«    Июль 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус | Партнеры--



Сейчас на сайте:
Пользователей: 0
Отсутствуют.

Роботов: 1
Googlebot

Гостей: 19
Всех: 20

Сегодня День рождения:



В этом месяце празднуют (⇓)



Последние ответы на форуме

Дискуссии О культуре общения 183 Моллинезия
Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 1864 Кигель
Стихи молчание - не всегда золото 250 Filosofix
Флудилка Время колокольчиков 198 Герман Бор
Флудилка Курилка 1954 Герман Бор
Обсуждение вопросов среди редакторов сайта Рабочие вопросы 517 Моллинезия
Флудилка Поздравления 1635 Герман Бор
Стихи ЖИЗНЬ... 1600 Lusia
Организационные вопросы Заявки на повышение 775 Моллинезия
Литература Чтение - вот лучшее учение 139 Lusia

Рекомендуйте нас:

Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



Интересное в сети




 

 

-= Клуб начинающих писателей и художников =-


 

Шесть Анонимов

ШЕСТЬ АНОНИМОВ.
ПРОЛОГ
Не знаю почему, но я решил, что многим будет интересна эта история. Я человек, без какого либо писательского опыта. Многое ли я смогу передать. Наверное, не всё. Но я хотя бы постараюсь рассказать эту историю. Дальше говорит уже без толку. Давайте перейдём к произведению.
Глава 1. Знакомство с анонимами.
«Ты всегда должен видеть конечную цель во всех своих начинаниях» - говорил себе первый аноним.
С этого момента и до конца произведения, повествование пойдёт от лица анонимов. Всего их шесть – это понятно по названию. У них нет имён, но они по-разному выглядят и имеют разные привычки. Я расскажу о них позже. Проявите терпение. Не расстраивайтесь, периодически я как автор буду всплывать. В моменты яростных дискуссий, повод которых вы скоро узнаете.
Первый аноним часто разговаривал с собой – это была его особенность. Про неё знали все в театре, но над ним никто не подшучивал по этому поводу, так как он был единственным талантом в труппе. Чуть не забыл, всё действие разворачивается в театре. Первый аноним, наверно единственный актёр в труппе, что играл с душой. Да, для актёра самое главное играть с душой. Играть так, чтобы тебе поверили. Ведь как найти ту золотую середину, чтобы не переиграть и не доиграть. Как ни странно первый аноним знал, где находится та золотая середина. Он знал, что нужно зрителям. Ещё первый был драматургом, и единственная пьеса, которую он хотел показать труппе и мастеру, была «6 Анонимов». Да, понимаю, звучит странно, но наберитесь терпения друзья. Я как автор готов разложить вам всё по полочкам.
Давайте отправимся на несколько лет назад, точнее на 4 года назад, когда о пьесе не было и речи, и пронаблюдаем за тем, как она появилась. А это, я скажу, интересно.
Тогда труппа должна была исполнять великое произведение, что написал мастер труппы. Мастер был деятелем видным, в узких кругах, таких же театральных деятелей. И, как и все те, был груб и всегда предвзято относился ко всем действиям анонимов.
Да, понимаю, он мог поругать шестого анонима за то, что тот переигрывал, так как тот действительно переигрывал. Что можно сказать про шестого? Только то, что это был человек эксцентричный и все свои эмоции и переживания выплёскивал на сцене. Иногда, конечно, получалось неплохо, а иногда просто ужасно. Ну, это смотря от роли. Или же, мастер мог поругать четвёртого за то, что тот наоборот не доигрывал многие моменты, обрывал реплики и иногда вёл себя, как полнейший сами знаете кто. Безусловно, за это они нравились мастеру. Он он их не ругал, а наоборот хвалил. Говорил, что они привносят что-то новое, что-то поистине замечательное. Первого анонима это всегда раздражало. Так как его мастер не хвалил никогда. Как бы хорошо он не играл, мастер его не хвалил. А когда мастер замечал, что первый бесится из-за этого, то тот добавлял «Конечно, это не для слабого ума», и при этом пристально смотрел на первого анонима. И первый, вне себя от ярости уходил со сцены, проклиная театр, мастера и всё вокруг. И ещё долгое время труппа слышала нелестные слова, что лились в адрес мастера.
