«    Июль 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус | Партнеры--



Сейчас на сайте:
Пользователей: 3
KURRE mik58
Елена

Роботов: 1
Googlebot

Гостей: 17
Всех: 21

Сегодня День рождения:

  •     Eroshkun (16-го, 20 лет)
  •     gellety (16-го, 31 год)
  •     Gr0m1990 (16-го, 28 лет)
  •     Lileslava (16-го, 20 лет)
  •     Дмитрий Гаев (16-го, 25 лет)
  •     темненькая (16-го, 25 лет)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Дискуссии О культуре общения 101 Герман Бор
    Стихи молчание - не всегда золото 250 Filosofix
    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 1862 Кигель
    Флудилка Время колокольчиков 198 Герман Бор
    Флудилка Курилка 1954 Герман Бор
    Обсуждение вопросов среди редакторов сайта Рабочие вопросы 517 Моллинезия
    Флудилка Поздравления 1635 Герман Бор
    Стихи ЖИЗНЬ... 1600 Lusia
    Организационные вопросы Заявки на повышение 775 Моллинезия
    Литература Чтение - вот лучшее учение 139 Lusia

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    Неужели это все?

     



    Нас десять человек. Или девять? Из-за всхлипываний женщины в синей куртке я плохо расслышала слова захватчика. Пытаюсь сосчитать сама, но каждый раз сбиваюсь. Один раз мне удалось дойти до пяти, но потом все смешалось, и я бросила это занятие.

     

    Нас загнали в пустующее подсобное помещение на цокольном этаже: высокие стены, покрытые облупившейся голубой краской, маленькие зарешеченные окна под самым потолком. Кто-то громко захлопнул двери – стало холодней и, как будто, темнее. Неуютно и жутко, как в ловушке.

     

    С нами осталось двое захватчиков. Один, крепкий парень славянского типа, то и дело целится в нашу сторону из автоматической винтовки. Оглядываю его украдкой и тут же отворачиваюсь, чтобы не обращать на себя внимания. Из его внешности я запомнила только пронзительно голубые, беспокойные глаза. Лицо другого скрывает капюшон камуфляжной куртки. Несмотря на современную обстановку, он напоминает мне средневекового инквизитора. Его движения несуетливы и выверенные, словно у человека с военной подготовкой. Он кажется старше, выше, главнее своего сотоварища. Почти с восхищением наблюдаю за его широкой спиной, пока тот обходит помещение. Захватчик останавливается в дальнем углу и хрипло ругается. Что-то пошло не по плану? Они рассчитывали захватить больше заложников?

     

    Опускаю глаза и бесцельно рассматриваю свои наручные часы. Моя жизнь – сплошной хронометраж. Миллион мелких задач, которые следует исполнять в строгом порядке. Ни минуты передышки. Я не привыкла к сбоям. С досадой наблюдаю, как ритмично и безостановочно вышагивает секундная стрелка. Подумать только, к этому времени я должна была вернуться домой! Такое чувство, будто меня силой уволокли с танцплощадки. Я до сих пор слышу заразительный ритм музыки, хочу продолжать свой танец, но что-то сковывает мои движения. Музыка стихает, и меня засасывает в воронку. Время выходит из-под моего контроля. Мне становится дурно. Я не знаю, что мне делать.

     

    Моя жизнь изменилась за считанные минуты. Фильм оказался сплошным разочарованием. Я и Наташка как раз выходили из зала, когда раздались выстрелы. Кто-то заблокировал запасной выход. Толкотня в фойе кинотеатра… В ушах до сих пор звучат перепуганные крики людей, мечущихся из стороны в сторону. А потом на нашем пути появились вооруженные мужчины в камуфляже. Холодные и отстраненные, они казались нездешними на фоне всеобщей паники… Мы не успели выбраться. Просто не успели. Кому-то должен был достаться этот жребий.

     

    С первыми выстрелами мы соскользнули на несколько ступеней эволюции и возвратились к стадному существованию. Соплеменники, братья и сестры, мы теснимся в углу, забыв о таких понятиях как личное пространство, стыд и человеческое достоинство. У нас больше нет имен, нет профессий, нет прошлого. Наше будущее под вопросом. Наши тела соприкасаются, но мы далеки друг от друга. Каждый из нас забился в нору в своей голове, уединился со своими беспокойными мыслями.

