«    Ноябрь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус |

Сейчас на сайте:
Пользователей: 0
Отсутствуют.

Роботов: 2
GooglebotYandex

Гостей: 10
Всех: 12

Сегодня День рождения:

  •     ntapok (21-го, 24 года)
  •     tanyeri (21-го, 30 лет)
  •     Van Deren (21-го, 18 лет)
  •     Викусик (21-го, 19 лет)
  •     Джиа Брукс (21-го, 22 года)
  •     я пробовал тоже (21-го, 28 лет)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Дискуссии Критика, ругань, троллинг, или остроумие? 239 KURRE
    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 1949 Кигель
    Флудилка Поздравления 1674 Lusia
    Школа начинающих поэтов Выразительные средства (ШКОЛА 2) 135 KURRE
    Флудилка На кухне коммуналки 3047 Старый
    Книга предложений и вопросов Советы по улучшению клуба 489 ytix
    Книга предложений и вопросов Неполадки с сайтом? 181 Моллинезия
    Рисунки и фото Цифровая живопись 239 Lusia
    Стихи ЖИЗНЬ... 1615 NikiTA
    Стихи Вам не понравится 35 KoloTeroritaVishnev

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    Знаки

    Одинокая башня по среди ржаного поля, розовая краска разлившаяся на голубом полотне, чувство свежей травы под босыми ногами. Прекрасный мир является нам во снах. Хотя Максиму было всего пять лет, его взгляд был остр, даже во сне вел себя крайне осмотрительно. Ребенок осторожно изучал место в которое его поместило воображение, и хотя ему казалось что он здесь был много раз, осторожность никогда не повредит. Это место напоминало поле на даче, только без краев. Сны часто бывают сотканы из воспоминаний, особенно солнечных. Неудержимая энергия несла ноги по полю. Здесь приятно бегать босиком, оставляя борозды примятой ржи. Этим можно заниматься бесконечно, поле заканчивалось далеко за горизонтом, а может и вовсе не заканчивалось, взгляду есть где разгуляться. Только одно выбивается из виду. Одинокая башня по среди поля. Макс не решался к ней подходить, да и поля хватало, а стены и дома есть. К тому же понятно что проснувшись вряд ли вспомнится и этот пейзаж, и это небо, и эту башня, которая не внушает доверия. Не стоит на нее тратить время, решил ребенок. Гораздо приятней бегать во ржи, напевая песенку из любимого мультика. Максу очень нравилось это, поле вселяет какое-то необычное спокойствие. Как далеко не убегай, перед глазами всегда розовая даль, умиротворяющая и безмятежная.

    Усталость заставила остановиться, помотав головой Макс, завалился прямо там где стоял. Глубокий вздох, чувство расслабленности, захотелось закрыть глаза чтобы прислушаться к тому как шелестит рож, однако громче всего звучал стук сердца, и одышка. Ребенок принялся рассматривать свои руки, внезапно обнаружил что выглядит таким, каким привык себя видеть на яву. Максу хотелось побыстрей вырасти, ну или и хотя бы во сне выглядеть большим.

    Тишину вдруг оборвал шум ледяною ветра. Это плохой знак в мире снов. Вылупив глаза, Макс резко подскочил, внутренний инстинкт подсказывал искать укрытие. В судороге ища глазами где спрятаться от урагана, взгляд упал на единственное что гордо выделялось из пейзажа. Башня! Бежать! Скорее!


    Трава уже не была такой нежной, босиком стало трудно бежать. Да еще и мокро. Макс не сразу понял что это, но земля стала сочиться водой, везде, куда бы он не ступал. Вода била из под земли. Она мерзко хлюпала под ногами. Было понятно что скоро это поле превратится в море. Ничего не оставалось делать, как ускориться насколько это возможно.

    Башня стояла не близко, вода продолжала активно прибывать. Потеряв контроль, Макс поддался отчаянью, жалостливый стон похожий на скуление щенка вылетел в небо. Сумеет ли до бежать? Это был главный вопрос. Безумно хотелось расплакаться, но сбитое дыхание не давало такой возможности.

    Ноги казались не естественно тяжелыми, как и бывает во снах. Но здесь была другая причина. Вода уже доставала до колен, брызги попадали максу налицо, смешиваясь со слезами. Детский искренний страх наполнил сердце, такой страх появлялся при встрече неизбежного наказания, которое приходит неожиданно и не справедливо.

    Вскоре бежать стало не выносимо, поле стало похожим на огромный пруд. Агония вперемешку с отчаяньем, засасывали в свою пасть. За 5 лет жизни макс не часто сталкивался с настоящим отчаяньем.

    Первое отчаянье в жизни постигло Макса, когда тот еще не мог говорить и ходить. Сидя на теплом полу, застеленном байковым одеялом, среди игрушек, малыш изучал странные предметы, которые взрослые называли кубиками. Эти кубики были твердые и на вкус немного соленые, пахли деревом. Все ни как не получалось положить один кубик на другой, так малыш столкнулся с отчаянием. На детские слезы резко отреагировали взрослые, мама взяла его на руки, и вскоре малыш забыл про кубики. Но они явно оставили след, чем-то научили, преподали урок. Когда в попытках сделать самостоятельный шаг, Макс падал, казалось детские губки сами начинали дергаться, выражая гнетущее чувство обиды на вселенную, воспоминания о кубиках как бы напоминали, что надо делать в таких ситуациях, поэтому детские слезы не заставляли долго ждать.

    Воды уже было по грудь, паника сковывала все движения, мальчик уже не плакал, на это не хватало сил. Паническое, прерывистое хныканье мешало пробираться по дну огромного озера, которое несколько минут назад было полем. Башня была еще далеко. Грянул гром, и огромная волна накрыла с головой. Вода пахла землей, из под нее совсем не видно света. Безуспешное барахтанье в этой темноте, единственное что оставалось делать, ноги перестали ощущать твердь. Наступила тьма, еще один рывок, толчок, и что-то сильное выбросило Макса из сна.

    Наступила тишина, спина ощутила кровать, глаза щипало. Свет струившейся из-за штор успокаивал. Все закончилось. Макс не помнил почти ничего, только чувство холодной воды сковывающее движение, запах земли и искренний ужас.

    Напала зевота. Поерзав немного на кровати, в поисках приятного забвения, Макс сконцентрировался на том, что покажут сегодня по телевизору, ведь суббота означает что мультики начнутся раньше обычного. Эта мысль отогнала последние попытки заснуть. Как неповоротливый медвежонок, малыш волочился по коридору в зал, мимо кухни, откуда доносился запах чего-то жаренного. Развалившись на диване, взял в руки пульт и принялся щелкать каналы. Заспанное личико застыло перед экраном, и казалось только любимый мультик мог что-то изменить. Через несколько минут, в дверь вошла мама с полотенцем в руках.
    — Доброе утро сынок. Как спалось? Что снилось?

    — Доброе утро. Да так ничего. — такие вопросы всегда настораживали. Мама знала все что происходило в голове у сына, после кошмаров всегда следовали такие вопросы, а может быть причина была в том что ребенок громко разговаривал во сне и даже иногда кричал. Но у маленького человека складывались впечатления, что здесь замешана какая-то телепатия.

    — Омлет будет готов через 5 минут, давай двигай на кухню, и переодень пижаму, заляпаешься, она же белая. — заботливый, назойливый голос уже раздавался из кухни. Макс продолжал валяться на диване. Какая-то беда с мультиками. По всем каналам ничего интересного.

    — Маааам! А сегодня будет “Эй Арнольд?”
    — Не знаю сынок, еще рано.

    Омлет был очень вкусный, с поджаренными дольками молочных сосисок.
    — Максим иди переоденься! Не сиди в пижаме! — Этот тон обычно обозначал лишь одно, ситуация приблизилась к черте, зайдя за которую со взрослыми происходит самое разное, обычно ничего хорошего, поэтому пижаму пришлось переодеть. Хоть Макс был маленьким мальчиком, но всегда знал когда нельзя переходить грань. Его пугали грани, слишком рискованно, многие путали такое поведение с послушанием. На самом деле Макс был боязливым ребенком.


    — Завтра с утра в воскресную школу! Ты помнишь?
    — Угу, — без какого-либо энтузиазма подтвердил макс.
    — что вы изучаете сейчас? — Мама продолжала, будто хочет что-то узнать, но не знает как спросить, что бы молодой человек ответил содержательно, а не короткими слогами.
    — Ну, там разное… всякие истории...
    — А рисунки? Ты говорил что вы рисуете на занятиях… — все не унималась мама, по правде говоря Максу не очень хотелось об этом говорить, разум был занят вопросом, почему мультики еще до сих пор не начались, эта мысль была как заноза в голове, ее не отогнать.

