати трёх. Буду приходить и вас будить.
    -А я встаю в семь утра и в восемь ухожу на работу. Тоже буду вам мешать отоспаться.
    -А я в шесть утра встаю. Раньше в четыре вставала с мамой, а теперь привыкла долго спать.
    -До шести это рано! Ты меня в такую рань не поднимешь. Мне и в семь то вставать не хочется. А вот на тумбочке три ключа. Один от ворот, другой от дома, третий от твоей комнаты. Бери.
    - Так я ещё не решила.
    -Да решила. Кто тебе ещё такое предложение сделает. Вдруг ваш бильярд прикроют, на улице будешь жить? А тут прибралась, еды приготовила и кино смотри. Вся родительская комната в твоём распоряжении.
    -Я на работу опоздаю. Давайте кружку. Лимон надо доесть. Чай я ещё сейчас принёсу. Взяла его кружку, сходила на кухню, налила чай. Принесла в комнату, поставила кружку на тумбочку, взяла ключи. Он улыбнулся, но ничего не сказал. Я ушла работать. Весь день я работала в каком-то коматозе. Все не то, все не так. Как там оно будет?
    Все уже разошлись, а я все мою да мету. Заметаю да вытираю. Короче пошла уже после полуночи. В окнах тёмно. Достала ключи. Открыла калитку и зашла. Город это вам не у нас. Даже когда хозяин дома, ворота и двери запираются.
    Открыла двери, зашла. Стою, думаю, включать ли свет. Я тут всего один раз была, но расположение комнат помню. Пошла на ощупь. Вот кухня. Его спальня. Комната родителей. Открыла. Зашла. Опять задумалась. Нужен ли свет. А вдруг он в комнате прячется. Включила, свет резанул по глазам. Прищурилась, но смотрю. Никого. Глянула под стол и в шифоньер. Хотела раздеваться. А вдруг он в замочную скважину подсматривает? Выключила свет. Тишина. В общем, так, не раздеваясь, легла в кровать. Укрылась пледом, что лежал в ногах. Там где я его и оставила.
    Проснулась. Не сразу сообразила, где я. Прислушалась. Тишина. Взяла телефон, посмотрела время. Шесть пятнадцать. Надо вставать. ему завтрак приготовить. В душ и в туалет пойду, когда он уйдёт на работу. От греха подальше. Виталик проснулся в семь часов. Я слышала, как пищал будильник. Правда вышел уже минут пятнадцать, и сразу под душ. Потом долго плескался, что-то напевал и вышел уже без пятнадцати восемь. И прямиком на кухню. Прямо в трусах. Я отвернулась.
    -О! Извини. Оказывается я не один. Надумала все-таки.
    -Я же взяла ключи.
    -Ну да.
    Ушёл, но через минуту вернулся. Я как раз ставила тарелку с омлетом на стол.
    - Что это на тебе? Это же женский халат.
    -Ну и что? Это мамин халат. В чем хочу, в том и хожу. Я у себя дома. Кто меня здесь видит?
    -Я тебя вижу, тебе этого мало?
    -Ну да! Для тебя я сейчас парадную форму и галстук одену. Я вообще привык в трусах завтракать. Это я ради тебя оделся. Могла бы и спасибо сказать.
    -И в ножки поклониться?
    -Кланяться не надо, а вот омлет я не люблю. Давай кофе с бутербродом.
    -Ты что? Я так старалась. Это мой собственный рецепт. Хоть попробуй.
    -Ну вот. Меня мама так же пичкала. Хоть кусочек, за папу, за маму. Уу... А ты знаешь? А ничего. Можно есть.
    Можно есть, а сам за обе щеки уплетает. Придётся ему и свою часть отдать. Себе потом приготовлю. Во. Все съел.
    - Сто лет не ел так вкусно. Только перчика надо побольше. Я привык в вашей армянской харчевне все острое кушать. Все спасибо. Надо бежать. Кофе уже на работе попью. Ты приготовишь мне на завтра борщ, макароны и котлеты. Все продукты здесь, на кухне.
    -Не поняла, почему на завтра. А ты что, не будешь уже у нас обеды заказывать?
    -Конечно же, нет. Теперь у меня есть свой личный повар.