- Зачем вы это делаете? – спросил второй аноним.
- А что я такого сделал? – спросил его мастер.
Второй аноним, уже тоже не скрывая злобы, произнёс: « Вот это!», при этом указал на то место, откуда доносились крики первого.
- Каждый раз, когда труппа репетирует, вы достаёте первого, хотя он лучший среди нас!
- Вы всегда хвалите этих ублюдков – сказал второй и указал на четвёртого с шестым.
- Хотя вот этот не доигрывает, а вот этот переигрывает.
- Попридержи язык, второй – крикнул мастер.
Если честно, это не первое публичное осуждение мастера вторым. Давайте расскажу вам про второго. Это хороший актёр и хороший человек. Сильный, храбрый юноша, который всегда боролся за правду. Во время многих дискуссий не боялся крепких выражений.
Все декорации в театре он сделал сам. Конечно, не без помощи третьего и пятого. Так как третий рисовал, а пятый мастерил всякие штучки. Расскажу о них попозже, а пока вернёмся к тому, не очень приятному разговору.
Мастер злобно смотрел на второго, потом произнёс: «Знаешь, я ведь могу выгнать тебя из труппы»
- Нет, не можете – сказал второй.
- Кто тогда будет делать декорации.
- А что, третий и пятый? – и мастер посмотрел на них.
- Они что, не могут делать их без тебя.
- Нет, не можем – хором выкрикнули третий и пятый.
Второй посмотрел на них одобрительно.
- Что ж - сказал мастер.
- Второй ты просто не понимаешь сути.
- Какой же? – спросил второй
- А такой – крикнул мастер.
- Если он такой великий актёр, то он должен понимать, почему я так делаю.
- Я так делаю для того, чтобы он не останавливался на достигнутом.
- Он должен расти ввысь.
- Как ты думаешь, почему я хвалю этих двух? – спросил мастер и указал на четвёртого и шестого.
- Не знаю – сказал второй.
- Да потому что они бездарны, но я верю в то, что они, когда нибудь станут как первый.
- Им же стоит всего лишь чуточку постараться.
Потом помолчав, он добавил: « Хорошая декорация», а после ушёл.
Пять анонимов ещё долго стояли на сцене, но потом тоже разошлись. Кто на работу, кто домой. Театр не был их основной работой, для многих это было хобби. Лишь первый и мастер были там, на постоянной работе.
Первый и мастер враждовали всегда, и враждовали много. Видно было, что они не понимали друг друга. И иногда это выливалось в не очень хорошие ситуации для всей труппы.
Один раз мастер назначил шестого на главную роль. В итоге уже через пять минут после начала пьесы, люди стали просто расходиться. Все просили вернуть деньги, говорили, что время потрачено впустую. Первый же исправил ситуацию. Как, спросите вы. Он просто взял на себя главную роль, вывел всех актёров на улицу, и труппа стала играть прямо перед входом. Да сыграла так, что никто не захотел возвращать деньги. После этого, все посетители подходили к мастеру и говорили, что на главную роль, лучше ставить первого.
Глава 2. Третья и пятый.
Первый шёл по улице. Со стороны первый выглядел как обычный молодой человек. Но он был необыкновенен. Он был по-настоящему добр, и это была искренняя доброта, не наигранная.
