«    Ноябрь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус |

Сейчас на сайте:
Пользователей: 1
NikiTA

Роботов: 1
Googlebot

Гостей: 27
Всех: 29

Сегодня День рождения:

  •     AlanLecter (17-го, 21 год)
  •     ANDREY8880 (17-го, 37 лет)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Флудилка Поздравления 1673 Lusia
    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 1947 Кигель
    Школа начинающих поэтов Выразительные средства (ШКОЛА 2) 135 KURRE
    Флудилка На кухне коммуналки 3047 Старый
    Книга предложений и вопросов Советы по улучшению клуба 489 ytix
    Книга предложений и вопросов Неполадки с сайтом? 181 Моллинезия
    Рисунки и фото Цифровая живопись 239 Lusia
    Стихи ЖИЗНЬ... 1615 NikiTA
    Стихи Вам не понравится 35 KoloTeroritaVishnev
    Рисунки и фото Как я начал рисовать 303 Кеттариец

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    Овощной супермаркет - 1

    Сергеич, вот принимай. Новенький,- и повернув голову в сторону, что б пришлый не слышал, в полголоса продолжила,- алкаш, разит от него как из бочки, долго не продержится.
    - А на кой она нам таких берет? Потом не выгонишь. Какой с такого работник? А она сама спрашивает, почему не сделано? Почему твои грузчики пьяные по территории шатаются? Говорил же, без меня не бери. Или лучше я сам себе набирать буду.
    - Ну, Сергеич. Она директриса, ей виднее. Сам же понимаешь, что берет по знакомству. К нам сами, с неба, не падают, а все бухтишь. Ладно, я пошла. Вы тут его примите как следует, объясните что, чего да как. Его Лехой зовут.
    И ускакала. Да оно и конечно. Ей приказали, она сделала, а вы как хотите. Надо опять с директрисой говорить. Вот опять взяла заморыша. Худой аж синий. Да еще и пьян. Ну, какой с него работник?
    - Привет мужики! Меня Алексей зовут.
    - Да слышали мы, что ты Леха. Садись вот на ящик, поведай нам сказку, с чего это ты с утра нализался? Ты тут в приличное общество вливаешься. На работе не пьют, а работают. После работы это твое личное дело, а днем ни-ни. Понял.
    - Во гля и здесь учат. Уж думал на рынке, среди алкашей спокойно будет.
    - Алкашей!?
    - Спокойно Саня! Сядь. Сядь я тебе говорю. Так ты говоришь Леха, среди алкашей. Мужики не ропщите. Он нас не знает. Давай я введу тебя в курс дела. Ты главное запомни, что ты Леха. Алексей еще нужно заслужить. Вот Алексей и Виктор Кошевы. Грузчики со стажем. Сразу после Афганистана, когда у Алексея в госпитале, после серьезной контузии перестала идти кровь из ушей, вот сразу его Виктор и забрал. И к нам сюда привел. Брат не бросил брата, хотя учился в институте. Алексей совсем плох был. Но год, другой прошел, с помощью брата восстановился. Теперь нормальный мужик. Им есть о чем вспомнить и за что выпить вечером. Пьют и проклинают Афганистан, угробивший обоим жизнь. У Алексея, правда, еще случаются припадки, как у эпилептика, но Виктор всегда рядом. Вот братская любовь.
    Вот Анатолий. Он инвалид с чеченской. У него ноги нет. Это протез. А работает за троих. Если судьба где то забирает, то жизнь в другом месте добавляет. У него огромная силища в руках. А вот насилия не любит. Бокс по телевизору или там драку увидит, и плачет. Говорит жалко ему глупых людей, имеющих руки и ноги, но тратящих свое здоровье на безделье. Если бы ему вернуть ногу, то можно и горы перевернуть. Тоже уважительна причина для стаканчика.
