«    Июль 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус | Партнеры--



Сейчас на сайте:
Пользователей: 1
valeri.rb

Роботов: 1
Googlebot

Гостей: 16
Всех: 18

Сегодня День рождения:

  •     KADGAR (19-го, 4 года)
  •     Mary MkLair. (19-го, 21 год)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Дискуссии О культуре общения 176 Моллинезия
    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 1864 Кигель
    Стихи молчание - не всегда золото 250 Filosofix
    Флудилка Время колокольчиков 198 Герман Бор
    Флудилка Курилка 1954 Герман Бор
    Обсуждение вопросов среди редакторов сайта Рабочие вопросы 517 Моллинезия
    Флудилка Поздравления 1635 Герман Бор
    Стихи ЖИЗНЬ... 1600 Lusia
    Организационные вопросы Заявки на повышение 775 Моллинезия
    Литература Чтение - вот лучшее учение 139 Lusia

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    Не сниму хиджаб. Глава 10-11

    ДЕСЯТАЯ ГЛАВА
    Сплетня

    В то время, когда Хадиджа сидела и плакала в своей комнате, Катя встретилась с Андреем в небольшом уютненьком кафе. Заказав по чашке кофе, молодые люди сначала позадавали вопросы друг другу о здоровье и о делах, а затем перешли к более важным вопросам.
    - Послушай, Андрюш, когда ты придешь в школу? – спросила Катя, элегантно попивая кофе из чашечки.
    - В понедельник уже буду. Мама и так говорит мне каждый день: иди учись, иди учись.
    - Почему ты все таки не ходил в школу, вряд ли ты болел.
    - Понимаешь… тут дело такое было… - молодой человек огляделся по сторонам, словно боясь, что его кто-то услышит.
    - Расскажи, что произошло?
    - В тот день… когда Ибрагимова читала доклад, я потом хотел проучить ее, а когда шел домой, меня встретил ее братец и пригрозил, что если еще раз я трону его сестру, он меня убьет.
    - Ты что же, испугался этого козла горного? – засмеялась девушка.
    - Ты не видела его и потому так говоришь. ОН такой большой, рослый парень. У него кулак с мою голову. Он как схватил меня за горло, я думал, что у меня шея переломится. Я правда испугался. У меня не хватит сил справиться с ним.
    - Хочешь, я поговорю с Ромкой? У него много друзей, они этого черного найдут и самого пристрелят.
    - Ага, а потом мы сядем в тюрьму как сообщники. Нет, этого делать нельзя.
    Катя допила кофе. Подошла официантка и спросила, не будет ли она заказывать еще что-нибудь? Девушка заказала пирожное и еще одну чашечку кофе. Когда ей принесли заказ, то Катя вернулась к разговору с Андреем. Достав из сумки мобильный телефон, девушка включила видео и сказала:
    - Смотри.
    Енисеев, увидев издевательство над Хадиджей во дворе школы, довольно улыбнулся и стал смотреть концовку. Потом вернул телефон Кате и проговорил:
    - Здорово вы этой черномазой сегодня дали, я бы ее с лестницы спустил, чтобы она сломала бы себе все кости.
    - Давай каждый день над ней издеваться, чтобы Ибрагимова сама убралась из нашей школы.
    - Боюсь, ее брат прибьет нас прежде, чем его сестра покинет школу.
    - Ладно. Давай оставим ее пока в покое. А когда все забудется, мы снова начнем ее шпинять, а?
    - Это ты правильно придумала.
    После этого Катя рассказала про урок биологии, когда Хадиджа в слезах выбежала из класса. Енисеев долго смеялся, его глаза светились от счастья, когда он услышал, как весь класс издевался над одной девушкой, которая отличалась от всех остальных.
    Через тридцать минут за девушкой подъехал жених Рома на своем черном кабриолете. Катя гордо села на переднее сиденье. Проходящие мимо девушки от зависти аж покраснели, когда черноволосая красавица садилась в шикарную машину к красивому молодому человеку.
    Вечером пришла Насиба Алиевна. Хадиджа приветливо встретила маму, стараясь не показывать несчастного вида. Девушка усадила женщину за стол и подала ужин. Насиба Алиевна посмотрела на дочь и спросила:
    - Доченька, с тобой все в порядке?
    - Да, мама, все очень хорошо, Альхамдулиллях! Завтра я иду гулять с ухтишками, с которыми я познакомилась по дороге в мечеть.
    - С какими ухтишками? Кто они?
    - Это три девушки, примерно моего возраста. Одна из них русская девушка, принявшая Ислам. Если не веришь, могу дать тебе их номера.
    - В это я верю. А вот в то, что творится у тебя в школе нет, - женщина пристально посмотрела на девушку и сказала, - сегодня возле дома я разговаривала с нашим соседом, который работает в милиции. ОН мне рассказал, что тебя бил на улице одноклассник и раскидывал твои вещи. Разве не так?
    Хадиджа покраснела. Сейчас она выставила себя перед матерью врушкой, но с другой стороны, ей не хотелось, чтобы родители вмешивались в это дело.
