«    Ноябрь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус |

Сейчас на сайте:
Пользователей: 0
Отсутствуют.

Роботов: 2
GooglebotYandex

Гостей: 10
Всех: 12

Сегодня День рождения:

  •     kingone (13-го, 18 лет)
  •     sveti1311 (13-го, 36 лет)
  •     Скиф (13-го, 21 год)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 1944 Кигель
    Флудилка Поздравления 1668 Lusia
    Школа начинающих поэтов Выразительные средства (ШКОЛА 2) 135 KURRE
    Флудилка На кухне коммуналки 3047 Старый
    Книга предложений и вопросов Советы по улучшению клуба 489 ytix
    Книга предложений и вопросов Неполадки с сайтом? 181 Моллинезия
    Рисунки и фото Цифровая живопись 239 Lusia
    Стихи ЖИЗНЬ... 1615 NikiTA
    Стихи Вам не понравится 35 KoloTeroritaVishnev
    Рисунки и фото Как я начал рисовать 303 Кеттариец

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    Карточный домик (часть 4)

    Когда Кирилл уже сидел за обеденным столом и ужинал, Лена, сославшись на усталость, вышла в другую комнату и прилегла на диване. Она с трудом скрывала свое волнение от Кирилла. Ведь она прекрасно понимала, что Катя может начать свое расследование. И тогда она без особого труда найдет Лику. А если это случиться, то вся правда, которую она так тщательно скрывала все это время от Кирилла, всплывет наружу. И как поведет себя в этом случае Кира, оставалось только догадываться. Это раньше ей казалось, что ее беременность привяжет к ней Кирилла навсегда. Теперь она в этом была уже не так уверенна. А тут еще опять пришлось врать, что детективы напали на след пропавшей Лики. Значит, теперь Кирилл замучает ее каждодневными вопросами о том, как продвигается следствие. Надо срочно ложиться на сохранение в клинику. Эти проблемы хоть как-то отвлекут Кирилла от ненужных мыслей. А она за это время постарается что-нибудь придумать. Боже мой, как ей надоело постоянно что-то придумывать. Как хочется обо всем забыть и думать только о своих проблемах: о родах, о малыше, который родится, и о том, как они с Кирой потом счастливо заживут. Ну, почему она не настояла еще в Москве на том, чтобы Кирилл развелся со своей Ликой. Тогда теперь они жили бы спокойно.
    Но, к сожалению, нельзя повернуть время вспять. Кирилл по-прежнему женат, у него есть взрослый сын, а Лена, как и раньше, – просто любовница. И как изменить эту ситуацию, не знает. Остается только одно – положиться на судьбу. Время все расставит по своим местам.
    Ночью Лена разыграла очередной спектакль. Она разбудила Кирилла и попросила срочно вызвать врача.
    – Что за срочность, Лена? Тебе что, очень плохо? До утра подождать никак нельзя?
    – Кира, я боюсь, что все хуже, чем мы можем себе представить.
    – Но, когда я пришел, ты прекрасно себя чувствовала, разве не так?
    – Да, все так. Только ты забыл, что доктор предупреждал, что мне совершенно нельзя нервничать. А ты был просто в истерике. И мне пришлось тебя успокаивать. Ты совершенно не умеешь держать себя в руках. Вот и результат. Мне очень плохо. Так что поторопись.
    Когда приехал врач, Лена уже закатывала глаза и постоянно жаловалась на боли внизу живота. Выход был только один – срочная госпитализация.
    Когда дверь в палату за Леной закрылась, и дежурный врач сказал, что ей нужен полный покой, Кирилл почувствовал себя еще большей скотиной.
    В ту ночь, после разговора Кати с Кириллом, Лика опять, как и в былые времена, еще долго не могла сомкнуть глаз. Она пыталась найти выход из создавшейся ситуации, но ей ничего разумного в голову не приходило. Она уже совсем отчаялась, как вдруг ее точно током ударило. И как ей раньше в голову не могло прийти такое простое решение. Недаром говорят, что все, что мы так долго ищем, всегда находится где-то рядом, на самом видном месте. И она, решив утром обязательно поделиться своим «открытием» с Катюшей и Анной Сергеевной, вдруг сразу успокоилась и моментально уснула.
    Не смотря на почти бессонную ночь, Лика проснулась раньше всех. Ей не терпелось рассказать о своих планах и услышать в свой адрес заслуженную похвалу.
    Первой на кухню, где Лика допивала уже не первую чашку кофе, вошла Анна Сергеевна.
    – Что, опять не спиться? Лика, деточка, ты так заработаешь очередной нервный срыв. Ну, разве можно себя так истязать? Ты ведь уже на воробышка стала похожа. Круги под глазами от бессонных ночей.
    – Не волнуйтесь, Анна Сергеевна. Хотя мне так нравиться, что вы обо мне так беспокоитесь. Моя бабушка была очень похожа на вас – такая же добрая и заботливая. Мне ее всегда не хватает. Но теперь все будет хорошо. Я просто не могу понять, как я раньше до этого не додумалась.
    – До чего ты не додумалась раньше? – вмешалась в разговор Катя, которая не меньше Лики была озабочена происходящими событиями.
    – Катя, Анна Сергеевна, я сегодня же собираю свои вещи и переезжаю в свою квартиру.
    – Ты что, кроме кофе успела выпить еще что-нибудь покрепче? Ведь еще вчера мы говорили о том, что ОНИ не должны даже догадываться о твоем местонахождении.