    -Ух, ты какой хитрый. Личный ему повар, главное - бесплатный.
    -Ну, какой же бесплатный. Я тебя кормлю и предоставляю тебе жильё. А это сейчас дорого стоит. Ты об этом не думала?
    -Нет, ещё не успела. Я потом подумаю. Ты на работу уже опаздываешь. А что мне на это скажет Арютюн? А что я ему отвечу? А, ладно. Все потом.
    Ушёл. Вот теперь можно и себе омлет пожарить. А ещё чайку. Надо ещё телевизор включить. А нет. Я обещала подумать. С одной стороны оно конечно. Если я у него живу и не плачу денег, если я буду готовить еду и сама бесплатно кушать. Вроде оно и ничего себе, но он, же не сам деньги на еду зарабатывает, ему родители присылают. Хотя это его родители. Да, но я то своими руками готовлю, мою и убираю. Ой, как время летит. Скоро на работу. Что он там говорил. Борщ, макароны и котлеты.
    В общем вот так прошли первые встречи на его территории. Как по мне, он немного нагловатый, хамоват и самоуверен. Ну, это мы ещё разберем, почему он такой и так себя ведёт. Главное не цепляется, а я ложась спать и не вспомнила что комната закрывается на ключ. Вот дурочка. Свет включала, и пряталась, когда он мог просто зайти и все. Во-во. Именно все. Все что захотел и сделал бы. Как я так опростоволосилась.
    Это был первый день. Так прошли ещё три дня. Суббота.
    -Виталик. Виталик вставай. На работу опоздаешь. Уже половина восьмого. Виталя.
    -Как ты сказала? Виталя? Так, что за изменения в настроении? Ты уже ко мне как то относишься?
    -Вставай, давай. Проспал. Сейчас как двину. Вот так я к тебе отношусь и накройся. Завтрак на столе.
    -Танька! Ты глупая. Сегодня суббота, у меня выходной. Но. Есть одно Но. Твой завтрак я иду есть. Сегодня хоть не манная каша? Она хоть у тебя и вкусная, но я ее все же
    не очень.
    -А я тебе специально, из той каши что ты вчера не доел, котлет наделала. У меня ничего не пропадает.
    -Ладно. Ничего у неё не пропадает. Не напрашивайся на похвалу. А котлеты из мяса делают, а не из каши.
    Кричал он из ванной комнаты.
    -Давай свои кашные котлеты. Хм. Вкусно. Я даже и не думал, что из каши можно котлеты делать.
    -Ты преувеличиваешь. Не из каши, а из смешивания фарша и каши. Кто-то хлеб в фарш кладет, а я все остатки.
    -Ты мне свои секреты не выдавай. Я ничего кроме яичницы не готовлю. Да и у тебя все вкусно получается. За это мы сегодня идём в магазин и на рынок. Пиши список продуктов, что надо купить и положить в холодильник.
    После завтрака мы отправились по магазинам и на рынок. Набрали фруктов, овощей, мяса. В общем, он тащил две большие сумки. Остановился отдохнуть.
    -Послушайте девушка. Только без обид. Я хочу тут поговорить на одну неприятную для вас тему.
    - Что, прямо здесь. До дому не дотянешь. Я не за сумки, а за тот разговор, что ты начинаешь.
    -Татьяна, не перебивай. Понимаешь, ко мне приходят разные люди. Да, не часто, но они приходят. Ты почти все вечера на работе, вот и не видишь. У меня к тебе вопросов нет, живи, как хочешь и носи, что хочешь. Вот только я видел вещи, которые ты сушишь в ванной. Такое уже не носят. Или бабушки носят. Рот закрой. Дома кричать и возмущаться будешь. Мы вот стоим возле женского магазина. Зайди, купи себе по две вещи, но только современных, а не таких как у тебя. Я туда не пойду. Постою с сумками здесь.
    Гад. Маньяк. Он мои трусики в ванной рассматривает. А я и не думала. Не нравиться ему. Маньяк. Озабоченный какой-то. Не, ну надо так с девушкой разговаривать. Ну и пойду. Такого себе накуплю. Назло. Вот это да. Целый магазин белья. Да мне тут на час, только походить посмотреть. Ого! А цена то! Ну, сам напросился. Беру самое дорогое и ... Ух ты. А вот. А это. И ещё...