    - Мама, послушай, я сама со всем разберусь.
    - Да-да, разберешься, когда тебя изобьют до смерти эти шакалы. Доченька, я не хочу, чтобы с тобой что-либо случилось. Мне больно было слышать сегодня от посторонних людей то, что творится в вашей школе. Начиная с понедельника ты будешь приходить в школу с отцом, а забирать тебя буду я.
    - Мама, я уже взрослая, мне шестнадцать лет. Надо мной будут все смеяться.
    - А разве над тобой не смеются сейчас?
    Услышав это, Хадиджа заплакала. Она уронила голову на стол, закрыв ее руками. Насиба Алиевна погладила дочь по голове и сказала:
    - Хадиджа, я хочу только как лучше. Я боюсь за тебя. Пойми, мы живем в Москве, здесь не исламское общество. Мы, как правоверные, должны держаться вместе.
    Девушка ничего не ответила. Она все также продолжала сидеть и плакать на взрыв. Зазвонил телефон. Хадиджа прошла в комнату и взяла трубку. Из трубки раздался голос Гульнары:
    - Ассаляму-алейкум, Хадиджа. Как твои дела?
    - Ва алейкум ассалям, ухти. Альхамдулиллях, все хорошо.
    - Завтра встречаемся возле кинотеатра в 15:00. Хорошо?
    -Конечно.
    Когда Хадиджа положила трубку, в комнату вошла Насиба Алиевна. Женщина уселась на диван и спросила:
    - Где завтра будешь?
    - Мы с сестрами встречаемся у кинотеатра, что здесь недалеко. В 15:00.
    - Ладно. Только я пойду с тобой. Провожу тебя. А когда ты захочешь идти домой, позвони мне. Договорились?
    - Конечно, мам.
    На следующий день рано утром Хадиджа почувствовала нестерпимую боль в коленке. Если вчера боль поутихла к вечеру, то утром следующего дня снова дала о себе знать. Пройдя в ванную комнату, девушка осмотрела ушибленное место и пришла в ужас: коленка превратилась в сплошной красно-синий синяк, до которого было больно коснуться. Хадиджа смазала ушибленное место йодом и забинтовала. После намаза она позавтракала и села учить на завтра уроки. После этого она созвонилась со своими новыми подругами и стала одеваться. Насиба Алиевна в это время хлопотала у плиты, при виде дочери в куртке и платке, бросила все свои дела и стала сама одеваться на улицу. Хадиджа при виде матери сказала:
    - Мама, не надо, я сама дойду.
    - Нет, даже и не думай. Хватит с тебя и того, что произошло вчера.
    Девушка решила не спорить. В глубине души она была даже рада тому, что не придется идти одной по улицам города и ловить недружелюбный взгляд прохожих. Когда они подошли к кинотеатру, то Хадиджа увидела, что одна из ухтишек – русская девушка Ирина-Аиша уже на месте. Насиба Алиевна развернулась и ушла обратно домой, а девушки поприветствовали друг друга салямом, стали дожидаться еще ухтишек. Через пять минут подошли Эльвира и Гульнара, попросив подождать еще двух человек. Через некоторое время пришли другие ухтишки: Амина и Сумайя, обе русские, принявшие Ислам. Когда все были в сборе, то решили сходить прогуляться, а потом посидеть в кафе. И вот шестеро девушек, одетые в платки и длинные юбки, пошли по улицам Москвы, оставляя за собой удивленные взгляды прохожих.
    Когда Хадиджа с подругами стоя рядом с кафе, в которое намеревались зайти, неподалеку от них стояла машина Романа, где сидела Катя Манученская. Заметив мусульманок, девушки пригляделась и увидела знакомое лицо в темно-розовом платке и белой куртке. Она достала айфон и сделала фотографию мусульманок. Рома, заметив это, спросил:
    - Зачем ты сфотографировала мусульманок?
    Катя, увеличив фотографию, указал на Хадиджу и сказала:
    - Эта чурка учится со мной в одном классе. Ты не представляешь, как она надоела со своими платками и мешками. Просто жуть. Неужели нельзя одеться нормально: мини-юбочки, топики, красивая прическа, обувь на каблуке? Зачем еще в молодости ходить как старая бабулька?
    - Ну, у них религия не позволяет оголяться. И это хорошо для тебя – меньше конкуренции.
    - Да, ты прав. Но просто я не люблю мусульман.
    - И что же они сделали тебе такого?
    - Когда мы отдыхали в Египте, еще несколько лет назад, к нам там домогались арабы…
    -Так нужно было культурно себя вести, а не как ты ведешь себя на дискотеках.
    Катя сразу замолчала. Она понимала, что сейчас Роман припомнит ей ее бесстыдное поведение в ночных клубах, на курортах. Замолчав, они лишь спрятала айфон в сумку и закурила. Роман, посидев еще какое-то время, молча завел машину и поехал домой к Кате. Распрощавшись со своим молодым человеком, девушка поднялась на пятый этаж и позвонила в дверь. Наталья Сергеевна в это время сидела в гостиной, наложив увлажняющую маску на лицо, и смотрела телевизор. Когда женщина открыла дочери дверь, та прошла в прихожую, разулась, кинула куртку на креативный столик и прошла в гостиную.
