«    Ноябрь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус |

Сейчас на сайте:
Пользователей: 0
Отсутствуют.

Роботов: 0
Отсутствуют.

Гостей: 13
Всех: 13

Сегодня День рождения:

  •     GorbunS (15-го, 29 лет)
  •     ilyad_2000 (15-го, 40 лет)
  •     LegTar (15-го, 36 лет)
  •     roosevelt (15-го, 24 года)
  •     SvetKon15 (15-го, 67 лет)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 1946 Кигель
    Флудилка Поздравления 1670 Alex
    Школа начинающих поэтов Выразительные средства (ШКОЛА 2) 135 KURRE
    Флудилка На кухне коммуналки 3047 Старый
    Книга предложений и вопросов Советы по улучшению клуба 489 ytix
    Книга предложений и вопросов Неполадки с сайтом? 181 Моллинезия
    Рисунки и фото Цифровая живопись 239 Lusia
    Стихи ЖИЗНЬ... 1615 NikiTA
    Стихи Вам не понравится 35 KoloTeroritaVishnev
    Рисунки и фото Как я начал рисовать 303 Кеттариец

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    Карточный домик (часть 2)

    К А Т Я

    А у Кати, наконец, закончилась «черная полоса». В очередной поездке на Черное море они случайно оказались в соседних номерах в гостинице с семьей лучшего друга Катиного мужа Саши. Вначале обе семьи просто очень обрадовались этой встрече. Но потом оказалось, что она стала знаковой для обеих семей. Сергей (так звали друга мужа) имел собственную фирму, которая относилась к производственной сфере, а вот классных специалистов и надежных людей катастрофически не хватало. Поэтому, памятуя о высоком профессионализме друга, Сергей предложил ему работу с высокой зарплатой. Тот сразу же согласился. После возвращения из отпуска Саша сразу же включился в работу. Наконец, он был на своем месте. Работал как всегда добросовестно. Работа ему очень нравилась, и он изо всех сил старался оправдать доверие друга. Сергей тоже был рад, что не ошибся в выборе, и по заслугам оплачивал этот труд. Не прошло и года, как Сергей предложил Саше стать его компаньоном. К тому времени у Кати и Саши появилось достаточно средств, чтобы принять это предложение. Ведь ребята давно научились не разбрасываться деньгами. Саше удалось сколотить хорошую команду, фирма стала крупнее, а, следовательно, и прибыли были выше. За счет расширения производства возникла возможность открыть свою сеть магазинов, где можно было реализовывать свою же продукцию. В общем, дела шли так хорошо, что Катя и Саша смогли, наконец, купить себе отличную четырехкомнатную квартиру в элитном доме, сделали там прекрасный ремонт и обставили ее новой стильной мебелью. Катя была женщиной с изысканным вкусом, поэтому квартира получилась необыкновенно уютной.
    Настя к тому времени окончила школу и готовилась к поступлению в Университет. Золотая медаль, отличные знания и связи родителей позволили девочке без проблем поступить на Юридический факультет.
    Наконец, жизнь потихоньку налаживалась. Катя ложилась спать счастливая и просыпалась счастливая. Но ей все еще казалось, что это прекрасный сон, и когда-нибудь она проснется, и все это закончится. Но все хорошее для нее только начиналось.
    Даже Саша, наконец, смог осуществить свою заветную мечту – купить шикарную иномарку. А еще они в честь поступления дочери в Университет решили сделать ей, да и себе за все их лишения, подарок – поездку в Европу. Для них это было счастье, которое обязательно приходит к тем, кто ждет его, не смотря ни на что, и еще никогда не жалуется на жизнь, какой бы она ни была, а просто верит, что когда-нибудь и на его улице будет праздник.
    В жизни всегда так бывает. Если сплошные неудачи преследуют вас с завид-ным постоянством, то значит, обязательно наступит время, когда все изменится к лучшему. Это так же, как после зимы всегда приходит прекрасная весна. Это закон природы, и его изменить нельзя, надо просто свято в это верить. И, напротив, у тех, кто долго нежился под лучами летнего солнышка, уверенный, что так будет всегда, непременно наступает дождливая осень и леденящая душу и тело зима.
    Катю с Ликой сейчас разделяли Лето и Осень. В душе Лики была Зима. Она, наконец, очнулась и долго не могла понять, где находится и как сюда попала. Она почти сразу догадалась, что находится в клинике, хотя палата больше напоминала двухкомнатную квартиру с большой ванной комнатой. Обе комнаты были обставлены уютной мебелью, на стене висел ЖК телевизор, а рядом находилась стойка с любимыми дисками. Но помещение от всего этого не казалось менее казенным. На запертой двери висела табличка с распорядком дня, рядом с кроватью стояла стойка с капельницей, но самыми страшными для Лики показались окна, на них были решетки, а страшнее всего было уже забытое, но вернувшееся вновь, одиночество.
    Нет, она не была одна. К ней три раза в день заходили очаровательные мед-сестры, которые после дежурных фраз, улыбок и вопросов о состоянии здоровья, делали ей какие-то уколы, приносили еду и никогда не отвечали на ее бесконечные вопросы: где она находится, почему не приходит ее муж, почему у нее нет телефона, и как она здесь оказалась? Все вопросы оставались без ответа, и от всего этого можно было просто сойти с ума.
    Впервые за последнее время она вспомнила не о Лене, а о Кате. Вот было бы замечательно, если бы она была здесь…
    А Катя, наконец, придя в себя и от всего плохого и от всего хорошего, опять вспомнила о Лике. Они давно уже не общались так часто как прежде, но в праздники и дни рождения всех ее близких Лика звонила обязательно, особенно когда это касалось самой Кати. Но вот прошла уже неделя после дня рождения Кати, а Лика так и не позвонила. Катя забеспокоилась и решила позвонить Лике сама. Но ее попытки не увенчались успехом – на звонки никто не отвечал. Тогда она решила звонить до тех пор, пока ей не ответят. Прошло две недели пока, наконец, трубку сняла какая-то незнакомая, судя по голосу, молодая женщина и на все вопросы Кати ответила только, что Кирилл Леонидович уехал в длительную командировку в Германию, а Анжелика Валерьевна находится на лечении в какой-то заграничной клинике. Это все, что ей известно. В ее обязанности входит присматривать за домом.