    Многие взрослые замечали что макс хороший слушатель, всегда смотрит в глаза когда с ним разговаривают. Но мало кто знал, что так Максу было проще думать о своем и при этом подавать вид присутствия в беседе. Будучи взрослым он будет использовать эту способность очень часто. Полезный навык - когда Макс смотрит в глаза собеседнику не моргая, это создает впечатление глубокой заинтересованности, хотя сам в этот время может находится совсем в другом месте. Возможно где-то в горах, или в море, или даже в космосе, а возможно он просто прогуливается по набережной. Этот маленький грязный секрет доживет с ним до старости.

    — Ты помнишь что вы рисовали в то воскресенье?
    — Нужно было нарисовать что-то к пасхе. — Ответил не выспаный ребенок, залезая ложкой в варенье.
    — Ого как интересно, и что ты нарисовал? — Тут Макс понял что эти расспросы явно не спроста, взгляд маленького человека насторожился. Мама куда-то отошла и вернулась на кухню с листком бумаги, Макс узнал его.

    — Твой рисунок дала мне тетя Олеса, она сказала что у тебя был самый... — Мама сделала паузу, — интересный рисунок . Расскажи что здесь?

    Макс придвинул к себе потрепанный альбомный лист. На нем были изображены две фигуры, которые держались за руки, очевидно они парили в воздухе, возвышаясь над пещерой. Одна фигура была белая и небрежные линии указывали на свечение. Вторая фигура имела не аккуратно нарисованные рожки, и была закрашена красным фломастером. Обе фигуры улыбались. Макс посмотрел на рисунок, потом на маму, снова на листок. Слова вылетели из головы, и по начало ничего не получилось выдавить из себя кроме протяжных “Эээ, нуу” и пауз.

    Стало понятно, что с рисунком что-то не так, но что именно? Мальчик собрался и сказал:
    — Ну это Иисус и дьявол. — и перебивая сам себя добавил. — Дьявол был сначала злой, но тетя Олеся сказала что Иисус добрый, поэтому прощает всех, и когда он воскрес то простил дьявола и сделал его хорошим, а потом они полетели играть, ну это… ну на небо короче. — Глаза мамы округлились. Но через мгновение добрая улыбка развеяла весь испуг ребенка.

    — Сынок, Иисус не подружится с дьяволом, потому что дьявол, остается злым и не хочет не с кем играть, он хочет только всем портить настроение — Мама смотрела на сына серьезным, но добрым взглядом, с улыбкой. Что-то было в ее словах неудобное, что-то, что Макс не мог принять.
    — Но ведь Бог создал всех добрыми. — Детское недоумение взорвалось бомбой.

    По правде говоря, Максима не сильно беспокоили библейские вопросы, но он твердо верил что всё вокруг должно быть таким, каким он себе представлял, именно поэтому иногда приукрашивал истории, и сочинял собственные. Нередко его ловили на лжи, однако такие моменты были лишены стыда. Была лишь обида, что кто-то схватил иллюзию Макса, и хорошенько ударил об реальность. В некоторые фантазии Макс верил на столько свято, что спустя 20-30 лет, блуждая в солнечных воспоминаниях детства, натыкался на некоторые детали, которые с годами размылись и уже не понятно были-ли они фантазиями или фактами.

    — Все гораздо сложнее устроено сынок, — Мать нежно прижала ребенка к себе. Позже последовала уже знакомая Пасхальная история, концовка которой не сильно вкладывалась в детский ум. Но то что не было понятно ребенку, быстро достраивало воображение, оно отвечала на все вопросы.

    Спустя 2 года пришло время для сложного испытания в жизни Макса. Испытание которое называется Школой. Расспросы на тему хочет ли он туда, безумно надоели ребенку, поэтому ответ был всегда одинаковый, и звучал отточено. — Конечно хочу, — Но на самом деле вся эта таинственность школы пугала и настораживала.

    Лето промчалось как-то быстрее обычного, против чего Макс бунтовал изо всех сил. День икс наступил неожиданно, и вот он с цветами идет в свой первый класс, конечно в сопровождении Мамы и Папы. Почему-то все вокруг были радостные и гордые за Макса, который не очень то понимал причины царящего восторга. Складывались впечатления, что школа это неких подвиг, который нельзя отложить. Задача была не понятно молодому человеку, но как только все трое переступили порог средней школы и вокруг замелькали такие же растерянные детские лица, смущение сменилось интересом.

    Вот цветы уже лежат на парте, рядом с Максом сидит рыжий мальчуган у которого казалось сейчас выпрыгнут глаза. Родители со светящимися улыбками наблюдают за происходящем вместе с остальными, в конце класса. Торжественный голос молодой учительницы звучал ярко. Макс смотрел ей в глаза и не очень вслушивался в суть, он был занят тем, чтобы разобраться, что это за незнакомая тетя, и стоит ли ее бояться, да и вообще как к ней относиться?

    — Привет, меня зовут Марк, а тебя как? — Рыжий мальчик протянул руку, ясно было что парень так же не следит за речью их будущего классного руководителя.
    Сжав одну руку в кулачок Макс поднес ее ко рту, и немного кашлянув, убедился что голос звучит по взрослому, как ни как он теперь школьник.
    — А меня Максим, — Протянул руку в ответ…
    — Смотри! У тебя такие же туфли как у меня.
    — Ага! — Макс посмотрел на беспечное лицо, усыпанное веснушками, подозрительным взглядом. Стало понятно, что именно поэтому Марк и подсел сюда, из-за туфель. Глаза начали блуждать по классу. Оказалось что, у всех ребят были одинаковые пиджаки, все подстрижены, с новыми рюкзаками и пеналами, воздух пах новыми вещами. Казалось что все эти дети копии какого-то. Может быть даже самого Макса. Это пугало. Понаблюдав еще несколько минут, Макс решил, что не хочет быть как люди вокруг. Вроде ничего плохого нету в зеленых пиджаках, да одинаковых туфлях, просто так и потеряться можно.
    — Будем друзьями? — Вдруг выдал Рыжий мальчик. Его улыбка показалась немного нелепой, чем-то похожей на крысиную, она вызывало тепло, которое позволило ответить:
    — Конечно!

    Все вокруг, казалось знают друга друга, из хауса звуков, можно было разобрать короткие диалоги.
    — Я тебя не видел в саду. — вопросительно воскликнул Рыжий мальчик.
    — А я в него и не ходил, — величаво заявил Макс, будто это было неким достоинством.

    Тяжелый день наконец-то подошел к концу. Лежа в кровати Макс и не представлял что начиная с завтрашнего дня, он вступает в мир взрослых, в котором придется постоянно вставать с кровати в 7 утра, общаться с другими ребятами, учителями, много читать и писать.
    Огромное количество впечатлений блокировали сон, поэтому ребенок ворочался в поисках идеального положения. Но усталость все-таки брала свое. Туман накатывал медленно но верно.

    Рож приятно касалось босых ног. Бегать по ней одно удовольствие. Величественная башня все так же стоит на своем месте. Она уже не так пугала, поэтому за ее ворота стоило заглянуть, подумал Макс, в ней можно укрыться от урагана и затопления. Мальчику нравилось нежиться под розовыми лучами, но мало-ли опять случится ураган, подумал Макс и двинулся в сторону одинокой башни.
    Вблизи она была похожей на замок, величественный и прекрасный. Там мог спрятаться целый город. Зрелище впечатляло. Большие деревянные ворота открылись сами собой. Восторг взыграл в груди, свет струившейся откуда-то из глубины манил. Переступив порог пришлось столкнуться с мыслью: — а вдруг за мной захлопнется дверь и я уже никогда не смогу убежать отсюда, и никакого поля больше не видать?

    Однако хотелось рискнуть.
    Пройдя сквозь ворота, Макс оказался в огромном круглом зале, с шахматным полом, и мраморными колоннами, Здесь сочетался уют и простор. Каждый элемент был пропитан историей, как-будто здесь прожило огромное количество людей. Наверняка замок был домом не для одного поколения.

    Посреди зала начиналась широкая лестница, которая вела куда-то высоко. Макс не решался подойти к ней, тем-более хотелось рассмотреть стены. Они были исписаны от самого пола и до бесконечно высокого потолка. Картины людей, огромное количество маленьких людей. Кто-то был нарисован четче, кто-то размыт. Было совершенно не понятно где заканчивается одна картина и начинается другая, скорее всего стены изображали какую-то одну большую историю с бесчисленным количеством героев. Так решил Макс и принялся прыгать по плитке, наступая лишь на белые квадраты.