    Вот старый Петрович. Раньше не пил, не курил. Был инженером. Все хорошо. А как жена раком заболела, у него и пошло. По рюмочке, по рюмочке. Сейчас ее в хоспис положили, а это уже почти все. Он туда уже и не ходит. Ну к жене. Все из квартиры, да и саму квартиру продал. Деньги на лечение нужны были. Теперь гол как сокол. Ему и днем можно, все понимают и не осуждают. Но он до вечера держится. Душа в работе отдыхает. А вечером, когда все расходятся он здесь, на мешках с ней и спит. Да с кем с ней. С бутылкой конечно. Вот наших трое, я четвертый. Ну, за себя я как ни - будь потом расскажу. Ты Леха пятый в бригаде. Постоянно нам не везет с пятым. То алкашей присылают, то хлюпиков. Это сейчас мы сидим. Почти нет работы. Изредка той или этой что поднести и надо. А вот с утра и вечером набегаешься так, что ноги отваливаются. Ну давай расскажи нам быль или небылицу, а мы решим как тебя звать величать, Леха, Алексей и Алешенька. Ты не робей, здесь все свои. Если история у тебя стоящая, то за честь сочтут помнить, как историю Виктора и Алексея. Если же мусора нам начешешь разного, то недолго проработаешь, а такого помнить, нам просто западло. Было и прошло, как в песне. Поэтому не боись…
    - Сергеич, срочно.
    Донеслось из торговых рядов.
    - Петрович, бери Леху и вперед. Это Светка с шестого ряда кричит. Я ей с утра говорил что б помидоры взяла, да она все потом, да потом. Вот теперь приспичило, в обед то.
    - Сергеич, да куда с этим то?
    - Петрович: Ты же знаешь, замотай его по полной. Если слабак, утром уже не придет. А если выдержит, тогда наш человек. И смотри мне, не жалеть, ни помогать. Пусть пашет. Если тюфяка примем к себе, то сами за него и работать будем.
    Этот разговор состоялся в одиннадцать часов, в пятницу. Для чего так точно поймете. Как только Петрович ушел с Лехой, позвали и остальных. Пятница – страда. Люди скупляются перед выходными. Субботу и Воскресенье полно приезжих. Из сел, поселков, небольших городов, едет народ в столицу. Кто скупиться, кто товар сдать или обменять. А нам грузчикам в эти дни покоя нет. Одна беготня. Понедельник выходной. Отдыхаем по полной. Надо выпить, расслабиться. На рынке оно ж как. Ой, нет. В нашем овощном супермаркете оно как. То с продавщицами поцапаешься, то с покупателями, а то директриса наедет. Ей там кто-то хвоста накрутит, так она на нас и вымещает. А это все нервы. Да к этому еще и натаскаешься. Принеси – унеси, подай, иди на хрен, не мешай. Поэтому без бутылки ни куда. Правда, только после работы. С утра конечно перегар, но при входе Марковна сидит, она всегда в долг и кофейку нальет, и жвачку или семечек даст, что б запах перебить. А потом рассчитываемся. У нас все по честному. За эти два с половиной дня, наш пятый себя показал. Работал на совесть. Петрович только указывал и тыкал пальцем. А этот хоть и синий от худобы, но жилистый. В пятницу немного помутил. Потом отошел и стал пахать. Так что со слов Петровича, нам повезло. Нашли мы себе напарника.
    Во вторник у утра, идя на работу увидел первой Марковну. Местное радио. Приходит раньше всех, уходит позже всех. Все про всех знает. Все тайны ведает и кому надо выкладывает. Поэтому и радио. Хотя для меня – агент КГБ. И не меньше. Наверняка по ночам доносы строчит.
    Так вот Марковна не в духе. Интересуюсь что случилось. Но она молча сопит. Беру пачку сигарет, кофе, жвачку и даю деньги. Ее удивлению нет предела.
    - А! Вчера настройке халтурил. Бери за сегодня и за завтра. Дальше посмотрим.
    Ну, тут у нее рот открылся.
    - Сергеич! Оно мне надо за вас переживать? Ну чего я то? Вы тут пьете, друг другу морды бьете, а я спасать? Да где это видано что – бы на меня все взвалили! Я туда, я сюда. В долг дай, кофе налей.
    - Марковна! Ты не тараторь. Помедленней и попонятней говори. Я за тобой не успеваю. Тарахтишь тут.
    - Вот только не надо Сергеич меня обижать. Я женщина приличная и всегда с вами хорошо была, а вы. Точнее вот он. Сразу меня за грудки, как труханул. Чуть душа вон не вырвалась. Этот твой, пятый ирод. Вон сидит.
    В стороне, за автоматом пополняшкой сидел наш пятый. Подошел к нему. Рубаха разорвана. Брюки в грязи. Руки сбиты и в крови.
    - Леха! Ты что – ли? А ну вставай. Пьян?
    - Да мне Марковна, только соточку…
    Заикаясь и поднимаясь по стенке, пролепетал Леха.
    - Марковна! Я не понял. С каких это пор ты моих грузчиков поишь?