    Теперь Кате стало понятно, почему не отвечает мобильник Лики. Не ясно было одно – почему Кирилл все скрыл от Кати, а позвонить ему она не могла, потому что просто не знала номер его мобильного.
    Но Кирилл и сам ничего не знал, хотя ему казалось, что он в курсе всех по-следних событий, потому что полностью доверял той информации, которую получал от Лены. А Лена не могла не воспользоваться этой ситуацией и не теряла времени даром. Она не жалела денег. Первое, что она сделала, это купила новый паспорт для Лики, в котором та была зарегистрирована под девичьей фамилией, была не замужем, не имела детей и была прописана в маленькой однокомнатной квартирке на окраине Москвы. Именно с этими документами Лена госпитализировала в клинику Лику, находившуюся в бессознательном состоянии. А когда Кирилл пытался связаться с Ликой по телефону, чтобы объяснить ей, что не может пока приехать к ней, Лена объясняла ему, что Лика пока не в состоянии ни с кем общаться. Шли недели, месяцы. Лика стала привыкать к своей новой жизни. Она уже стала выходить из палаты, ей даже разрешили гулять по территории клиники. Она поняла, что клиника находится где-то в лесу, окружена высоким забором, по периметру которого были вмонтированы камеры слежения. За все это время Лика ни разу не видела никого кроме медицинского персонала, хотя знала, что кроме нее в клинике находятся другие пациенты, но она с ними никогда не пересекалась. Видимо здесь так было заведено. Еще она заметила, что больных здесь никто не навещает, хотя, может быть, ей просто так казалось. Правда из окна она нередко видела въезжающие на территорию клиники иномарки, а еще каждый вечер приезжала машина, которая вывозила мусорные контейнеры, оставляя взамен пустые. И так продолжалось изо дня в день. И вот в один из таких, похожих друг на друга, дней в палату к Лике вошла незнакомая медсестра. Она улыбнулась, но не дежурной улыбкой, как это делали все в этой клинике, а по-детски искренней, и как-то сразу понравилась Лике. Девушка, как это и полагалось, поинтересовалась самочувствием Лики, что дало той повод заговорить с медсестрой.
    – Сегодня я чувствую себя замечательно, а вы, наверное, новенькая?
    – И да, и нет. У нас в клинике каждого больного обслуживают две медсестры. Одна из ваших медсестер заболела, вот мне и предложили поработать на две палаты. Я сразу же согласилась, мне очень нужны деньги.
    – Тогда давайте познакомимся. Впрочем, мое имя вам, конечно, известно.
    – Меня зовут Наташей.
    – Очень приятно. Наташа, а вы не знаете, почему ко мне не приходят ни муж, ни подруга? Разве здесь посещения запрещены?
    – Так у вас же никого нет. Вот к вам никто и не ходит. Во всяком случае, по паспорту вы одинокая и прописаны в своей квартирке одна.
    – Как…? А кто же тогда оплачивает мое лечение? Я думаю, что оно стоит немалых денег.
    – Вы правы. Это очень дорогая клиника, но вот кто все это оплачивает, нам начальство не докладывает.
    Чего стоило Лике сдержать переполнявшие ее эмоции и не закричать от ужаса, знает только Господь Бог. Но она постаралась ничем себя не выдать. Она должна знать, что произошло, и она решила идти ва-банк.
    – Наташа, я, к сожалению, ничего не помню. Поэтому у меня к вам огромная просьба. Я дам вам вот это колечко – оно очень дорогое, а вы сегодня вечером принесете мне мой паспорт, я его увижу, и, может быть, что-нибудь вспомню, а завтра утром я вам его верну. Ладно?
    – Ну, вообще-то документы выносить из регистратуры категорически запре-щено даже врачам, но раз вы говорите, что колечко очень дорогое, а мне очень нужны деньги, я принесу ваш паспорт.
    Это была первая победа. Теперь Лике нужен был план побега. И она стала напряженно думать. И придумала.
    Наташа тоже не подвела, вечером паспорт был у Лики. Когда она открыла его, то просто была потрясена увиденным. В паспорте она была записана под девичьей фамилией, штампа о регистрации брака на нужной странице не было, а прописана она была в пригороде Москвы в однокомнатной квартире. Реальность происходящего показалась Лике настолько ужасной, что она решила бежать немедленно, благо документы были при ней. Лика вспомнила, что когда она прогуливалась по коридору клиники, она обратила внимание на маленькую подсобку, где санитарка оставляла свои вещи, когда занималась уборкой палат.
    Лика выскользнула в коридор. К счастью, там никого не было, больные давно уже спали. Она бесшумно и быстро добралась до нужной двери и потянула за ручку, дверь не была заперта.
    – Опять повезло, – подумала Лика.
