«    Ноябрь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус |

Сейчас на сайте:
Пользователей: 0
Отсутствуют.

Роботов: 1
Googlebot

Гостей: 18
Всех: 19

Сегодня День рождения:

  •     GorbunS (15-го, 29 лет)
  •     ilyad_2000 (15-го, 40 лет)
  •     LegTar (15-го, 36 лет)
  •     roosevelt (15-го, 24 года)
  •     SvetKon15 (15-го, 67 лет)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 1946 Кигель
    Флудилка Поздравления 1670 Alex
    Школа начинающих поэтов Выразительные средства (ШКОЛА 2) 135 KURRE
    Флудилка На кухне коммуналки 3047 Старый
    Книга предложений и вопросов Советы по улучшению клуба 489 ytix
    Книга предложений и вопросов Неполадки с сайтом? 181 Моллинезия
    Рисунки и фото Цифровая живопись 239 Lusia
    Стихи ЖИЗНЬ... 1615 NikiTA
    Стихи Вам не понравится 35 KoloTeroritaVishnev
    Рисунки и фото Как я начал рисовать 303 Кеттариец

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    Кадук

    Почему так быстро бьется сердце? Как будто приснилось, что сорвался в пустоту, и сразу же очнулся от страха.

    Оглядываюсь по сторонам. Унылый пейзаж в серо-коричневых тонах: сгустки облаков над ноябрьским жнивьем, аллея черных деревьев на линии горизонта. Замерзшие пальцы сжимают карандаш, в другой руке – потрепанный блокнот с отрывными страницами.

    Я похож на протагониста в еще не разведанной компьютерной игре.

    Делаю глубокий вдох. Холодный воздух вместе с ощущением реальности проникает в мои легкие.

    Это не компьютерная игра. И не сон. Все происходит на самом деле.

    Сколько я здесь стою?

     

    – Эй, одинокий странник! Ты что здесь делаешь?

    Разворачиваюсь на окрик и вижу, как Кот приближается ко мне бодрой походкой. На фоне пустынной местности он кажется мне последним человеком на Земле.

    – Что рисуешь? – с ухмылкой спрашивает он, поравнявшись со мной, и, не дожидаясь моего ответа, добавляет: – Мне тут нужно встретиться с одним типом, договориться относительно цены на земельный участок. Буду вечером.

    Кот роется во вместительном кармане своей кожаной куртки, раздается звяканье ключей. Он выуживает их и протягивает мне:

    – На!

    Автоматическим жестом беру ключи.

    – Замок заедает. Перед тем, как открывать, нужно потянуть на себя. Только не вырви дверную ручку, она и так на соплях держится, – говорит он.

    – Лучше выбью окно, – говорю я. – Ты и так собираешься сносить эту лачугу.

    – Не лачугу, а садовый дом, – поправляет он, и с неожиданной серьезностью добавляет: – И давай без фокусов. Нам еще ночевать здесь.

    Еще раз оглядываюсь вокруг.

    – Здесь, наверное, жутко темно ночью… – замечаю я.

    – И еще… – перебивает меня Кот, вынимая из своего кармана сложенный лист бумаги. – Какого хрена, ты засунул это в мою куртку?

    Он протягивает мне свою находку.

    – Я ничего не… – начинаю я… и замолкаю, потому что, судя по линовке, лист действительно вырван из моего блокнота.

    С опаской беру и разворачиваю слегка потертый на изгибах рисунок: покрытое стерней поле, черные деревья вдоль горизонта, луна на облачном небе, вдалеке сереет фигура человека. Бесспорно, это моя работа, но я не могу вспомнить, как и почему нарисовал ее.

    Кот рассматривает вместе мной, вытянув шею и щуря свои карие глаза.

    – Хм… Те же деревья, – говорит он, махнув рукой в сторону далекой аллеи. – Когда ты успел?