    Наталья Сергеевна внимательно посмотрела на дочь и спросила:
    - Катенька, с тобой все хорошо?
    - Все просто отлично, мама! – раздраженно проговорила та и насуплено уставилась в телевизор.
    Женщина села рядом с девушкой и, обняв ее, сказала:
    - Ты, наверное, поссорилась с Ромой.
    - Ни с кем я не ссорилась. Просто хочу побыть одна.
    -Что же случилось? А?
    - Рома почему-то молча довез меня до дома и даже не зайдя в гости, уехал.
    Всю дорогу молчал как рыба, хотя я ничего ему не говорила.
    - Иди поешь, а потом успокоишься.
    - Мама, я не хочу есть.
    Катя отвернулась от Натальи Сергеевны и принялась вертеть в руках кисть от подушки. Женщина пошла на кухню, приготовила капуччино и поставила на стол в столовой. Затем пришла к дочери в гостиную и силой заставила ее подняться и выпить хоть чашечку кофе. Сделав два глотка, Катя вдруг ожила и сказала:
    - Мама, ты знаешь, Рома был сердит не на меня, а на то, что я сказала плохо о мусульманах.
    - И что же ты сказала такого, что его разозлило? Спросила Наталья Сергеевна, перелистывая глянцевый журнал.
    - Я сказала, что мусульманки все страшные и закутанные, а мусульмане приставучие и глупые.
    - Рома, наверное, сам тайно принял Ислам, вот и защищает их, - проговорила женщина и засмеялась.
    - он не такой глупый, как ты думаешь. Он лишь сказал, что моя нелюбовь к ним не в них, а во мне, и что приставали к нам эти грязные египтяне только из-за того, что мы неправильно себя вели.
    - Получается, что приехав к ним в отель за большие деньги, которые мы сами заплатили, мы должны были молчать, когда к нам домогались аниматоры, массажисты и официанты, превышая свои должностные обязанности?! Как бы ни так! Мы – туристы и приехали отдыхать на море, а вот закутываться в паранджу и ходить с опущенными глазами нам не надо. Пусть их глупые женщины так ходят, раз им нравиться быть некрасивыми, неухоженными и безмолвными. И пока они сидели и следили за своими детьми, их мужья в это время развлекались с шикарными девушками из Европы и России, потому что на этих египтянок без страха не взглянешь.
    - Мама, а помнишь, когда мы лежали на пляже в красивых купальниках, один из этих мужей на нас смотрел голодными глазами и постоянно улыбался, а его некрасивая жена с пятью детьми, закутанная в какие-то темные тряпки, с такой завистью смотрела на нас, я думала, она сейчас лопнет, - сказав это, Катя громко засмеялась.
    -А потом этот египтянин, проводив жену и детей в номер, всю ночь на дискотеке за нами ухаживал и даже подарил нам дорогие подарки. На нам у него деньги нашлись, а своей жене он говорил, что у него денег нет. Вот так-то! Красивые внешние данные и сексуальная открытая одежда творит чудеса! Любой мужчина готов боготворить тебя и поджарить все, что ты хочешь, чего бы ему это ни стоило. Так что, Катенька, знай: чтобы быть успешной и популярной у мужчин, нужно хорошо выглядеть, быть всегда стильной, модной, раскрепощенной и сексуальной, тогда миллионы, нет, миллиарды будут у твоих ног.
    Пока Наталья Сергеевна учила дочь философии по завоеванию мужчин и тому, как сделать так, чтобы мужчины тратили на нее много денег и дарили дорогие подарки, Хадиджа в это время вместе с подругами сидели в кафе и болтали о том о сем. Всем было весело. После горячего кофе и морского салата, каждая из них рассказала о себе более подробно.
    Гульнара рассказала о том, что еще до ее рождения родители переехали из Уфы в Москву. Отец ее устроился на работу и постепенно открыл собственный магазин, который вскоре закрыли. Мать Гульнары решила помочь мужу и тоже нашла себе работу репетитором математики. Вскоре в семье дела стали подниматься в гору. Отец Гульнары открыл свою туристическую фирму и начал приносить домой хорошие деньги. Потом после рождения Гульнары родители купили квартиру, сделали там ремонт и начали жить без каких-либо проблем.
    Ирина-Аиша, еще учась в восьмом классе, заинтересовалась Исламом. Она в тайне от своих родных купила Коран и прочитала его от корки до корки. Затем после школы пошла в мечеть и приняла Ислам. На следующий день девушка повязала платок и только хотела было уходить, как ее мать заметила перемены в одежде дочери и принялась громко отчитывать ее. Отец Аишы отыскал Коран и строго спросил:
    - Это что такое? Ты что, решила террористкой стать?
    - Папа, мусульмане – не террористы, пора уже понять это. Неужели вы считаете, что люди иной веры хуже, чем вы?
    - Ты приняла Ислам или только собираешься? – поинтересовалась мать.
    - Альхамдулиллях, я уже мусульманка, - спокойно ответила девушка.