    – Ну, и правильно. Они ни о чем и не догадаются. Ну, сами посудите, откуда им знать, что я там буду жить. Консьержка в доме новая. Следовательно, обо мне никаких подробностей не знает. Соседи у меня все очень деловые и занятые люди. Даже, если предположить, что кто-то из них был в курсе того, что я лечилась за границей, то, увидев меня, не удивиться, потому что людям свойственно возвращаться домой. Домработницу мою, то есть вас, Анна Сергеевна, Ленка тоже уволила. А на то, чтобы найти новую, у нее просто не было времени – спешила, как крыса, с тонущего корабля. Так что им и в голову не придет меня там искать. Ну, а теперь скажите, разве я не права?
    – Права, конечно же, права, – с радостью в голосе подтвердила Катя, – ну, а что ты собираешься делать потом?
    – Пока еще не решила, но думаю, что ответ на этот вопрос где-то совсем ря-дом. А теперь, Катюша, помоги мне собрать вещи и переехать в свою собственную квартиру.
    – А как же я? Вы совсем забыли обо мне, девочки, – как-то совсем тихо и с обидой в голосе заговорила Анна Сергеевна, – ведь я к вам так привязалась, а вы меня покидаете.
    – Ну, во-первых, Катя, так или иначе, нас покинет, потому что ей надо возвращаться домой. А мы с вами, Анна Сергеевна, расставаться и не собираемся. Разве не так? Мы теперь будем ходить друг к другу в гости. А, если вы захотите, вы можете вернуться на прежнюю работу, потому что мне нужен будет человек, который мне будет помогать по хозяйству. Дело в том, что я решила устроиться на работу.
    – Но как ты собираешься это сделать, если у тебя фальшивый паспорт? – спросила Катя.
    – Да очень просто. Для начала выброшу этот паспорт. А потом заявлю в милицию, что у меня украли сумочку со всеми документами, и восстановлю старый паспорт. Документы у меня для этого все есть. Они лежат в секретере. Вот есть и еще один повод вернуться домой.
    – Молодец, Лика. Я всегда считала тебя умницей, но ты превзошла даже все мои ожидания.
    – Да, я полностью согласна с Катей. Ты, Лика, действительно, молодец. А что касается твоего предложения относительно работы у тебя. Так я согласна, причем за любые деньги. Могу даже бесплатно.
    – Ну, наконец-то, дождалась заслуженной похвалы. Но вот я, когда устроюсь на работу, уж точно бесплатно работать не буду.
    И они все дружно и беззаботно рассмеялись.
    Сборы заняли совсем немного времени. А к полудню Лика уже подъезжала на такси к такому родному и знакомому ей дому. Она решила ехать одна, хотя Катя просто настаивала на том, чтобы ее сопровождать.
    – Ну, как ты собираешься ехать одна в это «осиное гнездо»? – не унималась Катя. – И потом, как ты дотащишь свои вещи, ты еле на ногах держишься.
    – Во-первых, это не «осиное гнездо», а мой дом, в котором я прожила немало лет. Во-вторых, я возвращаюсь с теми же вещами, с которыми я не так давно удирала из этого дома, и как-то справилась сама. А, в-третьих, я попрошу таксиста, и он поможет мне донести вещи до лифта. И это тоже входит в мой сценарий «возвращения». Так все будет выглядеть более естественно. А что касается того, что я еле на ногах держусь, тут ты совсем ошибаешься. Как раз сейчас я, как никогда, чувствую себя уверенно и от этого ощущаю какой-то нереальный прилив сил.
    И это, действительно, было правдой. А когда человек полностью уверен в своих возможностях, у него, как это не кажется странным, все всегда получается. А Лика была настроена по-боевому. Поэтому, когда она вошла в парадное, с плетущимся за ней с тяжелым чемоданом таксистом, и одарила консьержку томным и пренебрежительным взглядом, та даже не спросила, в какую квартиру направляется такая изысканная дама. И так было ясно – к себе домой.
    Лика вошла в лифт и нажала кнопку нужного этажа. Пока лифт медленно, как ей показалось, поднимался наверх, сердце ее бешено колотилось. А вдруг она ошиблась в своих предположениях, и за квартирой кто-то приглядывает. Тогда все полетит к чертям. Но, как ни странно, ей уже было все равно. Как говориться: «лучше ужасный конец, чем ужас без конца».
    Поэтому, когда она вышла из лифта, то совершенно без колебаний вставила ключ в замочную скважину и уверенным движением открыла дверь. В нос «ударил» запах пыли, из чего следовало, что здесь давно никого не было. Да и при ближайшем рассмотрении квартира выглядела нежилой и от этого какой-то чужой и неуютной. Лика поймала себя на мысли, что в прошлый свой приход сюда она испытала те же чувства.
    – Как странно, – подумала она, – оказывается, что и дома, и квартиры имеют душу. Пока в них кто-то живет, в них столько тепла и уюта. А стоит людям хотя бы на полгода покинуть свое жилье, и квартира «умирает». Вот только от человека она выгодно отличается, потому что стоит хоть кому-то поселиться в ней, и она снова начинает жить. Пусть другой жизнью, если сменился хозяин, но все равно живет. Как жаль, что мы не похожи на дома и квартиры. Ведь, когда у нас меняется «хозяин», в нас умирает частичка души. Ну, а если любимый «хозяин» покидает нас, мы умираем сами. И ничто уже не может нас воскресить.
