«    Июль 2024    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус |

Сейчас на сайте:
Пользователей: 0
Отсутствуют.

Роботов: 1
Yandex

Гостей: 44
Всех: 45

Сегодня День рождения:

  •     Olenekot (21-го, 26 лет)
  •     Даша Беленькая (21-го, 26 лет)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 3028 Кигель
    Стихи Цветок 115 Scar
    Флудилка На кухне коммуналки 3083 Sever
    Флудилка Курилка 2282 anuta
    Флудилка Поздравления 1826 Lusia
    Стихи ЖИЗНЬ... 1657 Lusia
    Стихи Гримёрка Персона_Фи 47 ФИШКА
    Флудилка Время колокольчиков 221 Muze
    Обсуждение вопросов среди редакторов сайта Рабочие вопросы 740 Моллинезия
    Стихи Сырая картошка 22 Мастер Картошка

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    Я за мир в Украине

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    Нити Судеб Главы 3, 4


    ГЛАВА 3

    Неведомым мне способом Сонька ликвидировала своего извечного провожатого Борю. Как она умудрилась обхитрить визави и улизнуть на ночную тусовку, так и осталось для меня загадкой. Я, конечно, не сомневалась в способностях подруги выкручиваться из любой ситуации, но здесь было явно видно руку мастера.
     По дороге Сонька рассказывала мне о том, куда мы едем, кто виновник торжества и еще о тысяче, как ей показалось, ужасно важных вещей. Ехали мы в какой-то элитный ночной клуб, который был полностью арендован именинником по случаю торжества. Соответственно, пускали только своих и только по приглашениям, а не по паспортам, как это заведено на обычных открытых вечеринках.
    - Понимаешь, тут с этим очень строго, совсем не так, как в Краснодаре. Если заметут малолетку в заведении, крупно пожалеют все – от самой малолетки до владельцев ночного клуба. Так что если фейс-контроль хоть на грамм усомнится в твоем совершеннолетии, сразу же потребует паспорт, разговор короткий. 
    - Вижу, ты прекрасно осведомлена о ночной жизни столицы, - усмехнулась я. – Интересно, Софья Владимировна, откуда такие глубокие познания в вашем-то нежном возрасте?
    - На это есть закрытые вечеринки! – лукаво подмигнула мне подруга. – Они бывают не так часто, но часто мне и не надо – папу за нос водить можно тоже не бесконечно. Как и Борю. Если бы я шарахалась по таким мероприятиям чаще, чем я это делаю, то есть примерно раз в месяц, то они бы обязательно заподозрили меня во вранье. И папа вздернул бы на первом же заборе и меня, и Борю – за то, что тот проворонил мои похождения.  
    - А ты не боишься, что однажды ты влипнешь в какую-нибудь историю, и отец узнает о твоих подвигах? 
    - С чего бы мне влипать в какую-нибудь историю? Я ж не по подворотням шатаюсь. Это элитные клубы, да и там 80 процентов людей, которых я знаю, как облупленных. Подавляющее большинство – наркоманы, шлюхи и просто гады редкостные, но когда знаешь, чего от них ждать и быть начеку, то все под контролем. И это еще одна причина, почему я не пью, не нюхаю и не колюсь, - добавила Сонька полусерьезно. – Так что мы с тобой будем почти единственными адекватными людьми во всем этом сборище.
    - А зачем ты вообще ходишь на эти, как ты сама выразилась, сборища? Если там такой контингент… Ты же совсем не такая. Что у тебя может быть с ними общего?
    - Да фиг его знает… Я, если честно, и сама толком не понимаю. Иногда просто нужно окунуться в весь этот бедлам, чтобы понять, как хороша на самом деле жизнь. Та, что за стенами этого клуба. 
    - Да ты философ, как я погляжу! – присвистнула я, почти понимая, о чем говорит подруга. 
    В этот момент такси уже остановилось напротив крыльца, вымощенного мрамором. Над входом висела яркая неоновая вывеска «Дожди». Слишком уж романтичное название для вертепа… 
    - Мы подъехали, - сказала Соня, набрав чей-то номер. Охранники проверили наши приглашения и молча пропустили. В холле нас уже встречал, как я поняла, именинник.
    - Ну здорово, Сонька! Как оно? – весело поздоровался парень. Сонька уже сказала, что сегодня ему исполняется 25, но выглядел он чуть ли не нашим ровесником. Парня звали Артем, и он оказался вполне улыбчивым и приятным человеком. По крайней мере, таково было первое впечатление. А второе и последующие меня, в общем-то, волновали мало. Мне с ним детей вряд ли крестить.
    - Лучше всех, Артемон! Как всегда! – отозвалась Сонька. – Ну, с днюхой тебя. Чтоб у тебя все было, и тебе за это ничего не было.
    С этими словами она вручила другу коробочку с подарком. Я знала, что там очень красивая булавка для галстука, из золота с крошечными бриллиантиками. Элегантно, просто и дорого. У Соньки так во всем. 
    - Спасибо, малыш. Очень здорово! – искренне поблагодарил Артем, открыв подарок. – Вижу, один бриллиант все-таки упал мимо коробочки… Познакомь, наконец, с подружкой!
    Эта фраза была произнесена с хитрым прищуром, глядя прямо на меня. Я покраснела от макушки до пяток и потупила очи долу от смущения.
    - Кирюха. Но только для меня. А для всех прочих – Кира Александровна Велецкая, - произнесено все это было с таким убийственным официозом, что если бы я не знала Сонькины повадки, подумала бы, что она это серьезно и мы на светском рауте. 
    - Очень приятно, Кира Александровна Велецкая. Весьма! – подмигнул Артем. – Прошу к столу!
    Он провел нас в зал за отведенный нам столик. Правда, все столики стояли очень близко друг к другу, так что можно было и правда сказать в единственном числе. Веселье уже было в самом разгаре, на сцене шло выступление какого-то хип-хоп проекта. Ребята читали очень неплохо, и музыка была приятная. Я немного расслабилась, поняв, что ожидаемой оргии тут нет. По крайней мере, пока. 
    - Если вы не против, Кира Александровна, я угощу вас чем-нибудь у барной стойки, - донеслось у самого моего уха. Именинник или подплыл как-то очень незаметно, или попросту никуда не уплывал. 
    - Ой… - я даже слегка подпрыгнула от неожиданности. – Я Кира. Без Александровна. 
