«    Июль 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус | Партнеры--



Сейчас на сайте:
Пользователей: 0
Отсутствуют.

Роботов: 1
Googlebot

Гостей: 12
Всех: 13

Сегодня День рождения:

  •     klykin_pavel (20-го, 30 лет)
  •     Kukh (20-го, 32 года)
  •     Mr. S (20-го, 19 лет)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Дискуссии О культуре общения 176 Моллинезия
    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 1864 Кигель
    Стихи молчание - не всегда золото 250 Filosofix
    Флудилка Время колокольчиков 198 Герман Бор
    Флудилка Курилка 1954 Герман Бор
    Обсуждение вопросов среди редакторов сайта Рабочие вопросы 517 Моллинезия
    Флудилка Поздравления 1635 Герман Бор
    Стихи ЖИЗНЬ... 1600 Lusia
    Организационные вопросы Заявки на повышение 775 Моллинезия
    Литература Чтение - вот лучшее учение 139 Lusia

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    Двенадцать рассказов... 6. Я буду рядом




                                                            Свет ясен. Как ясен и беловатый рассвет раннего декабря. 
                                                                                                М.А.Булгаков. «Звездная сыпь»                                     


                             

                                  Декабрьская ночь опустилась быстро на старый город и укрыла собой родильный дом. Мы медленно сошли на две улицы вниз, разгребая ногами сугробы блестящего под луной нетронутого снега, и позвонили у дверей приемного покоя.

