«    Июль 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус | Партнеры--



Сейчас на сайте:
Пользователей: 0
Отсутствуют.

Роботов: 1
Googlebot

Гостей: 22
Всех: 23

Сегодня День рождения:

  •     klykin_pavel (20-го, 30 лет)
  •     Kukh (20-го, 32 года)
  •     Mr. S (20-го, 19 лет)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Дискуссии О культуре общения 176 Моллинезия
    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 1864 Кигель
    Стихи молчание - не всегда золото 250 Filosofix
    Флудилка Время колокольчиков 198 Герман Бор
    Флудилка Курилка 1954 Герман Бор
    Обсуждение вопросов среди редакторов сайта Рабочие вопросы 517 Моллинезия
    Флудилка Поздравления 1635 Герман Бор
    Стихи ЖИЗНЬ... 1600 Lusia
    Организационные вопросы Заявки на повышение 775 Моллинезия
    Литература Чтение - вот лучшее учение 139 Lusia

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    Перевал

    Ее звали Ушба, что в переводе означало - беда. Она была странная, строптивая, не похожая на других, словно пыталась оправдать свое имя. Ее причуды порождали слухи и легенды, но образ ее с первого взгляда западал в душу. Она была прекрасна? Нет - божественно, несравненно красива. Витька ее вожделел. Что бы он ни делал, куда бы ни шел, его взгляд невольно скашивался в ее сторону. Ничего и никогда ранее не хотел он так сильно, как покорить ее! Сломить ее ледяную холодность, и овладеть ей.
    Она снилась ему каждую ночь: высокая, неприступная в неизменном белоснежном одеянии, гордая и надменная. Скольких воздыхателей она уже отвергла до него, сколько положили свои жизни, чтобы покорить ее, но так и не смогли одолеть? Витька не хотел даже знать их имена. Зачем? Он был уверен в себе и в своей победе.
    Время шло, но страсть его становилась только сильнее. Он готовился почти год - изучал ее характер, искал подходы. И наконец, собрался на штурм.
    Погода не задалась: несмотря на яркое солнце, Виктор отчетливо видел, как ветер бушует на макушке Ушбы, срывая с нее снежные карнизы, оголяя обледенелые скалы. Но отступать было уже поздно. Он еще раз проверил вещи в рюкзаке и завел будильник на четыре утра. Напарником он выбрал Серегу. Они ходили вместе не первый год и давно понимали друг друга без слов.
    Они шли, молча, дыша друг другу в затылок. Тропа, петляя между зарослей родедендронов, привела к леднику. «Ты идешь по кромке ледника, взгляд не отрывая от вершины», - пропел Серега и рассмеялся. Виктор только угрюмо хмыкнул, всматриваясь в снежную мглу, и одел кошки. Они связались и медленно двинулись в сторону перевала. Поземка заметала трещины, заставляя внимательно смотреть под ноги. Снежные надувы , как белые флаги, угрожающе свисали с ледовых сераков, словно предупреждая об опасности. Но им было невпервой преодалевать подобные лабиринты и к десяти утра они вышли на перевал.
    Пурга разыгралась не на шутку. Порывы ветра сбивали с ног и кололи лицо мелкой ледяной крупой.
    Посовещавшись, ребята подошли под маршрут, вырыли пещеру и залегли в ней пережидать непогоду, в надежде, что буря утихнет.
    Утро выдалось спокойное и солнечное. Они наспех позавтракали и начали обрабатывать маршрут.
    Витя шел первым в связке, и Серега, спрятавшись под скальный выступ, наблюдал как медленно и острожно работает его напарник. Они старались пройти как можно больше, пока позволяет погода. К утренней связи они пролезли десять веревок. Заснеженный пятиметровый карниз – самый сложный, ключевой участок маршрута  нависал над головами.
    -Спускайтесь, - спокойно скомандовали из лагеря.
    Витя чуть не взревел от ярости:
    -Да вы что! Как это спускаться?!
    -Пурга ребята, - спокойно ответил начспас, быстро вниз.