     

    Прохлада чужой ладони… Наташка до сих пор держит меня за руку. Ее ноги полусогнуты в коленях, как будто подкашиваются, или, может, она пытается казаться ниже на своих двенадцатисантиметровых каблуках.

     

    Сверху доносятся новые выстрелы. Неужели опять кого-то застрелили? Нет, это какой-то идиотский розыгрыш, научный эксперимент, учебная тревога, которую проводят без нашего ведома – все не по-настоящему. Нас нарочно вводят в заблуждение! Ну зачем кому-нибудь врываться в кинотеатр и расстреливать всех без разбору? Мне жутко хочется заговорить с этими парнями, признаться, что я раскусила их игру: «Вы хорошо поработали, пора снимать маски».

     

    – Приступаем к плану В! – раздается команда инквизитора.

     

    Он подходит к голубоглазому. Тот несмело кивает в ответ. Еще мгновение – и в нашу сторону целятся два автомата.

     

    – Выстроиться вдоль стены!

     

    Женщина в синем начинает громко всхлипывать.

     

    – Молчать! – кричит инквизитор.

     

    Она вмиг затихает под его темным взглядом из-под капюшона и пятится к стенке, сдерживая непроизвольные звуки вырывающиеся из горла.

     

    Несмело оглядываюсь: меня окружают потухшие, растерянные лица. Наше маленькое племя повинуется. Это выглядит дико. Они вооруженные, но нас больше! Почему мы не бунтуем?

     

    Всей спиной прижимаюсь к сырой стене. Я оказалась третьей от угла. Наташка – второй. Чувствую себя коровой на бойне. Захватчики стоят всего в нескольких шагах. Они кричат на нас, но я не могу разобрать их слов из-за бешеного гула крови в ушах. Я чувствую на себе невыносимую тяжесть их прицелов. Она жжет меня, сковывает мою грудную клетку, мне трудно дышать. Только сейчас до меня доходит, что я громко стучу зубами. Пытаюсь успокоиться, но мои челюсти меня не слушаются.

     

    Неужели это все?

     

    «Ты обязательно что-то придумаешь… Только без глупостей…» – твержу я про себя, но мои мысли беспорядочно кружат в тесном замкнутом пространстве, словно спугнутые рыбки в аквариуме. Я опустила голову и бесцельно рассматриваю свои трясущиеся руки. Нужно заговорить с ними, попробовать переубедить. Разве они не понимают, что это безумие? В голове вертится одна дурацкая мысль. Они что, расстреляют нас, а потом пойдут есть? Им не будет противно после всей этой крови, содержимого кишок, мозгов на стенах? Разве это не убедительный аргумент, чтобы сложить оружие? Я открываю рот, готовясь спросить об этом… Здравый смысл просыпается как раз вовремя: «Остановись, дура! Хочешь, чтобы тебя пристрелили в первую очередь?» До них не достучаться. Бесполезно. Я и раньше слышала об идейных фанатиках, просто не верила, что они существуют на самом деле. «Сила в правде, брат». Наверняка у них есть своя правда. Они сильны и непоколебимы лишь потому, что верны своим убеждениям. Уверены в своем превосходстве и ни за что от него не откажутся. Настоящие мужчины никогда не сомневаются. Сомневаются только слабаки.

     

    Мне казалось, что прошла целая вечность. Я стою и не решаюсь поднять голову, как будто этот дерзкий жест может послужить сигналом для выстрела. Чувствую на себе тяжелый взгляд инквизитора, но не смею посмотреть в его сторону. Я почти уверенна, под капюшоном камуфляжной куртки скрываются нечеловеческие глаза – за нами наблюдает непроницаемый взгляд холоднокровного хищника.

     

    Прозвучал щелчок, кто-то снял винтовку с предохранителя.

     

    В комнате воцарилась невыносимая тишина. Какая-то женщина глухо вскрикнула и тут же замолкла, испугавшись собственного крика. Люди у стенки замерли. Так замирает струна перед тем, как порваться. Я отчетливо слышу рядом с собой чужое прерывистое дыхание: кто-то мысленно готовит себя к смерти. Но я не готова! И не хочу готовиться!

     

    Почему мы молчим?!