    - А тут не напоишь. Он меня за грудки, да как тряханет. Да ты на его рожу посмотри. Я почти полбутылки вылила, что бы кровищу с него смыть. А он бутылку вырвал из рук и два больших глотка сделал, скотина. Еле отобрала. Ты же знаешь, Сергеич, я никогда. А он плачет, трясется весь и в кровище. Испугалась я, честно скажу. Думала, убил кого. Так вот что б и меня не зашиб, ненароком. Он и до этого не был трезвым, а теперь вон, развезло.
    - Смотри мне Марковна. Леха пошли, проспишься в подсобке, а потом поговорим. Хорош слюни пускать.
    - Да он все утро повторяет. Жена, теща и еще что – то. Я не разобрала. А у вас алкашей только бабы и виноваты. Вы как ангелочки невинные. Только пьете и баб своих бьете. Нет, Сергеич, к тебе это не относится. Ты прости меня старую. Ляпну не подумав. Ну а он все у него жена с тещей виноваты. Тащи его к себе. На первый раз я директрисе ничего не скажу, а потом уж, не обессудьте.
    - А что ты меня пугаешь. Это ее протеже. Она взяла, пусть сама с ним и разбирается.
    Вот уж проблемка. Не разгребешь. В воскресенье деньги дали, что до вторника не протрезвел? Да еще и буйный. В драку лезет. Вон все пальцы сбиты в кровь. Да и лицо подрато. Синяк под глазом.
    Во, Толян на работу идет. В месте довели пятого до подсобки. Облом на сегодня. Вторник, после выходного всем товар завозить, работы море, а этот готов. Сука.
    Правда, одно хорошо. К девяти проснулся и пошел пахать. Даже на обед не заходил, все по рядам шарился. Стыдно, наверное. Вечером сбежал, даже не взяв деньги. Мы уже решили, что не придет. Когда вот так, сбегают в тихую, то на утро уже ни слуху ни духу.
    Утро. Среда. Марковна на своем месте. Только подхожу, уже тянет сигареты и кофе.
    - Привет Сергеич! Пятый то твой, пятый.
    - Что опять?
    - Да нет. Сегодня трезвый и уже товар разносит. У меня прощения просил и сказал что вечером за вчерашнее рассчитается. С наваром, за то что испугал.
    - А ты и рада, что с наваром. Пусть почаще тебя пугает – разбогатеешь.
    - Ага. С нашим участковым разбогатеешь. Вчера с друзьями пришел. Кофе втроем пили. Три пачки сигарет взяли, а перед уходом еще и пачку жвачек. Хуже алкашей ироды.
    - Но, но, Марковна. Ты не заговаривайся.
    - Да не про вас я, Сергеич. Не про вас. Тут же и бомжей много ходит. Я вот со своего приработка для них кашу, и пшеничную варю. Когда с лапками, а когда с крыльями. Оно и сытно и полезно.
    - Да! И ты в курсе всех новостей.
    - Баш на баш миленький. Сам понимаешь. Не подмажешь, не поедешь. Участковый конечно же больше знает, но ему и платить много надо. А тут мужикам каши насыпала, они мне все местные новости. А что у меня остается, то котам, собакам. То же божья тварь. Жалко ее.
    - Ладно Марковна. Спасибо за новости. На работу пора.
    - Спасибо в карман не положишь, и на хлеб не намажешь.
    - Ничего, зато товар тебе Леха донесет. Бывай.
    - Если не запьет.
    - Сплюнь, вроде пацан работящий, а от запоев мы его отучим.
    - Дай Бог. Дай Бог. Твои слова да Богу в уши.
    Когда переоделся, вышел в ряды. Леха суетиться в дальнем конце. Прячется лопух. Значит, боится разговора.
    Хорошо, совесть еще не пропил. Да и вообще он мутный какой – то. Молодой, кожа светлая, блондин. Такие жизнерадостные по натуре, а этот пьет. Но явно, что пьет недавно. Надо как – то его разговорить. Может засланный? Разведать, кто здесь, чем дышит. Хотя врят - ли. Вылови местных бомжей, они тебе за краюху с рюмкой все расскажут. Или тот же участковый. Он по воскресеньям с нами пьет, а потом до утра гужбанит. Такой же алкаш, как и мы, но при форме. Значит на дело ходил или в засаде сидел. Как его жена и контора терпит?
    Ладно. С Лехой проехали. Не хочет говорить, настаивать не буду. Тем более своей работой он искупил пьянку вторника.
    Вечером, после работы, не убежал. Дождался зарплату. Переодевался с нами, но молча. Даже если в его сторону кто шутку отпускал, Леха отмалчивался. Когда уже собрались, я подошел к нему.