    - И даже без Велецкая? 
    - Тем более. 
    - А ты с ним построже! – вмешалась Сонька, впрочем, без каких бы то ни было признаков агрессии. Потом добавила, обращаясь к Аретму – Ты, собака, как только увидел новую девчонку, так сразу цепляешься. Только попробуй распустить свои ручонки загребущие, скотина! Тут же протянешь ножонки! 
    И так красноречиво при этом сверкнула на него глазами, что сомнений в том, что она выполнит угрозу, ни у кого не осталось. 
    - Я просто угощу ее мартини. Если она не против, конечно…
    - Против. Я не пью. 
    - О! У нас завелся еще один последний из магикан! – впрочем, этот факт ему, кажется, пришелся по душе. – Соня, по-моему, я женюсь на ней.
    - Сперва разведись, козел! – рассмеялась Сонька. – А потом она за тебя все равно не пойдет.
    - Это почему? – в шутливом отчаянии взвыл Артем.
    - Потому что она – красавица. А ты страшный, – продолжала глумиться Сонька. Артем нисколько не обиделся. Ведь прекрасно было видно, что совсем он даже не страшный. 
    - Ладно, дамы, вынужден вас покинуть. Нужно заниматься всем этим сборищем недоумков. Закажите все, что хотите, официант уже идет к вам. 
    - Да проваливай! – и Сонька со смехом отвесила ему легкий подзатыльник. 
    - Неплохой вроде парень, - поделилась я своими размышлениями с подругой, когда тот «провалил». – Я ожидала увидеть тут сплошных обдолбленных ублюдков.
    - Обижаешь, мать, - рассмеялась Сонька. – Думаешь, я бы привела тебя на вечеринку к закоченным ублюдкам? Тут много таких, но не все. И Артем в их число действительно не входит. Он славный парень, за исключением того, что бабник страшный. Просто патологический. Не пропустит ни одной юбки. И при этом умудряется сохранять совершенно невинные глаза, как будто каждый раз это происходит по чистой случайности.
    Таким образом она рассказала мне о некоторых, наиболее видных персонажей происходящего мероприятия, и я ржала до коликов в боках. Пока она не дошла до одного имени, от которого у меня случились уже другие колики – нервные.
    - А вон то – Антон Польский. Он посещает подобные места редко, но метко, - продолжала Сонька, но прервалась на полуслове, увидев мой переменившийся портрет. – Эй, тебя чего перекосило??
    - Антон… какой? – протянула я.
    - Польский. Фамилия такая. А в чем дело-то?
    - Да это, как бы тебе сказать… Я его знаю. Заочно. 
    - Ну дела! – присвистнула подруга. – А откуда ты его знаешь? 
    - Я знаю его отца. Он генеральный директор фирмы, в которой сейчас работает Харитонов. Тебе, кстати, от него привет…
    - От отца Польского?!
    - От Харитонова. А Польский-старший меня боится.
    - И правильно делает. Боится – значит, уважает, - усмехнулась Сонька. – А чего боится-то?
    - В общем, это долгая история, Сонь. Давай я тебе дома расскажу, ладно?
    - Как скажешь… - пожала плечами подруга. Было видно, что эта история с Польскими ее заинтриговала. Впрочем, ее интриговало все подряд. 
    Надо же, со всей этой кутерьмой я совершенно забыла про Антона Польского! Просто безобразие какое-то. Он два месяца не лез у меня из головы. Вернее, не он сам, а то, как же все-таки его предупредить. А когда Сонька мне позвонила, я была так рада, что увижу ее, что стало не до Польского. И если бы сейчас мы вот так парадоксально не столкнулись, я бы может и не вспомнила о том, что, собственно, нахожусь с ним в одном городе, и теперь поговорить с ним куда проще. 
    - А ты с ним, значит, знакома, с этим Польским? – поинтересовалась я.
    - Шапочно. Он вообще-то очень странный…
    - И в чем его странность?
    - Ну, как бы тебе сказать… Темная личность. Ходят слухи, что он как-то связан с криминалом. Но, во-первых, это только слухи, а во-вторых, кто в наше время с ним не связан? Тем более, живя в Москве. Какого характера эта связь, конечно, уже другой вопрос.
    - Понятно, - задумчиво протянула я. – Я отлучусь ненадолго, ты не против?
    - Только если ненадолго.
     Я встала из-за столика и направилась к барной стойке, за которой разместился объект. Для начала нужно было выяснить, тот ли это вообще Антон Польский. Мало ли однофамильцев, в конце концов. И узнать это было очень легко. А там – по обстоятельствам. 
    - Зажигалки не найдется? – обратилась я к Польскому, каким бы он ни был – тем самым или каким-то другим. 
    - Конечно, - спокойно отозвался парень, галантно поднося к моей сигарете зажженную зажигалку. 
    Я вообще-то почти не курю. Либо когда очень нервничаю, что в принципе бывает редко, либо в таких вот случаях – когда нужен предлог.
    Тут я увидела то, что искала – перстень в виде головы льва на безымянном пальце левой руки. Значит, Польский не фальшивый. В смысле, тот, который нужен. Я просто не могла поверить в такую удачу.
    - Красивый перстень, - заметила я. Фразочка была – глупее не придумаешь, и ясно давала понять, что это просто способ завязать разговор. Антон это, конечно, понял. Это было видно по тому, как заулыбались его глаза. И неожиданно он поддержал начинание.
    - Спасибо. Мне он тоже очень нравится. Отец подарил на совершеннолетие. Вам-то до него, поди, еще далеко?
    - До вашего отца?
    - До совершеннолетия, - рассмеялся Антон.
    - Не так уж далеко. Три месяца. Вы, кстати, едва ли не первый человек, кто угадал во мне мой истинный возраст.
    - Вообще-то, я так нарочно сказал. Честно говоря, и я не дал бы вам меньше девятнадцати-двадцати. Хотел устыдить вас за курение.
    - Спасибо. Стыдно, - рассмеялась я. – Кстати, мне, по идее, нужно огорчаться этому факту. Ну, что всегда дают больше, чем есть.
    - Вы еще не в том возрасте, чтобы его скрывать, - успокоил меня Антон. 
    - Может, на «ты»? – предложила я.
    Предложение было одобрено, и следующие полчаса мы с Антоном оживленно обсуждали все подряд – от футбола до последних светских сплетен. Оказалось, что мы даже болеем за одну футбольную команду – за ЦСКА, что так же способствовало взаимопониманию. 