    Витек посмотрел на небо – ни облачка. Огромный, желтый солнечный диск даже через темные стекла очков слепил глаза. Витя тяжело вздохнул и направился к пещере. Уже в самом конце, когда спуститься оставалось меньше двух веревок, внезапно налетело облако, пропала видимость, и ребята двигались почти на ощупь. Вход в пещеру замело: пришлось доставать лопату и ледорубы, чтобы в нее попасть. Они сняли рюкзаки и уже собирались залезть внутрь, как вдруг Серега сказал:
    -Смотри снежный человек!
    Сначала Витек подумал, что Серега шутит, пытаясь смягчить напряженную атмосферу, но присмотревшись, увидел заснеженный силуэт.
    -Пошли, подойдем, - предложил он.
      Через несколько метров стало понятно, что это не галлюцинация, а девушка, полуодетая, босяком идущая по снегу.
    ***
    Марина сидела насупившись, забравшись с ногами на кровать. Она никак не могла убедить упрямую Наташку пойти с ней в турпоход. Наташке хотелось плескаться в море, и она даже думать не хотела ни о каких горах и перевалах.
    -У меня ничего нет, ни кроссовок, ни тренировочных, Марин, ну затея глупая, мы не собирались никуда идти. Приехали с платьями и купальниками, – какие могут быть горы?
    -Да это не горы, просто прогулка, не унималась подруга. Посмотри, кто с нами поедет – женщины и дети. Привезут на автобусе – дойдем по тропе до перевала и спустимся вниз. Ну сколько можно валяться целыми днями на солнце. Прогуляемся, развеемся.
    На самом деле у Марины была другая цель. Уж больно ей нравился Толик – инструктор, который водил группы. И она очень надеялась произвести на него впечатление.
    Наташка догадывалась об истинных причинах, внезапно воззвавших подругу в горы, но в лицо ничего не говорила. Решив про себя – вот пусть и идет если хочет.
    Но Марина не унималась и Наташа, в конце концов, сдалась.
    Переворошив весь свой гардероб, Наташа, наконец, обрела почти спортивный вид, нарядившись в джинсы, футболку и ажурно-вязанную кофточку, подаренную бабушкой и неношеную по причине старомодности и функциональной бесполезности. Только с обувью у Наташи вышла проблема – ничего кроме босоножек и шлепанцев у нее не было.
    Маринка оказалась более подготовленной: она надела новенький спортивный костюм и купленные на все накопления кроссовки с надписью «Адидас».
    Наташа поначалу очень переживала за свою обувь, но увидев, во что одеты остальные туристы в группе, успокоилась. Большинство были в майках, шортах и тряпочных туфлях. Спортивная обувь была лишь у Толика и Марины.
    Утро было солнечным, и автобус, тяжело рыча на поворотах серпантина, поднял их в небольшое селенье, откуда начинался их пеший маршрут. Марина, весело болтая с Толиком, возглавила группу. Наташа, сильно сомневаясь, стоит ли ей идти дальше или уже пора вернуться, плелась в самом конце. Шли он часа четыре, а может и больше. Дети баловались и путались под ногами. Родители часто останавливались: попить, посмотреть по сторонам или просто перевести дух.
    Погода была хорошая – ярко светило солнце, играя лучами в снежных шапках появившихся на горизонте вершин.
    Шлепанцы натирали ноги, мелкие камушки больно били по пальцам. Наташа смотрела на спину подруги и думала: «и зачем я была ей нужна? Она и без меня легко бы обошлась»
    Несмотря на медленный темп, Наташа очень устала. Люди постарше, особенно пенсионеры были мокрыми от пота и тяжело дышали.
    -Отдыхаем час, потом вниз – скомандовал Толя и, приобняв Марину, удалился за камень.
    Туристы разложили бутерброды и расселись на валунах.
    Наташа тоже достала пакет с сухим пайком, но есть не хотелось, а воду она уже выпила.
    Оставив свой завтрак на камне, она двинулась на поиски воды. Глыбы вечного льда, венчающие вершины гор, под палящими лучами солнца истекали прозрачными струями.
