«    Ноябрь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус |

Сейчас на сайте:
Пользователей: 1
Ленусик

Роботов: 0
Отсутствуют.

Гостей: 7
Всех: 8

Сегодня День рождения:

  •     Shteler (19-го, 31 год)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 1949 Кигель
    Флудилка Поздравления 1674 Lusia
    Школа начинающих поэтов Выразительные средства (ШКОЛА 2) 135 KURRE
    Флудилка На кухне коммуналки 3047 Старый
    Книга предложений и вопросов Советы по улучшению клуба 489 ytix
    Книга предложений и вопросов Неполадки с сайтом? 181 Моллинезия
    Рисунки и фото Цифровая живопись 239 Lusia
    Стихи ЖИЗНЬ... 1615 NikiTA
    Стихи Вам не понравится 35 KoloTeroritaVishnev
    Рисунки и фото Как я начал рисовать 303 Кеттариец

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    Карточный домик (часть 5)

    Потом дни полетели как листья осенью с деревьев. Прошел месяц. За это время она успела познакомиться со своими коллегами по работе, но решила ни с кем не завязывать дружеских отношений. А благодаря своему доброжелательному отношению ко всем она завоевала симпатии практически всех учителей. Еще ее очень порадовала зарплата, вернее ее уровень. Она поняла, что этих денег ей будет хватать на все ее прихоти. Ведь она живет одна. В связи с этим у нее возникла вполне здравая мысль – купить машину. Ведь каждый день ей приходилось добираться довольно далеко и, как правило, на такси, что, в общем-то, было тоже не дешево. А деньги, снятые со счета, вместе с «заначкой» представляли собой достаточную сумму для такого мероприятия. Раньше ей такая мысль в голову не приходила потому, что, во-первых, не было такой необходимости, а, во-вторых, она боялась остаться без средств к существованию, не имея работы. Теперь все в ее жизни изменилось. И это ей очень нравилось.
    С учениками у нее складывались тоже прекрасные отношения, что очень нравилось директрисе. Дети, конечно, все были разные, и отношение к учебе у всех было разное. Но что касается «языков», то в основном дети их успешно осваивали. Только одна ученица, та, которая ей понравилась в ее первый рабочий день, совершенно не справлялась с программой. Звали девочку Ладой. Она очень отличалась от остальных детей. Тихая, молчаливая, всегда одна на переменах. Лика не раз пыталась поговорить с ней, узнать, в чем проблема такого отставания по учебе. Но всегда как будто натыкалась на глухую стену. Ответ всегда был один – не знаю. Лика решила поговорить об этом с Мартой Эдуардовной. И как-то после уроков зашла к ней в кабинет.
    Директриса была рада ее приходу и сразу начала разговор с похвалы в ее адрес. Но Лика, поблагодарив ее за такую высокую оценку, сразу перешла к наболевшей проблеме. Марта Эдуардовна внимательно выслушала ее, а потом неожиданно с грустью сказала.
    – Видите ли, Анжелика Валерьевна, вам, наверное, на роду написано быть педагогом, раз вы обратили внимание именно на этого ребенка. У нее, не смотря на юный возраст, очень сложная судьба. Она учится в нашей школе с первого класса. У нее была прекрасная семья: красавица-мама, известная актриса, и отец – банкир. На редкость любящие друг друга люди. Кроме Лады у них был еще старший сын. Два года назад они все вместе собрались отдохнуть за границей. Но случилось так, что Лада накануне отъезда тяжело заболела. Мать хотела отказаться от путевок и не лететь, но муж настоял на отъезде, пообещав, что как только Ладе станет лучше, они сразу же прилетят к ним, тем более что у него тоже возникли проблемы на работе, и он никак сейчас не может уехать. На том и порешили. Если бы они знали тогда, что видятся в последний раз. Самолет не долетел до пункта назначения. И жена, и сын погибли. С тех пор девочка замкнулась в себе, а отец весь ушел в работу. Нет, это не значит, что он не занимается дочерью. У нее есть все. Он окружил ее «мамками и няньками», не отказывает ей ни в чем, но никто и никогда не сможет заменить ребенку мать. Мы, учителя, со своей стороны стараемся закрывать глаза на многие проблемы в учебе, жалея девочку. Но вы, наверное, правы, что это не метод решения проблемы. А знаете что? Вы попробуйте поговорить с ее отцом. У вас это лучше получится, чем у кого бы то ни было, потому что в вас есть что-то такое, что притягивает к вам людей.
    – Да, пожалуй, вы правы. Надо поговорить с отцом… Бедная девочка.
    С этими словами Лика вышла из кабинета, забыв даже попрощаться Мартой Эдуардовной, так она была потрясена услышанным.
    Какими мелочными вдруг показались все ее проблемы по сравнению с судьбой этой, раньше неведомой ей семьи. Ну, почему так несправедлива жизнь? Почему, когда складывается крепкая семья, когда люди искренне друг друга любят, когда в их жизни все хорошо, обязательно случается какая-то трагедия? Как будто быть счастливым – это какой-то грех, за который непременно надо наказать.
    А подонки, подлецы, убийцы очень часто остаются безнаказанными, и проживают долгую и бесполезную жизнь. Видимо, никто и никогда не сможет дать ответа на этот вечный вопрос – ЗА ЧТО?
    Эти мысли не оставляли ее до тех пор, пока она не вернулась домой. А чтобы отвлечься от них, она решила позвонить Катюше и просто поболтать с ней. Она уже почти месяц ей не звонила.
    С Катей она проговорила почти час. За это время Лика ей успела рассказать и о новой работе, и о людях, с которыми познакомилась в школе, и даже о последней проблеме, связанной с ее ученицей. А еще ей нужен был Катин совет по этому вопросу. И поскольку подруга всегда была неравнодушна к чужому несчастью, она полностью поддержала Лику в ее желании поговорить с отцом девочки и даже попросила держать ее в курсе этого дела.
    Поэтому вечером этого же дня Лика набрала номер домашнего телефона своей ученицы Лады. Она ожидала услышать в трубке мужской голос, но ошиблась. Ей ответил детский голос.
    – Лада, это я – Анжелика Валерьевна. Я хотела бы поговорить с твоим папой. Пригласи его, пожалуйста, к телефону.
    – А его нет дома. Он всегда очень поздно возвращается с работы.