    -Виталя! Я выбрала. Дай денег.
    Кричала со ступенек. При его виде, я как-то опять смутилась, понимая, возле какого я магазина. Но он достал кошелёк, отсчитал требуемую сумму.
    Дома я закрылась в комнате. Я придумала штору на двери, что бы нельзя было в замочную скважину подсматривать. Прикрыла шторы, и стала мерить купленное. Ой, девочки. Перед кем бы похвастаться. А в этом. И в этом. Жалко, что у меня здесь нет подруг. Вот в деревню поеду. Нет, маме показывать не буду, не поймёт. Не буду снимать, надену халат сверху и пойду готовить обед. А вдруг он и, правда какой-нибудь не такой и специально меня заставил это покупать. Надо не расслабляться.
    -Ну что, намерялась.
    -Да я ничего.
    -Ладно, ладно. Давай готовь обед. Я так сумок натаскался, что готов слона съесть.
    -Садись. Я уже подогреваю. Пока руки помоешь, и тарелки расставишь, все будет готово.
    Может я, и правда к нему цепляюсь. Вот уже четвёртый день я здесь, а он ко мне и пальцем не притронулся. Хамит, правда и командует, но ведь не цепляется. Ладно, поживем, увидим.
    В понедельник у меня выходной. Он ушёл на работу, а я осталась наводить порядки.
    Пока его дома нет. Дорвалась до компьютера. Много читала, смотрела. Интересно. Только не понятно. Это он сам так сделал или в экране такое. Куда не глянь, то сиськи, то письки, то попы. Кому это интересно. Куда приятнее смотреть, как отделывают кухни, или комнаты. Какая мебель, посуда. А какие шторы и тюль. Закачаешься. А они тут сиськи. Кого этим удивишь? Я вот тут на порнуху раз попала. Ну, посмотрела. Противно конечно, но досмотрела до конца. В целях самообразования. Плевалась когда она... Нет, не буду пересказывать, вы и сами такую гадость видели. Только я ещё и другое смотрела. Какие у женщин руки ухоженные. Ногти на руках и на ногах. Волосы только на голове. Остальное убрано. Приятно смотреть. Под мышками и я брею. На ногах у меня светлые волосы и их мало. Поэтому не видно. А вот там. Там конечно лес. Я решила исправить эту неряшливость и отправилась в ванную. Бойлер ещё не нагрелся, но был уже тёплый. Мне не привыкать, я дома и в холодной воде плескалась. Короче, так как я ещё себе не все купила, взяла его станок, побрила под руками и там заодно. Все смягчила его кремом после бритья. А что? Красиво выглядит. Немного не привычно, и новое бельё так мягко прилегает к телу. Приятно.
    А вечером началось. Игорь пошёл мыться. Он с утра собирался. Я для него бойлер и грела. Тут крики.
    -Таня иди сюда.
    Я бегом в ванную, а он в трусах, я прыг опять в прихожую и оттуда спрашиваю:
    -Я здесь, что там такое?
    -Ты зачем брала мою битву.
    Ага. Я видела, что он битву перед зеркалом рассматривает и вертит.
    -Я с утра под мышками побрила, а то отрасли волоски и кололись.
    -Точно?
    -На вот смотри.
    Я подняла руку, показывают покрасневшее место.
    -Только здесь?
    -А что, еще, что-то показать?
    Я взялась руками за юбку.
    -Ну ты Танька дура. Я о ногах думал. Вот смотри какая волосинка.
    Там и правда была моя кучеряшка. Хи хи.
    -Ты чего мне не сказала, что тебе станок надо купить? Откуда я знаю, что вам девушкам надо. Пусть теперь этот станок тебе останется, а я себе новый куплю.
    Вот гад. Он ещё меня и брезгует. Зато у меня свой станок есть.
    Ну, в общем вот так мы и жили. Вроде рядом и в одном доме. Но совершенно отдельно и совсем разные люди. Как мне казалось в то время. Или я так хотела думать. Но кажется уже тогда я смотрела на все происходящее другими глазами и пыталась отвертеться от очевидного.