    Не знаю, что ответить, потому что никогда раньше здесь не был. Кот привез меня сюда всего несколько часов назад.

    – Скорей всего, это совпадение, – озадачено отвечаю я.

    Кот отступает на шаг и внимательно смотрит на меня. В его глазах пляшут чертики. Наверное, думает, что я разыгрываю его или что-то в этом роде.

    – Совпадений не бывает, – изрекает он.

    Ни с того, ни с сего он делает выпад и выхватывает из моих рук блокнот.

    – Так, сейчас посмотрим…

    Очнувшись от неожиданности, пытаюсь отобрать похищенную вещь, но Кот изворотлив, а я не хочу применять физическую силу.

    – Ты ведешь себя несерьезно! – кричу я.

    Меня распирает от досады.

    – Думаешь, я не листал его раньше?

    От этих слов у меня что-то обрывается внутри.

    Кот быстро переворачивает страницы, иногда задерживается на несколько лишних секунд, чтобы с беспристрастным видом рассмотреть приглянувшийся рисунок. Меня тяготит его молчание. Из последних сил пытаюсь придать себе рассерженный вид. Рука нервно теребит подкладку кармана. Нащупываю складной нож и до боли под ногтями впиваюсь пальцами в его холодную рукоять.

    В моем блокноте полно портретов Кота. Я часто рисовал его. Особенно в последние месяцы, когда мы практически не виделись. (Меня просто убивает его привычка выбивать звонки и не перезванивать! Он дал о себе знать всего несколько дней назад. Видите ли, работал над важным строительным тендером.)

     

    Не моргнув и глазом, Кот доходит до последней исписанной страницы.

    – Интересно… – говорит он.

    Он подходит и всматривается в рисунок, который я держу в руках. Сверяет его со свежим эскизом из моего блокнота.

    – Я же говорил, что это твое! – констатирует он, указывая на обе картинки.

    Я и вправду начал рисовать то же самое поле, набросал очертания горизонта и деревьев. Наверное, я сделал это только что, перед тем, как почувствовал жамевю[1].

    – Странно… Потому что я не помню.

    – Ты пил свои таблетки? – полушутливым, полуиздевательским тоном спрашивает Кот.

    – Слушай, все поля одинаковы…

    – Если это розыгрыш, то он мне не нравится. Ну, а если у тебя провалы в памяти, то тем более. У меня нет на это времени, – отчеканивает Кот.

    Он наклоняет голову набок и недоверчиво смотрит на меня.

    – Думаю, мы найдем этому объяснение, – как будто оправдываясь, говорю ему.

    Он делает громкий раздраженный выдох.

    – Забирай свои почеркушки, приколист чертов! И ничего здесь не натвори! – говорит он.

    Кот отдает мне блокнот и удаляется в сторону хижины. Растерянно смотрю ему вслед.

     

     

    Я испортил ему настроение, да и сам чувствую себя ужасно. Неужели Кот думает, что я успел приложиться с самого утра? Или что у меня снова поехала крыша?

    Он знает, что в юности я провел два месяца в психушке. У меня был сложный период: постоянный стресс, отсутствие поддержки, неприятие себя… Стандартный набор. Хорошо, что я тогда ничего с собой не сделал.

    «Это то, что ты видел во время своих психозов?» – любит спрашивать Кот, рассматривая мои работы в DeviantArt.

    Честно говоря, не знаю, что на такое ответить. Я забыл все, что со мной происходило. А после госпитализации меня пичкали таблетками, так что я в функционировал режиме «зомби». Мне до сих пор снятся кошмары, но это только помогает мне в работе – я создаю графику для компьютерной игры в жанре horror.

    Кот тоже не без греха. Именно благодаря этому мы и познакомились.

    Он до сих пор шутит:

    – Из-за тебя меня чуть не поставили на учет в наркодиспансере.