    – А ты что, одна дома? – неожиданно для себя спросила Лика, и сразу же поняла, какую глупость сказала.
    – Нет, я с няней, сижу и делаю уроки на завтра. А вы, Анжелика Валерьевна, позвоните ближе к ночи. Я думаю, он уже будет дома.
    – Детка, мне уже неудобно будет звонить ему так поздно. Поэтому лучше запиши мой домашний номер телефона и передай своему папе, чтобы он либо мне позвонил, либо зашел в школу.
    Анжелика Валерьевна, он никогда не приходит в школу. Но я передам ему ваш номер телефона обязательно.
    Они попрощались. И на этом разговор был исчерпан.
    – Все мужики – козлы. Им никогда ни до кого нет дела. Даже – до собственных детей, – подумала Лика. – Ну как можно так безответственно относиться к своему ребенку? Понятно теперь, почему у девочки всегда такие грустные глаза. Она бесконечно одинока.
    После таких умозаключений она почему-то заочно уже ненавидела этого мужчину – отца Лады. И была очень решительно настроена на непростой разговор с ним. Она просто «кипела» от негодования. Но проходили дни, недели, а ни звонка, ни встречи даже не намечалось. Хотя Лада уверила ее, что передала папе все, о чем просила учительница.
    Наконец, терпение Лики лопнуло. И она решила встретиться с отцом Лады прямо у него в кабинете. Она заранее узнала из анкетных данных номер его рабочего телефона и позвонила прямо из школы. Но и тут ее ждала неудача. Оказалось, что это был не прямой телефон банкира, а лишь номер телефона его приемной. На ее звонок ответила любезная секретарша, и на вопрос Лики, как можно связаться с Сергеем Владимировичем (так звали отца Лады), ответила, что в связи с плотным графиком работы шефа, к нему на прием нужно записаться. А ближайшее свободное время у него будет не раньше, чем через месяц. Лика была от всего этого просто в шоке. И она решилась на крайнюю меру. В один из дней, свободных от занятий, она подъедет к банку до его открытия и останется ждать банкира до тех пор, пока он не появиться на работе. Благо, машину она себе уже купила, и теперь подобная акция для нее не проблема. Сказано – сделано. Не прошло и двух дней, как Лика, сидя в машине в восемь часов утра, перебирала в уме варианты общения с банкиром, с нетерпением ожидая встречи с ним. Ожидание было недолгим. Ровно в половине девятого к банку подкатила черная «лакированная» иномарка в сопровождении такого же черного джипа, из которого сразу же вышли два крепких парня – явно охранники. Затем открылась дверь иномарки, и из нее появился высокий элегантный мужчина. Вид его был безупречен, а седая прядь в темных волосах лишь придавала его образу некую загадочность. Да он был просто красив! От неожиданности Лика даже расте-рялась и чуть не упустила свой шанс. Но вовремя опомнилась и, выскочив из своей машины, бросилась навстречу банкиру. Дальше все было как в кино. Кто-то неожиданно больно скрутил ей руки за спиной и приказал не двигаться. От боли она вдруг вскрикнула и потеряла сознание.
    Очнулась она на диване в шикарно обставленном кабинете. Над ней хлопотали какие-то женщины, и когда она очнулась, одна из них сказала:
    – Ну, слава Богу, Сергей Владимирович, она пришла в себя.
    – Тогда оставьте нас одних. Я сам разберусь с этой проблемой, – ответил «бархатный» мужской голос.
    Лика попыталась сесть, но голова закружилась. И лишь чья-то крепкая рука вовремя ее подхватила. Она повернула голову и увидела рядом ЕГО.

    – Как вы себя чувствуете, Анжелика Валерьевна? – спросил он все тем же «бархатным» голосом.
    – Откуда вы знаете, как меня зовут? – прохрипела в ответ Лика.
    – Пока вас приводили в чувство мои служащие, мои охранники проверили ваши документы. Уж извините, но это их работа.
    – А так грубо обращаться с женщиной тоже входит в их обязанности?
    – Извините еще раз, но вы сами виноваты. Зачем вы так резко бросились в мою сторону? Разве вам неизвестно, что делает охрана в таких случаях?
    – К счастью, нет. Потому, что я не нуждаюсь в охране. Мне нечего бояться.
    – Тут вы не правы. Каждому человеку есть чего бояться. Но об этом потом. А теперь разрешите представиться. Сергей Владимирович – отец вашей ученицы.
    – А вы времени даром не теряете.
    – Это верно. У меня его слишком мало.
    – Настолько мало, что бедная девочка скоро почувствует себя полной сиротой.
    – Я, конечно, рад, что судьба моей дочери вам не безразлична. Но никогда не судите о том, чего не знаете. Насколько я теперь понял, вы за этим вызывали меня в школу и всячески пытались встретиться со мной?
    – Да, именно за этим. А что, по вашему мнению, этого мало? Девочка ни с кем не дружит. Учится плохо. У нее глаза как у брошенного щенка. А вы думаете, что если вы ее окружили заботой чужих людей и ни в чем ей не отказываете, этого достаточно, чтобы быть счастливой? А ребенку нужно гораздо меньше для счастья. Ей просто хочется, чтобы ее папа приходил домой, когда она еще не спит, и, поцеловав ее на ночь, желал ей спокойной ночи. А утром ей хочется вместе с вами завтракать. И чтобы вы сами отвозили ее в школу, как это делают мамы и папы других детей. И тогда она не будет на переменках прятаться от своих одноклассников, чтобы не отвечать на вопрос, а есть ли у нее папа и мама. А еще она хочет по выходным ходить с вами в зоопарк или в кино. Вы вспомните свое детство. Вспомните, чего вам не хватало в те годы, о чем мечталось. И тогда вы обязательно обратите внимание на проблемы своей единственной и такой одинокой дочери.
    – Спасибо за урок. Но откуда такое знание жизни? Вы ведь еще достаточно молоды, чтобы так глубоко чувствовать чужую боль?
    – Отвечу на оба ваших вопроса. Во-первых, я не так уж и молода, спасибо, конечно, за комплимент. Во-вторых, у меня учителя очень «хорошие» были.
    – Извините, я, видимо, задел вас за «живое». Но честное слово, я уверен был, увидев вас, что вам знакома только прекрасная сторона этой жизни. Во всяком случае, вы производите впечатление очень успешной женщины, не обремененной грузом прошлого, которое хочется забыть.