    Это было уже осенью. Я точно помню. Во дворе сидели клиенты, но бильярдный стол уже занесли род навес. Темнело. Вынесла я мусор и уже хотела закрыть калитку как увидела, что из-за угла вышли двое. Я задержала на них свой взгляд только потому, что одна из фигур мне показалась знакомой. И правда, когда эти двое подошли ближе, в одном я узнала Виталика. Ясно, что он ушёл с работы домой, но шел, то не один, а с девицей. Да ещё как в насмешку они остановились в десяти шагах от калитки и стали целоваться. Фу. Не моё это дело. Он сам по себе. Но как он ухватил ее двумя руками за попу и жмет к себе. А она то, она. Повисла на нем как моль на ковре. Обвила его шею руками как змеюка. Да и встали возле калитки. Фу, какая грязь. А он то, всё порядочным прикидывался. А я-то все думала, чем он занимается пока я на работе. Вечером, когда возвращалась, гора посуды и запах алкоголя ждали меня. Но я-то дурочка думала, что он с дружками гудит. А ну его. Бабник. Правду говорят:
    -Все мужики, козлы.
    Я в этом точно убедилась. Уже второй раз в жизни. За первый я вам попозже расскажу, сейчас бы с ним разобраться.
    Но до утра, когда я его увидела, как-то все улеглось. Чего я разорялась. Кто он мне. Кто я ему. Какие претензии я ему могу высказать. Заткнулась, да и все. Но в первый, же понедельник, когда у меня был выходной, прошерстила весь его компьютер, но ничего не нашла. Несколько фоток, видимо с родителями. Несколько в компании друзей, в лесу и на пляже.
    Единственное что я стала делать, то это чаще калитку оставлять открытой и именно в это время я бегала вынести мусор. И вот новый случай не заставил себя ждать. Он опять шёл с подругой. Но не с той, что была в прошлый раз. Это была толстушка. Полные ножки, плотная фигура в этот раз она явно вела его. Он шёл как бы на поводке. О! Да он пьяный. На ногах не держится. Пойти помочь, что ли. Пока отпрошусь, добегу, они уже дома будут. А дома я для него сестра, мы ещё тогда договорились, что буду в комнате сидеть, если у него гости. Сидеть и не высовываться. Ну, на счёт сидеть и молчать то ладно, а вот посмотреть что будет, мне никто не запрещал. На удивление моё, домой он ее не повёл. Обнимаясь, целуясь и качаясь, они прошли вверх по переулку. Я проследила почти два квартала, а потом вернулась. Все ясно, там, в конце улицы есть общежитие какого-то завода. Точно она потащила его к себе. Я пошла на работу. Тут ещё получила от Арутюна. На столах у его ВИП клиентов грязные пепельницы. Сам вроде поменять не может. Тут и так на душе кошки скребут.
    Да что со мной? Какое мне дело, куда его девки ведут? Или он их! Он? Да нет, он пьяный, наверно с дружками в баре не рассчитал, а она тут как тут. Хвать его, и к себе в общагу. Если бы мне не на работу, я бы эту... Кхе кхе, быстро отвадила пьяных парней подбирать. А он тоже хорош. Родители деньги зарабатывают, а он их прогуливает.
    Это точно. Если бы у него была любимая девушка, то он бы с ней гулял, а так, у него они меняются. Я точно помню, что в комнате пахло алкоголем в прошлый раз. Вот я все и выяснила. Он с друзьями ходит в бар, посидеть, а там к нему пристают разные. Мне почему-то от этих мыслей так на душе легко стало. Тепло и приятно.
    Единственное что меня озадачило, почему это все среди недели происходит, а не в субботу или воскресенье? Меня в эти дни до полуночи не бывает. Так нет же. Сегодня среда, а в прошлый раз был вторник, я точно помню. Мне после выходных, совсем не хотелось работать.