     

    Я опускаю голову еще ниже. Не хочу видеть, в кого они целятся. Теперь я понимаю, зачем приговоренным к смерти надевают на глаза повязку… Может, они собираются убить лишь нескольких? Тогда у меня есть шанс… один из десяти?.. нет, один из пяти? не так уж и плохо… или один из двух? у меня есть шанс… есть шанс…

     

    Раздается выстрел. Намного тише, чем я ожидала. Приседаю и замираю, пытаясь понять, не попала ли в меня пуля. В помещении все та же тишина. Ни криков, ни всхлипов. Ни новых выстрелов. Я не чувствую боли. Мое тело дрожит, но я цела. Осторожно приподнимаю голову. Меня окружают те же люди. Все целы! Я чувствую их облегчение. Распрямляюсь во весь рост. Мне хочется обниматься, болтать, веселиться! Меня переполняют чувства. Последний раз я радовалась так еще в детстве! Нужно поздравить Наташку!

     

    Я оборачиваюсь к своей подруге, но не вижу в ее застывших, пустых глазах ответной радости. С каким-то недоумением я смахиваю несколько комочков красной кашицы с ее пушистых белокурых волос. Наташка бледнеет и начинает медленно падать в обморок, но я поддерживаю ее под локоть, пока она не приходит в себя.

     

    Только сейчас до меня доходит ужас произошедшего. Пуля угодила в мужчину, который стоял в самом углу, рядом с Наташкой. Содержимое его черепной коробки расцвело на стене красно-розовым пятном, как будто так и было задумано затейливым дизайнером интерьера. Его тело тихо и медленно сползает на пол. Пол-лица отсутствует, но вторая половина продолжает жить в странном мимическом анабиозе. Мне показалось, будто он удивленно моргнул своим каре-зеленом глазом.

     

    Кто-то приглушенно вскрикивает, захватчики ругаются и призывают к порядку… Беспокойный шум людей доносится до меня, словно через стенку. Я забыла обо всем и зачарованно наблюдаю за угасанием человеческой жизни. Мужчина в углу кажется мне самым настоящим, самым живым в этом стылом техническом помещении. Совсем молодой, ему, наверное, не больше тридцати лет. А ведь я могла знать его, быть его близким другом… Пытаюсь представить лицо этого парня полностью, неповрежденным: счастливое или угрюмое, ни о чем не подозревающее… Подумать только, я могла знать его…

     

    Словно удар под дых, меня пронзает прозрение: я знаю его!

     

    — Паучок! — кричу я.

     

    Его смешная кличка звучит смешно и несуразно среди этой больной атмосферы.

     

    Я оставляю Наташку и бросаюсь к парню, как будто верю, что его еще можно спасти. Падаю возле него на колени, ищу признаки жизни на его разрушенном лице, осторожно дергаю за руку: «очнись, посмотри на меня!» Он теплый, теплее, чем мои холодные руки. Нас отделяет тонкая грань в несколько вдохов, в пару кругов секундной стрелки на циферблате, и я хочу пробиться сквозь нее, обратить время вспять.

     

    В первый раз за мое пребывание в подвальном помещении я открыто оглядываюсь по сторонам. Я ищу поддержки, молю о помощи. Ближе всех стоит Наташка: бледная, словно снег, между нарисованными бровями залегла глубокая бороздка. Она смотрит на меня тревожным, непонимающим взглядом, отрицательно качает головой, как будто хочет сказать мне: «Это не он! Ты совсем рехнулась!» Она переживает за меня, но не сделает ни шагу в мою сторону, потому что боится обратить на себя внимание, боится умереть. Ее сухие, бескровные губы шевелятся без единого звука. «Это не он!» – неслышными, еле заметными знаками уговаривает меня подруга. Но это неправда. Среди нас нет чужих. Разве она не понимает, что мы здесь все братья и сестры?

     

    Никто не поможет?

     

    С поникшей головой поворачиваюсь к парню. Его каре-зеленый глаз застыл и помутнел. Содержимое черепа неестественно лоснится под желтоватым светом электрической лампы, словно чужеродное мерзкое существо. Меня передергивает.

     

    Слишком поздно. Почему он не дал мне знать о своем присутствии раньше?