    - О Боже! – воскликнула женщина и перекрестилась. – Нашу девочку завербовали злые шахиды. Они тебе прикажут взорвать саму себя в метро и остальных людей. Что же мы с папой делать-то будем?
    Женщина принялась причитать, отец Ирины-Аишы стоял в растерянности. Тут он взял дочь под руку, сорвал с нее платок, швырнул Коран в сторону и сказал:
    - Чтобы больше такого не было! Я не хочу видеть ни платки, ни Коран, ни другую атрибутику исламистов-шахидов.
    Ирина, услышав это, громко рассмеялась глупости и безрассудству своих родителей, которые знают об Исламе лишь по телевизору, но делают вид, будто бы они знатоки этой религии. Мать девушки схватилась за голову и воскликнула:
    - Нашу доченьку нужно спасать, пока она окончательно не потеряла рассудок. Эти звери-муслимы ее завербовали и хотят использовать в своих целях.
    - Мама, может быть, хватит нести ерунду! У тебя ПГМ?
    - Что такое ПГМ? Ты даже по-русски уже не говоришь, вот до чего довели тебя исламисты.
    - Во-первых, не исламисты, а мусульмане, что означает «покорные Единому Богу»; во-вторых, меня никто не вербовал, у меня нет среди знакомых ни одного мусульманина; в-третьих, хватит верить различным дешевым СМИ, которые специально разжигают межнациональные розни; в-четвертых, ПГМ – православие головного мозга, когда человек не видит и не слышит иного мнения, кроме своего. В данном случае, вы считаете только свою религию верной и мирной, и в то же время позволяете себе оскорблять и унижать тех людей, которые исповедуют другую религию. Где же ваше смирение и доброта, дорогие христиане, которыми вы всегда прикрываетесь?! Ведь на самом деле вы де ненавидите остальных людей, да и сами друг другу готовы глотки перегрызть: католики протестантов, те и другие православных, а православные всех остальных. Если ваша религия учит добру, так покажите это на деле, а не на словах. А то, говорите одно, а кровь пролили столько, что даже папуасы-язычники людоеды по сравнению с христианами просто безгрешные младенцы.
    После всего сказанного, Аиша взяла платок, надела на голову и ушла, оставив родителей с открытыми ртами. Впоследствии родители стали спокойнее относиться к тому, что их дочь стала мусульманкой, и даже позволили ей читать Коран, а вот намаз и хаджаб до сих пор не разрешают, и потому девушке приходится скрывать от родных то, что она делает намаз ( когда никого нет) и одевает платок в лифте.
    Эльвира полукровка. Ее родители приехали из Махачкалы в Москву, так как мать девушки русская и у нее есть здесь много связей. Эльвира соблюдающая мусульманка, такая же как и ее родители (мать сразу после свадьбы приняла Ислам). Она помолвлена со своим троюродным братом из Дербента. Через шесть месяцев у них должен состояться никях там, в Дагестане. Эльвира уже сейчас вся в волнениях, и хотя времени еще немало, но девушке кажется, что свадьба начнется уже завтра.
    Амине семнадцать лет. Она тоже как и Аиша русская, принявшая Ислам. Дело в том, что ей больше повезло тем, что ее мать после развода с отцом познакомилась за курорте с турком, за которого и вышла замуж. Живут они здесь в Москве вот уже четыре года, детей у них пока нет и отчим Амины постоянно балует свою падчерицу подарками, относится к ней как к родной дочери. От него Амина узнала про Ислам, про роль женщины в исламе и о том, как Пророк Мухаммад (Мир ему) получил откровение от Бога. Влюбившись в эту религию, девушка приняла Ислам в Стамбуле и взяла себе имя Амина в честь матери самого замечательного человека на свете – Пророка Мухаммада (Мир ему). При этом девушка еще ни одной ухтишке не сказала своего имени до принятия Ислама, отвечая на все расспросы, что это было в прошлом ( ее русское имя Марина).
    Сумайя тоже русская, принявшая Ислам. Девушка, учась в университете, познакомилась там с арабскими студентками, с которыми нашла общий язык. Ей было интересно узнать про их культуру, язык, религию. Часто девушка расспрашивала о том, почему мусульманки ходят в закрытой одежде и почему им нельзя находиться наедине с посторонними мужчинами и здороваться с ними за руку. На все эти расспросы был дан конкретный ответ без ухода в сторону, как принято у христиан. Этим и привлекло Сумайю в Ислам. После произнесения шахады девушка взяла себе исламское имя и вскоре нашла по интернету молодого человека из Сирии, за которого собирается выйти замуж после окончания университета.
    Хадиджа слушала каждую из этих историй и думала: «О Аллах! Насколько велико Твое могущество! Ты приближаешь к Себе самых достойных из людей».
    Вечером, вернувшись домой, Хадиджа просто сияла от счастья. Насиба Алиевна была тоже рада, что, наконец-то, дочь нашла свой круг общения.