    Она спустилась к ручейку, напилась и развалилась на теплом камне, подставив солнцу свое разгоряченное от ходьбы тело. Наверное, она даже уснула, потому что резкий порыв холодного ветра вырвал ее из царства грез. Наташа встала и не поверила собственным глазам: шел снег. Нет, даже не шел - словно на небеса приехал самосвал и высыпает на голову снежные комья. Все вмиг побелело – цветы, камни. Склоны, еще несколько минут назад бывшие зелеными, завалило толстым слоем снега. Солнце исчезло. Над головой нависала огромная сизая туча. Даже не нависала – Наташе казалось, что она сама находится внутри этой тучи. Видимости не было никакой. Словно сказочный ураган налетел, закружил и унес в царство Снежной королевы.
    «А где все?» - ужаснулась Наташа. В душе началась паника. Чувства, словно подхваченные снежным вихрем вырвались с плачем наружу. Все так быстро изменилось, что она не понимала, откуда пришла. Ветер доносил до нее голоса то справа, то слева. А может это и вовсе были крики птиц, застигнутых врасплох ураганом. Она не понимала куда идти, где спуск, где тропа.
    «Нужно спускаться вниз» – единственная мысль билась в конвульсиях в голове, и она поковыляла вдоль ручья. Шлепанцы скользили на снегу и мешали, Наташа сняла их и пошла босяком. Она не понимала куда двигается. Ее трясло от холода, и она плохо соображала, что делает. Внезапно, ей показалось, что впереди замаячили какие-то фигуры.
    -Наташа закричала и замахала руками и перед ней из снежной мглы появились двое мужчин в пуховках, увешанные альпинистским снаряжение.
    -Ты кто? – спросили ее ребята в один голос, но девушка настолько замерзла, что не могла говорить.
    Серега вмиг снял с себя пуховку и накинул на засыпанную снегом Наташу. Но она не почувствовала тепла, пока ребята не привели ее в пещеру. Всхлипывая, она растирала обмороженные ноги, побелевшие пальцы рук и кончик носа. Ребята закутали ее в спальник, и, придя в себя, она и рассказала, что пришла на перевал с туристической группой, но уснула, и они, наверное, ушли вниз без нее. Ребята переглянулись, оделись, взяли рацию и двинулись на поиски.
    ***
    Солнечный диск приближался к зениту, припекало. Маринина голова уютно устроилась на широком плече Толика. Толик посмотрел на тучу, внезапно показавшуюся на горизонте, и тихо прошептал:
    -Пора спускаться.
    Марина издала нечленораздельные звуки, означающие ее несогласие и недовольство, но Толик уже сбросил ее голову и встал.
    -Спускаемся вниз, - громко закричал он и пошагал туда, где отдыхали остальные туристы.
    Словно подтверждая правильность его слов, подул ветер, и туча закрыла половину неба.
    -Подожди меня, - закричала Марина, вставая и пытаясь догнать Толю.
    -Быстро, быстро вниз, - командовал инструктор, поднимая полусонных туристов.
    -Все в сборе? – спросил он и, не дождавшись ответа, побежал вниз.
    Несколько человек, в том числе и Марина, побежали за ним следом, часть продолжала собираться.
    Очередной порыв ветра раскидал неубранные вещи, и туристы суетливо бегали по стоянке, пытаясь их поймать. Фонтан снега, словно из пушки ударил по перевалу, резко стемнело, пропала видимость и растерявшиеся люди метались среди сугробов, не понимая куда идти.
    Толик бежал быстро. Марина с трудом за ним успевала, остальные туристы отстали и двигались медленнее. На мокрых камнях Маринины кроссовки очень скользили.
    -Толя подожди, - кричала она, в очередной раз оступаясь и падая.
    -Не отставай, - отвечал он, не останавливаясь.
    Но выдержать заданный темп она не смогла и отстала. Марина остановилась отдышаться и посмотрела вверх, где сквозь пелену снега едва виднелось несколько силуэтов.
    -Толя подожди, они отстали, - закричала Марина, но ей уже никто не ответил: силуэт Толика исчез в белой дымке. А его следы усилено заметала пурга.
    -Толя, - кричала девушка и бежала следом за инструктором.
    Вдруг нога соскользнула, Марина упала и покатилась вниз по заснеженному склону, врезаясь в камни.  Удар еще удар, девушка перестала сопротивляться и безжизненно сползла в ручей.