     Я заканчивал  интернатуру  по анестезиологии как раз в этом роддоме. Готовясь достойно обезболить роды у жены, я перечитал все монографии по теме, но роддом был ровесником царя Гороха, и этой роскоши там не знали. Все же, я раскопал на складе  допотопную поломанную  триленницу и покрытый слоем вековой пыли НАПП – Наркозный Аппарат Прерывистого Потока. Притащил в предродовую палату баллон с закисью азота. Испробовал на себе – голова кружилась, и от сладкого газа подташнивало. 
                                  Лера в последние дни истерила.
                                  -Ты будешь рядом со мной?  Я так боюсь, мне будет больно, я не выдержу, ты мне дашь обезбаливающее? – и так по нескольку раз в день со слезами  и заламыванием рук.
                                 - Только, - обезбОливающее… Ну, конечно буду, любимая, все будет нормально, ты выдержишь, все выдерживают. Я дам тебе подышать веселящего газа и боль уменьшится. Я все время буду рядом, Леруся. 
                                  Я прислонял губы к бледному круглому животу с голубыми прожилками вен.
                                 - Привет, малыш. Я твой папа. Смотри, смотри,- ножкой толкается. Я его за ножку  ухватил! Здорово! 
                                 Снова слёзы, объятия, обещания, клятвы.
                                 А снег все сыпал. Ветер поднимад  маленькие торнадо у закрытых дверей старого кинотеатра. Желтые сугробы горбились под желтым фонарём.  Я сидел  в подвале роддома у Васильича в слесарке  и смотрел в малюсенькое окошко на снег. Я уже выкурил полпачки вонючей «Примы» и выслушал успокоительные  речи доброго слесаря. Мне страшно невыносимо ожидание чего-то. Плохие мысли, как черви лезли в голову: «Скоро истекут сутки, как Лера в родах. Я знаю акушерскую поговорку: «Солнце не должно дважды вставать над роженицей». Не дай Бог еще кесарево предстоит.» 
                               В предродовой палате кроме Леры еще три, стонущих на все лады, роженицы. Днем, когда начались серьезные болезненные схватки, буфетчица принесла в палату тарелку борща и поставила на тумбочку. Я начал давать закись азота через маску. Аппарат был устроен так, что подавал закись и кислород в соотношении один к одному только тогда, когда роженица делала вдох. Это предохраняло от передозировки газа и нарушения дыхания. Лера немного  успокоилась на зависть соседкам. Потом внезапно начала хихикать и, взмахнув рукой, опрокинула  на пол железную тарелку с борщом. Подушка и постель заалели буряком. «Вот хулиган-наркотизатор, толком роды не обезболил, устроил цирк в предродовой… Ладно, держи себя в руках, не вздумай показать жене своей растерянности.» На шум прибежала акушерка.
                                 - Это что еще такое!? - акушерка показывала на пыхтящий аппарат и баллон с закисью, прикрученный цепью у стены. - Вы кто?
                                 - Я – врач-интерн, анестезиолог. Это моя жена. Я провожу обезболивание первого периода родов закисью азота. Эта методика разрешена. 
                                Я злился на себя, помогая Лере прибрать залитую борщом наволочку.
                                - У нас она не разрешена! – акушерка переходила на визг. Вот я сейчас позову дежурного акушера.
                                - Зовите, зовите. У меня свой начальник, завреанимацией, - с ним согласовано…   Вот черт! 
                               - Юрочка, не надо, не ссорься с ними. Я потерплю. А-а-а-а-а-а-а-а…
                               Уже восемь вечера. На улице властвует новая снежная ночь. Роды идут медленно, как у большинства первородящих. Схватки такие, что я вижу, как Лера чтобы не кричать цепляется зубами в железную спинку кровати. Врач не пришла, она на тяжелых родах. Я снова сижу в подвале у Васильича. Тот не пошел домой и угощает меня крепким чаем. Каждая секунда отщелкивалась в мозгу нарастающим страхом и маятником старинных ходиков на задымленной стене. «Тик – так, так – так,..  Вот – так. - Поскорей-бы…» Когда я в сотый раз поднимаюсь в предродовую к Лере на третий этаж, меня на лестнице хватает за руки запыхавшаяся акушерка.
                                 - Юрий Георгиевич, скорее, там на втором роды тяжелые, ребенок загибается, нужно Крестеллера срочно делать!
                                 - Маша,у меня жена рожает на третьем, вот-вот в родзал  возьмут. Я должен…
                                 - Ну, Юрий Георгич, сегодня Кукуенко  дежурит, а в ней в самой  всего пятьдесят  килограмм, мы с ней не потянем, там бабища на стодвадцать будет. Дуться не хочет, зараза, а у плода уже сердцебиения единичные. Если что, у Валерии роды Екатерина Кондратьевна примет, она очень опытная, тридцать лет в роддоме. Ну пожалуйста!..
                                Через минуту мы в родзале. 
                                 Здесь переполох. Огромная роженица на кресле, она вся мокрая и почти невменяемая. Периодически орет как белуга и подкатывает глаза. Вокруг кресла бегает маленькая врач акушер и пытается трубкой выслушать сердцебиение плода. Его нет. Она тоже мокрая от пота.
                                 - Слава Богу, - пришли… Пуповина, наверное, короткая. Кесарить поздно, сердца не слышу, баба не помогает, педиатра-неонатолога везут, давай Крестеллера срочно!