    В подсобке висела какая-то дешевая кофточка и бесформенная юбка, а еще на полу валялись растоптанные туфли неопределенного размера. Лика быстро переоделась, не обращая внимания на свой жуткий внешний вид. Сейчас ей, как это было не странно, все было безразлично кроме одного – быстрее выбраться отсюда. Лика осмотрелась вокруг и заметила небольшое окно почти под самым потолком. Еще в подсобке было два ведра и швабра. Лика быстро поставила одно ведро на другое, шваброй зацепилась за подоконник, затем влезла на свое шаткое сооружение, подтянулась и повисла на подоконнике. Окно к счастью было открыто – на улице стояла невыносимая жара. Несмотря на маленький размер окна, вылезти ей удалось без особого труда, потому что за последнее время она сильно похудела. Теперь предстояло выбраться с территории клиники. Она уже хорошо запомнила, что мусорные баки забирали между одиннадцатью и двенадцатью часами ночи, что, кстати, немало ее удивляло. Лика влезла в первый же ближний к ней бак и стала ждать. Это было для нее просто невыносимо – сидеть в куче мусора. Но вот, наконец, она услышала долгожданный звук открывающихся ворот и рев мотора. Прошло еще несколько минут, бак резко дернулся и полетел в контейнер машины. Грузовик развернулся и выехал за пределы клиники. Полдела было сделано. Когда прошло примерно полчаса, Лика попыталась вылезти из бака. Ей опять повезло, потому что бак, в котором она находилась, загружался последним и поэтому оказался на самом верху контейнера. Не смотря на то, что было темно, она все-таки разглядела, что машина довольно медленно движется вдоль лесополосы. Но вот на горизонте показались какие-то огни, Лика уж было обрадовалась, но грузовик вдруг внезапно стал сворачивать в другую сторону. Раздумывать было некогда, и Лика решила спрыгнуть с машины в тот момент, когда водитель слегка притормозил на повороте. И она прыгнула. Дальше полнейшая темнота, она потеряла сознание. Ну, уж если везет – так везет. Спустя примерно полчаса на этой пустынной дороге опять появилась машина. Семья дачников возвращалась домой. И в свете фар водитель заметил лежащую на дороге женщину. Дачники по мобильному телефону вызвали скорую помощь, которая и отвезла Лику в ближайшую муниципальную больницу. К счастью при ней были паспорт и страховой полис, которые давали ей право на госпитализацию. Так она оказалась там, где по ее представлениям она не должна была оказаться никогда…
    Когда она снова пришла в себя, она вдруг вспомнила все: и предательство близких ей людей, и дорогую клинику похожую на тюрьму, и ее успешный побег. Но на этом все ее мысли упирались в «глухую стену» безысходности. Вопросов было больше чем ответов. Как же так могло случиться? Что она сделала не так? Почему любимый и любящий, как ей казалось, муж бросил, предал ее? Где та близкая подруга, которую она считала почти сестрой? Кому принадлежала идея лишить ее всего и зачем? Чтобы разобраться в этом, надо было хотя бы подняться с этой вонючей кровати, что она и попыталась сделать, но не смогла – перед глазами закружилась карусель, и она снова свалилась на «деревянную» подушку. Но на этот раз сознание ее не покинуло. Полежав немного, она впервые осмотрелась вокруг. Оказалось, что кроме нее в коридоре лежат еще несколько человек. Здесь находились и мужчины и женщины, но от нее их отличало то, что рядом с каждым из них кто-то находился, а она была совершенно одна. Ей стало так больно и обидно, что она не выдержала и горько расплакалась. Вдруг неожиданно от соседней кровати отошла женщина и, подойдя к Лике, тихо и участливо спросила:
    – Вам плохо? Может позвать врача?
    От этих слов простого человеческого участия у Лики ком подкатил к горлу, и она еще больше зарыдала.
    – Ну успокойтесь, вам совсем нельзя волноваться. Вы так долго были без сознания. Мы уж думали, что вы, уж извините, и не жилец. А вы, оказывается борец. Несмотря ни на что, выкарабкались. Молодчина, – продолжала говорить женщина.
    Лика попыталась взять себя в руки и с дрожью в голосе сказала:
    – Извините, что не сдержалась и расплакалась. Просто со мной так давно не говорили с таким участием. Скажите, пожалуйста, а давно я здесь? Я просто ничего не помню.
    – Да уж дня три или четыре. Вас сюда ночью привезли. Вы были без сознания, и все время звали кого-то и плакали. Только когда вам делали успокаивающие уколы, вы замолкали на несколько часов.
    – Извините, что мешала тут всем, ведь я этого не понимала и совсем ничего не помню.
    – Да что вы. Здесь все такие. Это же больница. Вы вот лучше скажите – у вас близкие есть? Ведь, наверное, ищут вас, волнуются. Может позвонить кому. Врачам да медсестрам здесь не до этого.
    – Спасибо, но обо мне никто не беспокоится. Я живу одна, а позвонить можно только моей единственной подруге, но она живет в другом городе. Отсюда же наверняка никто не разрешит звонить по межгороду.
    – Да, тут вы правы, но я смогу вам помочь, сегодня меня здесь на ночь сменит сестра. Мы с ней по очереди дежурим возле мамы – у нее инфаркт. Вот я из дома и позвоню вашей подруге. А сейчас давайте познакомимся. Меня зовут Викой, а вас?
    – А меня – Ликой, – и она опять расплакалась. Ей хочет помочь совсем незнакомая женщина, а те, кого она считала самыми близкими ей людьми, даже не вспоминают о ней.
    – Да не расстраивайтесь вы так, найдем мы вашу подругу. Давайте ее номер телефона и скажите, что ей передать. Кстати, как ее зовут?
    – Ее зовут Катей, и она сейчас самый близкий человек для меня. Попросите ее приехать ко мне, пожалуйста.
    – Обязательно ей расскажу, что с вами приключилось и передам ей вашу просьбу. А теперь вам надо обязательно поговорить с врачом, а потом поесть, а то на вас смотреть страшно – чистый концлагерь.
    И Вика вдруг куда-то ушла, а через несколько минут к ней подошел дежурный врач и, к удивлению Лики, с приветливой улыбкой сказал:
    – Ну, наконец, вы окончательно пришли в себя. Это хороший знак. Значит, будете не только жить, но еще и на ноги встанете.
    – Доктор, простите, а что со мной случилось? Я ничего не помню.
    – Мы и сами не знаем. Вас нашли на проселочной дорого ехавшие домой дачники. Они и вызвали скорую помощь. У вас было сотрясение мозга, гематома и несколько переломов ребер. Да, забыл сказать, что в связи с неясностью ситуации этим делом занимается еще и милиция. Есть предположение, что вы в лесу оказались не случайно. Может быть вас кто-то пытался убить. Но это уже не моя компетенция. Так что ждите гостей из милиции.