     

    «Все можно исправить. Нет ничего невозможного. Нужно лишь приложить усилия – и ты непременно добьешься своей цели», – так гласил мой жизненный девиз. Но то, что происходит здесь, в эти мгновения не укладывается ни в какие рамки. Смерть нельзя загладить. Смерть нельзя обойти.

     

    Я начинаю плакать. Даже не плакать – ныть. Громко и бесстыдно. Так хнычут дети, чтобы вымолить у взрослых поблажку. Во мне до сих пор живет вера в то, что своим переживанием, плачем, усилием воли я смогу обратить время вспять, предотвратить этот ужасный момент, исправить непоправимое.

     

    Заложники медленно отступают от меня, как будто я представляю для них угрозу.

     

    Я слышу резкий, предупреждающий окрик и, вмиг прекратив стенания, обмираю от холодящего ужаса. Я совсем забыла о людях с оружием, которые стояли за моей спиной. Щелчок. Они будут стрелять снова. Почему я не подумала об этом раньше? Не оборачиваясь, не изменяя своего положения, закрываю глаза. Я готова ждать целую вечность.

     



    0


    Ссылка на этот материал:


    • 0
    Общий балл: 0
    Проголосовало людей: 0


    Автор: splinters
    Категория: Проза
    Читали: 93 (Посмотреть кто)

    Размещено: 17 декабря 2015 | Просмотров: 199 | Комментариев: 28 |

    Комментарий 1 написал: splinters (17 декабря 2015 10:29)
    Эпиграф - конечно, мерзость. Но меня зацепило.


    Комментарий 2 написал: Velius (17 декабря 2015 10:43)
    Ты мужчина. Ты должен быть умным и смелым. Если это не так, — ты не понимаешь истин и не способен воевать, убивать и умирать за высокие идеалы, — ты не мужчина, а д*рьмо. У тебя нет цены, ты отброс. Глупые и трусливые — это гумус Евразии, ее цвет — сообразительные и сильные. Встань во весь рост, ведь твой рост немалый. Трепещущие твари пусть будут червями под твоими ногами
    После этого отбило желание читать дальше. Пафосная промывка мозгов. Дальше, после этих слов, тебе сразу начнут перечислять какие именно идеалы и ценности ты должен защищать. Кстати на войне и глупые способны воевать, но после того, как их обозвали дерьмом, отбросом и т.д., они навоюют :) Как бы не перешли на сторону врага, где им скажут, что они хорошие и умные.


    Комментарий 3 написал: splinters (17 декабря 2015 10:49)
    Александр Писатель,
    я как раз пытаюсь опровергнуть этот пафос.

    Александр Писатель,
    зря вы так. Или, может быть, это я зря. Просто хотела напомнить о том, что такие люди существуют на самом деле.


    Комментарий 4 написал: Velius (17 декабря 2015 11:06)
    Цитата: myspecialnext
    Просто хотела напомнить о том, что такие люди существуют на самом деле.

    Глупые или смелые? Хотя между смелостью и глупостью тонкая грань.
    Я не полно выразился. По моему скромному мнению, человек должен сам выбирать для себя ценности и решать что защищать, а что нет. Если он не хочет идти воевать за чужие идеалы, не стоит его называть трусом. (это не конкретно про вас, а про строки в шапке)
    Тема на самом деле деликатная, все зависит он мировоззрения людей, и на нее можно спорить бесконечно. :)


    Комментарий 5 написал: splinters (17 декабря 2015 11:18)
    Александр Писатель,
    Цитата: Александр Писатель
    Глупые или смелые?

    Страшные. Уверенные в своей правоте и превосходстве.
    Как по мне, человек может поклоняться даже моржу, лишь бы не навязывал другим свои убеждения.


    Комментарий 6 написал: Velius (17 декабря 2015 11:26)
    Цитата: myspecialnext
    человек может поклоняться даже моржу, лишь бы не навязывал другим свои убеждения.

    Я не навязываю убеждения :) просто поделился, а оценивать их серьезность можете только вы сами :)


    Комментарий 7 написал: splinters (17 декабря 2015 11:31)
    Александр Писатель,
    Цитата: Александр Писатель
    Я не навязываю убеждения :)

    Я не о вас. К вам я отношусь доброжелательно.