    Веселье прервал оглушительный рев, как бы трубный, в нем было что-то дикое. Всё вокруг затряслось, ногами можно было почувствовать вибрацию.
    Звук летел от туда, где заканчивалась лестница. Пятившийся назад от страха, Макс болтал головой, ища куда забиться. К горлу подступал комок. Внезапно из дверей которыми заканчивалась лестница повалил черный как ночь туман, тьма сползала вниз. Ребенок точно решил бежать, однако оцепенение схватило крепкой хваткой, и лишняя секунда ступора, оказалась причиной увиденного далее. Туман скрывал в себе огромное животное, силуэт которого не был виден четко. Однако было ясно, что это “что-то” имеет огромные красные глаза, и гигантские размеры. Туман опускался с лестнице, со злодейским изяществом, расходился по всей площади зала, дыхание монстра было слышно по всюду. Грозный вопль наконец заставил сдвинуться с места, и со всех ног устремиться к воротам. Убегая Макс чувствовал как все пространство позади заполнял черный туман, к счастью ворота оказались не запертыми.

    Через несколько секунд ребенок уже был на поле. Страх заставлял бежать еще несколько минут. Затем Макс упал на колени чтобы отдышаться
    — Никогда туда больше не пойду. — Тяжелое дыхание, свалило с ног. Необходимо было немного полежать притаившись, убедиться что больше ничего не угрожает. Через несколько минут Максим вспомнил что находится во сне. Поэтому встал и продолжил плестись по полю, решив раз и на всегда не приближаться к башне.
    — Хм, похоже Монстр заперт там… ну и хорошо, лучше я буду здесь, можно сколько угодно гулять тут, сдался мне этот замок. — Подумал мальчик.

    Вдруг заметил колею смятой ржи, она была прямая и ровная, такие следы оставляют люди у которых есть четкая цель, что не похоже на Макса. Это озадачивало, помотав головой, ребенок заметил силуэт. В нем было что-то знакомое, поэтому страх быстро улетучился. Подумав немного Макс понял что ему ничего не угрожает, поэтому принялся скакать навстречу незнакомцу.
    Фигура перестала двигаться, словно ожидала. Подойдя совсем близко, никого знакомого узнать не получилось, однако незнакомец вызывал доверие, и от него веяло чем-то родным.

    — Привет! — С Добродушной улыбкой протянул мальчик.
    — Привет! А ты кто? — вежливо спросил незнакомец. Макс уже хотел было назвать свое имя, но отвлекло что-то под ногами, это была вода, которая сочилось откуда-то из под земли. По спине пробежали мурашки.



    2
    Больше всего на свете Макс ненавидел группу продленного дня. За 4 года учебы он так и не смог привыкнуть ко всем сюрпризам школы, поэтому всяческими способами придумывал как избежать сидение в школе до вечера. Нежелание оставаться после занятий в школе даже заставляла лучше учиться. Все, что бы не сидеть в классе до 5 вечера. Домашнюю работу он любил делать не торопясь, что бы было время посмотреть в окно, помечтать. Тем более все ребята кто оставался на группу, постоянно соперничали, кто быстрее сделает всю домашнюю работу и свинтит на улицу гулять. Глядя как в классе становится все меньше и меньше детей, Макс начинал торопиться и делать глупые ошибки. Какой-то неуправляемый страх наполнял ребенка. Вряд-ли это был страх не успеть погулять. Ребенок не очень любил долго шататься. Зато просто обожал смотреть в окно, и думать о своем. Мысль о том, что придется торчать до ночи в классе не давала покоя. Тогда-то уж точно не успеть посидеть на подоконнике, да по мечтать перед сном. Летать в облаках стало любимым занятием, и группа продленного дня будто отнимала у него эту возможность. Единственное грело душу. Сидя за домашней работой почти уже в пустом классе, Макс знал что если обернется всегда увидит добродушную улыбку Рыжего за последней партой. Друзьям не разрешали сидеть в месте. Считалось что Рыжий в числе отстающих, поэтому добрый друг не должен помогать с домашней работой. Макса это раздражало, от сюда, с первой парты Марк казался таким одиноким и жалким. Один раз он остался в классе до 6 вечера, у него ничего не получалось, и никто из родителей за ним не пришел, за окном уже было темно.

    Родители Марка были буквальной противоположностью родителей Макса. Они были давно в разводе и не сильно интересовались успеваемостью сына. В добавок еще эта проклятая последняя парта, думал Макс.
    Всегда когда он оборачивался назад, Рыжий весело махал рукой. Видя что Марка все учебные трудности только веселят, у Макса тоже поднималось настроение. Потму что понимал - даже если придется остаться в классе до ночи, он будет точно не один, ведь у Рыжего все очень плохо с математикой.

    — Посмотрите у меня, — Протягивая раскрытую тетрадь на учительский стол, буркнул Макс. В ожидании получить тетрадь с красными пометками назад и в очередной раз занять с ней свое место, заставило губы дрожать. На секунду Макс подумал что выглядит нелепо, какое-то странное ощущение завладело мышцами лица, он старался не показывать страха.
    Молодая учительница внимательно изучала запись в тетради, твердой рукой поставила пору галочек на полях, потом закрыла тетрадь, отложила в стопку таких же лежащих у нее на столе, и не подняв голову сказа: — Хорошо… можешь идти.
    — Все? — улыбка с помесью удивления, дергалась на лице Макса, как осиновый лист от ветра.
    — Да все, можешь идти домой, — голос учительнице на этот раз звучал убедительней.

    Переодевая сменную обувь, Макс заметил выбегающего из класса Марка.
    — Стой! Я все! — Закричал мальчик. — подожди я сейчас переобуюсь, вместе пойдем домой.
    — Давай скорее, я уже есть хочу.

    Ребятам было совсем не по пути, но за 4 года учебы сложилась твердая привычка ходить в школьный сад после занятий. Там было дерево на котором любили сидеть дети.

    — Лезь выше! Отсюда виден лес, и озеро. — Звонко раздавался голос Марка.
    — Не я не полезу, у меня штаны новые, — Макс пытался соврать так что бы не выглядеть трусом, но это получалось едва-ли. И хоть Рыжий всегда считывал эти нотки, никогда не подавал виду.

    Переборов страх высоты, Макс залез как можно ближе к Марку, от ветра дерево трясло. Вид открывался действительно прекрасный, это было далеко не самое высокое дерево на которое залазил Макс, но от сюда казалось можно было обозревать весь мир, без краев и границ.

    — А представь оказаться вон там ночью, — Марк указывал рукой на лесной холм, — Я слышал там цыгане свои ритуалы проводят. — И это тоже звучало как лошь, но Макс считал своим долгом подогреть вымысел. — Да слышал конечно! Мы один раз с пацанами там нашли череп. Настоящий целый череп. Может быть там даже людей убивают!

    На мгновении оба замолчали, каждый из детей нарисовал в голове свою картину как это могло происходить. Марк первый закончил сеанс, — Пора домой уже, холодно!

    Дорога домой всегда занимала больше времени чем на нее требовалось. Безумные вымышлены рассказы заставляли детей идти медленно. Подходя к повороту на улицу Макса, ребята заметили огромную свору собак.
    — Весна! Вот и собачьи свадьбы, — хихикая произнес Марк, казалось он совсем не боятся этих животных. Что нельзя сказать о Максе. Он стоял как вкопанный, его предчувствие подсказывало, что кто-то из этих собак, точно подбежит к ним, она и подтянет остальных, и тогда уже точно не убежать.
    — Засунь руки в карманы и не вытаскивай, — смело произнес Марк видя как огромная черная псина спокойной трусцой приближается к детям.
    — Блин! Я знал что надо было идти по другой улице, они тут всегда! Они тут всегда поджидают именно меня! — Макс открыл рюкзак и глубоко засунул в него руку, доставая от туда какой-то предмет.
    — Что ты делаешь!? Не маши руками! Она уже бежит, — было понятно что собака сильно заинтересовалась именно Максом, что было ожидаемо для ребенка, с собаками у него особенные отношения. Он их боится, а они его в ответ преследуют, ну по крайней мере так казалось.

    Макс держал в руках какой-то старый футляр от очков, прижав к груди. После крепко закрыл глаза и застыл как статуя.
    — Что там у тебя? — воскликнул Марк, — Ты посмотри они все сюда идут, — казалось Марка это только веселит.
    — Все? Что им надо от меня постоянно?! — Заныл Макс.
    — Что ты как девчонка!? Это всего-лишь собаки. Давай открывай глаза уже.
    — Не за что! — макс неохотно приоткрыл один глаз, и обнаружил что они с Марком окружены разными псиными, со всех сторон. Которые топчатся вокруг ребят, обнюхивая ботинки и рюкзаки. У Макса онемели кисти рук, позже страх опустился в ноги.
    — Да все уже! Они уходят… — Заявил Марк с таким видом словно, причиной потери интереса собак к ребятам, стала именно его храбрость.