    Это сообщение не на шутку встревожило Лику. В клинику-тюрьму ей возвращаться совершенно не хотелось. Поэтому единственное, что ей оставалось, симулировать амнезию. Пока Лика принимала это решение, Вика времени не теряла. Как только врач ушел в ординаторскую, она тут же вернулась к Лике, но уже не с пустыми руками. Несмотря на позднее время, ей как-то удалось достать кашу с котлетой из больничной столовой. И хотя все было уже холодным, Лике эта еда показалась самой вкусной из всего, что ей приходилось когда-либо есть. Потом Вика из своего термоса налила ей стакан горячего чая, и Лика вдруг почувствовала прилив сил и энергии. Она поблагодарила Вику и решила попытаться встать. Вначале она уперлась руками в продавленную кровать, а потом рывком попыталась сесть, но перед глазами снова завертелась карусель, и она опять упала на «деревянную» подушку. Когда все это увидела Вика, она тут же сообщила об этом дежурной сестре, и та во избежание повторных попыток сделала Лике укол снотворного. Уже через пять минут больная уснула.
    Рано утром ее разбудила медсестра, которая разносила лекарства на день и делала уколы. Еще она сообщила Лике, что как только освободиться, обязательно подойдет к ней, потому что доктор велел помочь больной встать и сделать хоть несколько шагов, чтобы понять, какова динамика болезни. Как только медсестра пошла дальше по коридору, Лика сразу же посмотрела на соседнюю кровать, где вчера еще сидела Вика. Сегодня на ее месте была другая женщина, удивительно похожая на Вику, но немного постарше. Она сразу поймала взгляд Лики и так же участливо сказала:
    – Доброе утро. Если вы Вику ищете, так она будет ближе к вечеру. А вдруг что будет нужно, обращайтесь ко мне. Я сестра Вики – Таня.
    – Спасибо. Я непременно воспользуюсь вашим предложением. А как ваша мама себя чувствует?
    – Спасибо. Уже намного лучше. Хотя врачи говорят, что дней десять еще полежать здесь придется. Но ее обещают перевести в палату. Говорят, завтра несколько человек выписывают. Может и вас переведут в палату. Там все-таки лучше.
    Лику эти слова не обрадовали, а, напротив, сильно огорчили. Только познакомилась с Викой, и вот теперь их переводят в палату, а ей опять даже не с кем будет общаться. Хотя, если повезет, может и ее переведут в ту же палату. И тут вдруг она поймала себя на том, как сильно изменилась ее жизнь, насколько примитивны ее желания и переживания. Могла ли она себе представить еще несколько месяцев назад, что вся ее жизнь будет зависеть от того, сможет ли она с помощью медсестры сегодня встать и пройти несколько шагов, и что вечером скажет ей Вика, женщина, о существовании которой совсем недавно она даже не подозревала. А ведь именно от ее действий теперь зависит дальнейшее существование Лики. Да, именно существование, потому что то, что с ней сейчас происходит никак иначе назвать нельзя.
    Ее мысли внезапно прервала медсестра.
    – Ну вот я и освободилась. Теперь будем учиться вставать и ходить. Вы готовы?
    – Да, но я почему-то очень волнуюсь.
    – Ничего не бойтесь, все будет нормально, хотя я тоже нервничаю. Ну что – готовы?
    – Да.
    Сесть на кровати удалось не сразу, но голова уже кружилась не так сильно, видимо потому, что Лика успела позавтракать, и это придавало ей сил. Потом с помощью медсестры ей удалось встать на ноги, вот тут голова закружилась снова, но скоро все прошло, и Лика смогла пройти несколько шагов.
    – Все. Этого достаточно на сегодня. Теперь отдохните. Главное стало ясно, что ходить вы будете.
    Только Лика улеглась на свою продавленную кровать, ощущая страшную усталость, и в то же время счастливая от того, что с ней все нормально, как к ней пришел нежеланный посетитель – следователь. Он поздоровался, представился и задал ей несколько вопросов, которые задают в таких ситуациях. Но так как Лика к этому допросу была уже готова, то на все вопросы давала один и тот же ответ – ничего не помню. Поэтому следователю ничего больше не оставалось, как уйти ни с чем. А Лика после обхода врачей, обеда, и очередных уколов впервые за последнее время спокойно уснула. Когда она проснулась, сразу же увидела Вику, которая кормила мать. А Вика, заметив, что соседка уже не спит, пообещала, как только освободится, сразу же к ней подойдет.
    Рассказ Вики о вчерашнем звонке совсем не обрадовал Лику. Оказалось, что Катя по старому адресу уже не живет. Женщина, с которой разговаривала Вика, сообщила, что Катя продала ей квартиру, а сама с мужем и дочерью переехала в новую большую квартиру в элитном доме. Адреса ее женщина, конечно, не знала, но пообещала, что поскольку живет рядом с родителями Кати, обязательно узнает ее адрес и телефон. Опять придется ждать. Но Лика стала к этому уже потихоньку привыкать. Она поблагодарила Вику и опять замкнулась в себе. С одной стороны она была очень рада за Катюшу, с другой стороны обижалась за то, что подруга ей ничего не сообщила. Хотя, правды ради, Лика сама отчасти была в этом виновата. Она ведь тоже не звонила Кате. Через какое-то время Вика опять подошла к Лике.
    – Мама уснула, а ты, я вижу, не спишь. Давай поговорим.
    Лика была не готова к серьезным разговорам, но все получилось как-то само собой. Видимо пришло время выговориться, надо было кому-то обо всем рассказать, а Вика почему-то внушала доверие. Лика говорила долго, то плача, то негодуя, а Вика очень внимательно слушала и ни разу не прервала исповедь соседки. Она была просто потрясена услышанным. Когда уже далеко за полночь Лика закончила говорить, Вика сказала:
    – Давай поспим, а потом мне надо будет подумать, я просто в шоке от всего, что услышала. Завтра решим, что делать.