    Снег перешел в дождь и, несмотря на непромокаемый согласно рекламе костюм, Толик был мокрый до нитки.
    -Открывай, закричал он, барабаня кулаком в дверь автобуса.
    -Успели, - молодцы, - сказал водитель автобуса, седовласый Вано, - запуская Толика внутрь и заводя двигатель.
    -А остальные где? - поинтересовался Вано, увидев, что Толик прибежал один.
    -Бегут, - бросил Толик, доставая с сиденья свой рюкзак и переодеваясь.
    Вано сощурил свои дальнозоркие глаза, и всмотрелся вглубь, посеревшего от дождя ущелья.
    Но как он не напрягался, ничего разглядеть не мог.
    -Пойду, посмотрю, сказал он, доставая из-под сидения перкалевый плащ.
    Ливень практически полностью скрывал тропу из вида. Но Вано отлично знал эти места. Сюда он ходил еще ребенком с дедом пасти овец и помнил эти тропы так хорошо, что казалось, мог двигаться вслепую. Дождь заливал ему лицо. Он шел так быстро, что частое дыхание стало приказывать сбавить темп, но Вано, не слушал его и шагал вверх. Глаза всматривались в сизую пелену, но людей видно не было. Под ногами ручьем текла вода, порывы ветра сбивали с ног, - «Стихия разбушевалась», - тяжело вздыхал водитель, выбирая удобные площадки для стоп.
    Вдруг его ястребиный взор что-то заметил вдалеке. Он остановился и присмотрелся. На встречу бежал человек.
    -Это твои туристы на перевале? - закричал мужчина, завидев его. Мы с сыном гнали овец, смотрим - люди бегут.
    -Где они? – спросил Вано, снова всматриваясь вдаль.
    -Младший с ними идет, они совсем промокли, что же ты их одних бросил, - пожурил его пастух.
    На горизонте появились одинокие силуэты.
    -Сколько вас человек? – спросил Вано, когда все подошли.
    Туристы переглядывались, не зная, что ответить.
    Вано насчитал 12 человек.
    -А где остальные?
    -Там остались, ответили ему несколько голосов.
    Вано покачал головой и повел туристов в автобус.
    **
    -База, база я Ушба. Нахожусь на перевале. Здесь группа туристов-пляжников без инструктора, 11 человек из них пятеро детей. Одеты легко, у многих обморожения. Как слышите меня. Прием.
    Рация гудела, но база молчала.
    -База, база я Ушба, - снова повторил Виктор.
    -Витя слышу тебя, давай подробно как у вас с погодой, что за туристы. Они могут двигаться самостоятельно?
    -Погода дрянь: холодно, метет, видимость метров десять. Мы отдали детям пуховки. Но обувь у всех пляжная, двигаться по снегу самостоятельно не смогут. Сан Саныч, что нам делать? Есть еще группы рядом? Мы вдвоем не справимся.
    Рация снова затрещала в тревожном молчании. Слышно было, как начспас связывается с другими группами.
    -Ушба я База, - наконец прозвучало в эфире,- к вам идет четверка Иванова, снял их с маршрута, попробуйте спуститься к леднику своими силами, они вас там встретят. Рацию не выключай. Снизу вышлю отряд спасателей.
    Легко сказать своими силами. Витя осмотрел туристов. Двое детишек были совсем маленькими – лет пяти - шести. Их можно тащить на себе. А остальные? Четыре женщины, два пенсионера и трое подростков – с ними что делать? Да еще эта девица, которую они оставили в пещере. Витя был озадачен проблемой, которую совершенно не планировал решать.
    Пока он размышлял, Серега принес из пещеры рюкзаки. Они посадили самых маленьких себе на спину, под рюкзак, накрыли их пуховками и попытались заставить людей двигаться вниз.
    Туристы практически ни на что не реагировали: валились с ног, плохо соображали. Сказывалось переохлаждение.
    С трудом ребятам удалось заставить туристов двигаться за Сергеем вниз. Видимости не было почти никакой. Спасало только то, что тропа была хожена - перехожена и ноги сами находили правильный путь. Мальчишка у Витьки за спиной совсем затих.
    -Как тебя зовут? - спросил его Виктор, дергая за ногу, которую засунул в рукав пуховки.
    -Килюша, - чуть слышно ответил мальчишка.
    -Кирюша, давай ты будешь мне читать стихи, ладно? – попросил Витя.
    -Не ладно, - ответил Кирилл.
    -Почему? – удивился Витя.
    -Не хочу, - аргументировал ребенок.
    -А что ты хочешь?
    -Спать.
    -Спать не нужно, расскажи мне, - Витя напрягся, пытаясь вспомнить себя в этом возрасте, и понять, что может Кирилла заинтересовать.
    -Не хочу, снова возразил Кирилл.
    -А шоколадку хочешь?
    Мальчик молчал.
    -Кирюша, хочешь шоколадку? – повторил вопрос Виктор?