    Впрочем, это не шутка. Ему действительно пришлось дать взятку врачу, который его откачивал. Это я вызвал скорую, когда нашел его возле ночного клуба, в котором бываю раз в полгода. Повезло. Только-вот не пойму: мне или ему?

    Кот уверял, что то был одноразовый инцидент. Угостил знакомый, все такое.

    – Жизнь слишком коротка, чтобы зацикливаться на чем-то одном, – любит говорить он.

     

     

    Если подумать, смешная история с этим рисунком! Наверняка я нарисовал его задолго до нашей поездки, Кот взял его без моего спроса (он постоянно это делает), засунул в карман и забыл. Но он скорее в лепешку расшибется, чем признает свою ошибку.

    Мне даже нравится его упрямство. Нравится, когда он шутит или сердится. В нем так много жизни…

    Приказываю себе отогнать навязчивые мысли, отвернуться, подумать о чем-нибудь важном и будничном, перебороть унизительную зависимость, но рука невольно тянется к бумаге. Я должен еще раз нарисовать Кота.

     

     

    Наступает вечер. Стылое солнце умирает за чертой горизонта. Мир окутывает неумолимая темнота.

    Кота до сих пор нет.

    Чтобы приглушить тревогу, осушаю полбутылки водки, которую захватил с собой в поездку. Кот бы разгневался, если бы узнал об этом. Его отец был алкоголиком, и он до мозга костей ненавидит все, что связано с пьянством.

    Прихожая и небольшая жилая комната – вот и вся планировка хижины. Слишком низкий потолок, серые стены, маленькие окна без штор – этот антураж вызывает у меня чувство беспокойства сродни клаустрофобии.

    На часах почти восемь, когда я слышу мотор машины Кота.

     

    – Как съездил? – спрашиваю я его, стараясь скрыть свою радость.

    Он с жаром принимается рассказывать мне о своей затее. Кот скупает прилегающие земли, чтобы выгодно перепродать их, когда они подорожают. Он уверен, это лишь вопрос времени. Готовится крупный проект, который наверняка получит поддержку в областном совете. Через несколько лет в этих окрестностях начнется крупное строительство, и…

    – Ты часто выпиваешь? – внезапно спрашивает он меня.

    Не то, чтобы я чувствовал себя пьяным, но, оказывается, это заметно. Мне некуда деваться, и я  утвердительно киваю головой.

    – В чем твоя проблема?

    – Ты действительно хочешь, чтобы я ответил на этот вопрос?

    – Ты втихаря спиваешься… Думаешь, я не вижу? В чем твоя проблема?

    – Рос без отца? – продолжает он. – Мама недолюбила? Это все пустяки, поверь мне. Детство тю-тю – давно прошло! И ты, слава Богу, уже не ребенок! Но ты все равно сидишь в жопе и ждешь, чтобы кто-то вытащил тебя оттуда! Сформулируй проблему и ищи решение!

    – Слушай… я не собираюсь… сейчас…

    – Тебя устраивает твоя работа?

    – Да…

    – Тебе есть с кем трахаться?

    – Отстань от меня!

    – Отлично! С удовольствием! Ты, дружок, в полном неадеквате! Но возьми на заметку: если увижу тебя с бутылкой – разобью ее о твою же голову!

     

    Кот больше не говорит со мной. Растопил кафельную печь, примостился возле нее на старой раскладушке и просматривает что-то на своем ноутбуке.

     У меня жуткое настроение и болит голова. Кажется, я заболел. Пытаюсь согреться под дырявым пледом. Нужно что-то делать, и я решаю закончить утренний набросок. Затемняю небо над полем, рисую луну…

    Боковым зрением я отслеживаю каждое движение Кота.