    ОДИННАДЦАТАЯ ГЛАВА
    «Клаудия Шиффер»

    Понедельник. Утро. У входа в школу стоят старшеклассники с сигаретами, младшие классы с криком и гамом влетают в школу и кидаются в раздевалку, где дерутся, смеются, играют, кидают портфели и сумки с обувью.
    Хадиджа молча прошла в класс истории и села за свою парту. Катя в это время красила губы и перекидывалась фразами с Енисеевым. Тут зашел с большим рюкзаком Руслан, который уселся на первую парту рядом с Васей и, достав ноутбук, протянул его другу.
    - Возьми, я установил новую программу. Теперь ты можешь скачивать фильмы столько, сколько нужно с быстрой скоростью, - сказал Щипков.
    - Спасибо большое. Сколько я тебе должен? – спросил Стручков и потянулся за кошельком в карман.
    - Да ты что?! Тебе бесплатно, ты же мой друг.
    Вася изумился, но решил все таки потом как-нибудь отблагодарить за помощь.
    После урока истории все пошли в класс химии. За пять минут до звонка Руслан зашел в класс, держа в руках пакет чипсов. Увидев это, Манученская Катя воскликнула:
    - Эй, Щипков, это твой калым для Ибрагимовой?
    Все вокруг засмеялись. Руслан открыл рот от удивления, Хадиджа вся залилась краской.
    - Когда у вас свадьба? – продолжила Катя. – Вы будете праздновать одни или нас всех позовете?
    - Ты что говоришь? – нервно воскликнул Руслан.
    - Ой, да ладно тебе, Русик! У тебя денег не хватит купить золото, но и для Ибрагимовой и пакет чипсов сойдет.
    Хадиджа перевела взгляд на девушку, но ничего не сказала. Ей было в это время очень больно и обидно, да еще с Русланом опозорили на весь класс.
    - Руслан, так когда у вас свадьба? – не унималась Манученская.
    - Отстань, а? – ответил Щипков.
    - Хватит скрывать вашу любовь. А Стручков, наверное, будет на вашей свадьбе свидетелем.
    Вот этого как раз ей и не стоило говорить. Хоть отец девушка и был очень богат, но родители Василия занимали высокую должность в Думе и потому с молодым человеком шутить не стоило бы. Услышав свою фамилию, Вася встал, подошел к Кате и, наклонившись над ней, произнес:
    - Слушай, закрой свой рот, ясно? Если ты еще хоть раз позовешь меня по фамилии, то мой отец прикроет бизнес твоего папочки, и ты не только Праду купить не сможешь, для тебя будет роскошью и на барахолке одеться. Тебе все ясно? С этого дня сиди тихо и не высовывайся, а то закончится твоя жизнь праздная. И это касается не только тебя, то и твоих дружков.
    Высказав все, что он думал о ней, Стручков Василий уселся на место и еще раз грозно посмотрел на Катю, которая сидела боясь пошевельнуться. И когда ее вызвали отвечать к доске, девушка вместо развязного поведения вела себя тихо и скромно да так, что учительница была в недоумении.
    И так пошли дни, за днями недели. Никто больше не приставал с глупыми расспросами к Руслану и Хадидже. Енисеев Андрей старался даже глаз не поднимать на Хадиджу, боясь снова столкнуться лицом к лицу с ее братом Мансуром.
    Наступила зима. Несмотря на холодную погоду, снега почти не было. Лишь рано утром изморозь покрывала увядшую траву в палисадниках да дороги. Люди ходили чаще простуженными, многие учащиеся пропускали занятия по болезни. Но в середине декабря выпал снег. Дети радостно выбегали на улицу, ловили падающие с неба снежинки, лепили снеговиков, падали с радостными криками в сугробы и весело съезжали с горки.
    В такой радостный день во всех классах наступила пор контрольных работ перед новогодними каникулами. Каждый день по какому-нибудь предмету ученики писали диктанты, решали задачи, тесты и лабораторные работы.
    Когда «злая» неделя закончилась, наступила пора выставлять оценки за четверть. Валентина Николаевна, зайдя в класс с кипой тетрадей, встала возле учительского стола и внимательно посмотрела на класс. Все в волнении ожидали своих оценок за контрольную работу. Валентина Николаевна сказала:
    - Сегодня я скажу вам оценки за контрольную работу, а на следующем уроке выставлю за четверть. Что могу сказать: написали работу в принципе неплохо, но у всех есть одна похожая ошибка, которую мы сегодня разберем вместе. Итак…
    Класс побледнел. Каждый ожидал плохую оценку, хотя в душе надеялся на пятерку.
    - итак, - учитель взяла первую тетрадь, - Зубастикова Оксана – четыре.
    Девушка облегченно вздохнула и порозовела, хотя до этого была бледная как мел.
    - Стручков Василий – четыре; Романова Оля – три; Щипков Руслан – пять; Вамунин Сергей – три; Зубров Николай – три; Кунаева Анна – четыре; Ефремов Александр – два.
    Все разом засмеялись над незадачливым спортсменом, которого кроме физкультуры ничего больше не интересовало.