    Чтобы как-то отвлечь себя от этих грустных мыслей, Лика, прежде позвонив Кате и Анне Сергеевне, решила сразу же заняться уборкой. Да, давно ей не приходилось занимать такой работой. В последние годы Кирилл полностью оградил Лику от, привычных для любой другой женщины, домашних обязанностей. Готовила кухарка, убирала квартиру, стирала и гладила горничная. Лике надлежало лишь проследить за тем, чтобы все добросовестно выполняли возложенную на них работу. Но, как говориться, «голова боится, а руки делают». Было бы желание. А желание было. Поэтому и квартиру Лика отмыла до блеска, и в шкафах порядок навела, и еще ужин успела приготовить из того, что заботливая Анна Сергеевна успела ей всучить, уже когда Лика садилась в такси.
    Сидя за кухонным столом и поедая скромный ужин, она мысленно поблагодарила предусмотрительную Анну Сергеевну, потому что после «трудового подвига» ей страшно захотелось есть. А еще почему-то настроение стало намного лучше, и в голову уже не лезли дурацкие мысли, а хотелось совсем немного – принять ванну и завалиться спать. А все остальное оставить на потом, на завтра.
    Рано утром ее разбудил телефонный звонок. Это явно звонили не свои, потому что с ними она договорилась общаться только по мобильному телефону. Почему-то она решила, что это звонит Кирилл. Ей вдруг так захотелось снять трубку и услышать такой родной и любимый голос. Но она этого не сделала, сразу же вспомнив о его предательстве. Звонивший не был настойчив, и скоро телефон замолчал.
    – Скорее всего, кто-то ошибся номером, – подумала Лика, и, повернувшись на другой бок, снова заснула.
    А на другом конце провода человек опять потерял надежду, надежду на то, что ему обязательно ответят. И этим человеком был именно Кирилл.
    В последнее время все у него не ладилось. Лена лежала в больнице, и врачи постоянно пугали его тем, что здоровье его «жены» под угрозой. А Кирилла почему-то в это время стало беспокоить совсем другое. Он хотел только одного – найти свою настоящую жену Лику. Именно сейчас ему вдруг стало страшно ее не хватать. А тут еще стали часто названивать теща и сын, которые требовали от него объяснений. Они не могли понять, что могло случиться такого с Ликой, что даже по телефону они не могут с ней пообщаться. И опять приходилось врать, изворачиваться. Он так от всего этого устал. Нервы были просто на пределе. Из-за всего этого он никак не мог сосредоточиться на работе. Компаньоны были в недоумении. Фирма была на грани разорения, потому что ее шеф несколько дней подряд мог не появляться в офисе. Ему хотелось только одного – чтобы все оставили его в покое. Именно тогда ему в голову пришла мысль позвонить на свою московскую квартиру. Накануне ему приснилась Лика. Она как всегда сидела в своем любимом кресле и болтала по телефону. Он подошел и нежно обнял ее за плечи. А она почему-то вдруг положила трубку, хотя обычно говорила, чтобы он не мешал ей, и спросила у него, почему он так долго отсутствовал и так давно ее не обнимал… Сон был таким реальным, что, когда он внезапно проснулся, еще некоторое время не мог понять, куда же подевалась Лика. А когда понял, что это был всего лишь сон, то решил, что он, конечно же, вещий, потому что его жена давно дома, и она думает о нем и ждет от него звонка. С трудом дождавшись рассвета, он позвонил в Москву. И каждый протяжный звонок одиночеством откликался в его сердце. Ее там нет. Это всего лишь сон. И тогда он пожалел о том, что вообще проснулся.
    Теперь каждый день был для него пыткой, потому что не приносил с собой ничего хорошего. Кирилл казнил себя за то, что смог предать любимую женщину. Он до сих пор не мог понять, как вообще такое могло произойти. Ведь раньше кроме Лики женщин для него не существовало. Как же Лене, ничего из себя не представляющей, удалось так ловко его окрутить? И тут он понял, что нашел причину своих несчастий. Это она – Лена во всем виновата. Это она змеей вползла в их счастливую и налаженную жизнь. А он, как слепой котенок, ничего не подозревая, шел у нее на поводу. А теперь она ждет от него ребенка. Он попался, как неопытный мальчишка, в ее ловушку. И уже ничего нельзя изменить – слишком поздно.
    Лика в то утро проснулась с тяжелым сердцем. У нее из головы не выходил утренний звонок. Она никак не могла понять, почему он так встревожил ее, и почему вдруг она решила, что звонил Кирилл. Скорее всего, ошиблись номером. Тогда отчего ей так тревожно, как будто что-то плохое должно произойти, и «ком» в горле, и слезы в глазах. И вдруг она не выдержала и разревелась. Она рыдала как когда-то в детстве, когда ее обиды и непонимание и безразличие близких, превращались в два противоположных полюса, и ситуация казалась неразрешимой. Но, как и в детстве, с этими потоками слез уходила и боль обид, и неразрешимость проблем. Но на этот раз ее рыдания прервал звонок на мобильный телефон. На этот звонок ей пришлось ответить. Звонила Катя, которая по голосу подруги сразу же поняла, что что-то произошло.
    – Лика, ты что, ревешь?
    – С чего ты взяла? У меня просто заложен нос потому, что всю ночь проспала под сплитом и, видимо, простудилась.
    – Не морочь мне голову. Какой может быть сплит, когда за окном +19. А ночью было даже холодно. Я под одеялом спала. Колись, что опять случилось?