    — Давай уже пошли, мы им не нужны. Что там у тебя в руках?
    — Это кое-что секретное! — Ответил Макс.
    — Ну покажи, что я тебе не друг что-ли!? — Аргумент был веский. Максу пришлось приоткрыть футляр, из него вытащил большое перо странного цвета, оно переливалось то-ли розовым, то-ли фиолетовым.
    — Ого что это такое!? И че ты его с собой носишь! — Поинтересовался Марк.
    — Это перо волшебное вообще-то… — не дав закончить Максу, Рыжий перебил:
    — А ну это типа оберега, у меня тоже такой есть, он достал из под кофты висевший на шее камень.
    — Это что камень? — скептически взглянул Макс.
    — Нет! Это каштан, когда я был в деревне, он мне жизнь спас! Я шел по дороге и не заметил машины приближающейся, а этот каштан упал прямо мне на голову и помог мне увидеть машину, вот я его и нашу теперь, это мой счастливый каштан.
    — Но мое перо, это не то. Оно по-настоящему волшебное…
    — Ага! Конечно, что-то оно не сильно помогает тебе от собак, оно походу их наоборот притягивает! — Марк был настроен доказать что его каштан гораздо круче, какого странного пера.
    — Ну тогда я тебе ничего не расскажу про него! — Макс твердо решил. что ни кому больше не покажет волшебное перо. Это его личное дело.
    — Ну и хрен с тобой! Если бы не мой каштан нас бы закусали твои собаки! — На этом и закончил беседу Рыжий.

    День подходил к концу, кровать уже была расстелена. Макс отлепил себя от телевизора по раньше. Необходимо было оставить перед сном особые пол часа, которые предназначались для подоконника, он идеально умещал комплекцию ребенка. В голове накопилось слишком много картинок за день, поэтому Макс принялся их обрабатывать, уставившись на улицу.

    Лежа в кровати Мальчик твердо решил, что на следующий день не останется на группу продленного дня, и больше никогда не останется. В голове уже был четкий план. План Марка. Он состоял в том, чтобы отпроситься у классного руководителя, под еще не придуманным предлогом. Ну а потом дети собирались пойти после занятий к Марку, так оба успеют на мультики. Помимо всего прочего группа продленного дня отнимала после обеденный сеанс “Эй Арнольда” - любимый мультик двоих. С такой решительностью Макс погрузился в сладкое состояние сна.

    Вокруг только Рож. Эти моменты ценны еще и тишиной, здесь можно жить, подумал он, но не в башне, а в каком-нибудь шалаше по среди поля. Бегая по нему, ребенок поймал себя на мысли что, какая-то сила не позволяет ему отдалятся далеко от Башни. Он отгонял от себя мысли приблизится к Башни, просто каждый раз это поле затопляет. Но в башне чудовище. Этот выбор не был сложным на самом деле.

    Неназойливое ощущение присутствия еще кого-то прошло мурашками по спине. Обернувшись он увидел знакомого незнакомца.

    — Так как тебя зовут, ты говоришь? — С улыбкой обратился незнакомец.
    — Максим, — Незнакомец был достаточно близко чтобы протянуть руку, но почему-то этого не сделал. Во снах так вообще никто не делает, подметил Макс.
    — Слушай в тот раз… — незнакомец выдержал паузу, будто выказывал сожаление, — Ты как вообще?

    — Все нормально. — слова незнакомца заставили вспомнить все болезненные ощущения, как вода попадает в легки.
    — Ты совсем не помнишь как тут все затопило? — Напряженным тоном спросил незнакомец.
    — Нет, сейчас я все хорошо помню, а вот когда проснусь точно все забуду. Да все нормально! Я уже привык. Все ровно мне тут нравится!

    — А как же Башня? В ней можно укрываться! — Вместо того чтобы придумывать достойный ответ, на такой веский аргумент, Макс разглядывал незнакомца, пытаясь разобрать его черты, но тот выглядел размыто, как и бывает во снах, поэтому оставив эти попытки ответил:


    — О! туда нельзя ходить. Там Живет Монстр! Я был там один раз, еле унес ноги.
    — Так ты так и продолжаешь каждый раз захлебываться в воде, когда приходит гром? — Голос незнакомца сочился недоумением! Искренним, эмоциональным! А главное отдавал заботливой жалостью.
    — Ну а что делать? Да и тем более я все ровно забываю все! — Макс хотел ответить так, чтобы незнакомец уже отвял с расспросами, но нагрубить не позволяло воспитание, хотя очень хотелось.
    — И что ты собираешься постоянно здесь умирать, в своем сне, вместо того чтобы рискнуть и сразиться с монстром? — Незнакомец оставался настойчивым.
    — Конечно! Ты видел его глаза!? Ну сходи посмотри что там обитает в замке.
    — Ну монстра можно победить, это же твой сон, а ураган как ты остановишь?
    Макс почувствовал что хочет закончить разговор, поэтому просто развернулся и побежал в противоположную сторону, проч от незнакомца и замка. Земля стала мокрой.


    3


    Это был тринадцатый день рождения Рыжего, за семь лет учебы все привыкли его так называть. И такое прозвище уже не звучало как обзывал-ка. Скорее как характеризующие, его обладателя имя.

    Макс и Марк решили как взрослые сами пожарить шашлык. Не далеко от дома Рыжего был небольшой сад.

    — В этих лесах никакой живности нет! — прожёвывая кусок недожаренного мяса твердил Марк. — было бы прикольно, если какой-нибудь долбаный олень сюда приперся, на запах еды.

    — Сюда может только какой-нибудь бомж на запах забрести. — Усмехнулся Макс.
    — Кстати о Бомжах! Я тебе говорил что жмура видел у зеленого забора? Сегодня там машина милиции стояла. Какой-то бомж сдох, вроде его цыгане зарезали говорят!

    — Да сдался им этот Бомж. — Макс точно знал что никакого трупа Марк не видел, возможно он о нем слышал, но вряд ли видел, да и в кровожадность циган Максу тоже не верилось.
    — Я про то, что здесь везде не безопасно, сечешь? Кто знает что может с нами произойти сей час? — Марк открыто накалял атмосферу. Этот навык вытачивался им много лет. Это преувеличение фактов со временем переросло в маниакальную манию, которая сопровождалась мазохизкими желаниями пощекотать эмоции. Все это было прекрасно в глазах подростков. Макс ценил умение впечатляться от всего что влетает в уши. А Марка ценил за то, что тот был великолепным рассказчиком, различных небылиц. Марк был безумным рассказчиком, со временем учителя залетевшие нераскрытый потенциал, отправили Марка в театральную школу, в которой по его словам, было много придурков, и кажется его это только забавляло.

    — А ну да я забыл у тебя на этот случай есть волшебное перо? Ты его до сих пор с собой носишь? — С присущим сарказмом спросил Марк.

    — Конечно, — выронил Макс, вынимая потертый футляр из сумке-ремня.
    — О Господи, я же прикалывался, а ты реально носишь с собой, — ухохатывался
    Марк, — Что это за хреновина вообще?

    Макс решил не тратить время чтобы придумать достаточно унизительный ответ на сарказм друга, поэтому ответил просто и банально. — Ты слишком тупой, тебе не понять. Все рыжие вообще-то тупые, сколько у тебя троек в году?

    — Согласен я и сам не переношу Рыжих. — Ухохатывался Марк. Когда он выпьет, его всегда несло на какой-то неуклюжий юмор.

    — Если бы какие-то придурки не спалили наш шалаш, мы бы сейчас сидели в нем и не парились если дождь пойдет. А теперь приходится на пеньках тусоваться тут. Перестрелял бы!
    — Чего тебя вечно тянет на пострелять кого-то, все тебе цыгане виноваты! Будь выше этого. Представь такую ситуацию: мы сидим в шалаше, а кто-то обливает бензином дерево и поджигает! Нам еще повезло, мы могли погибнуть, отморозков-то много в мире.

    Последние несколько недель все разговоры приходили к шалашу на дереве. И не спроста, когда в очередной раз дети пошли в сад, застали лишь тлеющее дерево, оно было спалено целиком, вместе с шалашом. Марк бесился, как Лев в клетке, носился около дерева, и матерился как взрослый, как очень злой взрослый.

    — Как ты думаешь, его спалил кто-то ночью, или это были придурки из школы? Пока мы сидели у меня, я их из окна видел в тот день. В нашем шалаше возможно уже кто-то хозяйничал пока мы мультики смотрели. — Марк осознавал всю прозаичность ситуации, возможно именно в тот момент когда они смотрели мультики, их шалаш уже горел, эта мысль резало ножом. Мультик “Эй Арнольд, ребята не пропускали никогда, в свои 13 лет смотрели его не пропуская ни одной серии, хотя за столько лет уже пересмотрели все сезоны. Ритуальность просмотра была настолько сильной, что когда в школе ставили дополнительные занятия, ребята могли ими смело пожертвовать. Мало кто в седьмом классе прогуливал уроки из-за мультиков.