    - Урусова Светлана – четыре; Астрова Ксения – четыре; Саркисян Михаил – три; Самонова Алена – три; Бодурасов Денис – четыре; Косоперова Мария – три; Потокаева Дарья – пять; Ибрагимова Хадиджа – четыре. Хадиджа, - обратилась Валентина Николаевна к девушке, - что же ты так подвела себя? Думала, пять выставлю в четверти, а тут контрольная работа на бал ниже.
    - Почему четыре? – воскликнул Руслан.
    Весь класс произнес «Ууууууууу» и засмеялся. Учительница в недоумении уставилась на молодого человека и ответила:
    - А что мне нужно было поставить?
    - На пять с минусом хотя бы вытянули.
    - Я, конечно, понимаю, что ты, Руслан, заступаешься за девушку как настоящий мужчина, но у Хадиджы была одна грубая ошибка в уравнении. Если бы ничего серьезного не было, я бы поставила пять с минусом.
    Класс начал дружно подшучивать и тихо смеяться. И даже те, кто был огорчен оценкой, и те оживились. Валентина Николаевна, сделав классу замечание, продолжила:
    - Василевский Роман – четыре; Чернова Юлия – четыре; Енисеев Андрей – три с минусом; Киселев Павел – три с минусом; Яблокова Виктория – три; Анаева Кристина – четыре; Денисов Юрий – три и Манученская Катя – два.
    Тут учительница вздохнула, отложила тетради в сторону и, внимательно посмотрев на Катю, которая как ни в чем не бывало спокойно сидела, жуя жвачку, и играла в своем айфоне. Женщину так разозлила эта безмятежность девушки, что не выдержав, Валентина Николаевна вскрикнула:
    - Манученская, встань!
    Девушка медленно поднялась, на ходу расправляя короткое платье от Gucci, поверх которого был накинут модный кардиган и, окинув учительницу высокомерным взглядом, встала, положив одну руку на бедро.
    - Манученская, ты почему себя так ведешь? – разозлилась Валентина Николаевна на дерзкое поведение избалованной дочери миллионера.
    - А что случилось? – язвительно спросила та, все еще жуя жвачку, показывая тем самым полное неуважение к преподавателю.
    - Катя, ты ведь понимаешь, в каком ты сейчас положении. Я просто могу не аттестовать тебя в четверти. Учителя по химии, физике и биологии тоже не пойдут на встречу, потому что тебе даже три поставить не возможно.
    - И что? – Катя словно издевалась над учительницей, Енисеев же, сидевший рядом, подбадривал свою подругу смешками.
    - Как что? – воскликнула Валентина Николаевна. – Если у тебя будут четыре двойки в четверти, тебя просто выгонят из школы! И куда ты пойдешь? В вечернюю? Тебя ни в одну обычную школу не примут.
    - Не примут в обычной школе, пойду учиться в элитную, подальше от быдла.
    - Ты понимаешь, что говоришь?! Кроме вечерней, никакая другая школа тебе не светит с четырьмя-то двойками, милая моя! И вообще, мне интересно просто узнать, куда ты собираешься поступать после школы, кем ты хочешь стать?
    - После школы я пойду в модельное агентство и потом стану моделью. С моей внешностью я буду блистать в обществе, а не прозябать пять лет в университете с жалкими бонатами и задротами. И у меня в отличии от вас всех есть возможность стать не только здесь моделью, но и уехать во Францию или Италию.
    - Все с тобой ясно, Манученская. Можешь садиться.
    Катя с победным видом села за парту. Андрей обнял ее, поцеловал и тихо проговорил: «Молодец!» А Киселев Паша бросил свернутую бумажку на парту девушки. Та развернула ее и прочитала: «Ты супер! Здорово сделала эту математичку».
    После урока Валентина Николаевна, чуть не плача, вбежала в учительскую и, присев на стул, сказала:
    - Все! Мое терпение лопнуло!
    - Что случилось? – спросила Зинаида Васильевна, учительница начальных классов.
    - Я больше не потерплю издевательства со стороны Манученской. Я ей сделала выговор, сказала, что не аттестую, а ей абсолютно все равно.
    Валентина Николаевна рассказала диалог с Катей. Сидевшая неподалёку завуч школы, Альбина Моисеевна, ответила:
    - Напишите докладную на имя директора, Валентина Николаевна. Пусть придут родители девочки. Директор побеседует с ними.
    - Бесполезно, Альбина Моисеевна. Там такие родители, кого хочешь подкупят.
    - А мы напишем коллективную записку на имя директора. Пусть разбирается лучше со школьными делами, а не сидит целыми днями в Интернете.
    В учительскую вошла Людмила Александровна, чтобы взять журнал восьмого класса. Увидев Валентину Николаевну, грустно смотрящую в окно, женщина подсела к ней и спросила:
    - Что случилось?
    - Эта Манученская… Не знаю, что с ней делать. Одни двойки. А ведет себя так, будто мы ей чем-то обязаны.
    - Я, кстати, тоже не хочу аттестовывать Катю в этой четверти. Надоело учить баранов, которые относятся к учебе как к чему-то совсем нестоящему.
    - Да напишите вы все докладную директору, поставьте все подписи и пусть эта Манучеснкая катится куда подальше, - сказала завуч.
    - Хорошая идея. Сегодня и доложим директору, - ответила Людмила Александровна. Валентина Николаевна с радостью согласилась.