    - Для девушки, еще и красивой, у тебя весьма нестандартные увлечения – футбол, компьютеры… - заметил Антон.
    - Ты хотел сказать, для девушки, еще и блондинки, - засмеялась я. 
    - Это тоже факт! – со смехом согласился Антон.
    - Не факт, а стереотип. В конце концов, почему мужчины могут, например, увлекаться красивой одеждой или делать маникюр, а женщины не могут быть футбольными болельщицами?
    - Ну, это, наверное, не совсем мужчины… - заговорщически подмигнул Польский, картинно отставляя пальцы руки. Имелся в виду, конечно, характерный жест лиц нетрадиционной ориентации. 
    - И это тоже стереотип. Есть обычные мужчины, которые просто за собой следят, - убежденно заявила я, хотя, если честно, не была так уж в этом уверена. В конце концов, доподлинно это неизвестно.
    Таким образом мы проболтали еще какое-то время. И только теперь я поймала себя на мысли, что за этот час я раз двести уже не похожа сама на себя. Мне было так легко с ним общаться, что о своей обычной застенчивости и скованности я совершенно позабыла. Мы болтали, как старые знакомые. Открывшийся факт меня поразил. 
    - Ты совсем не похожа на девушек, которых я привык видеть в подобных…э… местах, - сказал неожиданно Антон.
    - Правда? Почему? – искренне удивилась я.
    - А ты сама не понимаешь разве?
    - Ну, конечно, во мне отсутствует столичный лоск, - честно призналась я, и меня этот факт ничуть не расстраивал. 
    - В тебе отсутствует столичная испорченность, - легко, но серьезно сказал Антон.
    - Кира! Я уже тебя обыскалась! – раздалось у меня над ухом. На меня обрушилась Сонька.
    - А чего меня искать? Я все время тут сидела…
    - Сонька, приветствую! – с улыбкой поздоровался Антон. – На каких батарейках работаешь? Я тоже такие хочу!
    Батарейки у Соньки действительно были просто неисчерпаемые. И откуда только она берет энергию, которой фонтанирует буквально всегда, ума не приложу.
    - Скажу по секрету: я просто неудачный опытный образец вечного двигателя! – заговорщическим шепотом произнесла она.
    - Почему это неудачный? – хором удивились мы с Антоном.
    - Потому что тормоза заедают, - рассмеялась подруга. – Антоха, прости, но мне моя подруга тоже нужна.
    - Нижайше прошу прощения, - снова улыбнулся Антон, и я поняла еще кое-что – что улыбка у него просто неземная. – Подруга у тебя и правда замечательная! Береги ее!
    - Да уж не сомневайся! – заверила его Сонька, уводя меня от Польского.
    - Что это с тобой, Кирюша? – ехидно зашептала мне в ухо Сонька. – Он вроде на Рассела Кроу не похож…
    - Да мы просто болтали…
    - Ну, болтали вы, может, и «просто», но друг на друга глазками стреляли совсем не «просто»!
    - Да брось ты, ну какие глазки… - вяло отпиралась я, хотя, если честно, не согласиться с ней было трудно. Что-то я рядом с ним почувствовала такое, чего не чувствовала раньше ни с кем. 
    - Знаешь, Кир, я бы даже порадовалась тому, что тебе наконец-таки приглянулся хлопец, если бы этим хлопцем не был Антон Польский. В конце концов, я за тебя в данный момент отвечаю головой. А он единственный, пожалуй, из всех присутствующих, от кого я не знаю, чего можно ждать.
    - А по-моему, он очень милый, - все-таки поделилась я впечатлениями с подругой. 
    - Ладно, милый он или не очень, тебе виднее. Я тебя не просто так вытащила. У нас тут одна проблема.
    - Какая еще проблема? – насторожилась я. От Соньки это слово можно услышать настолько редко, что если уж она его употребила, то это явно не преувеличение. 
    - Да вот, собственно, и сама проблема… - сердито протянула Сонька, уставившись куда-то за мою спину.
    Я повернулась так резко, что чуть не столкнулась с «проблемой» лбами.
    - Харитонов???!!!
     Я глазам своим сперва совершенно не поверила, а когда поверила, то они полезли на лоб.
    - Ага. Не ждали?
    - Ты что здесь делаешь?!
    - То же, что и ты. А вообще-то, присматриваю за тобой.
    - Что за новости?! Ты мне, часом, не папочкой ли нанялся?! – я вопила как потерпевшая, что бывает со мной только в самых крайних случаях. Сейчас как раз такой случай и был. Шок, удивление и злость – смесь гремучая. 
    - Кира, прекрати вопить. Пойдем поговорим, - Харитонов попытался было взять меня за локоть и утащить куда подальше, но не тут-то было. Я вообще-то мирная и покладистая. Пока мне не наступят на хвост. Харитонов своим престранным появлением мало того, что в Москве, так еще и на этой вечеринке, не просто мне на него наступил, а прямо-таки отдавил его. После долгих увещеваний ему все-таки удалось призвать меня к относительному спокойствию и вывести в холл.
    - Какого лешего ты сюда приперся, можешь ты мне это объяснить?!
    - Могу. Если перестанешь, наконец, кричать.
    Я сделала глубокий вдох. Выражение лица у меня при этом не изменилось, но орать я все-таки перестала. 
    - Я приперся сюда, чтобы забрать тебя. 
    - С какой это стати?! – я задохнулась от изумления и ярости. 
    - С такой, что выяснились новые факты по этому твоему Антону Польскому. То, что он здесь, мне тоже прекрасно известно. И это наводит на определенные опасения. Может, ваша встреча здесь и в самом деле случайность, но дела это не меняет. Собирайся.
    - Что?!
    От такой постановки вопроса у меня пропал дар речи. Я просто не узнавала обычно спокойного и деликатного Лешку в этот момент. 
    - То. Зная твой странный интерес к Польскому и то, как виртуозно ты умеешь влипать во всякие сомнительные истории, я собираюсь одну такую предотвратить. Собирайся, мы уезжаем. 
    - Харитонов, ты часом не рехнулся, а?! – ко мне вернулся, наконец, дар речи. И речь эта была далека от языка Пушкина и Белинского. – С какой стати я должна куда-то с тобой ехать?! Ты вообще мне кто такой, чтобы указывать?? И каким образом ты вообще сюда попал? Откуда ты узнал, что я здесь? Какого хрена притащился в Москву? Что тебе от меня надо?