    – Ну, что ж, вам опять удалось сделать мне очередной комплимент. Я думала, что скрыть свои проблемы под маской довольной своей жизнью женщины, мне не дано. Оказывается, я неплохая актриса.
    – А я думал, что вы – учительница.
    – Как вам это удается? Одновременно быть мягким и пушистым, как кролик, и больно жалить, как змея?
    – Извините, я просто неудачно пошутил.
    – Извиняю, потому что сама грешна такими шутками.
    – Анжелика Валерьевна, я прошу простить меня заранее, но у меня много дел запланировано на сегодня. И я, к великому своему сожалению, не могу уделить вам все свое время. Но я готов искупить свою вину, пригласив вас сегодня вечером на ужин.
    Такого поворота событий Лика никак не ожидала. Чего угодно – но только не этого. Это его предложение застало ее врасплох. И надо было как-то красиво выйти из данной ситуации, чтобы дать ему понять, что она не из тех, кого достаточно поманить пальчиком. А с другой стороны, ей ужасно хотелось поужинать с этим красавцем. И она неожиданно нашла ответ, достойный в сложившейся ситуации.
    – Хорошо, я согласна, хотя так быстро соглашаться не в моих правилах. Но только у вас дома в обществе вашей дочери. Может быть, хотя бы так я смогу вернуть вас ребенку хоть на один вечер.
    Теперь ее ответ поставил банкира в тупик. Учительница ему очень понрави-лась. И в его планы не входило общение с ней в кругу семьи, да еще у себя дома. После гибели жены и сына еще ни одна женщина, кроме старой прислуги, не входила в его дом. Он так решил для себя. Но своим предложением сам загнал себя в угол. Выбора не было.
    – Хорошо, я согласен. Вы победили. А теперь оставьте свой адрес, я вечером пришлю за вами машину.
    Когда Лика выполнила его просьбу, он попросил секретаршу проводить гостью к его машине. И велел своему водителю отвезти даму туда, куда она пожелает. Но Лика, поблагодарив его за заботу, сказала, что поедет на своей, потому что чувствует себя нормально и не хочет злоупотреблять его вниманием к ней.
    Вернувшись домой, она долго не могла справиться с охватившим ее волнением. И очень злилась на себя за то, что волнуется перед предстоящей встречей, как девчонка перед первым свиданием.
    Оставшуюся часть дня Лика посвятила наряду на вечер. Она вытащила из шкафа все свои вещи, примеряла их и долго крутилась перед зеркалом. Но все ей не нравилось. Как это всегда бывает у настоящих женщин – ей нечего было одеть. Из тех вещей, которые остались от «прошлой жизни», ничего ей не подходило, потому что за последнее время она сильно похудела. А то, что она купила для работы в школе, было слишком консервативным и строгим. Выход был один – срочно сесть в машину и поехать в ближайший торговый центр. Что она и сделала. Не смотря на нехватку времени, она все-таки выбрала себе стильное вечернее платье цвета морской волны, как ее глаза, и туфли на высокой шпильке в тон к платью. Потом заехала в салон, где стилист поработал над ее лицом и волосами. Глядя на себя в зеркало, она осталась довольна проделанной работой.
    Теперь, когда она вернулась домой, оставалось ждать водителя, который должен был отвезти ее в дом человека, мысли о котором не покидали ее весь день. Она подумала о том, что даже хорошо, что ей пришлось остаток дня провести в хлопотах, иначе она просто бы сошла с ума от ожидания предстоящей встречи, считая вначале часы, а потом минуты. Но вот, наконец, раздался звонок домофона, и приехавший за ней водитель, пригласил ее выйти к машине.
    Не смотря на то, что на дворе стояла осень, вечерами было уже довольно холодно, и Лика решила для большего эффекта накинуть на себя норковую шубку.
    Когда Сергей Владимирович открыл перед ней дверь, на пороге стояла красавица в роскошном платье в цвет ее прекрасных глаз, в изящных туфельках и в шикарной шубке.
    В планах Лики была только одна цель – произвести впечатление на хозяина дома. Но она даже предположить не могла, что ее появление оказалось сравнимо с бомбой замедленного действия. Как оказалось, впечатление она произвела еще при первой встрече, а сейчас банкир был просто сражен наповал. При виде ее он на какое-то время даже потерял дар речи. Но вовремя взял себя в руки и все тем же «бархатным» голосом произнес:
    – Добрый вечер, Анжелика Валерьевна. Лада просто не могла дождаться вашего прихода. Вы, как педагог, опять на высоте, потому что абсолютно правильно выбрали место и компанию для сегодняшнего ужина. А теперь прошу вас пройти в гостиную.
    Лика подумала, что банкир тоже пытается произвести на нее впечатление, но не своим видом, а роскошью дома, в котором он живет, очевидно, полагая, что учительница, в принципе, никогда не бывала в таких местах. Как же он ошибается на ее счет. Значит, один – ноль в ее пользу. Хотя надо отдать ему должное, особняк действительно впечатляет.
    А в это же самое время хозяин дома думал о том, что учительница и выглядит и ведет себя так, как будто она всю свою жизнь прожила в таком интерьере. Это казалось ему странным, и придавало ей еще большую загадочность. А он терпеть не мог загадок, потому что привык в своей жизни знать все и наперед. Он с утра дал распоряжение своим людям побольше узнать об этой женщине, но пока еще не получил от них никакой информации, и это выводило его из себя. Но не терял надежды хоть что-то узнать от нее самой в беседе за ужином.
    Войдя в гостиную, Лика обратила внимание на две вещи: стол был сервирован на троих, и в доме кроме них, похоже, никого не было.
    Лада подбежала и неожиданно прижалась к ней, от чего Лика окончательно растерялась. А ребенок непосредственно произнес:
    – Анжелика Валерьевна, я даже не мечтала о том, что вы придете к нам в гости, да еще папу вам удалось уговорить побыть дома. Я сегодня такая счастливая.
    От этих слов у Лики на глазах невольно выступили слезы. И чтобы как-то справиться с волнением, она поцеловала девочку и, взяв ее за руку, направилась к столу.
    Вечер удался. Они болтали за столом ни о чем, а вернее сказать, о всяких пустяках. Лада все время смеялась, что безмерно радовало и в то же время не переставало удивлять Лику. Она мысленно похвалила себя за то, что все ее действия были не напрасны. Она хоть на какое-то мгновение смогла сделать девочку счастливой. Время пролетело незаметно. А Лике так не хотелось покидать этот дом. Но воспитание взяло верх.