    Через два часа все учителя, преподающие у 10 «В» класса написали докладную по поводу Манученской Катя на имя директора и поставили подписи. Сам директор, тучный мужчина за пятьдесят, которого звали Михаил Сергеевич, принял докладную и приказал секретарши позвонить родителям девушки.
    В это время ничего не подозревавшая Катя, накинув на плечи норковый полушубок, набрала телефон Ромы. И когда тот взял трубку, сказала:
    - Привет, зайка, это я… Да, скоро закончу и выйду… Нет, не хочу никуда сегодня ехать… Да эта идиотка математичка поставила мне два за контрольную и сказала, что и в четверти будет два, представляешь?.. У меня вообще настроения нет. Эта училка все испортила… Ладно, не хочу вдаваться в подробности, потом все расскажу.
    Когда девушка положила телефон обратно в сумку, группа ребятишек из второго класса, пробегая с криками, наткнулись на Катю, чуть не сбив ее с ног.
    - Эй, вы, дураки, смотрите куда несетесь! – закричала девушка, прикрывая рукой стрелку на колготках.
    - Сама дура! – ответили ей малыши и побежали дальше с криками по коридору.
    Катя села на лавочку и еще раз внимательно посмотрела на черные колготки. Да, они были порваны. «Что за день сегодня! – сказала сама себе девушка, из последних сил сдерживая слезы.
    Когда Роман привез ее домой, девушка поднялась на лифте на свой этаж и открыла ключом дверь. На пороге стояла Наталья Сергеевна. Судя по выражению лица матери, девушка поняла, что что-то случилось. Женщина пригласила дочь в столовую на обед и стала ждать, пока та поест. Когда обед завершился, Наталья Сергеевна, внимательно посмотрев на дочь, спросила:
    - Катя, что происходит в школе?
    Девушка побледнела и от страха сглотнула слюну. И, посмотрев на свою маму широкими глазами, проговорила:
    - Ничего…
    - Как ничего? Недавно мне звонил директор школы и вызвал нас с отцом к нему. Я узнала, что у тебя в четверти выходят четыре двойки. Это правда?
    Катя закрыла лицо руками и всхлипнула. Впервые за четыре месяца она плакала. Наталья Сергеевна подсела к ней и положила руку ей на голову.
    - Не плачь. Я попытаюсь все исправить. Завтра я сама пойду в школу.
    Катя подняла голову и вытерла слезы тыльной стороной ладони. Затем спросила:
    - Ты папе ничего не скажешь?
    - Нет, не скажу. Но ты все равно должна подготовиться к пересдаче. Так что иди сейчас в комнату и учи уроки.
    - Мама, я что, ботан?
    - Нет, но хотя немного нужно подучить. Я же ведь хочу, чтобы моя самая красивая девочка в мире училась лучше всех.
    - Лучше всех пусть учатся прыщавые уродины с кривыми ногами. А я со своей внешностью стану моделью и добьюсь большего, чем все эти жалкие неудачники!
    - Ладно, модель, иди учись, - проговорила Наталья Сергеевна и посмотрела на дочь, любуясь ее красотой.
    Катя крепко обняла мать и, поцеловав ее в щеку от чистого сердца, тихо сказала: «Спасибо, мамочка!», после чего ушла к себе.
    Естественно, никакие уроки девушка учить не стала. Она лишь включила ноутбук и зашла на сайт вконтакт, где стала переписываться с Енисеевым, Киселеевым, Зубровым и Яблоковой. Затем она нашла страничку своей подруги, с которой постоянно ходит в ночные клубы. Подругу звали Асева Валерия. Она была такая же стройная, длинноногая брюнетка с длинными волосами. Но все равно проигрывала в красоте Кате, так как год назад увеличила губы и с тех пор выглядит неестественно.
    - Привет, котеночек, как твои дела? – написала Катя.
    - Приветик, зая. Все отлично! Сегодня я с Костиком ходила в новое кафе, там так классно! Все так гламурненько!
    - А я сегодня не пойду в ночной клуб. Ромка в курсе. Эта математичка поставила мне два по контрольной и сказала, что не аттестует меня в четверти. Вот…
    - Ой, солнышко, ты держись, я уверена, все у тебя будет хорошо. А когда закончишь учебу, я приглашу тебя в то кафе, там собираются только сливки общества. Бедному быдлу там не место.
    - Спасибочки, моя родная. Пока.
    - Чмоки-чмоки.
    - Чмоки.
    Закончив переписку, Катя надела наушники и включила музыку. Она открыла журнал и увидела красивое платье для новогодних вечеринок стоимостью все лишь 80000 рублей. «Супер! Обязательно куплю его!» - подумала девушка.
    На следующее утро Наталья Сергеевна пришла в школу. Секретарь доложила директору, что пришла мать Манучеснкой Екатерины. Михаил Сергеевич недовольно оторвался от своего компьютера, по которому смотрел различные новости в Интернете и, сделав важное выражение лица, уставился на дверь. И тут с дуновением ветерка от открывающейся двери вошла кошачьей походкой высокая длинноногая блондинка в коротком обтягивающем красном платье, поверх которого был накинут норковый полушубок. Женщина прошла к столу, сделав вид, что не замечает восторженного взгляда директора, и элегантно уселась на стул, положив ногу на ногу. Скинув до локтей полушубок, красавица встряхнула головой и ее белокурые волосы рассыпались по плечам.