    -Хочу, - тихо сознался мальчик.
    -Расскажи мне что-нибудь, и я дам шоколадку.
    -Не дашь, - возразил мальчик.
    -Почему?
    -Потому что ее нет.
    Витя остановился и вытащил завернутые в фольгу дольки.
    Кирилл забрал шоколадку и зашуршал фольгой.
    Спускались они медленно. Туристы останавливались, падали на снег. Ребята помогали им подняться и гнали вниз. На леднике их встретила четверка под руководством Иванова. Ребята были злые: начспас снял их с предвершинного гребня. Жалкий вид туристов не вызвал у них сочувствия.
    -Что вам на пляже не лежалось? Что вас понесло в горы, без снаряжения и подготовки, - вырвался крик из души руководителя группы.
    Туристы молчали. Женщины тихонько плакали. Подошедшая четверка достала из рюкзаков теплые вещи и одевала трясущихся от холода туристов.
    -Ребята, вы их до начспасовцев спустите, а мы бегом детей отнесем, - предложил Витя, но идея не вызвала никакого энтузиазма ни у руководителя, ни у его группы.
    -Витя шутишь, - посмотри какая у них обувь, как мы их поведем через ледник?
    Ребята начали спорить.
    -База, я спасатель один, встретил группу матрасников, у них не обуви, одежды, переохлаждение, конечности поморожены, самостоятельно двигаться не могут. Будем ждать спасателей, - раздался голос Иванова.
    -Спасатель один я база, - они у вас там копыта не откинут, до прихода спасателей?
    -Даже если и откинут, другим будет наука, - сказал Иванов, прикрыв микрофон рукой.
    Какая-то женщина громко всхлипнула. «Ну, ты и дерьмо, Иванов», - подумал Витя.
    -База, я спасатель, ставим палатку, попытаемся людей согреть, ждем спасателей, - отрапортовал Иванов.
    -Я вниз, мальчишка с переохлаждением, его нужно срочно в больницу, - сказал Витя и двинулся через ледник к тропе.
    **
    Наташа плохо понимала, что с ней происходит. Пришли люди в альпинистском снаряжении уложили на носилки и понесли. Она не воспринимала происходящее с ней как реальность, скорее как дурной сон. Больничная палата, доктор, воркующий над ее ногами. Уколы, таблетки, снова уколы, рентген, еще один или не один. И вот, наконец, прозвучал приговор – «ампутация».
    Слезы безвольно текли по щекам на подушку, и Наташа даже не пыталась их вытирать. Она не могла представить, как она будет жить без ног. «На туфлях сэкономишь», - пытался ободрить ее внутренний голос, но девушка еще сильнее разрыдалась. Врачи советовали позвонить родным, но Наташа даже представить не могла, как сообщит эту новость родителям. «Съездила на море отдохнуть, называется», - ворчала она, проклиная ту минуту, когда согласилась пойти в поход. Но изменить уже было ничего нельзя, и ее увезли в операционную.
    Очнувшись, еще не придя в себя от наркоза, она увидела рядом с собой женщину. Сначала она даже ее не узнала, но приглядевшись, догодалась - Ольга Александровна – Маринина мама. Наташа помнила ее веселой моложавой женщиной, с чувством юмора и такта, всегда со вкусом одетой и доброжелательной. Посмотрев на одутловатое, заплаканное лицо, и ссутулившуюся фигуру женщины, Ольгу Александровну можно было заподозрить с трудом. Наташа пошевелила губами, но сказать ничего не могла.
    Ольга Александровна посмотрела на нее ненавидящим взглядом и спросила:
    -Очнулась?
    Наташа кивнула головой.
    -А вот Мариночка, - Ольга Александровна зарыдала.
    Комок подступил к горлу Наташи. Марина, она совсем про нее забыла, вроде она была с Толиком и что случилось?
    -Что случилось? – просипела Наташа пересохшим голосом.
    -А ты не знаешь? – голос Ольги Александровны приобрел металлический оттенок. – Зачем ты потащила ее в горы? Тебе внизу мужиков не досталось? На тебя, страшненькую, никто смотреть не хотел? Поэтому ты убила мою дочь?
    Наташа открыла рот, но ответить ничего не смогла. Да и если бы и ответила, Ольга Александровна все равно бы не услышала.
    -Подлая тварь, мерзавка, - кричала женщина. Размазывая по лицу слезы. – Зачем ты это сделала? Из зависти? Я знаю, ты всегда завидовала моей доченьке. И правильно тебя бог наказал – будешь теперь инвалидкой до конца дней своих. Безногой, никому ненужной уродиной!
    Наташе хотелось плакать, но слез не было, и только глухие рыдания сотрясали тело.
    Ольга Александровна не унималась: новые и новые проклятия сыпались на Наташину голову.
    Неожиданно дверь открылась и медсестра, гремя каталкой, вошла в палату.