    – Многоуважаемые хозяева, – вдруг произнесла она, – спасибо вам за радушный прием, но я перешла все грани приличия и засиделась у вас слишком долго. Пора и честь знать.
    – Нет, Анжелика Валерьевна, не уходите. Посидите с нами еще немножко. Ну, пожалуйста.
    – Лада, детка, уже поздно. Тебе пора спать. Давай прощаться.
    – Да, Ладочка, Анжелика Валерьевна абсолютно права. Тебе пора спать. Пожелай своей учительнице «спокойной ночи».
    – Спокойной ночи, – с грустью в голосе сказала Лада, а потом вдруг спросила – а вы завтра к нам еще придете?
    И увидев этот умаляющий взгляд, Лика вдруг неожиданно сказала:
    – Конечно, обязательно приду.
    После этого банкир извинился, и попросил Лику подождать его немного, пока он отведет дочь в ее комнату и уложит спать. А потом пообещал лично отвезти гостью домой. И как Лика не пыталась отказаться от данного предложения, у нее ничего не вышло. Пришлось ждать. А когда он вернулся, то сказал совершенно неожиданную вещь.
    – Анжелика Валерьевна, а давайте посидим еще какое-то время и просто по-общаемся. Ведь завтра воскресенье, и даже у меня выходной день. Я вас очень прошу, если вы, конечно, не торопитесь, и вас не ждут дома.
    – Если вы хотите узнать, ждет ли меня дома муж, то могу сразу ответить – нет, не ждет. Я живу одна. А что касается вашего предложения, то сознаюсь честно, я тоже не хочу уходить потому, что мне редко удается вечерами так проводить время. Но сразу хочу оговориться. Лишний час, проведенный в вашем обществе, означает только одно – вы замечательный собеседник, и мне интересно в вашем обществе.
    – Намек понял. Но чтобы реабилитировать себя в ваших глазах, хочу вам сообщить, что с тех пор, как в моей жизни случилась страшная трагедия, в этом доме, до вашего появления, не было ни одной женщины.
    – Один – один.
    – Что вы сказали?
    – Да, так. Мысли вслух. Так о чем мы с вами будем говорить? Вы тему для беседы выбрали?
    – А вы всегда в такой пренебрежительной манере разговариваете с мужчинами? Вот вам и тема для беседы. Да или нет? И почему?
    – Нет, не всегда. А почему? Я вам уже однажды говорила об этом. Но повторюсь еще раз – у меня учителя были «хорошие».
    – Я не хочу показаться нескромным. Но поподробнее хотелось бы узнать о ваших учителях.
    – Хочу вас огорчить. Вы очень нескромно пытаетесь узнать подробности из моей личной жизни.
    – Но вы же узнали все подробности о моей личной жизни. Причем, более непристойным путем – через посторонних людей. Так чем же вы отличаетесь от меня?
    – Да, тут вы правы. Но я преследовала благородную цель – разобраться в причинах необычного поведения вашей дочери. А вы интересуетесь подробностями моей личной жизни из простого любопытства.
    – Вы ошибаетесь. Это не простое любопытство. Вы учительница моего ребенка, принимающая столь активное участие в ее жизни. И я, как отец, должен знать о вас немного больше, чем об остальных преподавателях, в связи со сложившимися обстоятельствами.
    – Ну, что ж, кое-что из моей жизни мне, пожалуй, все-таки придется вам рассказать. Но только то, что касается теперешнего моего существования. А что касается прошлого, то я просто сама не хочу о нем вспоминать. Та прошлая жизнь, как старая черно-белая фотография, не влезающая в формат современного альбома, не помещается в рамках моей новой жизни.
    – Ну, что ж, это ваше право.
    – Надеюсь, сообщать год и место рождения не обязательно?
    – Не обязательно. Это я и сам узнаю, если понадобиться.
    – Тогда слушайте. Я была замужем. У меня есть взрослый сын. Он сейчас учится в Лондоне. Его обучение оплачивает отец. Я всю жизнь прожила в очень обеспеченной семье. Получила хорошее образование. А когда вышла замуж, в моей жизни практически ничего не изменилось. Мой муж смог создать для меня такие условия, чтобы я не чувствовала себя ни в чем ограниченной. Более того, он настоял, чтобы я не работала. Пока я была молода, мне это даже нравилось. Но с годами мне стало не хватать простого человеческого общения. И тогда я поняла, что мне необходимо найти какую-нибудь работу. Но мой муж ничего слышать не хотел на эту тему. Он нашел массу доводов, чтобы отговорить меня от этой затеи. И только, когда мы расстались, и я осталась без средств к существованию, совершенно раньше мне не знакомые люди помогли найти теперешнюю мою работу. Вот, пожалуй, и все, что вам достаточно знать обо мне. А большее вам и не надо.
    – Вот тут я с вами не соглашусь. Сейчас, когда вы мне рассказали свою историю, я понял, что вам необходима помощь. А если я не буду знать больше, чем вы мне рассказали, я вряд ли смогу вам помочь.
    – А мне не нужна уже помощь. Теперь, имея работу, причем, интересную и хорошо оплачиваемую, я сама справлюсь со своими проблемами.
    – И все-таки мне кажется, что вам еще может понадобиться моя помощь. Пообещайте, что вы вспомните обо мне, если окажетесь в какой-то трудной ситуации.
    – Хорошо, я обещаю. И спасибо вам за все: и за этот чудесный вечер, который как будто вернул меня в семью; и за предложенную вами помощь; и за ваше дружеское участие. А теперь мне пора. Я и так у вас засиделась, перейдя все рамки приличия.
    – Ну, что ж, придется вам уступить. Позвольте мне отвезти вас домой?
    – А как же Лада? Вы что, оставите ребенка одного дома?
    – Нет, конечно. Она с няней. Просто я настоял, чтобы за сегодняшним ужином нам никто не мешал. Да и во дворе полно охраны. И еще. У меня предложение. Давайте завтра возьмем Ладу и пойдем в цирк. Заметьте, это была ваша идея – проводить все выходные с ребенком.
    – Но я имела в виду только вас и Ладу.
    – А вы разве откажете составить нам компанию? Когда вы были последний раз в цирке?