    Нужно заточить карандаш. Тянусь к куртке за ножом. Рука шарит внутри кармана и нащупывает шероховатую поверхность бумаги – тот самый эскиз, из-за которого утром разозлился Кот. Разворачиваю его – и поражаюсь тому, насколько он совпадает с тем, что я сейчас рисую. Недостает только одной детали, точней, одного персонажа… Вглядываюсь в фигуру приближающегося человека. Странно, она как будто стала крупнее, обросла новыми деталями: затушеванное лицо под копной черных волос, широкие плечи, тяжелые мускулистые руки. Да он же голый! Я отчетливо вижу навислый живот и темное пятно лобковых волос на фоне бледной кожи. Человек нарисован настолько убедительно, что по моей спине пробегают мурашки.

    Интересно, почему Кот не обратил на это внимание?

    Чувствую, как широкая улыбка расползается по моему лицу. Вот же засранец! Он меня разыгрывает! Я еще не знаю как, но очевидно, что было два рисунка: утренний и этот. Кто-то подменил первый вторым, и это мог быть только Кот. Понятия не имею, зачем, но мне льстит эта ситуация. Посмотрим, что будет дальше.

    Складываю листок, поднимаюсь со скрипучей кровати и кладу его на подоконник.

     

    Мой взгляд задерживается на грязном окне, отзеркаливающем обстановку комнаты. Я рассматриваю отражение Кота, он уселся по-турецки и с погруженным видом пялится в экран своего ноутбука, затем себя: серая толстовка, взъерошенные волосы, глупая улыбка сменяется настороженным выражением лица.

    Голое, незашторенное окно посреди океана ночи беспокоит меня, словно уязвимое место. Все поменялось местами, и уже не мы – темнота заглядывает к нам в комнату. Что творится снаружи? Прикладываюсь к стеклу, заслоняясь ладонями от света электрической лампочки. Ни огонька. Нас окружает необитаемая земля. Меня охватывает волнение: то ли страх, то ли радость. Что-то трепещет внутри от ощущения потерянности и свободы.

     

    Я закрываю глаза и представляю, что стою посреди поля. Свыкаюсь с темнотой,  пока в тусклом сиянии луны мне не удается разглядеть, как туман стелется по жнивью. Я оглядываюсь вокруг. Вдали маячит сиротливый желтый свет – окно нашей хижины. Разворачиваюсь и напряженно, долго смотрю в сторону черных деревьев на горизонте. Мне хочется бежать от гробовой тишины, которая застыла в холодном воздухе, но я остаюсь на месте.

    «Он не появится, он не придет, его не существует», – твержу я про себя, но продолжаю вглядываться во тьму.

    Я жду. Я знаю, что скоро все изменится. Вот, я почти уверен, что-то дрожит в темноте. Неясные блики лунного света на движущейся поверхности. Еще немного и картина становится четче. Из мрака выступает что-то похожее на человеческую фигуру. Так и есть. Широкоплечий, высокий мужчина идет ко мне навстречу. По-моему, я слышу его сиплое, тяжелое дыхание. Медленно, словно сомнамбула, он направляется к нашей хижине.

     «Кадук», – раздается в моей голове.

     

    Я открываю глаза. Искусственное освещение комнаты кажется мне слишком резким.

    Откуда я знаю это имя?

    Кажется, я читал о нем в детстве.

     

    (Я был одиноким, странным ребенком из неблагополучной семьи, который сторонился мальчишеских игр и реального мира. Единственную радость я находил в рисовании и книгах. Особенно я любил страшные истории. С ними окружающая жизнь казалась не такой страшной…)

     

    Может быть, я выдумал его?

    Смертоносный демон Ветхого Завета? Беспощадная совесть, материализовавшаяся в ужасном чудовище? Кошмар, который неотступно преследует грешников?

     

    (Со мной что-то не так. Я всегда знал это.

    «Молись, и Господь пошлет тебе исцеление», – наставлял меня священник, когда, в поисках совета и помощи, преследуемый мыслями о самоубийстве, я сознался ему в своих греховных мыслях.

    Но я не смог измениться, и моя семья отреклась от меня.)