    – Да, в общем-то, ничего особенного. Просто рано утром кто-то позвонил на домашний телефон. И мне показалось, что звонок был не местный. И я подумала, что звонил Кирилл.
    – Ну, и что из этого. Предположим, ты права, и это звонил он. И что? Из-за этого надо реветь?
    – Катя, ну как ты не понимаешь? Может быть, он ищет меня? И все, что мы ему тут приписали – неправда, а я не взяла трубку. Может быть, у него что-то случилось, и ему нужна помощь.
    – Ему нужна помощь, говоришь. Ищет тебя. А где же он был все это время? На необитаемом острове? Ты уже забыла, какие сказки он рассказывал мне? Лика, выбрось эти глупости из головы и начинай новую жизнь. Тебя одну вообще оставлять нельзя. Всякая чушь лезет тебе в голову. Просто не знаю, что с тобой будет, когда я уеду. Может, все-таки, поедешь вместе со мной?
    – Нет, Катюша. Спасибо, конечно, но я останусь здесь. Ты абсолютно права – надо начинать новую жизнь. А еще мне необходимо связаться с мамой и с сыном.
    Но прежде, чем общаться с близкими, ей нужно было решить более насущную проблему – восстановить свой прежний паспорт. На самом деле это даже нельзя было назвать проблемой. Потому что достаточно было заявить об утере паспорта и подать необходимые документы, удостоверяющие ее личность, в паспортный стол. Ну а чтобы ускорить процесс получения документа, нужно было просто дать денег паспортистке, которую Лика уже давно и очень хорошо знала. Что касается документов, удостоверяющих ее личность, то они все были на своем месте – в ее комоде. Ленка, видимо, не решилась их уничтожить. Скорее всего, побоялась, что они могут когда-нибудь понадобиться Кириллу, тем более что в их числе было и свидетельство о браке.
    Вот с этого и начала свою новую жизнь Лика. Паспорт, как она и ожидала, сделали ей быстро. Теперь надо было подумать и о работе, потому что деньги, которые она успела снять со счета, когда-то должны были закончиться, а ее остальные счета были по-прежнему заблокированы. Вопрос с работой решить было намного сложнее, чем с паспортом. Так сложилось, что она ни дня не работала в своей жизни, несмотря на хорошее образование. Поэтому пытаться куда-то устроиться без всякой протекции, было совершенно бессмысленной акцией. Кому нужен сотрудник без опыта работы, не имеющий даже трудовой книжки. А протекцию могли составить только хорошо знакомые люди. К приятелям Кирилла она обращаться не хотела, да и не безопасно это было. Она ведь до сих пор не знала, как ее отсутствие Кирилл объяснил всем общим знакомым. Но ее положение было не безнадежным, потому что за последние несколько месяцев она приобрела новых знакомых. И хотя их было немного, зато это были надежные люди, на которых всегда можно было положиться в минуты испытаний. Вот и сейчас Лика подумала о том, что вечером обязательно позвонит Вике, и та непременно что-нибудь придумает. А теперь пришло время совершить самое трудное дело на сегодняшний день – это позвонить маме и сыну. Она долго не решалась, чей телефон набрать первым. Но потом решила, что с сыном раз-говор получиться легче, чем с мамой, хотя бы потому, что он молод, а у молодых все в жизни намного проще, и они не из чего не делают проблем.
    Она набрала номер мобильного так любимого ею сыночка и, казалось, целую вечность ждала, пока на другом конце света услышит такой до боли родной голос.
    – Слушаю вас, – ответил ей мужской голос.
    Это был голос Кирилла. У нее даже дыхание от неожиданности перехватило. Интересно. Что он делает в Лондоне? И почему отвечает с мобильного сына? Неужели что-то случилось с Владиком? Ее мысли снова прервал все тот же мужской голос.
    – Говорите, я слушаю вас.
    И тут вдруг до нее дошло. Ведь это же ее Владик, просто голос его очень похож на голос отца. Боже мой, прошло всего два года с тех пор, как они расстались. И около года после их последнего разговора по телефону. Мальчик просто повзрослел, а она все еще видит в нем ребенка и ждет, что ей ответит знакомый детский голосок. И вдруг голос ее предательски дрогнул, и со слезами в глазах она тихо сказала:
    – Владик, сынок, это мама, – на большее у нее не хватило сил.
    – Мама? Это правда, ты? Мамочка, ну почему ты так долго мне не звонила? Я думал, что ты совсем забыла обо мне. Правда папа говорил мне, что ты очень больна и не можешь звонить. А когда я просил его отвезти меня к тебе, чтобы хоть взглянуть на тебя, он тоже отказывал. И я перестал ему верить, потому что так не бывает, чтобы нельзя было сыну видеть мать. Я стал звонить бабушке, но он ей было известно столько же, сколько и мне. А что делать в такой ситуации мы просто не знали. У бабушки на нервной почве случился даже микроинсульт. Но ты не волнуйся, уже все хорошо – в Тунисе замечательные врачи. Только выезжать ей пока никуда не разрешают, потому что смена климата может вызвать серьезные осложнения. А бабушка просто рвется в Москву. У нее навязчивая идея, что с тобой случилось что-то ужасное.
    Пока он говорил, Лика смогла взять себя в руки, и уже спокойным голосом смогла ему ответить.