    -На перевязку пора, - громко прервала она поток ругани и помогла Наташе перебраться на каталку.
    Ольга Александровна еще что-то кричала им в след, но медсестра вкатила Наташу в перевязочную и плотно закрыла дверь.
    -Пить хочешь, - спросила сестра, протягивая бутылочку с трубочкой, - только не реви, а то не буду на тебя воду переводить.
    Медсестра сняла с Наташиных ног повязки и обработала раны.
    -Ничего, сказала она, тебе только стопы отрезали, женщине из четвертой по самое колено оттяпали, а у нее двое детей.
    -Мне от этого не легче, - пробурчала Наташа сквозь слезы.
    -А кому легко?
    -Тем, у кого есть ноги, - всхлипывая возразила Наташа.
    -Ну, может, у них чего другого нет, ума например.
    Руки у женщины работали быстро и ловко: Наташа почти не чувствовала боли.
    -Жизнь, моя милая, это шанс, другой тебе все равно не дадут, даже за половину этой. Поэтому терпи и живи с тем, что у тебя есть.
    **
    Витя лежал на спине, разглядывая штукатурку. Уже давно в его жизни не было так много свободного времени для размышлений. Порой ему казалось, что даже мускулатура мозга начинает побаливать от непривычных перегрузок. Словно разгулявшиеся мыши в мясной лавке, мысли тиранили его, закидывая риторическими вопросами, и требовали переосмысления привычных ценностей. Все, во что он верил и ради чего жил, казалось мелким, ничтожным и никому не нужным. Ради альпинизма он бросил институт и поставил крест на карьере. Он не женился и старался не заводить серьезных отношений, чтобы семья, не дай Бог, не привязала его к дому. Помимо работы, которая тоже связана с промышленным альпинизмом, у него были только тренировки. А сейчас он лежит весь в бинтах с отмороженными руками и ногами и не факт, что не останется без пальцев. И что теперь?
    Дверь палаты открылась, и мальчишка лет пяти с букетом полевых цветов подошел к Виктору.
    -Это тебе, - сказал мальчишка, протягивая ему букетик.
    Витя посмотрел слегка ошарашенным взглядом на ребенка.
    -Ты меня забыл? Я Килюша. Я ехал у тебя на спине с голы, - продолжил мальчик, слегка картавя букву «Р». Это малгалитки, цветы такие. Я сам их налвал.
    -Положи, - сказал Витя, кивая на тумбочку.
    Мальчик положил букетик и запрыгал на одной ножке по квадратикам линолеума.
    -Завтла плилетит мой папа, - поделился важной новостью ребенок, и прыгнул в соседнюю клеточку. – и забелет меня домой, - продолжил свой рассказ Кирилл и еще раз прыгнул. – А ты когда домой? - он опять прыгнул, но уже на двух ногах.
    Дверь снова распахнулась и появилась медсестра со шприцом.
    -Кирюха, ты, что здесь делаешь? – строгим голосом произнесла она, - тебе кто разрешил в хирургию ходить?
    -Я плишел поплащаться, - не растерявшись, заявил мальчик и выбежал из палаты.
    -И сюда грязь притащил, - разворчалась медсестра, увидев на тумбочке цветы.
    – Поворачивайся, - скомандовала она Виктору, подходя со шприцом.
    «Кого еще принесло?» - подумал Виктор, когда, не успев закрыться за медсестрой, дверь снова открылась.
    -Привет Серега, - Витя совершенно не ожидал увидеть напарника и расплылся в счастливой улыбке.
    -Ты как? - Сергей кивнул на Витькины бинты.
    -Пока лечат, - вроде резать не будут, но из хирургии не отпускают.
    -Хорошо. А я поеду домой бронхит долечивать. Видать крепко меня продуло, никак кашель не проходит. Ты сам то, что планируешь?
    -Да не знаю даже, - Витя задумался. – Думаю нужно в институте восстановиться, да и семью заводить. Не мальчик чай.
    -А горы? – с тихим ужасом в голосе спросил Сергей?
    -Буду летом к Санычу ездить спасателем. Жетон у меня есть, - ответил Витя. – Знаешь, я подумал, что единственный риск, который оправдан, это когда ты рискуешь своей жизнью ради того, что спасти чужую жизнь.
    Лицо Сергея перекосилось.
    -Ну и ладно, - пробурчал Серега, попрощался и вышел за дверь.
    Не успел он выйти за дверь, как Альпинисты его окружили.
    -Ну что там, как он? – звучало со всех сторон.
    Сергей смотрел на товарищей с нескрываемым изумлением:
    -Да чушь какую-то несет, - тихо сказал он. – Что учиться хочет, жениться, что рисковать жизнью глупо.
    Альпинисты затихли. И наступила напряженная тишина.
    -Да это ему наркоту колют, вот он и бредит, - раздался голос.
    -Конечно, согласились альпинисты, поправится, все пройдет.