    - Кира, я тебе потом все объясню. Просто поверь мне пока на слово, ладно?
    Мы бы так препирались еще долго, если бы у меня внезапно не поплыло перед глазами.
    Высокий мужчина в черном костюме подходит к Антону и приставляет к его боку пистолет. Что-то говорит ему на ухо, так, чтобы никто не услышал. Со стороны кажется, что они просто разговаривают, пистолет не видит никто. Антон встает с места и идет рядом с человеком в костюме к выходу.
    - Кира!!!
    Я пришла в себя, и снова не видела ничего, кроме мерзкой Харитоновской рожи. Он тряс меня за плечи и не давал упасть на пол. 
    - Пошел вон! – пробубнила я, впрочем, уже без злости. Сейчас меня полностью занимало только это видение. Я не сомневалась, что это будущее, причем самое ближайшее – все это происходило именно в этом клубе. Нужно успеть предупредить Антона. 
    Не обращая больше внимания на причитающего Лешку, я резко развернулась и пошла обратно в зал.
    - Кира, ты куда?!
    - Отстань, - отрезала я, уворачиваясь от его ручищ. 
    Помещение клуба было очень большим, и народу было много, человек двести. Да, найти Антона, по крайней мере, быстро, не получится. Я протискивалась между столиками, высматривая Польского среди гостей, но видно его пока не было.
    - Соня, ты не знаешь, где Антон? – спросила я, наткнувшись на подругу.
    - Антон?! А Харитонов, надо думать, тебя не интересует? – удивилась она.
    - На данный момент – нет. Так где Польский?
    - Только что был у бара. 
    Мы с Сонькой продолжили поиски вместе, и когда обнаружили Польского за одним из столиков с еще несколькими парнями, у меня немного отлегло от сердца.
    - Антон, мне нужно с тобой поговорить. Очень срочно, - зашипела я ему на ухо. Польский посмотрел на меня удивленно, но сразу же поднялся с места, выражая готовность к дальнейшим действиям. Парни за столиком сразу же разразились сальными шуточками и улюлюканьем, но я уже уводила Антона обратно к бару. Там народу было гораздо меньше. Нужно было срочно придумать что-то, чтобы предупредить его об опасности. Вот только что?! В общем, моя обычная проблема. 
    - Что случилось, Кира? Ты так выглядишь, как будто столкнулась с Фредди Крюггером… - искренне спросил Антон.
    - Что-то в этом духе. В общем…
    Не знаю, почему, но я протянула руку к ближайшему столику, взяла с него вилку и сжала ее в руке. Почти машинально. И когда поняла, что Антон наблюдает за моими манипуляциями с выражением глубочайшего удивления на лице, я поняла, что дело мое – труба. Но сказать ничего я больше не успела.
    В трех метрах от нас я увидела того человека, которого видела пять минут назад. Только теперь это происходило в реальности. 
    - Антон, беги! – с ужасом прошептала я.
    - Куда бежать? Зачем? – глаза Антона, и без того большие, теперь растянулись на пол-лица. 
    Тут он повернул голову, и увидел того, кто направлялся к нему. То, что слишком поздно, он понял теперь и сам. 
    Человек наклонился к его уху и сказал что-то, чего я не услышала. И если бы не знала, что у Антона под боком сейчас пистолет, то не заметила бы этого так же, как все остальные. 
    - Кира, я сейчас вернусь, извини… - произнес Антон, поднимаясь с места вслед за «гостем». – Оставайся здесь, хорошо?
    Его голос звучал почти как ни в чем ни бывало, и я бы ничего не заподозрила. Если бы не знала наверняка. Все выглядело так, как будто его просто отозвали поговорить. 
    - Я пойду с тобой.
    Я сама не узнала свой голос. Как будто за меня говорил кто-то другой – громко, властно, не допуская никаких возражений. 
    - Не нужно. Мы просто поговорим, и очень скоро я вернусь, хорошо? – по лицу Антона едва заметно пробежала тень, но держался он безупречно. Из него бы получился прекрасный актер. 
    Я поняла всю ситуацию с поразительной для себя быстротой. Этот человек ни в коем случае не хочет поднимать шум. Ему нужно увести Польского незаметно и не вызвав подозрений. Не знаю, почему Антон никак не пытается ему воспрепятствовать. Да и что он может сделать? У него под боком пистолет. Не кричать же, в самом деле «Спасите, убивают!». Да и не успеет его никто спасти. 
    После моих слов их перекосило обоих. Они поняли, что я и в самом деле не собираюсь отвязываться. Тот, что приставил к Антону пистолет, лихорадочно соображал, что делать. Было ясно, что в его планы это никак не входило. 
    - Я пойду с тобой, и точка. 
    В конце концов, что-то решив, человек в пиджаке едва заметно подтолкнул Антона, давая понять, чтобы он шел. Я не отставала ни на шаг и молниеносным движением успела незаметно передать Антону прихваченную со стола вилку.
    И тут некстати опять нарисовался Харитонов.
    - Куда это ты собралась? – взвыл он.
    - Заткнись и иди за мной, - прошипела я.
    Харитонов, к моему облегчению, заткнулся и пристроился за нами. Он мальчик сообразительный. Видимо, понял, что творится что-то неладное. 
    Мы прошли через холл, вышли на улицу, завернули за угол. Дальше все произошло очень стремительно. С визгом тормозов подкатила черная тонированная БМВ, оттуда выскочили два «шкафа с антресолями» и побежали к Антону. В этот момент он воткнул вилку в живот тому, который его вел. Тут же раздался выстрел, и сразу за ним – многие другие. Лешка повалил меня на асфальт, прикрыв собой. Из клуба подоспели несколько охранников, и тоже стали палить. Народ, что оказался на улице в тот момент, с воем бросился врассыпную. В тот момент я поняла, что чувствуют люди на поле боя. Им каждая секунда кажется вечностью, и в каждую из этих секунд они задаются только одним вопросом – я уже на том свете, или еще на этом?
    Пальба прекратилась так же внезапно, как и началась. Раздавались только крики людей и вой милицейской сирены.
    Харитонов слез с меня и поставил на ноги. 
    - Ты как?
    Вопроса глупее не придумаешь. Как я? Я в тот момент не знала, кто такая вообще эта «я»!