     

    Что было первым: видение или рисунок?

    Передо мной лежит сложенный вчетверо лист бумаги, как будто только и ждет, чтобы я снова развернул его. Ни за что не притронусь к этой чертовщине!

    – Кот?

    Он отрывается от ноутбука, смотрит на меня долгим изучающим взглядом.

    – Человек с рисунка, он за окном! Нам нужно уходить!

    – Ну вот, началось! Сколько белочек ты видишь? – издевается Кот.

    Как заставить его поверить мне? Если я сам не уверен…

    Я что-то забыл. Вычеркнул из своей памяти…

    Стук крови в ушах. Нужно спешить. Нужно вспомнить, иначе будет слишком поздно.

    За что этот демон преследует меня?

    Меня знобит. Я поднимаю руки к глазам с испугом и замиранием сердца, как будто ожидаю увидеть на них кровь.

    – Братишка, да ты и вправду чокнутый! – восклицает Кот.

    Я оглядываюсь в его сторону. У него встревоженный и в то же время раздраженный вид. Он соскакивает с раскладушки и подходит ко мне.

    – Ты меня достал! Что с тобой?

    – Только что я видел его…

    – Никого ты не видел! Ты сам придумываешься себе страхи – страхи-отмазки. Ты в курсе, что они питаются твоей вытесненной сексуальной энергией? Дядюшка Фрейд был бы рад заиметь такого пациента!

    Кажется, я бредил.  Хорошо, что он вмешался. Голос Кота возвращает меня к жизни.

    – Думаешь, я не вижу, как ты за мной сохнешь? Как неестественно со мной держишься: то огрызаешься, то дичишься, то улыбаешься, как воскресный дурачок. И рисуешь меня, как одержимый – мне самому жутко становится.

    – Почему не пытаешься соблазнить меня? Я думал, у тебя больше опыта, – добавляет он и смеется.

    Я ошарашен, несмотря на то, что готовил себя к этому разговору.

    – Потому что ты не такой, как остальные, – говорю я ослабевшим голосом.

    Только что мы перешли точку невозврата.

    Кот недоверчиво наклоняет голову.

    – Что это означает?

    Неужели он и вправду думает, что все на свете можно объяснить и обозначить?

    – Ты не…

    Я не могу договорить фразы. Меня сбивает с толку блеск в его карих глазах. В них нет ни следа похоти или сердечности, скорее какой-то мальчишеский, озорной интерес. Для него я всего лишь  любопытный экземпляр, который он хочет изучить.

    – Я – не?.. – передразнивает Кот.

    Горло как будто одеревенело. Я сглатываю прежде, чем выдавить из себя слова:

    – Ты не такой… как я. Тебе нравятся женщины.

    Кот смеется.

    – Я амбидекстр[2], но отдаю предпочтение правой руке, потому что под нее оборудован мир, – говорит он и добавляет ироническим тоном: – Ну, чего ты стоишь, как в воду опущенный? Боишься, что я разобью тебе сердце?

    – Да заткнись ты уже! – восклицаю я, чувствуя, что вот-вот сорвусь.

    Вся моя жизнь сосредоточилось в этом мгновении. Весь мир сжался до размеров этой комнаты.

    Подхожу вплотную к Коту, наклоняюсь к его уху и вдыхаю запах кожи вперемешку с ароматами сигаретного дыма и утреннего шампуня. Я теряю голову и зарываюсь носом в его темные волосы. Кот отталкивает меня, ему не нравится мой напор. Тут же исправляюсь и отступаю, показывая ему, что он главный.

    Кот рассматривает мое лицо и ухмыляется, как будто увидел что-то занятное.

    – А что, правду говорят: в тихом омуте черти водятся, – говорит он.