Он много раз успокаивал третью. Да, третью. В их труппе была девушка. И если раньше я говорил третий, то извините, моя ошибка. Вообще очень сложно писать про тех, у кого нет имён. Точнее они у них были, но те их просто не сказали, а Мастеру хватало и того, что он называл их первый, второй, третья, четвёртый, пятый и шестой. Спешу заметить, что это не простая нумерация. Каждый номер дан Мастером в зависимости от их способностей. Но им он сказал, что назвал их так, потому что те в таком порядке к нему пришли. Конечно, это не правда. Но им этого хватало. Маленькая труппа, что играет маленькие пьесы. По мастерству, она могла тягаться и с труппами более большими, но они этого не хотели.
Что же вернёмся к первому. Он всегда успокаивал третью, так как мастер постоянно давал ей роли неодушевлённых предметов. Деревьев там или камней. Но он не хотел её таким способом унизить или оскорбить. Хотя она так считала и очень сильно обижалась. Он хотел показать ей то, что она из неодушевлённого предмета сможет сотворить что-то живое, наполнить его душой. Конечно, сам мастер этого им не объяснял.
Третья была тихоней и у неё были проблемы с дикцией. Поэтому мастер не сильно её нагружал и не давал роли с большим количеством текста.
Я знаю, что для вас читателей, мастер кажется тем ещё ублюдком, но это не так. Мастер ко всем относился так, насколько позволяют способности. Шестой – полная бездарность, но мастер относился к нему с пониманием. Просто он видел, что у шестого есть талант, да и у четвёртого с пятым. Просто, нужно показать его им, и направить в нужное русло.
Как насчёт пятого. Славный парень, но жутко боится толпы. Зачем же тогда он пришёл в театр? Всё дело в третьей. Да, эта тихоня его девушка. Сам пятый механик по образованию и к театру особого чувства не испытывал. Но пришёл с третьей на пару. О любовь, что только не сделаешь, лишь бы вторая половинка была довольна. Но как сам он думал, у него был талант. И он был, по-настоящему был. Но боязнь сцены, того что на тебя смотрит полный зал пугали его. Он забывал текст, путал реплики, а иногда просто покраснев, убегал со сцены. Мастер относился к этому с пониманием. Он знал, что боязнь сцены можно искоренить только так. Поэтому давал пятому главные роли, наравне с первым и вторым. Сам же первый смог подружиться со всеми. От него так и веяло лидерством, как и от мастера. Иногда их вражда доходила до крайности, но лишь от того, что мастер был мудрый, а первый был взбалмошным юнцом. Но мастер всегда считал, что когда нибудь, первый поймёт его методы, он поймёт, что они правильны. Мастер лишь на публике был злой и придирчивый, но в душе он, как и первый был добр. Вообще они были как близнецы. Мастер – это первый в будущем, а первый – это мастер в прошлом.
К чему я это веду? Скоро вы сами всё узнаете.
Глава 3. Тема для пьесы.
Эту главу я начну так же, как и вторую, так как во второй отвлёкся, знакомя вас со всеми. Ещё мне стоит рассказать вам о том, что взбрело первому в голову.
Первый шел по улице. Со стороны первый выглядел, как обычный молодой человек, но внутри он был по-настоящему необыкновенен. Его разум скрывал идею, которую воплотить он сможет не скоро, но которую он мечтает воплотить.
Он долго бродил по улице. Осматривал витрины. Как вдруг увидел афишу. Это была афиша их театра. На ней была изображена вся труппа, а позади, как бы возвышаясь над ними, стоял мастер. Внизу было название «Великий мастер». Это была новая пьеса мастера, которую он хотел нам сегодня представить и раздать слова, но из-за перепалок не срослось. Вообще в этом плане мастер был очень щепетилен. Он за неделю до объявления своей пьесы, даже труппе. Рисовал плакаты. Точнее заказывал плакаты. И труппа всегда удивлялась тому, что видела, хоть и не знала о пьесе ничего.