    Я сидела в патрульной машине, отрешенно наблюдая за тем бедламом, который творился перед клубом. Всюду сверкали милицейские мигалки, завывала сирена «скорой», люди хаотично носились и кричали. А я была похожа на оглушенную рыбу. Понять, что же здесь происходит, никак не получалось. Тут я поняла, что сижу в одном платье, без шубы, и уже давно клацаю зубами. Как раз подоспел Харитонов в сопровождении милиционера и с пледом в руках, завернув меня в него, как ребенка. И, что характерно, за все это время не произнес ни слова. 
    - Где Сонька? – спросила я. Кажется, я понемногу приходила в себя и начинала вникать в происходящее. Первое, что меня осенило – что с Сонькой?!
    Харитонов набрал ее номер. После короткого разговора сообщил:
    - Она внутри клуба, с ней все в порядке. Пока никого не выпускают. 
    Когда тревога за подругу была развеяна, осенило во второй раз. А где Антон?! Что с ним-то?
    - А Антон где?! – я аж выскочила из машины. Правда, меня тут же водворил обратно карауливший нас милиционер. 
    - Вот чего не знаю, того не знаю! – оскалился Харитонов. – Что тебе дался этот Польский-то?
    - Что с Антоном?! – я уже не слушала Лешку и вцепилась в рукав милиционера мертвой хваткой.
    - Да успокойтесь вы, девушка, - утихомирил меня тот. – Не знаю, кто такой Антон, но убитых нет. 
    - Антон Польский. Тот, которого вывел из клуба человек с пистолетом. Пожалуйста!
    - Конкретно я ничего не знаю. Как только что-то выяснят, вам сразу же сообщат. Ждите, - равнодушно отмахнулся от меня мой конвоир. 
    Таким образом я просидела еще полчаса, как на иголках. Просто невыносимо было сидеть вот так, сложа руки, ничего не зная. Наконец, к нам подошел еще какой-то милиционер, судя по всему, старший по званию. Тот, что стерег нас с Лешкой, обратился к нему «товарищ полковник». 
    - Можете везти их в отделение, - сказал полковник, явно имея в виду нас. Машина завелась, и нас действительно куда-то повезли. 