    На этом и остановились. Лика, облегчив душу, быстро уснула. А Вика, и так плохо спавшая на маленькой скамейке, стоявшей рядом с кроватью матери, в эту ночь так и не сомкнула глаз. Она всегда мечтала хоть недельку пожить такой жиз-нью, какой жила Лика, но теперь поняла, что все, что не делается – все к лучшему. Ясно только одно – там, где большие деньги, там обязательно предательство. Так что хорошо, что она живет другой жизнью, в которой нет таких богатств. Но нет и зависти и лжи. Зато у нее много друзей, всегда готовых прийти на помощь, порадоваться их семейным удачам, собраться за большим столом и говорить о чем угодно, не боясь сболтнуть лишнего. У нее надежный муж, который зарабатывает на вполне достойную жизнь, пока она растит детей, занимается домашней работой, причем сама, а не какая-то чужая тетка, которая обязательно будет в курсе всех семейных дел, будет копаться в ваших вещах, когда вас нет дома, и обсуждать ваши взаимоотношения в семье с кем попало. Вика поняла, что ей нужно обязательно помочь Лике, сама та не справится. Поэтому решила непременно найти Катю. Но эта задача оказалась не из легких, потому что, позвонив в очередной раз по телефону на бывшую квартиру Кати, Вика опять ничего нового не узнала. Новая хозяйка Катиной квартиры, как и обещала, сходила к ее родителям, но как оказалось, они совсем недавно уехали в са-наторий, и теперь все поиски Кати откладывались на месяц.
    Сказать, что эта новость сильно огорчила Лику, значило ничего не сказать. Она просто была подавлена. Лику охватила паника, она не знала, что ей делать дальше. Ни денег, ни жилья, потому что кроме адреса в паспорте у нее ничего не было, даже элементарного ключа от квартиры, ни одежды, которая ей понадобиться при выписке – у нее нет ничего. Пройдет еще немного времени, и она окажется на улице, ее же не будут вечно держать в больнице? Что делать? Куда идти? Ей даже не к кому обратиться за помощью. Но она ошибалась. К ней снова подошла Вика и просто сказала:
    – Не паникуй, успокойся, давай вместе обсудим твою проблему.
    – Да что тут обсуждать? Квартиру свою я даже не видела. Отсюда следует, что меня никто из моих новых соседей тоже не видел. Ключей, как ты понимаешь, у меня нет, поэтому к «себе домой» я попасть не смогу, денег и одежды у меня тоже нет. А ведь еще недавно у меня было абсолютно все. Как быстро может все измениться. Я даже себе в страшном сне такое представить не могла. А ты говоришь «не паникуй».
    – Согласна, что ситуация серьезная, но ведь это же не конец света. Самое главное, что ты жива и здорова, у тебя есть документы с московской пропиской. Остальное – дело техники. Я тебе помогу. А пока успокойся и давай лечись и набирайся сил.
    – Спасибо тебе Вика. Ты помогла мне взглянуть на этот мир по-другому. Я раньше жила в «райском саду, окруженном золотой оградой» и за его пределы никогда не выходила. Я даже и не задумывалась над тем, что кто-то может жить иначе, мне это было не интересно. Я только сейчас поняла, что моя подруга Катя жила за «золотой оградой». Но она никогда, ни на что не жаловалась, хотя ей было очень трудно. А до меня это дошло только сейчас. Теперь я знаю, за что Бог так наказывает меня – за равнодушие, за праздность, за вечное недовольство. Так мне и надо.
    – Да не казни ты себя так. На самом деле ты не такая плохая, как о себе думаешь. Сама же рассказывала, как помогала подняться своей Ленке, и муж твой не без участия твоей семьи стал таким крутым. А как они обошлись с тобой. Они тебя предали – просто вычеркнули из своей жизни как лишнее слово из текста. Так что не тебя жизнь должна наказывать, а их, а мы ей в этом поможем. Будет еще и на твоей улице праздник. И еще запомни – ты должна бороться и победить. Ведь у тебя есть сын.
    И он должен все знать.
    После этого разговора Лике стало как-то легче на душе, и она в эту ночь быстро заснула…
    А тем временем в клинике, из которой сбежала Лика, в связи с этим событием разгорелись нешуточные страсти. Отсутствие ее обнаружили только утром. Но вначале не придали этому значения. И только когда заметили пропажу документов, стало ясно, что больная сбежала. А поскольку клиника была частной, заявлять об этом в правоохранительные органы не стали, а позвонили сразу же Лене.
    Когда в ее квартире в восемь утра раздался звонок, Лена сразу поняла, что что-то случилось. Но услышать такую новость она не ожидала. Для нее это было просто шоком. Самое главное сейчас – это скрыть эту новость от Кирилла. Иначе, если он узнает, то сразу прилетит, а уж если Кира начнет во всем разбираться, то обязательно до всего «докопается». Поэтому Лена решила действовать незамедлительно. Нужно было срочно найти толкового частного детектива, который смог бы в кратчайшие сроки найти Лику. Хотя с другой стороны, Лика так предсказуема и неприспособленна к жизни, что она наверняка отправится по адресу прописки. Ведь у нее ни денег, ни одежды нет. В общем, Лена успокоилась и подумала, что скоро она найдет беглянку. Но после первых же дней поисков стало ясно, что все пошло по какому-то другому сценарию. Лики нигде не было. А тут как назло позвонил Кирилл и стал расспрашивать о жене. Он собирался ее навестить. Лене пришлось соврать и сказать, что все замечательно, причин для волнений никаких, и возможно Лику недельки через две выпишут, и они сами к нему прилетят. Так что у Лены на поиски оставалось максимум две недели.