«Ага, Великий» - подумал про себя первый и, стиснув зубы, сорвал плакат.
Первый присел на скамью, что стояла рядом и задумался.
«Великий, как же» - думал он. – «Да он нас за людей не считает».
«Не думаю я, что это указывает на его величие».
«Но ничего» - думал первый, - «я отомщу».
«Сделаю так, что меня будут называть Великим, а про тебя забудут» - и вдруг, поняв насколько ужасна его мысль, вздрогнул.
«Нужно убить его талант» - думал первый. – «Растоптать его своим»
«Но, что для этого нужно?»
Он долго думал, как вдруг вскочив и подобрав плакат, что сорвал несколькими минутами ранее, завопил: « Точно, пьеса!»
Он смотрел на плакат и думал: «О чём будет пьеса? О чём?»
«Так, точно!» - вскрикнул он. – « Великий мастер тиран, а шесть анонимов решают его свергнуть!».
«Что же начало положено» – думал он. – «Осталось только написать». И держа плакат, первый со всех ног побежал домой.
Глава 4. Написание пьесы и история о становлении мастера.
Первый прибежал домой. Сев за стол и достав бумагу, он начал писать. Как он сам говорил: «Начало положено».
Он не стал давать имена героям, оставив их безымянными анонимами. Даже мастер в его произведении оставался таковым. Но первый описал его как деспота, настоящего тирана, что плюёт на таланты других и губит их на корню. По сюжету пьесы действие разворачивалось в государстве, которое захватил мастер. Он запретил в нём всё, что можно. Шесть анонимов – это люди, что решили свергнуть его. Кончалась пьеса тем, что первый стрелял в мастера.
Пьеса была в двух действиях. Первое бы раскрывало анонимов и собирало бы из них команду. А второе бы уже показывало восстание и кару над мастером. На этом первый перестал писать и лёг спать. В его пьесе были прописаны все диалоги, все реплики были на своём месте.
Первый был поистине талантлив, но талант иссякает, когда его не замечают. Так и первый иссякал. Первый увядал, а его моральное и душевное состояние были очень плохими. Он решил, что концовка должна быть реалистична.
А сейчас давайте отвлечёмся чуть-чуть от первого и отправимся во времена, когда Мастер ещё не был столь видным театральным деятелем. Во времена, когда Мастер был обычным актёром. Он так же, как и первый выступал в труппе. Он был лучшим актёром, но Мастер той труппы, где играл наш Мастер, его не замечал, как и не замечал его талант. Ведь сложно увидеть талант, когда не видно его исполнения. Тогда наш мастер начал увядать, словно силы покидали его. Он ничего не хотел делать, ведь зачем делать то, чего не замечают. Тогда он сделал маленький донос на своего Мастера и попросил, чтобы того сменили. Но Мастер как-то узнал про это, и позвал уже нашего Мастера на разговор.
- Почему ты так сделал? – спросил тот нашего Мастера.
- Я просто хочу играть, хочу делать то, что у меня получается – ответил наш Мастер.
- Так играй – сказал ему его Мастер.
- Но вы не даёте мне играть, не даёте мне роль, которую я заслуживаю.
- Значит, хочешь хорошую роль?
- Да!
- Получишь, а теперь ступай.
На следующий день, нашему мастеру дали главную роль, в очень важной пьесе. И он, отыграв её на отлично, можно сказать, снова расцвёл.
К чему я веду? Мастер рассказал мне эту историю, когда у меня было затишье. Я не мог ничего написать. Но услышав эту историю, я можно сказать, тоже расцвёл. Это был как прилив новых сил. Очень воодушевляющая история. Но у первого, увы, не было никого кроме труппы и театра. И поэтому ему было сложнее, намного сложнее.
Глава 5. О том, как первый показал пьесу труппе.
- Первого нет уже неделю – сказал второй.
- Может, что-то случилось – вскрикнула третья.
- Да что с ним может случиться – усмехнулся четвёртый.