    ГЛАВА 4

    Я уже, наверное, в пятисотый раз рассказывала о том, что произошло в те несколько злосчастных минут. И каждый раз мне вновь задавали один и тот же дурацкий вопрос «Может быть, вы можете вспомнить еще какие-то детали?». Я бы им сказала, какие я могу вспомнить детали. Но они бы меня явно не поняли… В связи с этим пришлось придумать враку, что я по уши влюблена в Антона Польского, и именно поэтому увязалась за ним на улицу. Ну а что мне было сказать? Что я знала, что у него в ребра упирается ствол?! 
    В общем, к утру нас с Харитоновым отпустили. Чувствовала я себя – хуже не придумаешь. И выглядела соответствующе. 
    - Да, мать, тебя как с креста сняли, - покачала головой Сонька. Она ждала нас в такси у входа в отделение. 
    - Хуже. С допроса, - промямлила я и упала на заднее сидение «мерседеса».
    Харитонов все так же хранил молчание (и что бы оно означало?), Сонька тоже была на удивление немногословна, а я мечтала только об одном – поскорее попасть под теплый душ, а потом – спать, спать, спать… 
    Еще я думала об Антоне. Так странно, что никто ничего о нем не знает... Он словно в воду канул после перестрелки. А у меня на душе было очень неспокойно, и я сама себе не могла объяснить, почему. Нас с ним ничего не связывало, кроме часа разговоров обо всем на свете. Я пеняла на простое человеческое сочувствие. Все-таки человек пропал, как-никак. Но что-то я не беспокоилась больше ни за кого из прочих участников той злосчастной перестрелки. Хотя некоторые из них сейчас, между прочим, в больнице с огнестрельными ранениями…
    В общем, мне надоело ломать голову над тем, почему меня так заботит судьба едва знакомого человека. На какое-то время мне действительно удалось выкинуть его из головы. Да и усталость, и пережитый стресс взяли свое. Харитонов с самым пасмурным видом вернулся к себе в гостиницу, а мы с Сонькой приехали домой. Я приняла душ и отправилась спать. Сонька увещевала меня позавтракать, но мне кусок в горло не полез. Едва моя голова коснулась подушки, как я провалилась в беспробудный сон без сновидений. 