    – Владик, не волнуйся. Теперь все будет очень хорошо. По телефону я не смогу тебе всего объяснить. Скажу только, что я действительно была очень больна. Но рядом со мной не было никого из близких мне людей. Вас с бабушкой обманывали. Зачем? Я и сама еще не разобралась. Но я это обязательно сделаю, а пока не беспокойся обо мне. Я познакомилась с замечательными людьми, которые помогли мне выжить в прямом смысле этого слова. Сейчас я живу в нашей московской квартире и пытаюсь разобраться с тем, что случилось со мной. Бабушке я сегодня же обязательно позвоню. Но чтобы ее не волновать, рассказывать ей то, что рассказала тебе, не буду. Просто скажу, что мне врачи уже разрешили общаться с вами по телефону. И еще. Если будешь разговаривать с папой по телефону, ни в коем случае не говори ему о моем звонке. Пока он не должен об этом знать, а тем более о том, где я сейчас живу. Пусть пока это будет нашей с тобой маленькой тайной – твоей и моей. Теперь ты можешь мне звонить в любое время по телефону, который высветился у тебя на дисплее. Целую тебя, мой дорогой, и очень сильно люблю.
    – И я люблю тебя, мамочка. И хотя я ничего не понял, но я верю тебе и надеюсь, что скоро смогу тебя обнять.
    На этом их разговор был закончен. Теперь нужно было позвонить маме. И опять врать. На этот раз это будет ложь во спасение.
    Как она и сказала сыну, для мамы она по-прежнему находилась в клинике, но уже могла по телефону общаться со своими близкими. Еще она успокоила маму тем, что уже практически здорова, но по тем же причинам, что и мать, не может пока покинуть клинику. Смена климата для выздоравливающего человека не всегда полезна. Поэтому и маме посоветовала беспрекословно слушаться врачей и беречь себя, потому что и Лика и Владик ее очень сильно любят. После этого разговора она почувствовала, что мама успокоилась, и с легким сердцем закончила разговор.
    Сегодня она была очень счастлива. Все это время, пока она считала себя со-вершенно брошенной, о ней беспокоились и переживали самые дорогие ее сердцу люди – сын и мать. Они ее очень любят. А что в сущности нужно человеку для счастья? Да очень немного – просто, чтобы его хоть кто-нибудь по-настоящему любил и напоминал об этом почаще.
    Лика взглянула на часы. Время приближалось к полуночи. Звонить Вике было уже неудобно. Да и сил на новый разговор уже не осталось. Из-за нервного напряжения Лике казалось, что она весь день разгружала вагоны. Хотя, как чувствует себя человек, весь день разгружающий вагоны, она не знала, но ей все равно казалось, что именно так, как она себя сейчас чувствовала. Поэтому она приняла единственное правильное решение – приняла душ и безмятежно уснула.
    Она проснулась от того, что солнце своими яркими лучами светило ей прямо в глаза. На часах было одиннадцать. Опять она опоздала, звонить уже поздно, потому что проспала по старой привычке почти до полудня. Вика давно уже на работе, как и большинство людей в этой стране. И они не только зарабатывают на жизнь. Они еще живут полнокровной жизнью: общаются, что-то создают своим умом или своими руками, и кто-то из них получает истинное удовольствие от этой работы. А еще они в минуты кратковременного отдыха пьют кофе и выкуривают между делом хорошую сигаретку. А в праздники они собираются на корпоративные вечеринки, где шумно и весело, где звучит хорошая музыка, и где подвыпившие сотрудники забывают о субординации и «закручивают» короткие романы, а может быть и длительные – это кому как повезет.
    А Лике все это неведомо, потому что ее муж никогда не хотел, чтобы она работала, и чтобы у нее была такая жизнь. Он постоянно пугал ее сластолюбивыми и пошлыми начальниками, скучной и однообразной работой, сотрудниками, которые только и делают, что подсиживают таких как она.
    Кстати, о муже. Она вдруг вспомнила вчерашний разговор с сыном и матерью. Какая же сволочь – Кирилл. Из-за него так страдали самые любимые ею люди. А мама вообще могла умереть, и Лика даже бы ничего не узнала об этом. Правильно Катюша оценила ситуацию и так безжалостна к Кириллу. Только такая дура, как я, может еще надеяться на что-то хорошее в своих семейных отношениях.
    Все, дождусь вечера и обязательно созвонюсь с Викой, надеюсь, у нее как всегда что-нибудь для меня найдется. Ее мысли прервал звонок в дверь. Лика даже вздрогнула от неожиданности. Она быстро накинула халат и тапки и тихонько подкралась к двери, подумав, что странно, что звонили не по домофону, а в дверной звонок. Она осторожно взглянула в «глазок». На лестничной площадке стояла Анна Сергеевна. Лика тут же открыла дверь.
    – Здравствуй, детка. Ты извини, что я в такую рань тебя беспокою, но я все утро пыталась до тебя дозвониться, но не один из телефонов не отвечает. Вот я и забеспокоилась.
    – Ну, что вы, Анна Сергеевна. Я всегда так рада вас видеть. А с телефонами все нормально. Просто домашний телефон я отключила, чтобы случайно не схватить трубку, а у мобильного, видимо, села батарейка потому, что я вчера по нему очень долго разговаривала. Да вы заходите, не стойте на пороге. Вы даже не представляете, как вовремя вы зашли. Мне вам так много нужно рассказать, а еще посоветоваться.