- Заткнулись всё! – крикнул Мастер.
- Мы собрались здесь не для того, чтобы обсуждать эту персону, но без него мы не можем репетировать.
Как только мастер это сказал, дверь распахнулась, и вошёл первый. С большой коробкой в руках, он прошёл на сцену. Подойдя к каждому, он дал им слова, даже Мастеру.
- Что это такое? – спросил Мастер.
- Это моя пьеса – сказал первый.
- Мы сыграем её через неделю.
- Этому требуется доработка – произнёс Мастер.
- Что?- спросил первый.
- Задумка хорошая – сказал Мастер.
- Но мало слов – сказал Мастер.
- Если доработаешь, я приму в этом участие – сказал Мастер.
- Да и все, я думаю, примут - и посмотрел на других.
Потом Мастер подошёл к первому, и произнёс, ухмыльнувшись.
- Ну что, справишься?
- Да – сказал первый.
- Хорошо – сказал Мастер.
- А теперь репетируем мою пьесу.
Глава 6. Печальный конец.
Прошло четыре года, прежде чем, первый закончил пьесу. За это время первый и Мастер сдружились, так как первый стал всё больше походить на Мастера.
Время меняет всё, но не идею, что затаилась в душе у первого. Он, как и четыре года назад, мечтает о мести. И уже понимает, что она близко. Но правда ли, он хочет этого? Спросить нужно у первого. Что же творится в его голове. А в его голове творится форменный беспорядок. Мысли смешиваются, из-за чего невозможно думать.
Месть так близка, но он отдаляет её как может. Так как за эти четыре года первый, наконец-то, понял Мастера и понял его методы. Как говорится, мудрость приходит с годами, так вот к первому она пришла. Но отменить уже ничего нельзя. Показ через неделю и действовать всё равно придётся. Мастер был восхищён пьесой, и труппа начала репетировать незамедлительно. Он много времени потратил на репетицию сцены своей смерти. Но знал ли он, что ему не надо было репетировать. Смерть будет настоящей. Осталась неделя.
Прошла неделя.
Мастер бегал по сцене и спрашивал о том, что всё ли готово к пьесе, спрашивал о том, все ли готовы к пьесе. Это был настоящий фурор, вокруг постановки был ажиотаж. Все билеты были проданы сразу. Все места были заняты, не успел даже прозвенеть звонок, возвещающий о начале пьесы.
Все сидели и смотрели на занавес, который начал потихоньку открываться. Все увидели декорацию, что сделал второй, третья рисовала, а пятый конструировал выдвижные детали. Было очень сложно всё реализовать. Маленькая труппа четыре года готовилась к показу этой пьесы. Была лишь маленькая загвоздка, первый боялся. Из-за этого он целую минуту простоял, молча среди декораций. Но после всё-таки начал, и пьеса началась. Первое действие проходило стремительно. Набор команды из шести человек. Из первого действия, запомниться могла лишь одна сцена, сцена устрашения пятого, который сомневался. Так как пятый боялся сцены, эта сцена прошла дольше всех.
Вкратце расскажу, что там было. Декорация показывала нам тёмный переулок, где стоит всего один фонарь, который слабо освещает лица первого и пятого. Первый постоянно смотрит по сторонам. Так как очень плохо было бы нарваться на часовых. Так как государство тоталитарное и любое неповиновение карается.
Но тут первый произносит:
- У меня есть к тебе разговор.
- Какой? – спрашивает пятый.
- Наверно ты уже заметил, насколько деспотичен Мастер.
- Да, заметил, но ведь такого наше государство.
- Я знаю – говорит первый.
- Но хотел бы ты это исправить.
- Исправить что? – спрашивает пятый.
- Я не могу рисковать – говорит первый и наводит пистолет на пятого.
- Что ты творишь? – испуганно говорит пятый.