    - Кира… Ки-ира!
    Сонька осторожно трясла меня за плечо. Я с трудом разлепила глаза, все еще наполовину находясь в сне.
    - А?
    - Проснись, если не затруднит.
    Затруднило, но все-таки проснулась. Посмотрела за окном – судя по всему, был уже поздний вечер. 
    - Сколько время? – пробормотала я.
    - Половина одиннадцатого. Папа сейчас приедет. 
    Я сразу поняла, зачем меня разбудили. Скорей всего, обсудить версию, которую должен услышать Владимир Николаевич относительно наших ночных похождений. Так оно и оказалось.
    - Папа ничего не знает. Меня, слава Богу, выпустили из клуба вместе со всеми, когда менты разъехались, и в ментовку не забирали, - рассказывала Сонька, заваривая мне ароматный зеленый чай. – Но домой я, как сама понимаешь, не поехала – это было бы слишком уж подозрительно. 
    - И где ты была до утра?
    - У знакомой перекантовалась. Когда папа уехал в суд, я приехала переодеться – не шататься же мне в таком виде по Москве – и поехала за тобой. 
    - И твой папа ничего не знает? – удивилась я. Думала, что главный судья Москвы знает все обо всех по определению. Может оно и так, но дочери его это, видимо, не касается. Сапожник без сапог. Хотя, зная Соньку, я этому совершенно не удивлялась. Эта шельма умеет из любой воды выходить совершенно сухой. 
    - Вот именно. Можно сказать, что мне очень и очень крупно повезло. Если бы я тоже оказалась в ментовке, то на этот раз не выкрутилась никакими судьбами, - сказала она, словно прочитав мои мысли. 
    - Ладно, все хорошо, что хорошо кончается. Надо думать, обо мне он тоже ничего не знает? – уточнила я.
    - Вот именно. Еще одно очень счастливое совпадение. Я делала тебе регистрацию не по нашему адресу, а по совершенно другому. Им и в голову не придет как-то связать твое имя с судьей Марковым. Поэтому папа вряд ли что-то узнает. Даже если это дело окажется в его суде, что вряд ли, то можно будет просто сказать, что мы оказались там совершенно случайно. В общем, проблемы нужно решать по мере их поступления. Пока все складывается весьма удачно. 
    И тут я снова вспомнила об Антоне.
    - Сонь, а что стало с Антоном Польским? – спросила я. Сонька имела еще одно потрясающее свойство – знать все и обо всех. Вот этим она, видимо, как нельзя больше пошла по отцовским стопам. 
    - Если честно, я точно не знаю. Он пропал сразу после перестрелки. Сейчас вся милиция Москвы его ищет. 
    На этот раз и Сонькины познания оказались весьма скудными. Я, вспомнив, что у меня записан номер Польского, без особой надежды набрала его. Так и есть «абонент временно недоступен…». Приехали. 
    Я поняла, что способ узнать, что с ним стало, только один. Но старалась отмести его как невозможный. Промучилась весь следующий день, разрываясь между желанием узнать об Антоне и нежеланием прибегать к своему Дару. И когда вечером поняла, что все-таки первое победило, ужасно на себя разозлилась. Да, слаба я, слаба. 
    - Сонь, я пойду немного прогуляюсь, хорошо? – сказала я подруге, которая заказывала для нас по интернету билеты на какое-то умопомрачительное акробатическое шоу. Заказывать их нужно было как минимум за месяц, если ты, конечно, не дочь судьи Маркова. Сонька могла выбрать любое мероприятие любого уровня, и в тот же день у нее были лучшие билеты. Даже если этот день – 30-е декабря, как сегодня, и все места на все лучшие шоу уже разобраны по определению.  
    - Сейчас? Нам же выезжать скоро, - удивилась подруга.
    - Я ненадолго. Хочется воздухом подышать, - я почти не соврала. 
    - Давай, только и правда ненадолго. У тебя максимум полчаса, - сказала Сонька, посмотрев на часы. 
    Я оделась и вышла на улицу. День был морозный, снег скрипел под ногами и блестел в лучах белого декабрьского солнца. Я шла по парку, разбитому вокруг замерзшего водоема, и высматривала дуб – самое энергетически сильное дерево. Это было нетрудно. Могучий исполин красовался прямо в центре парка. Его огромный, не меньше двух метров в обхвате, ствол был как минимум втрое шире, чем у остальных деревьев. 
    - Ну здравствуй, Хозяин, - почтительным шепотом поздоровалась я, и приблизилась к дереву. Прикоснувшись к нему, я некоторое время настраивалась на его энергетику, пытаясь «договориться» с деревом. С любым живым существом, коим, несомненно, является и дерево, можно и нужно найти общий язык. Если ты приходишь к нему с добром, то оно тебе никогда не откажет в помощи. 
    Я почувствовала его согласие помочь как тепло в ладони, которая прикасалась к холодному прежде стволу. 
    «Помоги, пожалуйста» - мысленно попросила я.  
    От дерева пошла мощная ответная волна. Дуб не только давал мне свою энергию и помогал влиться в Единое Поле. Это была еще и моя нить Ариадны, помогающая не потерять связь, удержаться на грани той реальности и этой. Ведь в данный момент поблизости не было никого, кто мог бы вернуть меня обратно, если вдруг что-то пойдет не так. 
    Я помолилась Богу, сказав, что делаю это не во зло. Я всегда молюсь перед тем, как прибегнуть к своему Дару. 
    Энергетика заструилась, потекла мощно и размерено. Постепенно я погружалась в транс – необходимое состояние для «активации» моих способностей. Окружающая реальность стала бледнеть, ее очертания размывались, пока не исчезли вовсе. Осталось только ощущение живого тепла дерева под ладонью. Теперь я стала настраиваться на Антона, как можно четче восстановив в памяти его облик до мельчайших деталей. Сосредоточившись на нем, я послала «запрос». Единое Поле легко качнулось, как водная гладь, я влилась в него. Мерцая миллиардами картинок в секунду, как в калейдоскопе, оно вело меня к Антону.  
    Я увидела небольшой одноэтажный коттедж на берегу реки. Перед ним стоял невысокий кирпичный забор с коваными воротами, через которые можно было видеть аккуратный, ухоженный дворик. Крыльцо было освещено фонарем, который свисал с козырька над входной дверью, но в самом доме ни одно окно не светилось. Я открыла калитку и вошла во двор. Оглядевшись по сторонам, я увидела еще одно строение, которого раньше не заметила. Оно было похоже на гараж, и дверь в него была приоткрыта. Я вошла туда и увидела черную «Ауди», но Антона там не было. Снова вернувшись во двор, я встала на цыпочки и заглянула в окно. Там была абсолютная темнота. Но вдруг в комнате вспыхнул огонек – кажется, от зажигалки. Через минуту входная дверь открылась, и на крылечке появился Антон Польский. Он задумчиво курил сигарету, глядя в ночное небо. Докурив, он затушил окурок в пепельницу, прикрепленную к парапету, и зашел обратно в дом. 
    Я глубоко вздохнула и вернулась. Передо мной снова был заснеженный парк с замершим прудом, окруженный элитными многоэтажками. 
    - Спасибо, дедушка, - поблагодарила я дуб. Потом прочла благодарственную молитву Богу, и направилась обратно к Соньке. У меня созрел план. 
    - Сонь, у тебя есть подробная карта Москвы и области? – спросила я у подруги по приходу.
    - Есть, - подруга кивнула, глядя на меня недоумевающее. – А зачем нам карта? У нас водитель есть, или такси, на худой конец.
    - Да так, нужно найти кое-какой населенный пункт. У меня там друг живет. Хочу узнать, насколько это далеко, - я на ходу сочиняла весьма плохую враку. Качественно врать я не умела, потому оставалось только надеяться, что и плохая прокатит. 
    Не прокатила.
    - А что за пункт? – спросила Сонька. – Я тебе итак скажу. Область я знаю хорошо. 
    Я крякнула и замолчала.
    - Кир, ты чего темнишь? Скрываешь от меня что-то? – нахмурилась подруга. Не нужно было тешить себя надеждой, что я отделаюсь от нее такой некачественной ложью. 
    - Сонь, я тебе потом все объясню, хорошо? Сейчас не могу, - честно сказала я. 
    Сонька ничего не знала о моем Даре. Не то, чтобы я ей не доверяла – совсем нет. Я знаю, что она никому ничего не скажет. Положа руку на сердце, я просто боялась. Сонька очень добрая, понимающая. Но, в то же время, крайне непредсказуемая. Я не знала, как она может отнестись к подобному открытию. Не то, чтобы я подозревала ее в излишней мнительности или в чем-то, что заставляло других людей от меня шарахаться, когда они узнавали о моих способностях. Но все-таки что-то мешало пока ей открыться. Скорей всего, она отнесется к этому со свойственным ей юмором и воспримет это совершенно спокойно, как Харитонов. Но быть уверенной на сто процентов в этом я все же могла. 
    - Ну, как скажешь, - совершенно не обидевшись, сказала Сонька, и полусерьезно, полушутя добавила – Надеюсь только, что ты не собираешься больше никуда влипнуть. 
    Достав из книжного шкафа огромный атлас Москвы и области, она протянула его мне. Я отправилась в свою комнату, и разложила его на кровати. Предстоящая процедура была куда более простой, чем та, которую я совершила в парке. Нужно было просто снова настроиться на Антона, и место, где он находится, обозначится на карте само. 
    После получасового мытарства я с удивлением поняла, что у меня ничего не выходит. Вроде я все делала так же, как и раньше, и проблем ни разу не возникало. Нет, тут что-то другое. Скорей всего, его просто нет ни в Москве, ни даже в области.
    И тут я вспомнила еще одну подробность из своего видения. Там же совсем рядом была какая-то река! Я стала перебирать все реки, которые протекают в радиусе нескольких сотен километров. Дальше Антон быть просто не мог – это я чувствовала. Это явно была не Москва-река и не Яуза, что подтвердил неудавшийся поиск по Москве и области. Да и река была куда шире, чем эти две. Я почему-то не подумала об этом сразу, когда стала искать по области. Значит, остается только Волга. Интуиция подтвердила мою догадку теплом и легким покалыванием в центре правой ладони. 
    - Сонь, скачай пожалуйста из Интернету карту Поволжья, - попросила я подругу, которая собиралась в душ.
    Сонькины глаза выразили еще большее недоумение, чем то, что было прежде. Но спорить она не стала. Через пару минут из принтера уже выскочил листок с требуемой картой. С ней я снова удалилась в свою комнату.
    На этот раз дело пошло гораздо веселее. Мой внутренний «поисковик» справился с заданием в считанные минуты. Внутренним взглядом я увидела на карте голубую точку. Это было в Тульской области. 
    Довольная полученными результатами, я сложила карты и вернула их подруге. Ту просто-таки распирало от любопытства, но была она сама тактичность, и вопросов больше не задавала. Все-таки замечательная у меня подруга!