    0


    Ссылка на этот материал:


    • 0
    Общий балл: 0
    Проголосовало людей: 0


    Автор: hardsign
    Категория: Проза
    Читали: 59 (Посмотреть кто)

    Размещено: 23 декабря 2015 | Просмотров: 99 | Комментариев: 2 |

    Комментарий 1 написал: Velius (23 декабря 2015 22:09)
    Привет. :)
    скашивался в ее сторону. может лучше косился?
    Они шли, молча, дыша друг другу в затылок. Все шло по плану и к десяти утра они вышли на перевал. много повторов.
    под маршрут / обрабатывать маршрут. может придираюсь, но повтор :)
    Витя шел первым в связке, стараясь пройти как можно выше, пока позволяет погода. Они прошли десять веревок, подошли под ключ и вышли на связь. blum
    Когда оставалось меньше двух веревок спуститься я так понимаю, это проф жаргон? Но все равно, мне кажется, нужно "спуститься" перенести" до "меньше"
    Вход в пещеру замело: им пришлось достать лопату, чтобы откОпать вход
    суетливо бегали забегали лучше вписывается в картину.
    Дальше уже не всматривался, ушел с голов в рассказ :)
    По тексту - много тавтологии.
    По сюжету - класс! Очень интересная история с печальным концом. Жалко Наташу. Толик гнида.
    Ах, да... начало улыбнуло :) сперва думал речь о девушке, но потом удивился :)


    Комментарий 2 написал: hardsign (23 декабря 2015 23:02)
    Цитата: Александр Писатель
    сперва думал речь о девушке, но потом удивился

    на этом и было построено, что кого сводит с ума.

    спасибо проверю текст.

    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2018 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.