    — Это уже не важно. И хватит на “Арнольда” грешить! Если бы мы не пошли смотреть мультики, а пошли на дерево, возможно нас спалили бы вместе с шалашом. Вселенная позаботилась о нас, и все из-за “Арнольда”, скотина ты не благодарная. — Макс наслаждался, кажется он научился на высоком уровне сарказма отвечать на выпады друга.

    — Да ни кто бы ничего, не сделал нам. Я бы просто вломил любому, кто оказался рядом с нашем шалашу и все.

    — Это все понты. Бывают ситуации реальной опасности, когда силой не решишь.
    — Это на вроде тех ситуаций с собаками. — Марк знал на что надавить, однако над этой темой смеялись оба.

    — Нет, я серьезно, просто так распорядилась судьба, вот и все. Нужно быть благодарными что мы не пропали вместе с шалашом. — Голос Макса заметно посерьезнел, ему захотелось перевести беседу в философское русло. Марк был не против. — Просто кто-то должен был это сделать. Секи фишку! У этого шалаша было четкое время для возгорания, т.е. если бы я бросил горящую спичку в шалаш до этого момента, он бы не сгорел.

    — Ну да, ну да! — За кривлялся Марк — Т.е. предположим есть день моей смерти, и если это не этот день, что прозаично так как сегодня мой день рождения, если я скажем подожгу себя то не умру? Ты это хочешь сказать?

    — Ну в целом да.
    — А что если я кому-нибудь вломлю сегодня, для это тоже будет судьба? А тот случай в декабре? Это тоже судьба была? — В разговор вдруг вмешалась пауза, Макс не знал что ответить, в одну секунду беседа перестала быть шуточным. По лицу прошла тень воспоминаний о прошлой зиме. Он уже давно привык к откровенным до костей разговорам с Марком, ведь это его лучший друг, а значит он имеет пропуск к любым темам.

    — Судьба ли была что я заступился за того парня? Я не знаю, но это был мой выбор сто процентов. И наверно одно другому не мешает.

    — О! Ну тогда можно продолжить! — Мерзко хихикая продолжил Марк пародируя тон Макса:
    — Разбили-ли тебе лицо в декабре? Сто процентов! Был-ли это твой выбор? Несомненно! Полез-ли ты не в свое дело? Сто процентов! Был-ли это твой выбор? Железно! Умеет ли Макс драться? О, а тут не уверен!

    Рука усыпанная веснушками, упала на плечо Макса. — Эй добрый ты слишком. Но в следующий раз, когда захочешь под чьи-то кулаки лицо подставить, ты хоть предупреди. Вместе пойдем! А перышко свое спрячь, таскаешь с собой вечно. Оно тебе в этой школе не поможет, если за каждого придурка будешь заступаться.

    За несколько лет в среднем звене школы, накопилось достаточно, веселых историй, которые становятся такими лишь через время, потому что сами по себя грустные и обычно связаны с насилием. Часто Макс вспоминал сложные моменты из своей только начавшейся жизни. Те моменты, которые с годами становились все менее значимыми. И поэтому думая о них, на лице проявлялась еле заметная улыбка.

    В школе нередко получалось переоценивать свои силы. В декабре именно это произошло с Максом. Однажды пришлось наблюдать, как местный громила избивает щупленького светловолосого паренька. В тот момент Макс ощутил что-то странное. Это была сила. Никто не видел, но за плечами Макса развеивался красный плащ. Этот плащ был в воображении, когда-то очень давно, в том же воображении этот плащ был передан ему, самим суперменом, и в самый подходящий момент он появлялся за плечами. После этого события плащ появлялся еще несколько раз в жизни Макса. Спустя годы он будет помогать ему в бизнесе, этот плащ поможет добиться всего, чего Макс захочет, если не перестанет верить.

    Схватившись за первое что попалось под руку, Макс запустил что-то не очень тяжелое в голову обидчика слабых. Учебник по биологии летел ровно и быстро, шелестя своими страницами. Сейчас Макс понимает что это была ошибка, так как учебник заехал громиле прямо в глаз, когда тот не вовремя повернулся.


    Следующее мгновение оказалось ожидаемым и во многом напоминало клише из фильмов. Разбитый нос, растоптанная оправа очков. Чувство линолеума под щекой. Когда зрение пришло в себя, и стало способным фокусироваться, взгляд упал на извиняющееся, лицо светловолосого парня. От этого взгляда, макс зауважал себя еще больше. Плащ куда-то изчез.

    А тот громила, стандартный типаж. Такие бывают в каждой школе. Он должен быть полным, жадным, его рот должен извергать ругательства через каждые 30 секунд. Он должен быть злым. Обязательно в чем-то быть травмированным - так заключил Макс. Этот хулиган не вызывал никакого гнева, ну если не считать мимолетного желания разбить ему лицо. В чем-то Максу было жалко местного хулигана, ведь у него наверняка не все в порядке в жизни, наверняка в детстве избивал отчим, думал Макс.


    Несмотря на все рассуждения, какая-то мощная грусть валила мерзким потоком, и причина была не в фингале. Досадно что, супер-геройский красный плащ за спиной растворился так быстро. Он не смог по настоящему помочь. В тот вечер макс не сидел на подоконнике перед сном. Расстилая кровать, лишь обиженно посмотрел на него, будто тот в чем-то подвел. Максу не хотелось мечтать. Не хотелось фантазировать перед сном.

    — То что было в декабре, давно уже прошло! — Протянул Макс, потерая место на щеке, где когда-то был фингал. С тех событий прошло уже достаточно, чтобы сейчас сидеть и беззаботно размышлять:
    — Сгорел наш шалаш или нет, это уже не важно. Важно то, что мы не оказались там в момент, когда злые люди пришли его спалить. Мы остались смотреть мультики, и это не было случайностью. Я думаю что вселенная заботится о нас!
    — Ну ты и мистик. — Пробормотал Марк, тряся Рыжей головой и улыбаясь во весь рот.


    4
    Приятно чувствовать как теплый ветер пронизывает тебя, словно подначивая на игру. За ним и бежал Макс. В этой погоне, можно пересечь и все поле, пожалуй так выглядит свобода. И этот сон настолько прекрасный и одновременно отвратительный, подумал Макс. Сейчас он бегает по полю, но наступит момент и здесь все затопит водой, и придется испытать ужас, в который раз. Но пока Макс решил ловить момент и наслаждаться им.

    — Ну и сколько еще ты будешь здесь носиться? — Еле знакомый голос, прервал внутреннее рассуждение. Макс обернулся и увидел знакомый силуэт незнакомца.
    — Что тебе надо от меня?

    — Мне? Ничего. Это тебе надо!
    — Кстати что с тобой? — Макс заметил как размытый силуэт незнакомца заметно уменьшился в размерах, даже чем-то стал похож на подростка.
    — Да так ничего, просто ты растешь. Я хотел бы отсюда уйти, но не могу, я должен кое-что сделать, и у меня мало времени. Я тут тебе кое-что принес. — Незнакомец держал в руках деревянную палку, заточенную с одной стороны, и округлой рукоятью с другой. Как позже выяснилось, это был деревянный самодельный меч.

    — Это еще мне зачем? Я тут не с кем сражаться не собираюсь вообще-то. — Ответственно заявил Макс.
    — Это то, чем ты убьешь монстра!
    — Я тебе уже говорил сто раз. Я не собираюсь в башню. И мне не нужно никакого побеждать, отвали от меня с этим монстром уже! — Макс старается никогда не грубить людям, но во сне можно позволить себе любую брань, она звучала нелепо. — Кстати ты вообще кто такой, от куда ты в моем сне, и чего привязался? м?

    — Это все неважно, важно лишь то, что я тут временно! Для того чтобы научить тебя…

    Незнакомец встревожился

    — Убивать монстров что-ли? — Макс сделал паузу, и его лицо вновь задрожала. Лицо всегда выдавало все эмоции. Оно вело себя по странному, с разными людьми по разному. А когда он был растерян, мышцы под щеками казалось, дрожали как осиновые листья. Однажды Максу захотелось решить эту проблему. Найти какое-то одно выражение лица, которое будет включаться, всегда когда нужно защититься.
    Гуляя по парку он заглядывал в глаза всем кто попадался по дороге. Казалось, что каждый новый взгляд что-то менял на лице, так было задумано. Нужно было выбрать какое-то одно выражение, которое станет защитной маской, когда мышцы над щеками начинают дрожать. Оно должно быть нейтральным, подумал макс, но позитивным. Навстречу шла девушка, от ветра ее волосы путались и лезли в лицо, Максу показалось что она ими чуть не подавилась. Девушка заметила что парень изучает ее. Проходя мимо, оба одарили друг друга каким-то внутренним теплом, который не выразить в словах. Еще долго Макс шел и улыбался, пытаясь заморозить свое выражение лица. У него получалось едва-ли. Эта эмоция оказалась не настолько долговечной, чтобы отпечататься на лице на долго, поэтому Макс бросил попытки.