    В больнице Лика провела три недели и готовилась к выписке. За это время Вика нашла выход из, казалось бы, неразрешимой ситуации для своей новой знакомой. Она договорилась со своей теткой, которая после смерти мужа жила одна в двухкомнатной квартире, что у нее какое-то время поживет одна очень хорошая женщина. Племянница объяснила тете, что москвичка Лика осталась без жилья, потому что случайно застала мужа дома с любовницей. Она в слезах выбежала на улицу и вскоре была сбита машиной. Мужу, конечно же, сообщили, но он так и не пришел в больницу, поэтому Лика после выписки решила домой не возвращаться. Тетя согласилась приютить несчастную женщину, тем более что Вика пообещала помощь по дому, которую возьмет на себя квартирантка. Обо всем этом Лика узнала накануне выписки. Она была в полном недоумении оттого, что не понимала – почему ей нельзя как-то попытаться попасть в собственную квартиру. На что получила совершенно очевидный ответ Вики:
    – Ты что так и не поняла, что твоя новая квартира – это ловушка на случай твоего побега. Те, кто упрятал тебя в ту клинику, очень хорошо все продумали. Да и делать тебе все равно там нечего. Надеюсь, ты не думаешь, что там, в шкафу, тебя ждут твои вещи и кредитная карточка. Если я угадала, то действительно травма головы у тебя серьезная. Да ладно, не обижайся. Это я не со зла. А тетка у меня очень добрая и не немощная. Просто пожилой человек, которому трудно таскать продукты из магазина, а еще не с кем поговорить за чашечкой чая. Вы быстро найдете общий язык. Она ведь до пенсии работала в школе учителем английского языка.
    – Спасибо тебе огромное, Вика. Я у тебя в неоплатном долгу.
    – Да не выдумывай ничего. Я просто помогла тебе в трудную минуту. Разве ты бы в этой ситуации поступила по-другому?
    Лика не знала, как бы она поступила в той – другой жизни, но, пройдя через выпавшие на ее долю испытания, ответила совершенно искренне:
    – Ну, конечно, я поступила бы так же. И, тем не менее, спасибо тебе огромное. Но как я могу появиться у твоей тети, если у меня нет ни одежды, ни денег.
    – Да, это еще одна проблема, над которой мы будем думать вместе. И я надеюсь, что именно ты найдешь какой-нибудь выход. Думай.
    И Лика стала искать решение. Она думала всю ночь, и только к утру у нее появилась одна идея. Лика вспомнила, что у нее в их с Кирой квартире в прикроватной тумбочке должна лежать ее «заначка». Она держала при себе всегда кругленькую сумму, чтобы лишний раз не выпрашивать у Кирилла деньги на очередную покупку «тряпок». А еще, из-за своей вечной забывчивости, она в нише за батареей в подъезде прятала запасные ключи от квартиры на случай потери своих. Оставалось только попасть в свою бывшую квартиру. Для этого ей, прежде всего, надо было привести себя в порядок и одеться в фирменные шмотки, чтобы консьержка ничего не заподозрила. Вот этими соображениями Лика и поделилась утром с Викой.
    – Молодец, – похвалила ее Вика – нашла все-таки выход. Теперь о шмотках. Я, конечно же, такие не ношу – слишком дорого для меня, да и ни к чему такие деньги на барахло тратить, и размер у нас разный. Ты у нас модельной внешности, а я самая обычная баба. Но есть у меня сестра – ты ее видела. Так вот ее дочка, моя племянница, замужем за «крутым». Вот у нее мы шмотки и позаимствуем. Комплекция у вас одна, только она моложе тебя лет на пятнадцать, но я думаю, что у нее найдется что-нибудь классическое.
    На том и остановились. Ко дню выписки Вика принесла Лике джинсы и майку племянницы, а у тетки дома ее ждали хорошая косметика, деловой фирменный костюм и туфли на шпильке, которые, на счастье, оказались всего на пол размера больше. Теперь оставалось только привести себя в порядок и разработать план действий.
    Из больницы Лику Вика отвезла на машине мужа. Дом, к которому они подъехали, оказался обычной пятиэтажкой. Когда они позвонили в дверь, им открыла полная женщина приветливой наружности и пригласила войти. Они познакомились. Хозяйку квартиры звали Анной Сергеевной, и она сразу понравилась Лике, потому что была очень похожа на ее бабушку. Лика, как ей показалось, тоже произвела на Анну Сергеевну хорошее впечатление, потому что та сразу засуетилась и пригласила и гостью, и племянницу к уже накрытому столу. Они проговорили за обедом до самого вечера, и когда Вика стала собираться домой, тетя у двери шепнула племяннице, что квартирантка ей очень понравилась. После ухода Вики Лика помогла убрать все со стола, помыла посуду и попросила Анну Сергеевну позволить ей принять ванну. Та, конечно же, ничего не имела против.
    Пока Лика набирала ванну, Анна Сергеевна принесла ей ночную сорочку и добротный махровый халат.
    – Оденьте после ванны, это все новое. Недавно купила. У вас, я так поняла, с собой нет никаких вещей.
    – Спасибо, Анна Сергеевна, мне так неловко перед вами. Я совершенно незнакомый вам человек, а вы предоставили мне и кров, и еду, и одежду. Я перед вами в неоплатном долгу. И я сделаю все, чтобы вы никогда не пожалели, что приютили меня.
    – Ну что, вы, деточка, я уже не жалею. А теперь примите ванну и отдыхайте. Комната для вас уже готова.
    – Спасибо еще раз.