    Затем делает шаг навстречу и впивается в мои губы горячим, жадным поцелуем. Меня захлестывает волна возбуждения. Руки лихорадочно шарят по его телу, проникают под свитер и хлопчатобумажную футболку, пытаются расстегнуть пряжку ремня. Я пьянею, превращаюсь в чувственное животное и совсем не думаю о загадочном человеке, который медленно, но неотвратимо направляется к нам через туманное поле.

     

    Все расплывается перед моими глазами, словно нырнул в грязную воду. Размытые очертания перемежаются тревожным калейдоскопом из внезапных вспышек и медленных затуханий. Мышцы ноют. Гудит в голове. До меня доносятся чьи-то голоса, они становятся громче и громче, накладываются друг на друга.

    – Допустим это правда. И что ты собираешься с этим делать?

    – Не говори так.

    – Тебе было хорошо? Ты получил, что хотел?

    – Забудь о том, что я тебе сказал! Я не люблю тебя!

    – Вот только не надо выяснять со мной отношения! У меня уже голова болит!

    – Это ты меня доводишь!

    – Ты сам психуешь! Если я мешаю тебе спокойно жить, предлагаю прекратить наше общение. Завтра же я отвожу тебя обратно в город, ты стираешь из своего мобильника мой номер телефона и…

    – Я же сказал, что не люблю тебя! Я не люблю тебя!

    – Это отвратительно, я не собираюсь разговаривать с тобой в таком состоянии.

    – Кот, не уходи, – я не люблю тебя!

    Я оказался в кошмарном сне и не понимаю, что происходит. Голоса раздаются разлаженным эхом, искажаются, превращаются в беспокойный шум. Он становится невыносимым. Мне кажется, еще немного и мой мозг взорвется…

     

    Я просыпаюсь. В комнате невыносимо жарко. Темнота давит на меня, словно камень, мешает дышать. Трещит голова. Хочу позвать Кота, но сдерживаюсь. Наверное, я заболел. Слишком много встрясок для одного дня. Поворачиваюсь на спину. Панцирная сетка кровати противно скрепит под моим телом. Где же Кот? Наверное, ушел спать на раскладушку. Я до неприличия быстро вырубился. Так досадно…

    Вслушиваюсь в темноту, пытаясь уловить его дыхание, но в комнате царит гробовая тишина. Меня охватывает беспокойство.

    – Кот?

    Кажется, я слышу шорох, совсем близко.

    – Кот!

    Без ответа.

    Снова шорох. Шум становится выразительнее: ритмический, шуршащий звук, перемежающийся легкими постукиваниями, как будто кто-то чертит карандашом по бумаге. Рисует в темноте!

    – Кот, что ты делаешь?

    Почему он не отвечает?

    Вскакиваю с кровати. Где в этой чертовой комнате выключатель? Делаю несколько шагов туда, где по моим соображениям должны находится двери, и спотыкаюсь о что-то мягкое. Приглушенно вскрикнув, отшатываюсь и натыкаюсь на острый угол стеллажа. Он угрожающе гремит, что-то с металлическим звоном падает на пол.

    – Кто тут?! – кричу я.

    Но никто не откликается.

    С жуткой невозмутимостью раздается прежний шорох.

    Двери должны быть где-то рядом. Руки судорожно ощупывают неровную поверхность стены, пока не натыкаются на кнопку выключателя. Я задерживаюсь на мгновение, делаю глубокий вдох и включаю свет. Затем оборачиваюсь и застываю, как вкопанный.

     

    Я вижу его ссутуленную спину: серая толстовка, взъерошенные русые волосы. Он сидит на полу, склонившись над своим блокнотом. Нервные, окровавленные пальцы сжимают затупившийся карандаш, и с лихорадочным упорством, словно резаные раны, наносят на бумагу штрих за штрихом.

    Я не верю собственным глазам. Человек передо мной – это я сам.

    Стертый дощатый пол испещрен свежими следами крови.