    Теперь он смотрит на башню посреди ржаного поля, и не может сдержать дрожь в щеках. Пристально и нехотя, исподлобья подросток смотрел на огромную черную башню посреди ржаного поля. Что-то внутри заставляло его ненавидеть ее.

    — Ну почему все не может быть просто? — Во сне не разобрать что говоришь в слух, а что про себя.
    — О! Смотри тут уже земля сочится! — Незнакомец за скакал на месте, вода начала пробивать из под земли. Макс стоял неподвижно и смотрел на Башню. Потом вздохнул и сел на мокрую землю
    — Что ты делаешь больной ты придурок?! — Зашипел незнакомец. — Здесь все сейчас затопит, нужно спасаться. Макс посмотрел на него с доброй нежной улыбкой, не лишенной иронии. — Хм, удивил.

    Через мгновенье, вода полностью скрыла почву, макс лежал на спине, понимая что скоро ноги перестанут ощущать твердь, и тогда придется не сладко. Сотни раз, много лет подряд приходилось убеждать себя, что это процедура стандартная, и совсем не страшная ведь, за ее чертой Макс просыпает, и ничего не помнит. Но это грязный обман, парень прекрасно понимал, что к этой агонии нельзя привыкнуть, она будет протыкать его тысячью ножами, она будет мучить его, до тех пор пока вода не проникнет в тело, и не разбудит от сна. Самый лучший вариант, это как можно быстрее сдаться. Одна мысль ходила по кругу в голове: “Этого всего не существует, я просто сплю”. Но разнице не было. На яву или во сне страх играл с людьми как кот с мышами. Ведь он живет в голове.

    Удар чьего-то локтя в живот, прогнал все мысли. — Борись! Что ты творишь ради всего святого? — Это был незнакомец, который кое-как подгреб к Максу и ударил по расслабленному телу. — Ты должен бороться! — с залитыми кровью глазами кричал незнакомец.

    Момент икс не заставил себя долго ждать. Ноги уже не чувствуют дна, и вот они, судороги, агония, барахтанье из последних сил. Макс чувствовал что незнакомец где-то совсем близко. Это осознание оказалось губительным, потому что давало ложную надежду ухватиться за незнакомую руку, надеясь что она вытащит, поможет, спасет. Макс проживал этот сон из года в год, и знал, что за чью руку не цепляйся, а итог все ровно не миновать, иначе не проснуться. Рывок, еще рывок, глоток воды. Тьма. Слипшиеся веки. Солнечный свет. Утро.









    5
    — Вон смотри, что этот мужик может делать в 3 ночи, на улице? Он так идет будто прогуливается! Хотя скоро уже светать будет. Сколько же много странных Людей Марк!

    — Ну мы же с тобой тоже на улице. — Лицо Ржего сморщилось, потягивая сигарету.
    — Ну мы то стоим на балконе! И это наш ритуал, проводить летние ночи на этом месте. Балконная реальность совсем не конфликтует с остальным миром. — разгонялся Макса..
    — Ну балкон, дом, это всего лишь стены. Домом на самом деле мы называем пространство, которое заключено между стенами. Ну а потом, посмотри с другой стороны, с его стороны. Двое чувака стоят на балконе. Мы тоже не спим. Да мы находимся дома. По факту и этот стремный мужик и мы, находимся на улице. Может быть он одинок и только эти ночные походы приносят ему наслаждение, — Марк присмотрелся повнимательнее на бредущей силуэт, — а не вон достал телефон, не такой уж он и загадочный. Ладно забили. — с надменной над всем миром насмешкой, подытожил Марк.


    Какое-то странное чувство наполнило Макса. Он хотел начать что-то рассказывать, как и обычно начинались все разговоры с Марком, но сейчас парень почувствовал что заблудился в мыслях. И цепляясь хоть за одну из них думал запустить разговор. По сути, было все ровно чем начинаются беседы. Они плелись узорами, перескакивая с темы на тему, задевая разные области. В ходе таких бесед рождались самые странные выводы. Ребята стремились перевернуть все понятия с головы на ноги. А мир казался насквозь пронизанным вымыслом, так почему в него не добавить чуточку своего. Так рождались безумные, абсолютно не жизнеспособные, одно минутные фантазии.

    На самом деле, оба понимали, что с концом школы, этому мирку приходит конец. И скоро уже не станет этих балконных разговоров. Не станет и тех смыслов, под которые ребята подбирают слова. Быстрее всего отгонял от себя такие мысли Марк:
    — Расскажи как у тебя с Зоей!? — Хитрым взглядом сверля Макса.
    — Не знаю! У меня слишком много возможных сценариев, возможно когда-нибудь у нас появятся внуки. А сейчас я просто не знаю. Она вроде классная, умеет слушать.

    — Какая нуднятина. — Марка не сильно интересовали любовные похождения друга. Просто нужно было убедиться что Макс все еще встречается с этой чокнутой.
    — Кстати о занудстве, я тут кое-что раздобыл у Санька.
    — У какого Санька?
    — Ну он выпустился в том году. Сейчас, подожди тут на балконе. Покажу.

    Марк вернулся с маленьким целлофановым свертком, обмотанным скотчем.
    — Санек сказал что это философская трава, от нее прет на разные мысли. Да, еще он дал специальную инструкцию чтобы реально улететь.
    — Нас и без этого прет, вроде, нет?
    — Да не ссы ты! Доверься Саньку. Он сечет в этом.

    Из кармана Марк достал врачебную пепетку, у нее было отломано горлышко, а другой конец был обкручен фольгой. В отломанный конец Марк затолкал щепотку зеленых катышков.

    — Стой сейчас музычку специальную включу для этого дела. — Макс достал телефон, и начал щелкоть.

    Затянувшись дымом из пипетке Марк вежливо передал ее Максу.
    — Держи. — пробормотал Марк пытаясь задерживать дыхание.

    Из телефона играла приятная неназойливая музыка. Она звучала космическими напевами.
    — А теперь закрой глаза. — гипнотическим тоном звучал Марк. — Как начнет закладывать уши, ты должен сделать следующее, а именно ты должен представить свое лицо.

    Макс следил за своими ощущениями, но ничего странного не замечал. Никакие уши не закладывало. Не дождавшись никакого эффекта, стал представлять свое лицо.

    — А теперь ты должен говорить что ты видишь! — Всем голосом Марк пытался показать что уже поплыл. И хоть он прекрасно понимал, что ничего необычного не происходит, и скорее всего тот самый Санек дал ему какую-то бесполезную шелуху простых листьев, ничего не оставалось делать как выжить из момента максимум, на что полностью откликался Марк.

    — Мое лицо как отражение в луже. Оно расплывается Марк. А вокруг меня собаки, они по всюду, они заполняют весь мир.
    — Не оборачивайся. Смотри только в лужу. Ты должен смотреть только на свое лицо Макс! Иначе все исчезнет.

    Созерцательную тишину разрушил сменившийся трек на телефоне, ребята поняли что пора заканчивать спектакль, ситуация уже начала пугать обоих, и без наркотиков.

    — По-моему какую-то хрень подсунул твой Санек. — С усмешкой выкинул Макс.
    — Ну да фигня полная, ладно... Завтра раздобудем что-нибудь нормальное, не парься.
    — Пошли на улицу, уже светает…

    Следующий день начался поздно. Даже для лета просыпаться в час дня было не простительным грехом, ведь с утра можно сделать кучу дел. По пути к дому Рыжего, Макс не переставал думать, что этот образ жизни закончится ровно через месяц. И новый этап в жизни разрушит все летнее безделье.

    В дверь не пришлось долго стучать. Марк уже был готов.
    — Ну что идем?
    — Да сейчас, соберусь. Ты деньги взял?
    — Конечно.

    Через пятнадцать минут оба уже шли по знакомым улицам, состоящих из сталинских двух этажных построек. В таких домах жили самые странные люди в мире. И в каждом из таких домов, жил хотя бы один, кто мог продать усилитель впечатлений.

    — Здесь всегда пахнет каким-то дерьмом. — Марк всем видом выказывал отвращение, туша сигарету о дверь подъезда. Они поднялись на второй этаж, который скрывал в себе дверь, полностью разрисованную краской из баллонов. Ее любезно открыл странноватый длинноволосый парень с сигаретой в зубах. Вежливо предложил войти. Как будто уже привык это делать. И гости вроде Макса с Марком у него бывают часто.