    Михаил Сергеевич весь поддался вперед. Он сначала посмотрел на лицо прекрасной дамы, затем его взгляд упал на зону декольте, а потом на длинные стройные ноги, обутые в лакированные полусапожки на высоченной шпильке. На секунду мужчина почувствовал желание, но смог удержаться. «Она вылитая Клаудия Шиффер!» - пронеслось у него в голове. Да, Наталья Сергеевна не была похожа на других матерей школьников: либо толстых неухоженных домохозяек, либо «мамочек» одетых все время в джинсы, кроссовки и ветровки, либо замученных работой офисных планктонов. Эта женщина, в прошлом модель, и сейчас была словно яркая звезда среди остальных. Она умела соблазнить любого мужчину даже одним своим внешним видом. Ее безупречные фигура и лицо не оставляли равнодушным никого: мужчины боготворили ее, женщины завидовали. И сейчас, когда Наталья Сергеевна подалась чуть вперед, она кончиком языка облизала верхнюю губу, красную от помады, что привело в восторг директора, который забыл, зачем вызвал эту женщину.
    - Меня зовут Наталья Сергеевна, я мать Манученской Катя.
    - Да… да. Очень приятно… я тоже рад… - запинаясь, произнес Михаил Сергеевич, а затем встрепенулся. «Что я такого говорю? – пронеслось у него в голове.
    - Вы вызвали меня из-за оценок моей дочери.
    - Не волнуйтесь вы так.
    - Как же так? – сделала удивленное лицо красавица и слегка провела указательным пальчиком по губам. – Неужели вы не собираетесь выгонять Катю из школы?
    - Да никто ее не выгонит. Я скажу, чтобы ей дали шанс исправить оценки. Все будет хорошо.
    Наталья Сергеевна заметила, как капли пота выступили на лбу у директора. Женщина накинула полушубок на плечи и сказала:
    - Спасибо вам. Теперь я могу идти? – и не дожидаясь ответа, встала со стула.
    - Конечно, вы свободны! Я так рад познакомиться с вами, - Михаил Сергеевич сам подбежал к двери, чтобы открыть ее перед дамой.
    Когда они остановились у прохода, то директор еще раз оглядел женщину с ног до головы. Он был намного ниже ее ростом и поэтому Наталья Сергеевна выглядела рядом с ним просто королевой.
    - Тогда до свидания, - женщина взмахнула волосами и пошла, словно бабочка на крылышках.
    Директор все еще стоял и смотрел ей вслед, любуясь ее фигурой. «Не часто встретишь такую красоту, - подумал он, - ради нее я бы в ад полез». Он даже не расслышал, как секретарша окликнула его.
    Когда Михаил Сергеевич, наконец-то, пришел в себя, то услышал голос Татьяны, секретаря:
    - Михаил Сергеевич, ну что?
    - Позови ко мне Людмилу Александровну, Валентину Николаевну, Анастасию Петровну и Ирину Ивановну после уроков.
    - Хорошо.
    Директор посмотрел на Татьяну и его настроение сразу испортилось. После прекрасной «Клаудии Шиффер», толстушка с пористым лицом была ему неприятна. «Сейчас еще и эти четыре жабы придут, тьфу!» - подумалось ему.
    Пока Наталья Сергеевна шла по коридорам школы, прозвенел звонок и все учащиеся высыпали из классов. Парни от тринадцати до семнадцати лет пристально глядели вслед высокой стройной блондинки, идущей по школе словно модель на подиуме. Молодые люди присвистывали вслед Натальи Сергеевны, в глубине души желая иметь такую же красивую жену. Женщина, делая вид, что не замечает восторженных взглядов учеников, которые годились ей в сыновья, гордо шла по коридорам. Затем спустилась на первый этаж и пошла к выходу. Охранник, сидевший рядом с входной дверью, широко расставил глаза и тихо сказал: «Ё моё, Клаудия Шиффер!»
    Выйдя на улицу, женщина прошла к своему красному кабриолету и села за руль. Перед тем как тронуться в путь, она достала дамскую сигарету и закурила. Проходящие мимо мужчины и парни свистели в ее честь. «Такую красивую женщину впервые вижу!» - доносились голоса прохожих. Когда сигареты была докурена, Наталья Сергеевна накрасила губы ярко-красной помадой и завела машину. По дороге она позвонила Кате и сказала:
    - Я поговорила с директором. Никто тебя не отчислит.
    - Спасибо, мамочка! – раздался радостный голос дочери.
    Пока Наталья Сергеевна ехала домой, сидящие за другими машинами мужчины бибикали ей вслед и махали руками, очарованные ее красотой.


    0


    Ссылка на этот материал:


    • 0
    Общий балл: 0
    Проголосовало людей: 0


    Автор: Альбинуля
    Категория: Проза
    Читали: 41 (Посмотреть кто)

    Размещено: 12 ноября 2015 | Просмотров: 54 | Комментариев: 0 |
    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2018 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.