    Анна Сергеевна пришла как всегда не с пустыми руками. Она выложила на кухонный стол какие-то судочки и тоном, не терпящим возражений, сказала:
    – Немедленно умойся, и через пять минут я жду тебя за столом. Знаю, что сидишь голодная. Холодильник, конечно же, пустой – одни йогурты да кефир.
    Лика была так рада приходу этой женщины. Ей опять казалось, что она вернулась в свое далекое детство. И это не Анна Сергеевна, а ее любимая бабушка сейчас зовет ее к столу. И она даже почувствовала запах той еды, которую бабушка ставила на стол. Аромат разливался по всей кухне. А она еще капризничала. И ее приходилось уговаривать съесть хоть что-нибудь. Ей даже показалось, что она у себя в родном городе и остро почувствовала запах свежести, исходящей от весенней зелени после только что прошедшего дождика. И все это было так реально, что она сама во все это поверила, хотя она сейчас находилась в задыхающемся от выхлопных газов мегаполисе, а на дворе уже стояла промозглая осень.
    Так хоть иногда бывает в жизни с каждым человеком. Особенно, когда ему плохо. И вдруг память из каких-то потаенных глубин души вырывает что-то светлое со всеми его звуками, запахами, «живыми» картинками. И человек в этих отрывках из прошлого не просто видит себя таким, каким он был, а еще и ощущает все, как будто это происходит с ним сейчас. Трудно объяснить от чего и как все это происходит. Но, если человеку суждено испытывать такие мгновения, это счастливый человек, потому что он способен вернуть, хоть на мгновение, лучшие минуты своей жизни. Из задумчивости Лику вывел голос Анны Сергеевны:
    – Лика, поторопись, уже и так почти все остыло.
    Лика вошла в кухню и села за стол. При виде такой вкуснятины ей страшно захотелось есть. Она ела с чувством огромного удовольствия. Анна Сергеевна ее не торопила и маленькими глоточками пила ароматный кофе. Когда завтрак был закончен, Лика поблагодарила свою благодетельницу и приступила к рассказу о вчерашних событиях. Анна Сергеевна внимательно слушала и не перебивала.
    Когда Лика закончила свой рассказ о разговоре с мамой и сыном, она сразу же перешла к проблеме, которая на сегодняшний день беспокоила ее особенно.
    – Анна Сергеевна, мне, конечно, интересно узнать, что вы думаете о том, что я вам рассказала. Но еще важнее для меня, что вы посоветуете, если я вам сейчас скажу, что решила искать работу. Ведь вся проблема в том, что я ни дня не работала.
    – Ну, что мне тебе ответить на все твои вопросы? Конечно, ты правильно поступила, позвонив своим близким. Хоть им теперь будет спокойно. Да и поговорить с родными, наконец, можешь в любое время. А что касается работы, то я думаю, что смогу тебе помочь. Насколько я помню, у тебя высшее образование переводчика. У тебя сейчас как с «языками»? Все забыла или что-то помнишь?
    – Помню, все помню. Ведь пока сын был маленький, я ездила с ним, как со-провождающая, когда их отправляли в Лондон от школы на месяц, а иногда и на три для стажировки по обмену. Вот там я не теряла времени даром. Пока сын учился, я общалась с людьми везде, где представлялся случай: будь то магазин, или музей, или семья, в чьем доме мы жили. За это время я не только в совершенстве освоила язык, но еще и потихоньку изучала местные диалекты.
    – Вот и отлично. Ты, наверное, помнишь, я рассказывала, что много лет проработала учителем английского языка в школе. Так вот, это была не простая, а частная школа. В ней учатся дети олигархов и всяких знаменитостей. С улицы учителей туда не берут, сама понимаешь. Но у меня там была безупречная репутация, и директор школы никак не хотела меня отпускать на пенсию. Еле ее уговорила, сославшись на неважное здоровье. Я ведь тоже «языки» не только в ВУЗе изучала. Все свое детство прожила за границей. Мой папа, царствие ему небесное, был дипломатом – вначале во Франции, а потом в Англии. Школу я тоже там закончила, потом родители меня устроили в колледж. И только после этого я вернулась в Россию, тогда это был еще Советский Союз, поступила в МГИМО и с отличием его окончила. В молодости работала долгое время переводчиком на круизных лайнерах, объездила весь мир. Там же познакомилась со своим будущим мужем, моим коллегой. Мы с ним еще ни один год колесили по миру, пока он не погиб. Детей у нас не было. После его трагической гибели я оставила прежнюю работу и устроилась в частную школу, о которой только что тебе рассказывала. Так что мои связи, моя репутация и моя рекомендация, наде-юсь, решат твою проблему с работой.
    – Анна Сергеевна, мне вас сам Бог послал. Но на мне теперь лежит такая от-ветственность. Ведь я никто по сравнению с вами. И никогда не смогу вас заменить.
    – Никогда не говори никогда. Ты даже не представляешь, каких бездарей приходится принимать директору, когда ее об этом просят родители, которые сами когда-то учились в этой школе. Вот такие, с позволения сказать, учителя там тоже нередко работают. Так что тебя, отличницу возьмут с распростертыми объятиями. Да, и самое главное – зарплата там тоже солидная, не то, что в обычной школе.
    – А ты, наверное, когда увидела мою квартиру, решила, что я на зарплату домработницы такой ремонт сделала?
    – Если честно, был такой грех. Мне теперь так стыдно.
    – Да не расстраивайся. Все нормально. А сейчас я уйду, но прежде оставлю тебе список литературы, которую ты приобретешь. И потом, когда я договорюсь с директором, мы с тобой немножко позанимаемся.