    На следующее утро, когда я проснулась и вышла готовить ему завтрак, по всей прихожей лежали его вещи. Как шёл, так и раздевался. Рубашка, носки, брюки. Я стала все поднимать, отнесу в стирку. Из брюк выпал телефон и кошелёк. Положила на полочку в прихожей. Вещи сложила в корзину для белья. В комнате раздался, какой-то шум. А у меня родилась мысль. Быстро в прихожую, взяла его телефон, и стала просматривать его контакты, а затем и фотки. В комнате заскрипела кровать. Подошла, послушала. Вроде сопит. Тихо. (Это сейчас я понимаю, что он все подстроил. Я же когда с работы пришла, вещи не валялись, значит, раскидал ночью, телефон взяла, и он не заблокирован. Но, это я сейчас понимаю, а тогда!) Номера в основном под женскими именами, да и фото, как их называют сейчас - селфи, все с девушками. Как он мог? Этот тупик заканчивается морем адреналина. Как он мог. Бабник. Весь телефон, одна большая книга номеров и имён разных женщин. А я его ещё оправдывала. Какая я дура. Зачем я взяла этот долбанный телефон. Одни девушки. Да он сам выпал из его кармана. А он, вон сопит себе в кровати. Да что я к нему прицепилась. Ухожу. Где мои вещи. Положила телефон на тумбочку. Прошла в комнату. Гад. Он даже не пытался все это скрыть. Эти эсэмэски. Одна наглее другой. А какие предложения ему, прямо в открытую. Ничего и никого, не стесняясь. Даже меня. Пусть он говорит всем, что я сестра. Пусть даже целует меня в щечку, как и раньше. Но как он ведётся на их наглые предложения. Я все себе на придумывала. То, что он пьяный. То, что они его, пьяного пытаются совратить. Все это мои фантазии. Он сам - бабник. Надо бросать это все.
    Моя сумка стоит в углу. Вещи охапкой, не складывая. Ни минуты я здесь не останусь. Новое, кружевное?! Это подарок, в сумку. Ни секунды не останусь. Все. Постель заправлена. Прощай мой беби! Хлопнула дверью и бодрой походкой пошла вниз по улице.

    РАЗВЯЗКА или ЗАВЯЗКА
    Раннее утро. Иду привычным, бодрым шагом. Прямо как в детстве. Уходила в сад и сидела в малиннике , потому что казалось что мама меня не любит. Сидела, отходила и возвращалась. Но это тогда. Сейчас - никогда. Сейчас - ни за что. Как он мог. Меня в дом привёл, а сам по бабам бегает. Подлец. А сыро, что-то. Зря я так, без колготок выскочила. Не напяливать же их посреди улицы. Может на остановке? Нет, там уже люди. Ничего. Пусть знает. У меня тоже гордость есть. Он ещё поплачет. Вот придёт к Арутюну за обедами, а ему там откажут. На него ведь не готовили. А я ничего на кухне не скажу. Пусть голодный походит. Пусть о моих супах и борщах помечтает. Что-то я замерзла совсем. Автобус увез всех. Я одна осталась. Понизу дует ветер. Волосинки на ногах встали дыбом. Попа примерзает к холодным и твердым доскам скамейки. Хотела уехать, а оказалось, что телефон и кошелёк дома оставила. Хорошо хоть ключи не выложила. Вот посижу ещё немного. А может, это я от него многого хочу? Ведь он не клялся мне в любви. Ничего не обещал и не предлагал. Мы ведь просто друзья. Даже, если быть точнее, не друзья. Я просто снимаю у него квартиру. Он хозяин в доме. Что хочет, то и делает. Какой-то мужик меня в наглую рассматривает. Точно насильник. Или маньяк. Что делать? Идти домой? Или не идти? Ещё минут пять посижу и пойду. Но медленно. Поднялась, небольшими шажками пошла вверх по улице. Сумка больно бьёт по ногам и царапается. Оглянулась. Как почувствовала. Мужик что был на остановке, в десяти шагах от меня. Как рванула. Пять секунд, я у ворот. Никак не попаду ключом в замочную скважину. А он уже дышит мне в затылок. Сейчас схватит. Я это чувствую. Попала. Открыла. Впрыгнула во двор и захлопнула калитку. Бегом в дом. Вдруг он через забор. Захлопнула дверь и закрылась на ключ.