    – Сто лет назад. А вы умеете уговаривать. Ладно, я согласна.
    – Ну, вот и отлично. А как Лада обрадуется, когда узнает эту новость.
    Банкир умолчал только об одном – что больше всего этому был рад он сам. Но его гостье это знать было совсем не обязательно. Пока.
    А еще он подумал о том, как странно устроена жизнь. Еще вчера он совсем не знал эту женщину, да и не хотел знать, потому, что она слишком настойчиво добивалась встречи с ним. А таких настойчивых женщин в его жизни всегда хватало. Его это очень раздражало. Особенно после гибели жены. Тогда ему казалось, что никто уже не сможет занять ее место даже в его мыслях. В его окружении всегда были красивые женщины, но он даже не старался их не замечать. Это выходило само собой. Просто он очень сильно любил свою жену. А сейчас, глядя на стоящую перед ним женщину, он не мог понять, что в ней такое необычное, отличающее ее от других, что ему не хочется даже на время расстаться с нею? Может быть, она чем-то напоминала любимую жену? Или он поддался влиянию дочери, которая ему все уши «прожужжала» о своей необыкновенной учительнице? Ответа на эти вопросы он пока не знал. А поэтому не торопил события. Он теперь точно знал только одно, что использует все средства и связи, но узнает о ней все.
    Выйдя из дома, они сели в машину, и он еще какое-то время наслаждался ее обществом, пока вез ее по ночной, сверкающей огнями неона, Москве.
    А она за все это время не проронила ни слова, потому что на нее нахлынули воспоминания. Когда-то давно, в той – другой жизни, вот так же она часто возвращалась домой с Кириллом, по ночной Москве. И тогда она была очень счастлива. И казалось, что этому счастью не будет конца. Ведь впереди еще такая длинная жизнь. И вдруг все в одночасье закончилось. Москва все та же, огни горят, как тогда. Только теперь рядом с ней не Кирилл, а чужой мужчина со своими проблемами и своей жизнью, такой непохожей на ее жизнь.
    Когда они подъехали к ее дому, банкир не стал напрашиваться в гости на чашечку кофе, как это часто бывает в таких случаях. Напротив, наскоро пожелал ей спокойной ночи и уехал, сославшись на то, что уже очень поздно, а завтра до вечера, на который было запланировано посещение цирка, у него его еще масса дел.
    Лике даже стало обидно, что такой романтический вечер закончился так ба-нально просто. Где-то в глубине души она надеялась хотя бы на то, что они какое-то время посидят в машине у подъезда, и он скажет, что благодарен ей за этот чудный вечер, и сделает ей массу комплиментов. А еще будет сожалеть, что время пролетело так незаметно, а расставаться с ней не хочется. Но она опять ошиблась на его счет. Видимо этот красавчик был так избалован вниманием женщин, что в ней он увидел лишь хорошего педагога, и поэтому, наверное, в знак благодарности, решил пригласить ее в цирк. После этих мыслей настроение было окончательно испорчено. Она вошла в пустую квартиру, где ее никто не ждал, сняла с себя вещи, потом приняла душ. А когда легла в холодную постель, вдруг, неожиданно для себя самой, разрыдалась. Ей всегда казалось, что она – самая, самая... Но вначале этот миф развеял ее муж, уйдя к другой, и опустил ее планку «ниже плинтуса». А теперь ее так обидел своим невниманием совершенно посторонний мужчина, дав понять, что она как все, и ему совершенно неинтересна.
    Но она очень ошибалась. Ее новый знакомый еле сдерживал себя в ее обще-стве. И уехал он так быстро только потому, что боялся повести себя как дурак, который при первом же свидании уже напрашивается в гости. Лучшим выходом из создавшегося положения оказалось бегство – от нее и от себя. Он ехал в машине и думал о том, что не стоит форсировать события. Надо получше все о ней узнать. А чувства, которые на него нахлынули, – это лишь минутная слабость. Просто за последние три года он ни разу не общался с женщиной вне работы, тем более с такой красивой. Вот и расслабился. После гибели жены он дал себе слово держаться от женщин подальше, и всю оставшуюся жизнь посвятить дочери, потому что чувствовал себя виновным в том, что ребенок растет без матери. Хотя прекрасно понимал, что в том, что произошло, никто не виноват – это судьба. А еще он никак не мог объяснить себе, как ему в голову пришло пригласить учительницу в цирк. Но слово – не воробей. Пригласил – значит надо идти.
    На следующий день Лика проснулась неожиданно рано для себя самой, сказывалось волнение перед предстоящей встречей. Обычно, пользуясь тем, что в воскресенье можно отоспаться как прежде, она вылезала из постели не раньше полудня. Ведь торопиться было некуда, и заботиться тоже было не о ком.
    С тех пор, как ее жизнь кардинально изменилась не в лучшую сторону, она впервые почувствовала, что в ней появился какой-то смысл. Сегодняшний день, как и вчерашний вечер, был наполнен приятными событиями. Нужно было подготовиться к наступающей рабочей неделе достаточно быстро, потому что большую часть времени она хотела посвятить своей внешности, чтобы сегодня произвести на нового знакомого хоть какое-то впечатление. И опять она долго перебирала свой гардероб, пытаясь сообразить, в каком стиле нужно одеться в цирк. Но потом вдруг решила, что пойдет в стильных джинсах, тонком, обтягивающем ее стройную фигуру, свитерке, в короткой дубленке, и, конечно же, в ботиночках на шпильке. Макияж она сделала в этот раз почти незаметным, и от этого выглядела еще моложе. Оглядев себя в зеркале, она осталась очень довольна своим внешним видом. Но до встречи оставалось еще больше часа, и Лика решила позвонить сыну, по которому очень скучала. На ее звонок он откликнулся сразу.
    – Мамуля, как хорошо, что ты позвонила. Я уже сильно соскучился, а позвонить тебе сам не мог.
    – А в чем причина, мой дорогой?
    – Видишь ли, мама, у меня банально нет денег на это.
    – То есть, как нет? Ведь папа всегда пополняет твой счет не только в банке, но и на телефоне.