    - Завтра нажрешься, убью.
    И показал свой массивный кулак, а для убедительности стукнул с размаху в дверцу шкафчика.
    Дверца хлопнула и открылась настежь. На пол упала картинка. Леха поднял, аккуратно вытер о штанину и стал кнопкой прикалывать к дверце.
    Это оказалась свадебная фотография. На ней был сам Леха, в светло сером костюме и такая же белокурая девочка. Невеста была под стать жениху. Оба светлокожие и блондины. Фото просто светилось счастьем, светом и любовью. И при этом фото было не старым. Что же у него происходит?
    Заметив что я рассматриваю фото, Леха захлопнул шкафчик и быстро ушел.
    Но это все мелочи. Главное что б не запил. Деньги ведь получил. А запойные они как? Только деньги в руки попадают, так вроде огнем жгут – срочно потратить надо. А куда? На что? Ничего умное в голову не лезет. Сразу в магазин – за пойлом.
    Утро. Четверг.
    - Здравствуй Сергеич. У тебя сегодня мини «ЧП».
    - Привет Марковна. Ну можешь ты с утра в позу поставить. Что там еще за мини. Я мини юбки знаю. Мини зарплату тоже, а вот мини того что ты сказала – не припомню.
    - Та я говорю, у тебя мини «ЧП». Мне тут донесли. Твой пятый домой не ходил. Пил весь вечер с Петровичем. С ним же и спал в коморке на скамье. Но все в норме, уже работает. Не ругайся и не расстраивайся.
    - Это что, наш Петрович пятого поил? Это или сверх наглость или сверх тупость. Если он сам пил, это одно. А вот что б наши поили. Могу и обоих уволить. Ты же Марковна все сплетни местные знаешь. А ну выкладывай, что за птица наш – этот пятый. Может что директриса говорила или еще кто?
    - Да не знаю я. У самой прыщ на одном месте. Усидеть не могу. Везде удочки забрасывала. Вот жду последнего результата. Помнишь я тебе говорила что участковый с дружками у меня кофе пили и сигареты таскали. Так вот. Я им тогда две сотни отвалила, что бы они всю информацию по этому парню нашли.
    - Ладно. Придет участковый, ты и меня свистни. Послушаем, подумаем и решим. А я пока с Петровичем потолкую о таком неподобстве.
    Зашел в каморку переодеваться. Петрович хоть и проспавшийся, но с еще осоловевшим взглядом сидел на скамье. Лехи не было.
    - О! дорогой наш Петрович! И где у нас приключилось?
    - Ты это! Сергеич. Твое «О» не предвещает ничего хорошего. Но я хочу тебе честно сказать. Мается парень. Помочь ему надо. Он себе места не находит. Вот ты жизнь прожил, и я то же не мало повидал. Только здесь не пьянка. Здесь что то другое. Понимаешь, это я вчера решил. Вы как ушли, я в магазин, за чекушечкой. А он там стоит. Ну думаю выпьет, поведет его. Тут он мне все про себя и расскажет. Взял бутылку. Сели, пьем. Я болтаю, а он угрюмый сидит. За второй сбегал. Опять сидим. Ну ты ж меня знаешь. Если надо, то я и подержаться могу. Но он ведь тоже не пьянеет и слова не скажет. Я уж подумал его за третьей посылать, как он брык с лавки и спит. Так ни слова и не сказал. Понимаешь, этот парень в себе все держит. Тут или убил кого, а может и того хуже.
    - Да ну тебя, Петрович, с твоими предложениями и расследованиями. Вот придет сегодня участковый, все нам на блюдечке выложит. А ты не смей поить молодого. Уволю. Или будешь сам за него и за себя вкалывать.
    - А ты видел как он бегает сегодня. Как ужаленный. Может мои россказни ему на пользу.
    - Все. Хорош болтать. Иди, работай. Я к директрисе загляну. С ней потолкую. Она же нам это чудо расчудесное всунула. Вот пусть и колется. Где взяла? Кто, да что? А ты вперед. Девки вон уже за прилавками, а ты тут прохлаждаешься.



    0


    Ссылка на этот материал:


    • 0
    Общий балл: 0
    Проголосовало людей: 0


    Автор: xax33
    Категория: Проза
    Читали: 29 (Посмотреть кто)

    Размещено: 7 января 2016 | Просмотров: 46 | Комментариев: 0 |
    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2018 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.