    Тело Кота лежит на животе. Одна нога согнута под неестественным углом, лицо повернуто набок. Я вижу его окровавленный затылок и край глубокого надреза на шее. Вижу, как разрастается насыщенно-красное пятно вокруг его головы.

    Я цепенею от ужаса, но не в силах отвернуться от этого страшного зрелища.

    Это сон. Сон. Я брежу. Меня снова заберут в психушку, накачают транквилизаторами и все будет в порядке. Разбудите меня!

    Мой двойник оборачивается и рассматривает меня без тени удивления. У него мои глаза, но чужой, холодный, невыносимый взгляд. Его губы шевелятся, и я слышу свой собственный голос:

    – Кот постоянно за чем-то гонялся, куда-то спешил. Он бы бросил тебя, словно мертвый груз.

    – Ты убил его!

    Двойник отрицательно качает головой.

    – Посмотри на свои руки, – говорит он.

    Я смотрю на себя и вижу, что перепачкан кровью.

    – Ты – это я. Мы убили его, – объясняет он.

    – Это бред. Бред. Все не по-настоящему.

    – Это ад, – говорит мой двойник. – Он был уготован тебе с самого рождения. Этот день повторяется снова и снова, и ты ничего не изменишь. Нельзя изменить того, что уже случилось.

    – Чушь собачья! Я тебе не верю!

    Мой доппельгангер берет окровавленный нож и протягивает его мне.

    – Ты знаешь, что делать, – говорит он.

    Осторожно подхожу к нему. Мои руки трясутся, но мне удается забрать нож.

    – Я не хочу умирать… – говорю я.

    – Ты давно мертв.

    Я оглядываюсь и чувствую, что меня вот-вот стошнит.

    Ущипните меня, кто-нибудь!

    Двойник принимается вырывать из блокнота страницы, подбрасывая их вверх. Рисунок за рисунком, десятки рисунков, словно хоровод осенних листьев, в замедленном воздушном танце опускаются на окровавленный пол. На каждом из них изображен Кот. Я хотел запечатлеть его каждую черту, движение, ракурс, чтобы завладеть им, навсегда оставить с собой…

    – Последняя страница! – говорит он, держа перед собой вырванную страницу, и заливается болезненным смехом.

    В его руках мой утренний набросок. Он обрел законченную форму. Чуть ли не во всю высоту листа до пояса изображена фигура человека. Черные спутанные волосы, лицо, покрытое грязными пятнами, тяжелые густые брови. Но больше всего меня поражают его впалые, мертвенно бесцветные глаза, окруженные темной кожей век. Словно живой, он смотрит на меня с выражением звериной ярости. Мне хочется укрыться от этого ненавидящего взгляда, и я отступаю.

    – Тсс! Он идет за нами, – шепчет мой двойник, испуганно оглядываясь в направлении окна.

    Как по команде, гаснет свет, и весь мир погружается в кошмарную темноту. Повинуясь животному инстинкту, я отпрыгиваю вглубь комнаты и забиваюсь в угол. Сквозь неистовый шум крови в ушах я слышу, как кто-то могучий выламывает входные двери. Удар за ударом. Жалобный треск древесины. Он пришел за мной, чтобы покарать за мое злодеяние…

    Внезапно вспоминаю о ноже, который сжимаю в руке. Кадук ворвется внутрь, но не получит меня, не получит меня, не получит меня…

     

    Бешено колотится сердце. О чем я думал?

    Утренняя прохлада проникает в мою грудную клетку. Рука сжимает блокнот. Похоже, только что я начал рисунок.

    Бескрайние черные поля. В них есть что-то безжизненное. Кажется, сколько бы ни шел в сторону этих деревьев на горизонте, они не станут ближе.

    – Эй, одинокий странник! Ты что здесь делаешь?

    Я оглядываюсь и вижу Кота, который приближается ко мне бодрой походкой.