    -Виталик! Виталя. Там маньяк. Он за мной гонится. Ответом стала тишина. А ведь и правда. Сегодня же рабочий день. Он ушёл. Я одна. Стала смотреть в окна. Никого. Кругом тишина. А все равно страшно. Заглянула к нему в комнату. Никого. Кругом бардак. Постель не застелена. Компьютер выключен. В наушниках, что лежат на подушке играет музыка. А это? Фу. Презерватив в пачке, и девичьи трусики. Ха. Так спешила от него, что голая ускакала. На улицу. В холод. Хотя у него все подруги в джинсах ходят. Правильно. Зачем ему такая кобылица как я. Метр семьдесят и шестьдесят пять кило. Он любит миниатюрных. Я такой размер трусиков в классе третьем или пятом носила. Художопые. Вот и лифчик лежит, новенький. С этикеткой. Ну что за дура. Купила вещь, оторви бирку, так нет, она так, сразу одевает. Что он в них находит. Хотя... Этот вот, третьего размера. Сама маленькая, а грудь о-го-го. Не то, что у меня - первый. Вот на что мужики клюют. Вывеска. Смазливое личико и большая грудь. А я чем могу похвастаться? Ни рожи, ни... А, ладно. Проехали. Что он тут в тумбочке держит. Какое-то импортное вино. Выпить глоточек? Мы в селе с мамой, в честь праздника по рюмочке выпивали. Было хорошо. Да и в клубе, самогон пробовали с девчонками. Правда потом в голове шумит, а утром ни чего не помнила. Так кстати и случился мой первый раз. Это после выпускного было. Но не моего, я только восьмой окончила. Мы гуляли с выпускниками. Пели песни, выпили понемногу. Но меня, почему-то так прихватило. Проснулась утром, на сеновале. До обеда пряталась от матери. На речке застирывала юбку от крови и сушила ее на кустах. Когда пришла домой, мать ни слова не сказала, но по ее глазам я поняла. Она знает все. Как я благодарна была, что не стала ругать или расспрашивать. Кто да что, да как? Я и сама-то ничего не помнила. Да и потом с подружками, обсуждали эту тему, но никто ничего не помнил. А из парней никто не сознался. Так все и осталось, неизвестным. А я решила, было так и было. Когда-то это должно было случиться. Теперь зато никто пугать не будет, что это больно, неприятно и так далее. Ничего не помню. Теперь просто есть это и все. Налила я себе рюмочку. Выпила. Какая гадость. Хуже самогона. Коньяк, наверное. Потому что клопами пахнет. Пошевелила мышкой. Загорелся экран. На экране большая жо... Фу. Как он это смотрит. Какой ужас. Это все мужики смотрят? Кровать у него удобная, но смотреть эту муть. Где пульт, надо переключить. Нет, что-то мне не хорошо. Пойду и приму душ. Зашла. Разделась. Его рубашка. Потом пахнет. Одела. Его трусы. Как он их носит? Не натирают? Там ведь хозяйство. Мне так ничего, плотно лежат. Только мешочек впереди. Хи хи. У меня, тут пусто. Нет, не хочу мыться. Пойду полежу. Плохо мне, что-то. Говорят клин, клином вышибают. Выпью ещё глоточек. Может, полегчает? Не помогло...
    Какие-то звуки из прихожей. Сделала над собой усилие, поднялась с его кровати. Взяла в руки бутылку и вышла.
    Ой, ой, ой! Обиделся он! Ну, выпила я его коньяк. Ну, отдела его трусы и рубашку. Ну, выперлась из его комнаты, когда он пришёл с подругой. Ну, кричала!
    -Кто в доме хозяин, падла?!
    Чего обижаться то? У меня просто было плохое настроение. Я не ходила на работу. А задолбали они, принеси, убери, приготовь. А чего он платит мало? Ты все-таки хозяин, а не дерьмо. Должен меня ценить и уважать. На мне весь твой бар держится. Не смотри так, на мне и твой дом тоже. Вот. И я сделала большой глоток из бутылки.