    — Короче вам чисто подумать или улететь? — Его голос звучал как сломанный магнитофон. Вид был тоже сломанный. В взгляде читалась какая-то убийственная усталость. Однако вел он себя энергично и даже дергано.

    — Не! Пробовали уже подумать. Ее месяц надо курить чтоб начала работать, Нам надо что-то быстрое.
    — Давай полтора рубля. Вот эта штука вам подойдет. Только осторожно. От нее накрывает так, что кажется что умираешь. — Незнакомец протянул крошечный сверток бумаги, который отдавал специями.
    — Берем! — Без раздумий принял решение Марк.

    После полуночи, ребята решили испробовать то, что купили.
    — Слышишь Марк! Вот смотри может мы всю эту штуку переоцениваем. Сейчас покурим и оно уже не будет так впечатлять и манить. Понимаешь о чем? — Макс пытался разобраться в себе. Гораздо Большую ценность для него представляли истории чем опыт.

    — Сто процентов так и будет. Но это нужно выяснить. — Марк казалось знает о чем говорит.

    Через полчаса двое уже лежали на полу балкона, и ждали чего-то обещанного продавцом.

    — Ты уверен что это все надо было за раз скуривать? — Анализируя свои ощущения спросил Макс.
    — Да кто его знает. Шло как шло. Сейчас узнаем. Вообще расслабься. Перед этим делом нельзя ничего негативного в голове держать, оно тогда захватит. Главное не бойся ничего и расслабься. Иначе накроет такой депресс, от которого вешаться захочется. — Максу было не понятно откуда это все знает Марк, но звучал он убедительно.

    — Когда мы уходили, этот чувак что нам продал, сказал что вообще эту дурь нужно с проводником курить. Ну чтобы кто-то оставался трезвый, выводить из депресов. но мы то с тобой и так на позитиве нахрена нам это? — Теперь Марк не казался таким уверенным.
    — Это называется бэд трипы вообще-то. Но я думал они бывают только от сильных наркотиков. — Марк приподнялся и повернул голову в сторону Макса.
    — Блин ну это хренова тогда. — Пауза, — так ладно не паримся, думаем о хорошем.

    Внезапно, все вокруг стало терять свою геометрию, разваливаться, и падать на Макса.
    Лежание на полу превратилось в катание на американских горках, Марк испытывал тоже самое. Страх окутал одеялом..

    Было неизвестно сколько времени они уже лежат на здесь, но было ясно что, происходят абсолютно бесконтрольные вещи. Впервые Макс почувствовал как его воображение неподвластно ему. Это и пугало и завораживало одновременно.

    Кашель Рыжего заставил подняться посмотреть что с ним происходит. Картина была до ужаса страшная. Марка рвало кровью прямо на пол. Все это сопровождалось прерывистыми вздохами, как-будто он пытался вздохнуть но не мог это сделать.

    — Блин! Чувак что с тобой!?

    Марк ничего не мог издать кроме хрипа. Его постоянно рвало. Во взгляде читался призыв о помощи. Эти глаза въехали в память ржавым гвоздем.

    Было сложно сосредоточиться чтобы помочь другу. Страх вызывал неуправляемые галлюцинации.
    — Блин тут по всюду собаки чувак! — На мгновение Макс подумал что они сейчас находятся на какой-то вечеринки уродов, потому что вокруг были только пугающие тени, и собаки. — Сейчас! Сейчас! Я все сделаю! Рыжий держись!

    Нащупав рукой свою сумку-ремень, которая валялась не далеко, Макс вытащил из нее старый потертый футляр. Дрожащими руками открыл его и вынул перо странного цвета. Собрав силы, поднял его вверх над головой. После, Макс оказался в эпицентре картины которую видел много раз в мультиках, и в которой так хотело побывать его воображение. Вся темень что творилась в комнате вдруг закрутилась вокруг пера, и с оглушающем взрывом разлетелась по сторонам после чего больше не напоминала о себе. Балкон был освобожден от злых теней и собак. Единственной тьмой были двое подростков, лежащих на полу с красной лужей содержимого Марка.

    Через несколько часов эффект начал не спеша пропадать. За окном светало.
    Макс пошевелил Рыжего: — Эй ты живой?
    — Да, но мне кажется я сейчас откинусь здесь! — Прохрипело лежащее на полу тело. — Мне казалось что я провалился, и не перестаю падать. И какая-то хрень с желудком, его режет изнутри.

    — Ты чуть не сдох! Ты мог захлебнуться прямо здесь на балконе! Мне страшно! Что это с тобой творится?! — Возмущение Макса росла как ком снега. Хотелось сказать что пару мгновений назад, он вообще-то его спас от чудовищ, и прогнал тьму, но потом понял что все-таки эту информацию лучше придержать. Ну или хотя бы подождать пока полностью не прекратится действие.


    Через пол часа, Рыжий обернулся к Максу, стало понятно что ему гораздо лучше. Марк явно хотел что-то сказать:

    — Черт возьми! Макс я все понял! — Несколько секунд ребята смотрели в глаза друг другу, один пытался разобраться что хочется сказать другой. — Все происходит только у нас в головах! Что если вселенной плевать на нас? Да и вообще ее не существует. Есть только грёбаный хаос, и тьма? И мы болтаемся в ней, и можем только придумывать себе, все что видим!? М?

    Оба вытаращенных глаза смотрели на Макса, как при их первой встречи одиннадцать лет назад.

    — Тебя еще не отпустило! — Макс знал что Марк в порядке. И внезапное озарение друга звучало не страннее его привычной трепотни. Это пугало.

    — Все находится в голове Макс. Все в твоей голове. Смерть Жизнь. Судьба. Демоны, Ангелы, все твои страхи, все во что ты веришь, все это плод твоего воображения, и никакой судьбы не существует братан! — Марк выдержал паузу и посмотрев в окно добавил, — И собаки твои, все это ты сам друг!

    Разговор опротивел Макса. Хотелось уйти. Что он и сделал, как только набрался сил.
    Следующий день прошел в размышлениях. Одна мысль не переставала циркулировать в голове. Ведь Марк действительно мог погибнуть, глупо захлебнуться в собственной крови, и казалось самого Марка это не беспокоило.
    Следующие несколько дней Макс чувствовал себя не комфортно. Он не мог высидеть на подоконнике и пяти минут. Было сложно мечтать. Как будто кто-то без спроса забрал эту силу. Однако вскоре все наладилось.
    С тех пор было принято твердое решение. Парень решил запирать свой внутренний мир на замок. Не отпускать пуль управления ни на секунду, что бы не потеряться вовсе. Слишком уж тонкий это механизм воображение, подумал Макс. И слишком ценный. Кажется это единственное чем он владеет. единственное что существует на самом деле. Максу было немного стыдно, что где-то в глубине души он был согласен с Марком. С его безумной трепотней.

    — Я бы не хотел что бы это было частью моей жизни Марк! Я не зануда, но меня не очень вдохновляют наркотики. — этот разговор нужно было затеять. Марк слушал, и тихо соглашался с другом.
    — Чувак! Я реально думал что умру! Я полностью поддерживаю твою тему! — Эта интонация что-то скрывала, подумал Макс, слишком хорошо он знал друга. — Просто я думаю что трава это не наш путь, это размазывающее состояние вообще не то. Я думаю нам нужно попробовать что-то наоборот разгоняющее. — Марк медленно улыбался и начинал говорить тише.

    — Иди ты на фиг! — Чувствовалось, что Рыжий хоть и шутит, но его тянет в какую-то пропасть.

    Макс собрался с мыслями и придумал как высказать негодование.
    — А где делись все эти твои “Для настоящего рок-енд-ролла не обязательно становиться мудаком, дело только в музыке”? Ты предаешь наши идеалы чувак! Ты как… ну тот, который хочет быть рок-енд-рольнее, а в итоге становится говном. — Макс легонько треснул в плече друга.

    После хохота, последовало грустное молчание:
    — Проблема в том что никакого рок-енд-ролла больше не будет, и после окончания лета, нам придется работать и учиться. — пялясь в пол, выдавил Марк.

    — Ты должен довериться! — Когда Макс не знал что сказать, всегда говорил о доверие, когда-то ему стало казаться что эти фразы, в любой непонятной ситуации, проливаются дождем истинны, и прибавляют особой эпичности.
    В ответ получил, лишь недоумение Рыжего лица:
    — Чему довериться? Вот опять ты со своими фразками!