    – Да, мама, так действительно было всегда. Но с прошлого месяца все изменилось. Деньги были на исходе, а папа и не звонил и счет не пополнял. Мне пришлось, чтобы не сводить концы с концами, устроиться на работу официантом в кафе. Мамочка, это так трудно – и учиться и работать. Но у меня не было другого выхода. Я даже забеспокоился, не случилось ли что-нибудь с папой. Но на днях он позвонил мне и сказал, что у него сейчас большие проблемы с бизнесом, и пока он смог оплатить только обучение до конца года, а мне предложил временно устроиться на работу, пообещав в скором времени решить эту проблему. Так что связь у нас теперь будет в одностороннем порядке. Ты не возражаешь?
    – Конечно, нет, сынок. Я не знаю, что там за проблемы у папы, что он даже не в состоянии класть тебе на счет даже тысячу долларов в месяц, но я смогу со своей зарплаты отправлять тебе пятьсот баксов ежемесячно. Надеюсь, что эта сумма хоть немного поможет тебе не так сильно быть загруженным работой. Сейчас для тебя главное – учеба.
    – Спасибо, мама. Я даже надеяться на такое не мог. Ведь ты никогда не работала. Как тебе удалось не просто найти работу, а еще получать достойную зарплату? Мама, а ты ради меня не останешься без денег. Ведь Москва не менее дорогой город, чем Лондон? Я не хочу, чтобы из-за меня ты себе в чем-то отказывала. А я как-нибудь выкручусь.
    – Не волнуйся за меня, Владик. Сейчас у меня все хорошо. Я достаточно зарабатываю, чтобы помогать тебе.
    – Спасибо, мамочка. Я горжусь тобой. Целую тебя. И звони мне почаще, ладно?
    – Да, мой дорогой. И я тоже тебя целую.
    Разговор с сыном очень расстроил Лику. Проблемы в бизнесе – это так не похоже на Кирилла. Неужели ему теперь и сын не нужен? Ей очень не хотелось в это верить. Но сейчас, чтобы окончательно не испортить себе настроение перед предстоящей встречей, она решила не думать о плохом. Она пыталась убедить себя в том, что теперь в ее жизни и в жизни самых близких ей людей – сына и мамы все будет хорошо. Просто иначе и быть не должно. Все страшное в ее жизни уже случилось. Или это не так?
    Ее мысли внезапно прервал телефонный звонок. Звонил Сергей Владимиро-вич, чтобы сообщить ей, что у подъезда ее ждет машина.
    Она быстро набросила на себя дубленку и направилась на встречу с человеком, который, как ей казалось, сможет кардинально изменить ее жизнь. Она даже не предполагала, насколько близка была к истине. Сейчас ее волновали более банальные мысли: какое впечатление она произведет сегодня на банкира; и будет ли продолжение уже намечающихся отношений. Или это их последнее свидание?
    Когда она подъехала к зданию цирка, из недалеко припаркованной машины вышли отец и дочь, давно ожидавшие ее приезда. По выражению лица банкира она сразу поняла, что в этот раз она смогла произвести на него сильное впечатление. Но первой успела выразить свое восхищение Лада.
    – Анжелика Валерьевна, вы сегодня такая молодая и красивая! Папа, скажи, что у меня учительница – супер! Она больше похожа на кинозвезду. Правда?
    – Правда, дочь. Я тоже впервые вижу такую красивую учительницу.
    А подумал он совсем о другом. Он просто поверить не мог, что этой женщине уже за сорок. Тем более что за последнее время ей столько пришлось пережить. Ведь благодаря своей службе информации он узнал о ней достаточно много, хотя о событиях последнего года сведений не было почти никаких. Известно было, когда, где и в какой семье она родилась, кем был и кем стал ее муж, сколько лет сыну, и где он учится. А еще ему сообщили, что кроме квартиры, в которой она сейчас живет, у ее мужа есть загородный дом в престижном районе; что ее муж сейчас живет в Германии, у него есть женщина, которая ждет от него ребенка. А в бизнесе у него почти полный крах. И еще из достоверных источников стало известно о том, что интересующая его особа находилась на излечении от алкоголизма в одной из очень дорогих частных клиник Подмосковья, хотя для всех знакомых была озвучена другая версия, по которой она находилась на лечении в Швейцарии из-за обострения болезни сердца. И по официальной версии она до сих пор там находится.
    Эта информация казалась ему довольно странной. Во-первых, было абсолютно непонятно, как можно было оставить такую женщину, да еще упрятав ее в клинику для алкоголиков и наркоманов, пусть даже и очень дорогую. Во-вторых, как при живой жене можно было жениться на другой женщине, да еще решить завести от нее ребенка. Хотя достоверно не было известно, что брак зарегистрирован официально. Здесь еще было много вопросов. И некоторые из них нужно было выяснить у Анжелики. Как это сделать, он пока не знал, но решил, что просто обязан разобраться во всем и помочь ей, потому что чувствовал, что помощь ей необходима.
    Пока его голова была занята этими мыслями, а глаза выражали восхищение, Лика успела справиться со смущением, охватившим ее от услышанных комплиментов, и напомнила своим спутникам, что они могут опоздать на представление.
    Она давно не была в цирке. И даже не потому, что у нее на это не было сво-бодного времени. А еще и потому, что в той, другой жизни, она просто не любила цирк. Но в этот раз все было совсем по-другому. Вначале они купили смешные красные клоунские носы на резиночках, и Сергей (он так попросил себя называть) заставил «своих дам» натянуть их на свои носы. Лика сразу же решила согласиться с этими правилами игры. Потом пришлось надеть на голову какой-то блестящий паричок, который он ей тоже купил, а Ладе – смешные, мигающие разноцветными огоньками, рожки. Себя Сергей украсил большими, как у слона, ушами. В таком виде они сели на свои места, не переставая смеяться друг над другом. Представление тоже оказалось на редкость смешным, потому что клоуны принимали участие практически во всех номерах, из-за чего даже самые экстремальные и рискованные воспринимались спокойно благодаря их остроумным шуткам. А, может быть, ей все так нравилось от того, что Сергей смог создать им всем такое замечательное настроение? И от этого вечер стал похож на праздник. Лика поймала себя на мысли, что Кирилл никогда не мог делать праздников в их жизни. Видимо, просто не умел или не хотел. А ей, ока-зывается, этого очень не хватало. Но она поняла это только сейчас.
    Представление закончилось довольно рано. И Сергей предложил продолжить вечер у них дома. А когда Лика начала отказываться, ссылаясь на то, что они так не договаривались, он пустил в ход «тяжелую артиллерию» – свою дочь. И Ладе легко удалось уговорить свою любимую учительницу. По дороге они заехали в ближайший супермаркет, где Сергей скупил массу вкусных вещей и дорогих напитков.