     

     

     

    Из криминальных сводок:

    2 декабря 2015 года в загородном доме было обнаружено тело владельца, гражданина 1983 года рождения, с многочисленными колото-резанными ранами шеи, грудной клетки и живота. Там же находилось тело еще одного человека, личность которого устанавливается. По предварительным данным, мужчина совершил самоубийство, перерезав себе вены.

    Вещественные доказательства изъяты и направлены на экспертизу. По данному факту начато уголовное производство по статье "Умышленное убийство".

    На данный момент правоохранители устанавливают все обстоятельства происшествия.

     



    [1] Жамевю (фр. jamais vu — никогда не виденное) — состояние, противоположное дежавю, внезапно наступающее ощущение того, что хорошо знакомое место или человек кажутся совершенно неизвестными или необычным. Возникает впечатление, что знания о них мгновенно и полностью исчезли из памяти.

    [2] Амбидекстр (лат. dexter (dextri) - правый) - человек, одинаково хорошо владеющий правой и левой рукой.

     


    0


    Ссылка на этот материал:


    • 0
    Общий балл: 0
    Проголосовало людей: 0


    Автор: splinters
    Категория: Проза
    Читали: 69 (Посмотреть кто)

    Размещено: 25 мая 2016 | Просмотров: 173 | Комментариев: 8 |

    Комментарий 1 написал: splinters (25 мая 2016 22:29)
    Переписала рассказ полугодичной давности. Уменьшила объем, добавила эпилог, матов и обоснованности. Очеловечила, как умела, персонажей. Убрала бестолковые фенечки. Попыталась заменить рассказывание показыванием.


    Комментарий 2 написал: Inga (26 мая 2016 11:57)
    Я далека от подобного жанра прозы, но скажу, прочитав ваш рассказ, что мне понравился сюжет и язык, остаётся некая недосказанность. Было интересно читать, узнала значение двух ранее неизвестных мне слов, чтение, как известно, должно улучшать лексикон и расширять знания. Спасибо за рассказ)


    Комментарий 3 написал: octopussy (26 мая 2016 18:17)
    А мне и тот вариант нравился и был понятен)


    Комментарий 4 написал: splinters (26 мая 2016 20:41)
    Inga,
    :)

    octopussy,
    Цитата: octopussy
    А мне и тот вариант нравился и был понятен)

    Этого недостаточно diablo

    Последний вариант рассказа не идеален, но уже хотя бы не стыдно)


    Какой-то странный смайлик я поставила...
    )))


    Комментарий 5 написал: Selena Gugo (26 мая 2016 20:48)
    Я помню прежнюю версию, и скажу с уверенностью, что новый вариант во много раз лучше. И это при том, что сама тема и сюжет никак не прописываются в мою систему литературных ценностей.
    Интересно: откуда такие знания психотических расстройств?



    --------------------

    Комментарий 6 написал: splinters (26 мая 2016 21:54)
    Цитата: Selena Gugo
    новый вариант во много раз лучше

    Спасибо)

    Цитата: Selena Gugo
    Интересно: откуда такие знания психотических расстройств?

    Есть опыт общения с больными и родственниками больных. Читала книги. Отслеживаю странные моменты, которые со мной бывают, записываю сновидения, интересуюсь искусством)


    Комментарий 7 написал: sergei200000 (28 мая 2016 20:34)
    Кадук», – раздается в моей голове.

    Откуда я знаю это имя?

    Кажется, я читал о нем в детстве.

    Для меня этот момент рассказа автобиографичен, т.к. я также читал о нём в детстве. мурашки по коже. skarby.in
    Ваш рассказ мне очень понравился. )



    --------------------

    Комментарий 8 написал: splinters (30 мая 2016 08:24)
    Цитата: sergei200000
    Для меня этот момент рассказа автобиографичен, т.к. я также читал о нём в детстве. мурашки по коже.

    Да, "реальный" персонаж из белорусского фольклора. Вот только я его извратила немножко)
    Спасибо!

    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2018 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.