    Утро добрым не бывает. Особенно когда просыпаешся в чужой постели, с мужчиной рядом. Страшно представить, что же предшествовало этому пробуждению. Лежу, смотрю то на него, то в потолок. Пытаюсь вспомнить. Тщетно. Он тоже на меня, как то странно смотрит. На лице вымученная улыбка. Вроде как извиняется за что-то. Медленно ощупываю себя. В тишине. Не голая, это уже хорошо. Откидываю одеяло. Встаю. На тумбочке, рядом, аккуратно сложены все мои вещи. Хвать в охапку и в душ. Проходя, даже не смотрю в его сторону. Понимаю, что он тоже не знает как себя вести со мной, в сложившейся ситуации.
    Включила холодную воду и с головою под душ. Замерзаю, но не выхожу. В голове появляются мысли. Нет, голова не болит. В ней просто пусто. Начинают проявляться только отдельные кадры, как из кино. Помню, как выталкивала его подругу на улицу. Помню, как потом срывала с себя его рубашку и лифчик и кричала ему в лицо что я не хуже его проституток. Потом вспомнила, что я не ходила на работу и что, вчера вообще ушла из дома. Вот только что ночью было - не помню. Почему я в его кровати? Почему в пижаме? Да будь что будет. Если и было что - это не первый раз. Следов не будет. Заговорит на эту тему, по ходу придумаю что сказать. Сама я об этом говорить не буду.
    Утро прошло как обычно. Запретной темы никто не касался. На работе только спросили:
    -Выздоровела. Надо было ещё денек отлежаться.
    -Да вроде все нормально.
    -Ну, работай.
    Что он им, тут наговорил? Но меня не ругали и ладно. Короче, жизнь наша пошла чередом. Ничего не изменилось. Только в душе у меня блуждают сомнения. Как я оказалась в его постели? Почему в пижаме? И было ли что-нибудь между нами?
    На первый вопрос самый простой ответ, скорей всего сама в кровать завалилась. Я ведь до этого что-то смотрела по компьютеру. Не надо себя обманывать. Смотрела, спьяну, порнуху. Вот от этого и всплывают в голове, разные развратные картинки. Ну не могла я такое вытворять. Да я просто обрыгалась бы. Это точно решено. Ничего не было. Вот и ответ на второй вопрос. Не было. А вот как я в пижаме оказалась? Неужели этот гад, меня раздевал и одевал. Я ведь точно помню, что оставалась в его в трусах. Это значит, он ходил в мою комнату. Достал из сумки пижаму, а значит, рылся в вещах. Факт что он видел меня голой. И я ему не понравилась. По-этому он смущался и так виновато лыбился, когда я проснулась в то утро. А раз ни слова про все это не сказал, значит точно я не в его вкусе. Как я могла? Дойти до такого. Да ни когда бы не подумала, что со мной такое случиться. Это он меня довел. Маньяк. Напоил, что бы потом рассматривать голой. Наверняка и в телефон сфоткал. Я видела у него там фотки с девками голыми. Главное сам-то одетый, а они нагишом. Я ж говорю маньяк.
    Прошла неделя. Ни кто этой темы не касался. Мои мысли поулеглись. Что было, то было и прошло. Позвонила мама:
    -Танюша. Твоя Света замуж за Андрея выходит. В эту субботу роспись. Мы ей говорили, что в мае не женятся, но она, ни в какую. Наверно ей срок поджимает. Чего бы они так спешили. Так я чего не звоню. Ты говорила что у того парня, что ты комнату снимаешь, есть машина. Вот Света и просит, чтобы ты с ним приехала. Погуляешь, повозите свадьбу и я на тебя посмотрю. Соскучилась. У нас, ты же знаешь, что за машины? Жигули да москвичи, а у твоего Мерседес. Красивый наверное.
    -Ма, да какой он мой. Я его спрошу, конечно, но не знаю, согласится ли? Сама я, конечно же приезду. Света моя лучшая подруга, да и Андрея я знаю.
    -Да я слышу, какой он тебе чужой. То было хозяином или мужик, а теперь Виталик.
    -Мам, ну я раньше не знала, как его зовут, вот и говорила так. Все до субботы. Пока.
    -Ну ладно. Пока.