    Лика закрыла за собой дверь, разделась и погрузилась в благоухающую пеной воду. И только когда она совершенно расслабилась, осмотрелась вокруг. Только сейчас она поняла, почему ей здесь сразу понравилось. Для пенсионерки Анна Сергеевна жила очень не бедно. Ванная комната была совмещена с санузлом и за счет этого казалась достаточно просторной. Стены ее украшала красивая бледно-розовая «мраморная» плитка, сантехника была новая, и как показалось Лике, знающей в этом толк, итальянская. Когда же она вышла из ванной, то обратила внимание, что и интерьер комнат соответствовал современным еврообразцам. Конечно, Лику это удивило, но она так устала за последнее время, что не стала заморачивать себя подобными мыслями. Пожелав Анне Сергеевне спокойной ночи, Лика легла в постель и, продумав план действий на следующий день, крепко уснула. А когда утром открыла глаза, на часах уже было одиннадцать. Ей стало так неловко оттого, что она так долго провалялась в постели, что, набросив на себя халат, она просто выбежала из комнаты. Но как оказалось, в квартире она была совершенно одна, и только на кухонном столе лежала записка, в которой Анна Сергеевна любезно сообщала, что завтрак на столе, ключи, если понадобятся, в прихожей, а она вернется домой ближе к вечеру. Лика выпила чашку кофе с круасаном, сделала привычный для себя макияж, благо косметика, позаимствованная у племянницы Вики, была хорошего качества, надела костюм и туфли и, наконец, впервые, за последний месяц пристально осмотрела себя в зеркале. Несмотря на то, что за последнее время она сильно похудела, выглядела она неплохо, даже как-то помолодела.
    – Теперь только вперед. Меня ждут великие дела, – подумала Лика, и, закрыв за собой дверь, уверенной походкой вышла из дома.
    Остановив такси, Лика назвала адрес и села на заднее сидение. Спасибо Вике, она еще и денег Лике одолжила. Пока машина ехала по знакомым улицам, сердце Лики колотилось с удвоенной силой. Она ведь не знала, что ее ждет в ее же доме. Через какое-то время такси остановилось у знакомого подъезда. Лика расплатилась с водителем и уверенно вошла в парадное. Здесь все было как всегда. Консьержка Инна Владимировна сидела на своем законном месте и привычно что-то вязала. Увидев Лику, она не просто удивилась, она была в полном недоумении:
    – Анжелика Валерьевна, боже мой, откуда вы? Я слышала, вы на лечении за границей. Только вчера Елена Александровна сюда заходила и сказала, что вы вернетесь нескоро.
    – А я специально всем так говорила, чтобы сделать сюрприз. Вот по вашим глазам уже вижу, что мне это удалось. Только вчера прилетела. Сейчас живу за городом, приехала забрать кое-какие вещи.
    – А у вас ключи есть, а то в квартире сейчас никого нет.
    – Да, спасибо.
    И Лика уверенно вошла в лифт и поднялась на свой этаж. На площадке огляделась и просунула руку за батарею. Ключи, слава Богу, были на месте. Она подошла к двери и быстро ее открыла.
    Все было на привычных местах, чисто и как-то непривычно неуютно. Ей даже на какое-то мгновение показалось, что она здесь никогда и не жила, просто не могла здесь жить. Но, вдруг вспомнив, зачем она сюда пришла, быстро вошла в спальню. Открыв прикроватную тумбочку, выдвинула вперед дно, просунула руку в щель и нащупала свой тайничок, о котором, к счастью, даже Ленка не знала. Деньги были на месте. Потом она вытащила сумку с антресолей и стала быстро складывать в нее все необходимые вещи. И, о счастье, в кармане одной из курток нащупала кредитку. Но на этом все везение закончилось, потому что услышала, как кто-то ключом открывает входную дверь…
    Сердце бешено застучало. Первое, что пришло в голову, что это домработница Вера. Но чувство осторожности взяло верх. Лика тихо проскользнула за дверь и притаилась. Кто-то вошел в квартиру, запер дверь и уверенной походкой прошел на кухню. Лика слышала, как хлопнула дверца холодильника, потом шаги снова стали слышны в прихожей.
    – Неужели уходит? – подумала Лика, но она ошибалась.
    Через какое-то время она услышала шум работающего пылесоса и поняла, что оказалась в ловушке. Оставалось одно – рискнуть и выйти из «укрытия», потому что стало ясно, что это не Лена, а с остальными Лика как-нибудь разберется.
    И она вышла из комнаты. Каково же было ее удивление, когда в другой комнате с пылесосом в руках она увидела… Анну Сергеевну, которая, в свою очередь, от неожиданности выронила пылесос. Так они стояли, глядя друг на друга, не более минуты. Первой молчание прервала Лика.
    – Анна Сергеевна, что вы здесь делаете?
    – А вы тут как оказались? – вопросом на вопрос ответила благодетельница Лики.
    – Если честно, то я хозяйка этой квартиры.
    – Как? Вы – Анжелика Валерьевна? Но ведь вы сейчас должны быть на лечении за границей.
    – Это вам Елена Александровна об этом сказала?
    – Да. А разве это не так?
    – Ладно, я объясню вам все чуть позже, а теперь ответьте мне вы – как вы здесь оказались? Насколько мне не изменяет память, раньше моей домработницей была Вера.
    – Веру уволила Елена Александровна. А меня она нашла через своих знакомых, у которых я раньше работала. Она предложила мне хорошие деньги только за то, чтобы я приглядывала за квартирой, поливала цветы и два раза в неделю наводила порядок. Для меня это предложение оказалось очень выгодным, и я сразу же согласилась.
    – Теперь понятно. А давно вы виделись с Еленой Александровной? И как часто она сюда заходит?
    – Последний раз мы виделись дня два назад. И она обещала зайти сегодня и рассчитаться со мной за месяц работы.
    – Так, мне срочно надо уходить. О том, что я здесь была, уже знает консьержка, поэтому скрывать то, что вы меня видели, не стоит. А теперь слушайте внимательно. Вы скажете, что, войдя в квартиру, встретились со мной, и я вам сказала, что только вчера прилетела из Швейцарии, остановилась в своем загородном доме. А сюда зашла, чтобы забрать кое-какие вещи. Больше вы ничего не знаете. Вы поняли, Анна Сергеевна? Вы больше обо мне ничего не знаете.
    – Да, а…?
    – А об остальном я вам расскажу, когда вы вернетесь домой. Все, мне пора.