И тут я заметил, что оружие настоящее, но я не обратил на это внимание, не завопил на весь зал, что он вооружён. Просто тогда я думал, что это макет, очень реалистичный, так как все декорации были очень реалистичны.
Что же вернёмся к сцене.
- Мы собираемся свергнуть Мастера – произносит первый.
- И нам в команду нужен техник.
- Что? – спрашивает пятый.
- Ты лучший техник из всех кого я знаю – говорит первый. – Будешь ли ты сражаться за нас.
- Сразу скажу, что ответ нет, не принимается.
- Но как вы можете быть настолько уверены в свое победе – вскрикивает пятый.
- Я верю в свободу – кричит первый.
- А ты веришь? – спрашивает он у пятого.
- Верю – растерянно произнёс пятый.
- Тогда ты с нами – сказал первый и убрал пистолет.
Занавес.
Второе действие начиналось так же стремительно, как и заканчивалось. Уже вовсю шло восстание и на заднем плане декорации были нарисованы повстанцы с вилами и другим оружием.
Нарисовано было очень красиво и реалистично. Работа третьей не иначе – подумал я. Что не говори, но это талант. Потом действие перешло в замок Мастера, где повстанцы уже победили всю охрану. Снова же на декорации.
И, пожалуй, это конец моего произведения, так как на этом кончается пьеса. Но я вас отвлёк. Извините.
Так вот. Шесть анонимов вошли в покои к Мастеру. Тот стал на них кричать. Конечно же, по сценарию. И тут прогремел выстрел, настоящий выстрел.
Я вскочил с места и увидел своего друга Мастера, который лежал на сцене в предсмертной агонии. Рядом с ним на коленях сидел первый и держал его за руку.
После выстрела в зале воцарился хаос. Многие бежали к выходу, но искушённые зрители сидели и ждали, что будет дальше. Я вбежал на сцену и то, что я увидел, поразило меня, то, что я услышал, меня поразило. Первый, сидя на коленях и держа Мастера за руку, говорил с ним.
- Мастер, я вас понял, я понял ваши методы.
- Я вас прощаю, простите и вы меня.
- Я должен был остановиться, но я не смог.
- Ведь пьеса должна быть закончена, вы сами так говорили.
- Я понимаю – сказал Мастер – Я всё понимаю.
Это его последние слова.
Первый отправился в тюрьму. А труппа о нет, не распалась. Ещё долго они играли эту пьесу у себя в театре. И ещё много лет эта пьеса была популярна.
Её играло множество трупп, многие ради славы, другие ради денег. Но за годы, ажиотаж к этой пьесе поубавился, а потом про неё и вовсе забыли.
Но я помню её от начала и до конца. Помню даже тот роковой момент. Как бы я не пытался, я не могу её забыть, просто не получается.
Эпилог.
После тюрьмы первый создал собственную труппу. Но никогда он больше не играл пьесу «Шесть анонимов». Он считал её ошибкой. Считал, что нужно было лишь немного подождать и всё бы наладилось, но ведь жизнь непредсказуемая штука. Сейчас я даже не знаю, на чью сторону бы встал. На сторону Мастера или первого. Ведь если так посудить это один и тот же человек. Только с разницей во времени. Теперь же лишь один человек. Но уже сейчас в первом начинает виднеться Мастер. И сейчас, когда я смотрю на первого, когда смотрю на то, как играет первый. Я думаю, что Мастер и не умирал, а лишь переродился. Он отдал свой опыт тому, кто этого заслуживал. Он прожил жизнь не зря и был не плохим человеком. А я и по сей день сижу в пустом зале и смотрю на сцену, где была показана одна из самых запоминающихся пьес.
Конец.


0


Ссылка на этот материал:


  • 0
Общий балл: 0
Проголосовало людей: 0


Автор: Ruslain
Категория: Проза
Читали: 61 (Посмотреть кто)

Размещено: 6 апреля 2016 | Просмотров: 90 | Комментариев: 0 |
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
 
 

 



Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
© 2009-2018 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.