    0


    Ссылка на этот материал:


    • 0
    Общий балл: 0
    Проголосовало людей: 0


    Автор: Kaljari
    Категория: Проза
    Читали: 148 (Посмотреть кто)

    Размещено: 4 июня 2009 | Просмотров: 907 | Комментариев: 4 |

    Комментарий 1 написал: Krono (5 июня 2009 23:41)
    Тут даже меньше, чем в предыдущей публикации, но все то же самое :-) Пожалуй, нужно выкладывать по одной главе за раз (или по две максимум), потому что существует ограничение на количество символов.


    Комментарий 2 написал: Kaljari (6 июня 2009 14:52)
    во косяк))) ладно, выложу тогда по частям. а эти как удалить?


    Комментарий 3 написал: Alex (6 июня 2009 16:09)
    Ограничение по символам, только в комментариях. Просто много букв мало кто захочет читать wink

    В "редактировать" есть все, вплоть до удаления. Да и удалять смысла нет, просто урезать при быстром редактировании.



    --------------------

    Комментарий 4 написал: Krono (10 июня 2009 23:14)
    Понравилась стремительность развития событий, последовательность. Произведение по прежнему интригует, задавая все новые вопросы и это, как я считаю, главный его плюс.

    Ощущается нехватка более детального описания событий и местности (например, по сравнению с предыдущими главами). В основном все сосредотачивается на диалогах, хотелось бы больше увидеть внутренний мир главного героя, более широкое раскрытие эмоциональных переживаний (кроме как например просто сон). Не поверил в "сеанс с деревом" и "сеанс с картой". Не хочу показаться придирчивыми, но мне они показались банальными, в отличие от предыдущих "сеансов" (в особенности в предыдущих главах). Соня говорит подруге, о том, что у нее максимум полчаса. Проходит не менее часа, а то и полтора, а они по-прежнему не спешат собираться на представление :-) Хотелось бы видеть произведение в более деликатных, негрубых тонах.

    Продолжаю читать!

    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2024 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.