                                 Мы  становимся по обе стороны кресла, накладываем роженице на верх живота простыню, а сами повисаем на ее концах, давя на живот, иммитируя потуги. Баба орет. Акушерка орет на бабу.Тянем так, что темнеет в глазах. Когда я почти перетягиваю Кукуенко и Машу на свою сторону, наконец рождается ребенок. Синий. Не дышит. Без рефлексов. Сердце - единичные сокращения. Холодом вонзаются заточенные малодушием мысли: «Все плохо… Максимум будет 1 - 2 балла по шкале Апгар. Могли травмировать шею. Крестеллер - жизнь спасает, но прием грубый. Прийдется интубировать, а я ведь новорожденных ни разу…»
                                  - Да дыши-же! 
                                 А и ничего пока. Раздышали маской. Кислород дали. Массаж сердца, лекарства в пуповину ввели, - задышал через минуту, порозовел, машет ручками, сучит  ножками, стонет. Шапочки и белье у всех мокрые, хоть выжимай.
                                 - Давайте неонатолога. Зафиксируйте шею, обезбольте. Кислород постоянно. В кувез его. Я побежал на третий.
                                 - Спасибо, Юрий Георгич! - и потом к «очнувшейся» родильнице: - Ах, ты, корова, не говори потом, что  это ты его родила. Если б не анестезиолог, то капец твоему ребенку. Почему не дулась как надо, зараза. Теперь еще неизвестно, какой он будет….
                                Крики акушерки стихают за моей спиной, когда я взлетаю по широкой винтовой лестнице на третий этаж. Здесь в родзале тишина, прерываемая сопением и кряхтением Леры. Она лежит на кресле и тужится. Внизу в межножьи у Леры сидит сухонькая  Екатерина Кондратьевна и, кажется, спит.
                                - Как дела, Лерочка? 
                                Акушерка, маленькая пожилая женщина, просыпается  и улыбается  виновато. Такая, - настоящая деревенская повитуха в белом чепчике.
                                - Где ты был? Ты же обещал быть рядом!...Уф-уф-уф-уф! А-а-а… О - о – о!.. - в глазах стоят слёзы обиды.
                                - Да не мог я раньше, прости. Там на втором роды тяжелые. – и уже к акушерке:
                                - Как у нас дела?
                                - Все идет своим чередом, касатик, - через три-четыре потуги  будем рожать тебе сына.
                                - Откуда вы зна…
                                - М-м-м-м-м-м… Уф-уф-уф-уф…
                                Такую Леру я вижу впервые. Я даже не подозревал, что это хрупкое тельце способно на такие подвиги. Она сосредоточена. Шея согнута и напряжена так, что кажется каменной. Лицо то багровеет, то мертвенно бледнеет, губы синие, сцеплены, из них вырывается сипение. Потом звериный оскал и хрип. Вены на лбу вздулись. Руки вцепились в поручни до дрожи, пальцы побелели. Потуги. Тяжелая работа.
                               Вначале ковыряет иглой чувство жалости к жене и вины, за что-то тайное, невысказанное. Хочется как-то помочь. Потом некстати лезет  в голову всякая дребедень. Вспоминается дурацкая студенческая шутка: «Если хочешь расстаться с девушкой и не можешь, - представь ее лицо, когда у нее запор…» - Ах, да, как же  я забыл, надо оглаживать около пупка, это отвлекает и усиливает потуги. И я пытаюсь произвести манипуляцию, за что получаю от Леры по рукам.
                                 - Иди вон!  
                                 Повитуха хихикает в углу, прикрывшись корявой ладонью. У нее вид мудрой колдуньи, которая знает, что все проходит, - пройдет и это… И явится на свет чудо из чудес. От ее улыбки мне становится спокойно и тихо, и я улыбаюсь в ответ. Поскорей-бы…
                                 Дальше – смутно. 
                                 Из снежной немой пелены вырывается тонкий детский крик. Почти писк. Выплывают перед усталым взором как стоп-кадр картинки из родзала. 
                                 Вот кукольная детская ручка со сморщенной как у старушки кожицей ухватила шланг электроотсоса, и акушерка осторожно разжимает крохотные пальчики и освобождает шланг.   
                                «Почему же они так похожи эти две ручки, одна старческая, увядающая, и другая, только родившаяся, еще не расправившаяся, еще не наполнившаяся силой?» 
                                 Вот мне дают в руку загнутые ножницы, чтобы я перерезал пуповину, и я никак не могу попасть из-за дрожи, - мою руку направляет Екатерина Кондратьевна… 
                                 Вот я целую милое лицо и поправляю сбившуюся в потугах прическу. 
                                 - Поздравляю…
                                 - Спасибо тебе. Фу,… Накурился как. Где ты был?..
                                 Я смотрю на розовый комочек плоти, барахтающийся на белых железных весах, и понимаю, что стал сейчас свидетелем великой тайны. 
                                 «Господи! Это же МОЙ СЫН!
                                 Я всегда буду рядом…»


    0


    Ссылка на этот материал:


    • 0
    Общий балл: 0
    Проголосовало людей: 0


    Автор: skif1
    Категория: Проза
    Читали: 48 (Посмотреть кто)

    Размещено: 10 декабря 2015 | Просмотров: 86 | Комментариев: 0 |
    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2018 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.