    Виталик ехать согласился, и мы рано утром, в субботу, направились в деревню. Все описывать не буду. Только скажу, я не пила. Ни грамма. Мне хватило предыдущих воспоминаний. Виталя за рулём, он тоже не пил. Он гад, как назло, то за одной юбкой увивается, то за другой. Такое меня зло взяло за горло. Аж плакать хотелось. Мама ещё так косо на все это смотрит. Хоть бы подсказала что? Привыкла к своим отговоркам, типа:
    -Нечего лезть в чужую жизнь. Люди сами разберутся. Но я, то ей не чужая, я, же дочка. Могла бы и подсказать что.
    Гуляли два дня. Я ночевала дома, а он не знаю где и с кем. Я позвала, он не пошёл. Что я, уговаривать его должна. Утром, когда его увидела, в голове у него торчала солома. Оно и ясно. Молодой, красивый, богатый. Точно какая-то из наших, деревенских на него глаз положила.
    Домой поехали, когда уже вечерело. Я была злая, как... Ну не знаю кто, но очень злая. Он рулил и молчал. Я не вытерпела и взорвалась...
    -Ну чего ты молчишь все. С кем ты там ночь провёл. Подлец. Вырвался Казанова в деревню, на вольные хлеба. У скольких ты ночь провёл?
    -Да я...
    -Что я, что я? Молчи уж. Маньяк. Как так можно. Чужие ему люди, а он по девкам. Мне уже порассказали, кому ты там приглянулся.
    -Я не знаю, что тебе рассказали, ты у мамы своей спроси.
    -Да что мне мама, что мама. А ну остановки машину. Остановки. Я с маньяком не победу. Гуляка, какой. Всю ночь где-то шлялся. Все едь сам. Ни куда я с тобой не победу.
    Вышла и хлопнула дверцей. А этот гад взял, и уехал. Лопух. Бросил меня вот так в поле. Я-то думала, что он меня сейчас уговаривать начнёт:
    -Ну что ты? Садись. Я был не прав. Я извиняюсь, прошу прощения. Ни когда, ни на кого смотреть не буду кроме тебя.
    А я такая сяду на своё красивое, пассажирское место с гордо поднятой головой победителя. Но мой шикарный план летит в тартарары, как раз в тот момент, когда я хлопнула дверцей, а он нажал на газ, и скрылся за поворотом. Бесчувственная скотина... А где это я? Кругом поля и лесопосадки. Где город или хотя бы село? Как же добираться? Господи! Ну, пусть он вернётся. Я больше никогда не буду закатывать истерики. Язык мой, враг мой. Какая же я все-таки... И как нас свело вместе. Таких разных. Таких не одинаковых людей. Из разных слоёв и обществ.
    Пошла вперёд. Дошла до поворота, за которым скрылась машина. Спустилась с дороги в поле. Села и заплакала. Так мне себя, дуру, жалко стало. Так мне его не хватает. Чего я его мучаю своими скандалами и закидонами? Какая же я глупая. Мама, ну зачем ты меня так воспитала? Сзади послышались шорохи и шаги. Я встрепенулась и хотела вскочить, но на меня обрушилась целая охапка различных цветов. Среди этой полевой роскоши, и держащих букет рук, я увидела сияющее лицо Виталика.
    Здесь, среди поля, на охапке душистых, ароматных полевых цветах все это случилось. Это и был мой первый раз. Без крови и вскриков, но со слезами счастья и блаженства.
    Оказалось, я не дошла по дороге с десяток метров. Машина стояла за поворотом, а он собирал для меня цветы. И увидел меня плачущую в поле.
    Наша свадьба состоялась в июле. Отмечали два дня в деревне и ещё день в баре. Где я работала. Арутюн вывесил табличку 'Санитарный день' и все помещения были отданы нам. Приезжали и его родители. На недельку. Очень мне понравилась его мама, Марина Владимировна. Добрый и отзывчивый человек. Папа строгий и ответственный.
    К концу марта или начала апреля ждём...

    А вам спасибо. Здоровья и благополучия.
    Семейного взаимопонимания.






    0


    Ссылка на этот материал:


    • 0
    Общий балл: 0
    Проголосовало людей: 0


    Автор: xax33
    Категория: Проза
    Читали: 45 (Посмотреть кто)

    Размещено: 8 ноября 2015 | Просмотров: 68 | Комментариев: 0 |
    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2018 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.