    Комментарий 8 написал: Velius (17 декабря 2015 11:48)
    Хорошо. Тоже считаю, что убеждения нельзя навязывать, о них можно спорить, только без фанатизма. :) Ведь в споре рождается истина... Начнешь так с кем спорить, оп, и ты уже считаешь свои убеждения не правильными или наоборот, убедишь оппонента. :)
    Если же фанатично спорить, можешь как минимум огрести по шапке :) Максимум: навсегда испортить отношения с человеком.


    Комментарий 9 написал: splinters (17 декабря 2015 12:13)
    Решила убрать эпиграф, потому что:
    1) он громче моего текста
    2) пропагандирует шовинистские идеи
    3) может ввести читателя в заблуждение.


    Комментарий 10 написал: Velius (17 декабря 2015 12:17)
    Надеюсь не из-за того, что я тут разнуделся?


    Комментарий 11 написал: splinters (17 декабря 2015 21:04)
    Александр Писатель,
    Ну, не "разнуделся")), а поделился своей реакцией, первыми мыслями, которые пришли в голову, как-то так...
    С этим эпиграфом провокация у меня вышла. (Вот, люблю я провоцировать людей, у меня это на подсознательном уровне). Но она тут неуместна.


    Комментарий 12 написал: Gotima (18 декабря 2015 16:18)
    Отлично!
    Профессионально и глубоко.
    Мне понравилось.
    Что смутило - Его каре-зеленый глаз застыл и начал стекленеть[b][/b]. ---- по идее, стекленеют мгновенно, а не медленно.


    Комментарий 13 написал: Камо Грядеши (18 декабря 2015 19:48)
    Цитата: myspecialnext
    исполнять в строго обозначенном порядке

    звучит очень-очень по-канцелярски, я бы ограничился простым "в строгом порядке"

    Цитата: myspecialnext
    Почему мы не бунтуем?

    под дулом автомата? Думается, всё очевидно - страх смерти. Вот почему не бунтовали советские люди во время сталинских репрессий - это более сложный вопрос, но совсем из другой истории, правда. Признаться, не поверил в этот вопрос героини ни на йоту...

    Цитата: myspecialnext
    Пытаюсь уняться

    Несколько семантически неточно всё-таки.... эм... Вот применительно к стихии, скажем, это да, или, допустим, дрожь унялась. Т.е. перефразируя - применительно к тому, что не поддаётся контролю человека (хотя, если вы приведёте мне контрпример...). Успокоиться. "Пытаюсь успокоиться".

    [чуть позже дочитаю]


    Комментарий 14 написал: splinters (19 декабря 2015 10:47)

    Gotima,
    Спасибо за отзыв, а то я уже начала унывать)

    Цитата: Gotima
    Что смутило - Его каре-зеленый глаз застыл и начал стекленеть[/b]. ---- по идее, стекленеют мгновенно, а не медленно.

    Возьму на заметку.


    [b]Камо Грядеши
    ,
    Привет)

    Цитата: Камо Грядеши
    звучит очень-очень по-канцелярски, я бы ограничился простым "в строгом порядке"

    Да, так будет лучше.

    Цитата: Камо Грядеши
    Цитата: myspecialnextПочему мы не бунтуем?под дулом автомата? Думается, всё очевидно - страх смерти.

    Сумбурные мысли в сумбурной голове...
    А ведь в первом черновике не было этого пафосного вопроса. Я добавила его на этапе редактирования, когда эмоционально отстранилась от работы.


    Цитата: Камо Грядеши
    Цитата: myspecialnextПытаюсь унятьсяНесколько семантически неточно всё-таки.... эм... Вот применительно к стихии, скажем, это да, или, допустим, дрожь унялась. Т.е. перефразируя - применительно к тому, что не поддаётся контролю человека...
    Успокоиться. "Пытаюсь успокоиться".

    Ценное замечание, я бы не заметила.

    Вот наберусь мужества - и исправлю.



    Комментарий 15 написал: Velius (19 декабря 2015 11:31)
    До них не достукаться,
    черепной коробки
    первое понятно: скорее всего не достучаться. Второе ИМХО: как то профессионально звучит.
    Ещё не понял, почему героиня не могла сосчитать людей, постоянно сбивалась? Конечно момент такой, не способствующий сосредоточенности, но расматреть захватчиков она смогла.
    Вцелом: очень хорошо и правдоподобно описали ситуацию, я проникся до глубины души. :)

    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2018 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.