    — Не важно, просто доверься. Этот мир можно почувствовать! Ты должен идти на ощупь, на доверии, как тогда, когда мы потерялись в лесу. Если не доверишься лесу, он приведет тебя в пропасть. — Сделав пауз добавил с нервной улыбкой! — Потому что пропасть для мудаков, а ты не мудак Рыжий! Ты же сам говорил что дело только в музыке. — Макс пытался не улыбнуться и говорить серьезно.
    После продолжительной паузы, обоих разобрало на дикий смех:
    — Блин! У меня мурашки по спине пробежали, от твоей речи! Тебе надо проповедовать в реабилитационном центре! Честное слово! — Лошадиный гогот Марка раздавался по всюду.

    Неделя подходила к концу. Она была насыщенная, поэтому сон нашел на Макса неожиданно и крепко. Снилось что ему немного лет, и он бегает по бескрайнему ржаному полю. И кажется, здесь есть кто-то еще.

    — Стой! Подожди! От чего ты бежишь так! — Задыхаясь кричал незнакомец, он выглядел как неуклюжий подросток.
    — Кто тебе сказал что я от чего-то бегу. — не оглядываясь выкрикивал Макс, который не хотел останавливаться, поэтому притормозив, начал идти.

    — Ну не знаю, выглядит так словно от чего-то бежишь. Поле-то бесконечное, некуда там бежать, какой смысл бежать в никуда.
    — А может быть в этом как раз и есть свобода, чтобы просто бежать. Не от чего, не к чему-то а просто бежать, по огромному ржаному полю, вот так просто всю жизнь.
    — Пока не грянет гром. — Перебил незнакомец, покосившись на башню. — Хорошо! Тебе не приходила мысль о том, что ты просыпаешься, потому что тонешь, а если заберешься в замок, то сможешь находиться тут вечно? м?
    — Это ерунда, я знаю что проснусь, будет это затопление с громом или что-то еще, я знаю что всегда просыпаюсь после этого сна. Нельзя всю жизнь спать чувак.

    Незнакомец пытался затащить Макса в замок всеми правдами и не правдами.

    — Но почему? Почему ты такой упрямый? — Незнакомец взялся за голову, потом успокоился, скрестив руки сказал: — Нельзя всю жизнь умирать. Даже во сне. Тем более из-за страха! Хочешь правду? Эта башня не дает тебе сойти с ума здесь, без нее не было бы ориентиров. Эта башня нужна тебе, она может тебя спасти, а ты упрямишься как баран!

    — Почему ты меня тащишь туда? Почему я должен это сделать?! Может я хочу здесь потеряться! — Макс уже кричал, его колени сгибались и разгибались, в попытках придать своей речи импульс, и запустить слова по сильнее.

    — Потому что так правильно! Доверься… не ужели ты не устал?

    Поднимался ветер, и трава под ногами стала журчать. Макс стоял и пристально смотрел на башню, закрывая кулаком рот. Нужно было что-то делать. В голове бегали мысли: А если вся эта затея окажется ложной надеждой. Неизвестно где лучше, умирать в башне от чудовища, или здесь от воды. Но незнакомец все-таки прав. Это все больше невозможно терпеть! Придется рисковать!

    — Ну же!

    Две секунды и Макс сорвался с места, погнал к Башне. По пути обнаружил, что все это время гуляет вблизи от башни, не отходя далеко, значит где-то в глубине души есть надежда, в ней может быть спасение. Нужно попробовать.

    Рядом бежал незнакомец со своим нелепым деревянным мечом. Макс понял что ему даже нечем будет сражаться с чудовищем. В тот же момент рука ощутила холодный предмет. Посмотрев на него, узнал его. Это старый потертый футляр.

    Подбежав к воротам, оба обнаружили что они заперты, очевидно уже слишком поздно. Ворота ковчега заперты, и кто хотел спастись, уже на борту, а Макс опоздал.
    Он выругался, и ударил кулаком об огромную деревянную дверь:
    — Открывайся! Я имею право войти!Открывайся дрянь! — Несколько безуспешных ударов, убедили, что бежать к Башне было той самой ложной надеждой. По пути к воротам, Макс размечтался о том что сегодня, в первые за годы, возможно ему не придется умирать в конце этого сна. Эти мечты разбились о деревянные двери. Опустившись на колени, он рыдал. Сквозь слезы скулил что-то несвязное:
    — Ну я же имею право! Я имею право на защиту! Ну пожалуйста! Открывайся! Долбаная дверь! — бессильными ударами Макс атаковал дверь, издавая жалостные стоны, как щенок. — Ну пожалуйста! Я имею право! что еще я должен сделать?

    Прижавшись к деревянной двери, вспомнил все время проведенное здесь, все прекрасные моменты на поле, которые заканчивались одинаковым концом. Через мгновение осознание того что в этот раз все повторится, вонзилось в сердце больнее обычного. Эта мысль разъедать все внутри, надежда губительная штука. На мгновение появился знакомый запах, кажется это запах дерева, он ударил в голову воспоминаниями. Собирая в детстве деревянные кубики, Макс встретился с этим запахом, а теперь он сидит около огромных деревянных дверей. Которые заперты.

    Воды уже по колено, она заставила подняться, незнакомец стоял рядом, и не знал что сказать.
    — Подожди давай попробую я! — неуклюжей походкой он подошел к двери, волоча за собой деревянный меч. — Ну что ж, клин клином! — Подняв над головой деревянную палку, со всей силой ударил о дверь. На сколько хватало сил. Все это выглядело глупо. Ничего не выходило.

    Было понятно, что вот вот, вода поглотит обоих, и смерть уже танцует рядом, в радостном экстазе от предстоящей игры. Она разбудит спящего. Макс сжался, приготовился. Незнакомец не переставал стучать деревянной палкой о ворота. Даже когда вода накрыла полностью, доносились стучащие звуки. Все это было бесполезно. Вздох, вода, горло, нос, легкие, тишина. темнота, пробуждение.



    6
    Последнее время Максу снятся кошмары все чаще. Они заставляют его встать, и пойти среди ночи на кухню чтобы выпить успокоительного. Возможно все это из-за стрессов на работе. Кто знает? По-крайней мере такой вариант кажется реалистичным.

    Очередное ночное пробуждение. Сидя за столом в кухне, в своей первой съемной квартире, Макс размышлял. На конах еще не было даже штор, наверно они так и не появятся, этот вид слишком ценный, особенно ночью, особенно под музыку. Потягивая воду из стакана Макс замер, взгляд не двигается, он глубоко в воспоминаниях.

    Вспомнилось что кошмары ему снятся с самого детства. Вот только про что конкретно вспомнить не может. Иногда снились собаки. О! А Это воспоминание особенное.
    Оно проявилось на лице улыбкой и приятным румянцем на лице.

    Около 20 лет назад Макс ночевал у бабушки с дедушкой. В детстве он любил оставаться у них. Там можно было засидеться до поздно с дедушкой за чаем и необыкновенными разговорами. Дедушка Макса был странным человеком, по-крайней мере про него так говорили. Кабинет бывшего священника был завален книгами с пугающими названиями, вроде “Война со святыми” или “Демонология”. Внуку казалось что дедушка что-то вроде воина, или доброго волшебника, который сражается со злом. Дедушка рассказывал внуку о своих похождениях, о чудеса. О силе добра и т.д.

    Однажды мальчику приснился кошмар, и его крик разбудил всех в квартире. Приснилось, что из шкафа вылезают собаки, огромные, с красными злыми глазами. Когда дедушка подбежал к нему, то спросил : — Что случилось малышь?

    Макс не мог остановить отдышку. Захлебываясь, пытался рассказать.
    — Давай пойдем на кухню, ты все расскажешь. Давайте идите все спать, нам надо с внуком поговорить.

    — Они вернулись дедушка! — спокойно начал макс, сжимая двумя руками стакан с водой.
    — Кто вернулись?
    — Ну они, те кто живут в моем шкафу! Ну собаки! Монстры Они вернулись дедушка. Они вылезают ночью из шкафа и пугают меня! — Воскликнул ребенок.
    — Ну пойдем посмотрим. — Улыбаясь предложил Дед.
    — Нет, не надо. Они еще здесь Деда.
    — Ничего не бойся, я же с тобой. Мы прогоним монстров я тебе обещаю.

    Оба вышли из кухни. Впереди шел Дедушка, в его походке была сила, и уверенность. Максу казалось, что Дед способен на все на свете, и уж он то точно может одолеть монстров.
    Позади шел Макс, волоча за собой одеяло в которое был закутан. Дедушка остановился у шкафа.
    — Ты уверен

    0


    Ссылка на этот материал:


    • 0
    Общий балл: 0
    Проголосовало людей: 0


    Автор: Egor1way
    Категория: Проза
    Читали: 29 (Посмотреть кто)

    Размещено: 8 мая 2016 | Просмотров: 41 | Комментариев: 0 |
    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2018 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.