    – Анна Сергеевна, а почему вы так уверены, что меня обязательно возьмут? Ведь уже сентябрь заканчивается, штат обычно уже в августе сформирован?
    – Это потому, что, как ты сказала, меня тебе послал сам Господь Бог. Просто на прошлой неделе мне звонила директриса, кстати, моя старинная подруга, и жаловалась, что одна ее «англичанка» собралась в декретный отпуск. Весной еще ничего не было видно, а пришла первого сентября и поставила директора перед фактом. А теперь представляешь, какой сюрприз я сделаю своей подруге. Да она меня всю жизнь благодарить будет. Ну, а теперь вот тебе список литературы, беги в книжный магазин, и не забудь по дороге каких-нибудь продуктов купить – тоже пригодятся, а потом садись заниматься. Я очень строго принимаю экзамены. Можешь с первого раза и не сдать.
    – Спасибо, Анна Сергеевна. Ну что бы я без вас делала?
    – Пирожками у метро торговала. Шутка, конечно, но думаю, недалекая от правды.
    И с этими словами Анна Сергеевна удалилась, оставив Лику наедине с ее мыслями.
    Последние слова, сказанные Анной Сергеевной, ее очень расстроили. А ведь и правда, если бы не участие этой замечательной женщины, куда бы она могла устроиться? Она почти не рассчитывала на помощь Вики, потому что та работала на государственном предприятии. Там никакие связи не помогут, если нет ни опыта работы, ни тем более трудовой книжки. Единственное на кого она рассчитывала – это был муж племянницы, «крутой» бизнесмен. Ну и тут Лика не обольщалась, скорее всего, секретарша у него была, а на большее Лике рассчитывать не приходилось. Поэтому спасибо провидению, что на ее пути встретилась Анна Сергеевна.
    А теперь хватит заниматься самоедством. Решила Лика, и отправилась по магазинам.
    Вернувшись домой, она приготовила ужин, наспех поела, и с нескрываемым удовольствием уселась за учебники. И опять уже знакомое ей чувство поглотило ее с головой. Она снова ощущала себя студенткой накануне экзаменов, и ей очень хотелось получить «отлично». Сейчас ее радовало абсолютно все. Она испытывала настоящий «кайф» от того, что она с интересными ей книжками, завернувшись в теплый плед, сидит в своей уютной квартире, когда за окном льет дождь, а не успевшие вернуться домой люди, кутаются в куртки и пытаются удержать зонты, которые выворачивает ледяной ветер.
    Она так увлеклась любимым делом, что когда зазвонил мобильник, она его даже не сразу услышала. Звонила Катюша. Уже неделя прошла, как они расстались, а Лика даже ни разу ей не позвонила. Ей стало стыдно.
    – Привет, подруга. Ты как всегда в своем репертуаре. Опять не звонишь. Нужно бы забеспокоиться. Но, зная тебя, можно сделать вывод, что жизнь потихоньку налаживается. Или я не права?
    – Катюша, здравствуй. Ты, конечно как всегда права. Я – сволочь. Но у меня есть смягчающие обстоятельства – я просто вся в делах. Во-первых, наконец, поговорила с мамой и с Владиком. Ты была права – Кирилл сволочь. Во-вторых, я устраиваюсь на работу. Куда – пока не скажу, чтобы не сглазить. Но сейчас занимаюсь и готовлюсь к экзаменам. А как у тебя дела? Как дома? Я сейчас часто скучаю по нашему городу.
    – У нас все хорошо. А ты – молодец. Я за тебя рада. Так держать!
    Они поговорили еще несколько минут. За это время Лика успела сообщить о разговоре с Владиком и мамой, выразить свое возмущение в адрес мужа, рассказать кое-что о планах на будущее, и обещала почаще звонить подруге.
    Закончив разговор, Лика еще до глубокой ночи просидела за книгами, даже не заметив, как уснула, уткнувшись лицом в книжку. Несмотря на бессонную ночь, проснулась она довольно рано. Приняла душ. Выпила чашку крепкого кофе и позвонила Анне Сергеевне.
    – Алло, – почти сразу ответил знакомый голос.
    – Анна Сергеевна, это я. Доброе утро. Ваше задание выполнено. Я почти всю ночь не спала, занималась. Проснулась рано, потому что не терпелось вам позвонить и узнать, как решился мой вопрос. Или я очень тороплю события?
    – Доброе утро, Лика. Ты звонишь как раз вовремя. Я сама уже собиралась тебе звонить, но боялась разбудить. С директрисой я поговорила еще вчера. Но мы так заболтались, что тебе звонить было уже поздно. Не буду передавать весь наш с нею разговор о тебе, и томить тебя с ответом. В общем, сегодня в 14-00 тебе нужно быть у меня дома, потому что на это время я заказала такси. И мы вместе поедем в школу оформлять тебя на работу. Так что экзамены временно отменяются. Жду тебя. И не забудь захватить паспорт и диплом.
    – Спасибо огромное, я уже бегу, – только и успела ответить страшно взволнованная Лика.
    Неужели ей опять сопутствует удача. Она обязательно использует этот шанс, данный ей судьбой. И кто знает, чего она сможет добиться в дальнейшей своей жизни. Она еще всем докажет, что она способна на многое. Она будет очень стараться, и трудиться изо всех сил.