    – Вы, что, решили пригласить еще роту охраны в нашу замечательную компанию? – спросила Лика, когда он загружал кульки с продуктами в багажник.
    – Нет. Я просто не знал, что вы любите, и решил, что так вам будет проще угодить – выбор большой. Что-нибудь да понравиться, я надеюсь.
    – А не проще было просто у меня спросить?
    – Я думаю, нет. Потому что вы бы все равно ничего не сказали. Разве не так?
    – Вы правы, но мне почему-то захотелось пококетничать с вами.
    – Вам это удалось. А теперь я требую продолжения банкета. Едем « в номера».
    И они, весело смеясь, помчались по ночной, переливающейся огнями неона, Москве.
    И вот она опять оказалась в их большом и красивом доме. Но теперь она взглянула на него совсем по-другому.
    Пока хозяин накрывал на стол, а он сразу отказался от ее помощи, она с его позволения ходила с Ладой по дому и рассматривала комнаты. Каждая из них представляла собой какой-то особый мир, наполненный чьей-то жизнью. Лада вначале показала Лике свою комнату, а потом открыла дверь в соседнюю, в которой все было очень неестественно чисто, и от этого она казалась какой-то нежилой. А когда Лада сказала, что это комната брата, ей все стало ясно. Потом они поднялись по лестнице и вошли в кабинет, который явно принадлежал хозяину дома, а рядом находилась спальня. И когда Лада открыла в нее дверь, Лика увидела на стене у изголовья кровати огромный портрет красивой молодой женщины и сразу поняла, как сильно ОН ЕЕ любил. Здесь тоже было также « пусто», как и в комнате его сына. И эта пустота обдавала леденящим душу холодом.
    – Это спальня папы и мамы, но здесь уже давно никто не спит, – вдруг прервала ее мысли Лада. – Папа спит теперь в гостевой комнате на втором этаже. После гибели мамы и брата мы никогда не заходим сюда.
    От всего увиденного Лике вдруг стало очень грустно. Как странно бывает в жизни. Еще недавно они с этой маленькой девочкой и ее папой так весело смеялись, и, казалось, что праздник не кончится никогда. А сейчас ее сердце сжалось от боли и жалости к этому несчастному ребенку. Лика вдруг подумала, что когда-то давно в этом доме жило Счастье. И никто даже предположить не мог, что все может рухнуть в одночасье. А когда случилось страшное, Лика жила в своем, похожем на их, мире и даже не подозревала, что где-то рядом рушиться чье-то счастье. Для нее тогда трагедией было только то, что коснулось ее. И это было так очевидно. Ведь она совсем не знала этих людей. Но оказалось, что все в этой жизни просто так не бывает. И именно ее личная драма в семейной жизни стала причиной ее знакомства с этими замечательными отцом и дочерью. Не значит ли это, что все, что случилось с ней в последнее время, произошло потому и для того, чтобы она встретилась с ними в этой жизни? Но зачем? Ведь им теперь никто не нужен.
    – Девочки, где вы? Спускайтесь. Стол уже накрыт, и страшно хочется есть, – прервал ее грустные мысли веселый голос хозяина.
    И ей вдруг все стало ясно. Она нужна им сейчас. Может быть, ненадолго, но нужна, потому что с ее приходом в их мир в их жизни тоже кое-что изменилось: девочка снова научилась улыбаться и даже смеяться; а ее отец, как ей показалось, опять почувствовал вкус к жизни. И пусть это всего лишь ее миссия в их семье, но ей от этого снова стало как-то тепло на сердце. И схватив Ладу за руку, она поспешила вниз по лестнице навстречу новой для них всех жизни.
    Этот вечер завершился замечательным, по-настоящему семейным, ужином. Оказалось, что Сергей умел еще и вкусно готовить. Лику всегда восхищали мужчины, которые умели готовить, оставаясь при этом независимы от быта, деловыми людьми. Для них это было всего лишь безобидное хобби.
    И она опять вспомнила о муже. Кирилл не только никогда не умел готовить даже шашлыки на даче, он и не пытался освоить это нехитрое искусство. Дома его всегда ждал вкусный домашний обед и ужин. А если к ним в загородный дом неожиданно приезжали гости, он отправлял водителя за полуфабрикатом шашлыка в супермаркет. И готовили этот шашлык потом на мангале либо сами гости, его друзья, либо кто-то из ребят охраны.
    Лика поймала себя на мысли, что в последнее время думает о муже только когда вспоминает о его недостатках. Странно, но, живя с ним, она совсем их в нем не замечала. Или не с кем было сравнивать? А теперь он оказался просто сотканным из недостатков: бабник, предатель, ничего не умеющий в жизни, кроме как заниматься своей работой. Свободное время он опять же посвящал только себе любимому, часами просиживая у телевизора с любимым каналом «Спорт». Это вместо того, чтобы пойти с сыном в бассейн, или в тот же цирк, в конце концов. Да и вообще, она не припомнит случая, чтобы он, как отец с сыном, просто пообщался с ребенком, поинтересовался, какие проблемы у того в школе, чем он живет и интересуется. Все это было свалено на ее плечи. И она, как могла, старалась жить жизнью ребенка. Только сейчас она вдруг поняла, что мальчик, в сущности, рос без отца. И это притом, что у них была полноценная семья! Оказывается, последние годы она была слепа как крот и вдруг неожиданно прозрела. Что стало с тем парнем-романтиком, в которого она когда-то влюбилась? А, может быть, еще тогда она сама себе его придумала? Ведь он был первым и единственным мужчиной в ее жизни. И любовь ли это была? Она сейчас и сама не могла ответить на этот вопрос.
    – Анжелика, можно я вас так буду называть в неформальной обстановке? – вдруг ворвался в ее мысли голос Сергея.
    – Нет, то есть да, конечно. Зовите меня просто – Лика. Меня все так зовут. Еще с детства. Извините, я что-то вдруг задумалась о своем. Мы так чудесно сегодня провели время. И я вдруг вспомнила о сыне. Мне его сегодня особенно не хватало. Ему ваша компания тоже бы понравилась. Я скучаю по нему. Сильно скучаю.
    – А по мужу? По мужу вы скучаете? Простите, если я вмешиваюсь в вашу частную жизнь. Но вы ведь не разведены, правда?