    И Лика выбежала из квартиры, оставив Анну Сергеевну в полном недоумении.
    Выйдя из лифта, она попрощалась с Инной Владимировной и на все ее вопросы ответила, что заедет теперь сюда не скоро.
    Выбежав на улицу, она опять остановила такси и уже через час была в своем новом убежище – квартире Анны Сергеевны. Последняя тоже не заставила себя долго ждать. Где-то через два часа после их недавней встречи Лика с Анной Сергеевной уже сидели за кухонным столом и пили чай. Исповедь Лики оказалась долгой, но Анна Сергеевна внимательно слушала и ни разу ее не перебила. Теперь она знала о Лике все и была просто потрясена от услышанного. Когда Лика закончила свой рассказ, Анна Сергеевна неожиданно сказала:
    – Можешь на меня полностью положиться. Чем я могу тебе помочь?
    – Спасибо вам. А теперь расскажите, как прошла ваша встреча с Еленой Александровной, и как она отреагировала на мое появление?
    – Ну, во-первых, о вас она узнала от Инны Владимировны, поэтому передо мной пыталась вести себя спокойно, хотя это ей удавалось с большим трудом. Я, конечно, как и положено, в таких случаях, спросила у нее, почему она не предупредила меня о вашем возвращении. На что она мне ответила, что просто не успела, а потом вдруг спросила, не видела ли я из окна, на какой машине и с кем вы уехали. На что я ответила, что мне даже в голову такое не пришло.
    – Вы все абсолютно правильно сделали. Мне вас просто Бог послал. Вот и не верь потом в судьбу. Если бы мне рассказали подобную историю, я бы не поверила. Как можно было в таком огромном мегаполисе мне встретиться именно с вами? Это лишний раз доказывает, что в этой жизни не мы правим балом. Ну, а теперь мне нужно хорошо подумать над сложившейся ситуацией и принять единственное правильное решение, раз уж судьба дает мне такой шанс. И еще. Анна Сергеевна, обращайтесь, пожалуйста, ко мне «на ты». Хорошо?
    – Если бы вы предложили мне это еще вчера, я бы с легкостью согласилась. Но теперь вы для меня хозяйка, работодатель. И мне не очень просто на это согласиться, но я попробую, Лика.
    – Ну, вот и славно. А что касается работодателя, так это не я вас нанимала и не я вам плачу деньги. Да, кстати, извините за бестактный вопрос. А сколько платит вам Елена Александровна?
    – Пятьсот долларов в месяц.
    – Не густо за вашу работу. Ведь вы выполняете ту же работу, что и моя прежняя горничная, а ей мы платили тысячу. Поэтому, чтобы исправить эту ошибку, я вам буду платить остальное. И не спорьте. Во-первых, теперь у меня есть деньги, а во-вторых, я у вас все-таки живу и питаюсь. А теперь о деньгах. Прежде чем вернуться сюда после нашей встречи у меня дома, я заехала в банк и, воспользовавшись своей кредиткой, сняла всю наличность со своего счета в этом банке, потому что боюсь, что сейчас остальные мои счета уже заблокированы. Елена Александровна, я думаю, об этом уже позаботилась. Но, я надеюсь, что мне этой суммы хватит до тех пор, пока я не разберусь со всеми моими проблемами. А теперь давайте ложиться спать. Мы обе сегодня очень устали. Утро вечера мудреней. Спокойной ночи.
    – Спокойной ночи, деточка, – ласково ответила Анна Сергеевна.
    «Как моя любимая бабушка», – подумала Лика. И от этого на сердце стало немного теплее.
    Анна Сергеевна уже спала, а Лика пыталась проанализировать последние события. Теперь все стало на свои места. Ясно, откуда у пенсионерки деньги на хороший ремонт и мебель. Просто женщина работает, не смотря на возраст. Еще понятно, что всеми своими проблемами Лика «обязана» в большей степени своей бывшей подруге. Пока не ясна роль бывшего мужа в этом деле, и не понятно, почему о ней не беспокоятся ее мать и сын. Все это еще предстоит узнать. И как хочется надеяться, что все они находятся в полном неведении.
    – Представляю, как сейчас бесится Ленка оттого, что не знает, где меня искать, – думала Лика, – Москва ведь большая. А ведь Катя меня не раз предупреждала о том, чтобы я не доверяла Ленке, предостерегала, что она может увести у меня мужа. А я, как последняя дура, верить в это не хотела. Вот и получила по полной программе. Хороший урок на будущее. А теперь надо разработать план действий. Первое, что надо сделать – это узнать, где находится сейчас Кирилл, и что известно обо мне маме и Владику.
    После этих размышлений Лика приняла душ, легла в постель и мгновенно уснула.
    Утром ее разбудил телефонный звонок. Когда она взяла трубку, то услышала знакомый уже голос Вики:
    – Доброе утро, извини, что разбудила, но нам нужно встретиться. Есть дело.
    – Привет. Рада слышать тебя. Когда и где встречаемся?
    – Давай в кафе напротив вашего дома через полчаса, я здесь недалеко.
    – Хорошо, я успею собраться, а позавтракаю в кафе. Мне, кстати, тоже есть что тебе рассказать. Сама звонить тебе хотела.
    Лика вышла из комнаты и опять не застала дома Анну Сергеевну. На кухонном столе, как и в прошлый раз, лежала записка, но уже другого содержания: «Лика, я уехала сама знаешь куда, но не волнуйся, я ни чем не выдам того, что знаю. И еще постараюсь побольше узнать о твоих близких. Вечером жди новостей».

    0


    Ссылка на этот материал:


    • 0
    Общий балл: 0
    Проголосовало людей: 0


    Автор: Лина Максимова
    Категория: Проза
    Читали: 34 (Посмотреть кто)

    Размещено: 7 марта 2016 | Просмотров: 56 | Комментариев: 0 |
    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2018 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.