    Прежде чем выйти из дома, Лика долго перебирала весь свой гардероб, пытаясь найти что-нибудь приличествующее данному случаю. И остановилась на строгом деловом костюме. Она вообще не помнила, с какой целью его покупала, но то, что она его ни разу не одевала, было абсолютно точно. Потом она сделала легкий макияж. И взглянув на себя в зеркало, осталась крайне довольна собой.
    Она вызвала такси, и уже через полчаса машина мчала ее по, такой привычной с ее «пробками», Москве к совершенно новой и немножко пугающей жизни.
    Встреча с подругой Анны Сергеевны и будущей начальницей Лики прошла на редкость удивительно по-семейному, если такое сравнение уместно в данном случае. Лике как-то сразу понравилась Марта Эдуардовна. Она производила впечатление не только представительного руководителя, хорошо знающего свое дело, но и удивительно добродушного человека. С точки зрения Лики, именно таким и должен быть настоящий педагог, а тем более руководитель педагогического коллектива. Но, к несчастью, это скорее исключение из правил. Хотя в данном случае ничего странного в этом не было. Недаром говориться: «Скажи мне кто твой друг, и я скажу тебе, кто ты». А ведь Анна Сергеевна называла директрису своей старинной подругой.
    Дав сотруднице «Отдела кадров» задание заняться оформлением нового преподавателя английского языка, Марта Эдуардовна любезно предложила провести небольшую экскурсию по школе. Лика была в полном восторге от увиденного.
    Школа была небольшой, рассчитанной всего на шестьсот детей. В каждом классе училось не более двадцати детей. Каждая классная комната была не похожа на другие. Везде чистота и уют. У детей единая стильная форма, которая при всем при этом, не делала их похожими на близнецов. Каждому ребенку дозволялось внести в свой образ что-то личное, отличающее от других: будь то прическа, длина юбки, или крой брюк. А поскольку школа была с углубленным изучением иностранных языков, то ученикам, за исключением начальных классов, запрещалось даже на переменах говорить по-русски.
    И еще одна особенность отличала эту школу от остальных: здесь работали не только женщины, но и мужчины. Лика подумала, что это скорее объясняет уровень зарплаты, а не энтузиазм педагогов.
    В общем, все ей здесь очень понравилось. А когда экскурсия по школе закончилась, директриса сообщила, что завтра у Лики первый рабочий день, знакомство с коллективом и ее учениками. Вначале работать она будет в пятых классах, а потом видно будет. А теперь ей нужно было посетить отдел кадров и получить учебный план на первое полугодие и инструкции о правилах работы в данной школе.
    Когда, наконец, она вышла из здания школы, ей вдруг стало страшно от того, что она не справится, подведет хороших и порядочных людей, и потом всю жизнь будет себя за это казнить. Нет, так нельзя. У нее нет права на ошибку.
    Первый рабочий день стал для Лики сплошным стрессом. Всю ночь она почти не спала, боясь не услышать звонок будильника и проспать. Потом, когда ехала в такси, боялась встречи с новым коллективом, не знала, как себя вести. Но больше всего ее пугала встреча с учениками. Ведь она не педагог. Вдруг она не сможет найти контакт с детьми. И тогда – прощай работа. А ведь это ее единственный шанс.
    На деле оказалось, что знакомство с коллективом – это пустая формальность. Поскольку времени до начала первого урока было немного, Марта Эдуардовна представила всем нового педагога и сказала, что дальнейшее более тесное знакомство будет происходить в процессе учебного и рабочего времени, а потом повела Лику в класс, представила ее детям и сразу же покинула кабинет, сославшись на свою загруженность по работе.
    Вот это было самым настоящим испытанием. Когда она осталась наедине со стоявшими перед ее взором детьми, она почувствовала себя каким-то экзотическим зверьком в клетке, которого изучали двадцать пар газ. И все они были не похожи друг на друга. Одни смотрели с любопытством, другие – оценивающе, третьи – с каким-то высокомерием. Не было только безразличных глаз. И только одна очаровательная девочка смотрела на нее, как ей показалось, с восхищением.
    Эта немая сцена продолжалась не более двух-трех минут, а Лике она показалась бесконечной. Но потом она собралась, взяла себя в руки и начала урок. Она говорила нарочито тихо и спокойно. И этот тихий голос заставлял детей вслушиваться, не отвлекаясь на посторонние дела. За урок ей, как это не покажется странным, удалось пообщаться с каждым ребенком, что дало ей возможность составить хоть какое-то мнение о них. Детям урок, похоже, тоже понравился, потому что, когда прозвенел звонок, они все еще продолжали сидеть за партами. За такую дисциплину она решила их поощрить и не задавать задания на дом в честь их первого знакомства. О чем и сообщила всем в конце урока. Ей даже в голову не могло прийти, что этим поступком, как волшебным ключиком, она открыла сердца своих детей к их дружескому общению. Потом были еще два урока в других классах, которые прошли очень похоже. После уроков дети только и обсуждали новую учительницу. А она не переставала удивляться самой себе. Но потом решила, что как говориться «гены пальцем не раздавишь», и, видимо, педагогический дар бабушки и мамы передался и ей по наследству. И, сделав для себя такой вывод, она поняла, что теперь у нее все обязательно получится.

    0


    Ссылка на этот материал:


    • 0
    Общий балл: 0
    Проголосовало людей: 0


    Автор: Лина Максимова
    Категория: Проза
    Читали: 37 (Посмотреть кто)

    Размещено: 7 марта 2016 | Просмотров: 56 | Комментариев: 0 |
    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2018 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.