    – Правда. Но я не хочу говорить о нем. Особенно с вами. Не обижайтесь. Просто он не стоит вашего внимания. И прошу вас никогда меня о нем не спрашивать.
    Этот разговор происходил, когда Лада, пожелав всем спокойной ночи, поднялась к себе в комнату. Поэтому Сергей не стал давать обещаний, которые требовала от него Анжелика. Сегодня, наконец, он хотел с ее помощью ответить на все вопросы, касающиеся ее прошлого.
    – Лика, но почему вы не хотите мне ничего рассказывать о себе? Поверьте, я хочу помочь вам, как помогли мне вы. Не обижайтесь и не злитесь на меня. Но я знаю сейчас о вас гораздо больше, чем вы думаете. Я даже с уверенностью могу сказать, что знаю практически все, что касается вашего мужа. А вот о вашей судьбе, с тех пор как вы попали в небезызвестную вам клинику и до устройства на работу, неизвестно никому. Что с вами случилось за это время? Доверьтесь мне. Попробуйте увидеть во мне не врага, а друга.
    – Почему вам так не безразлична моя жизнь? Ведь я вам совершенно чужой человек. Я просто учительница вашей дочери, и не более. И наше знакомство для вас – это всего лишь очередная страничка в вашей жизни. Разве я не права?
    – Нет. Вы не правы. Я никогда бы не поверил, если бы мне два года назад сказали, что в моей жизни снова появится женщина, которая заставит меня поверить, что жизнь продолжается. И что я вспомню о наличии в жизни такого чувства как любовь. Я, наверное, очень пафосно изъясняюсь? Тогда скажу проще – я люблю вас.
    Такого поворота событий Лика никак не ожидала. Она просто потеряла дар речи. И, хотя в глубине души она о чем-то подобном мечтала, но сейчас она совершенно не была готова к такому разговору, а, тем более, к каким-то отношениям с этим мало знакомым ей мужчиной. И как вести себя в этой ситуации она тоже не знала. Поэтому в ответ на признание Сергея она ответила совершенно невпопад.
    – А зачем вам это нужно? Неужели для того, чтобы начать новую жизнь, у вас не нашлось никого помоложе и более достойной, чем я?
    – А вам никогда не приходилось слышать, что любят не за что-то, а вопреки всему?
    – Приходилось слышать. Да вот только в любовных делах у меня опыта маловато. Казалось, что любила однажды. А теперь сама не могу разобраться, любовь ли это была, или мне это только показалось. Была один раз замужем. А теперь не знаю, кем мне был человек, с которым я прожила больше двадцати лет. Я вообще теперь ни в чем не уверена и никому не верю. Так что простите, если обидела вас своим ответом. Вы здесь совершенно ни причем.
    – А мне как раз показалось, что я вам не безразличен. Видимо за последнее время я тоже растратил свои способности и перестал разбираться в женщинах.
    – Вы мне действительно не безразличны. Но я еще сама не разобралась во всем этом и не готова к разговору на эту тему.
    – Ну, это уже лучше. Хотя бы остается какая-то надежда, что мы когда-нибудь вернемся к этой теме. Но я от вас все равно не отстану. Давайте тогда вернемся к другому разговору, который касается вашей прошлой жизни. Расскажите мне, пожалуйста, что с вами произошло за этот год. И не пытайтесь молчать – я все равно не отстану.
    – А как много вам обо мне известно? И с какого времени у вас нет сведений о моей жизни?
    – Я вам уже говорил, что знаю о вас почти все, а о вашем муже, возможно, даже больше, чем вы сами. Что касается второго вопроса, то могу сказать, что о вас ничего не известно с тех пор, как вы бежали из клиники.
    – Ах, вы и об этом знаете. Ну, что ж, тогда слушайте – рассказ будет долгим.
    Лика решила поверить Сергею, и хотя ей было нелегко пережить все заново, она рассказала ему все в мельчайших подробностях, прервав рассказ на том месте, когда они впервые увидели друг друга.
    Сергей слушал очень внимательно и ни разу не прервал ее. Когда она замолчала, он не знал, как сможет ей рассказать то, что так мучает ее до сих пор – почему все это случилось в ее жизни. Он понимал, что она даже не представляет масштаба предательства самых близких для нее людей. И вдруг она неожиданно спросила.
    – А что вам известно о моем муже?
    – Я боюсь, что вам не понравиться то, что я вам скажу. А, может быть, вы мне и не поверите. Могу сказать только одно – информация достоверная, какой бы чудовищной она для вас не была. Вы готовы услышать то, чего вы так долго ждали? Не пожалеете потом?
    – Говорите. Я должна испить эту чашу до дна.
    – Тогда слушайте. Не знаю, кому впервые пришла мысль упечь вас в клинику для алкоголиков и наркоманов, но подозреваю, что вашей бывшей подруге. Вы спросите – зачем ей это надо. А все предельно просто – она решила увести у вас мужа. И ей это удалось. Вначале она создала вам все условия, чтобы вы стали медленно спиваться. Потом, вероятно, убедила вашего мужа в том, что вы алкоголичка, и вам необходимо хорошее лечение. Ну, а дальше еще проще. Ваш муж уезжает в длительную командировку за границу, а подруга определяет вас в клинику, где договаривается, чтобы вы как можно дольше находились под действием «успокаивающих» препаратов. Ее задача – побыстрее уехать к вашему мужу. Она практически завершает все свои дела в Москве и собирает чемоданы. Но тут вы вдруг решаетесь бежать из клиники и рушите все ее планы. Я думаю, что она вас искала. Но вы так запутали следы, что даже самые опытные детективы были бессильны. Тогда решив, что вы погибли, она с легким сердцем улетает в Берлин. Там, скорее всего, она рассказывает вашему мужу какую-то свою версию случившегося… Он недолго скорбел о вас. Ваша подруга ждет от него ребенка. И скоро должна родить. Они сняли домик в пригороде Берлина. И еще. У вашего мужа в бизнесе очень большие проблемы. Он почти разорен. Теперь вы знаете все.

    0


    Ссылка на этот материал:


    • 0
    Общий балл: 0
    Проголосовало людей: 0


    Автор: Лина Максимова
    Категория: Проза
    Читали: 42 (Посмотреть кто)

    Размещено: 9 марта 2016 | Просмотров: 62 | Комментариев: 0 |
    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2018 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.