«    Июль 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус | Партнеры--



Сейчас на сайте:
Пользователей: 0
Отсутствуют.

Роботов: 2
GooglebotYandex

Гостей: 16
Всех: 18

Сегодня День рождения:

  •     Eroshkun (16-го, 20 лет)
  •     gellety (16-го, 31 год)
  •     Gr0m1990 (16-го, 28 лет)
  •     Lileslava (16-го, 20 лет)
  •     Дмитрий Гаев (16-го, 25 лет)
  •     темненькая (16-го, 25 лет)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Дискуссии О культуре общения 101 Герман Бор
    Стихи молчание - не всегда золото 250 Filosofix
    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 1862 Кигель
    Флудилка Время колокольчиков 198 Герман Бор
    Флудилка Курилка 1954 Герман Бор
    Обсуждение вопросов среди редакторов сайта Рабочие вопросы 517 Моллинезия
    Флудилка Поздравления 1635 Герман Бор
    Стихи ЖИЗНЬ... 1600 Lusia
    Организационные вопросы Заявки на повышение 775 Моллинезия
    Литература Чтение - вот лучшее учение 139 Lusia

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    Знакомство с Ларисой

    Сейчас

    В ночь на первое мая, небеса, еще не разбавленные рассветом, одарили нуждающуюся землю долгожданным дождем. Природа, словно испытывая чувство вины за свою излишнюю сухость, баловала изнывающую от жажды землю дождем, нескончаемым без малого четверо суток.
    Четыре бессонные ночи, проведенные ею в объятьях мокрых от пота простыней под монотонное постукивание балконных фрамуг, отданных под вольные порывы стихии, негативно сказывались на ее самочувствии. Весенняя легкость, возродившаяся было в каждой клеточке ее одеревеневшего за зиму тела, вымыта дождевой водой на городские улицы и унесена грязевыми потоками в канализационные стоки.
    Утро пятого мая, не желая выделяться на фоне дней минувших, примерило на себя непогожую, серую маску. Мир за окном выглядит помятым и мрачным сквозь мутную призму заляпанных дождем стекол. Дождь снаружи будоражит и волнует в пену прохладу местных луж. Они, разбухнув от небесной щедрости, вышли из стесняющих их берегов и слились телами с соседними лужами, образовав тем самым небольшие озерца и речушки, покрывшие тонким слоем городские улицы.
    Вода, подаренная небом, прекрасна, сказочна, но неразборчива и бестолкова, как, возомнившая себя взрослой шестнадцатилетняя школьница, пытающаяся быстро и красиво жить, как те девушки, которых приглашают на заднее сидение красивых автомобилей. Она расходует себя понапрасну там и с теми, кто это не сможет никогда оценить. Где-то люди и животные мрут от жажды с надеждой на устах, а здесь майский дождь, продолжающийся четверо суток, принес с собой лишь грязь, сырость и жгучее, стыдливое одиночество. Одиночество, которое испытываешь, стоя у окна в безжизненной комнате, в надежде ухватить взглядом мимолетный жест, шорох, волнение живого существа по ту сторону дождевой стены, дабы не ощущать себя столь пустым и никчемным. В подобных погодных условиях порадоваться можно лишь за земляных червей, которые, вымытые на поверхность дождевыми потоками, на короткий срок, стали чуть ближе к богу.
    До боли в груди душные ночи. Бессонные, бесконечные ночи под навесом из старого, тяжелого потолка. Прилипшая к спине и животу ночная рубашка. Сон не балует частыми визитами. Девушка ворочает руками по всей кровати в поисках прохладных местечек, дабы задержаться на них и на мгновение почувствовать себя живой. И почему в столь жаркие ночи по трубам не пускают холодную воду?
    Вот уже пятый день подряд, опередив будильный звон, она, содрав с себя влажную простынь, просыпается, точнее, просто открывает глаза, садиться на краешек кровати, и утыкается мутным взглядом в желтые обои. Пару минут она слушает капельный перезвон, доносящийся с улицы, затем вставляет босые ноги в тапочки и медленно поднимается с кровати, мысленно ругая, на чем свет стоит старые скрипучие пружины. Несмотря на угрозы в свой адрес, кровать жалобно выдыхает каждой своей клеточкой скрип, словно только что избавилась от ненавистного груза и вздохнула полной грудью. Женщина злобно шикает на кровать, кривится, но отрывается от матраса, выпрямляясь во весь рост. Стараясь не шуршать и не топать, она, вышагивая по вздутому линолеуму, у стеночки аккуратно обходит стороной детскую ручку, которая во сне слегка свисла с противоположной стороны кровати и практически загородила проход между кроватью и стеной. Миновав препятствие, она с минуту вглядывается в умиротворенное лицо ребенка и уходит в ванную комнату.

    Мрак, обнявший комнату, бессилен перед настойчивым свечением, исходящим от экрана беззвучно работающего телевизора. Напротив информационного ящика, в неоновом блеске, сидит мальчик лет пяти и возится со своими игрушками. Незамысловатое строение из деревянных кубиков неуклюже ползет вверх под неустанным контролем ребенка. На его ножках, поджатых под себя, колготы зеленого цвета и синие носки, синие же шорты, а на теле голубая футболка с улыбающейся мордочкой медведя на груди. На голове любимая бейсболка, которую он не снимает даже ложась спать. Мама, аккуратно приподняв ему голову, снимает бейсболку и кладет рядом на тумбочку, когда мальчик погружается в сон. Сейчас мальчик не спит, он занят делом, он неустанно ерзает по ковру вправо-влево в зависимости от того, увлечен он происходящим на экране или на игровой стройке.
    С кухни до него доносятся запахи, будоражащие воображение и заставляющие оголодавший желудок нарушать дремотную тишину комнаты. Время от времени, мальчик, уставший дожидаться приглашения к ужину, приостанавливал строительство, поднимался с колен и на цыпочках подкрадывался к дверному проему, чтобы воровато, одним глазком, выглянуть из комнаты, словно проверяя, не забыла ли мама о его существовании, и о том, что его давно пора кормить ужином. Когда ему казалось, что зрительного вмешательства в приготовление ужина недостаточно, он, уже без отрыва от игры, принимался кричать в пустоту, слегка повернув голову в сторону кухни – «Мааам!»
    На зов ребенка открывается дверь ванной комнаты, и в образовавшийся проем наружу высовывается женская голова обмотанная полотенцем. Сначала, голова вопросительно дергает подбородком в сторону ребенка, который замер на пороге комнаты с глазами преисполненными надежд о скором ужине, затем, голова в полотенце поворачивается лицом к кухне и принюхивается. По запаху голова сразу определяет степень готовности курочки, которая пыхтит, скворчит и томится в духовке, покрываясь на радость оголодавшим хрустящей корочкой. Голова осведомляет ребенка о начале ужина через каких-нибудь двадцать минут, шмыгает носом, и скрывается в помещении, из которого доносится рокот льющейся из крана воды. Мальчик не канючит и не стучатся в закрытую дверь, он разочарованно вздыхает, сморщив носик и направляется назад в комнату достраивать свое чудо-здание.
    В голубой цветок кафель на стенах, потертый, выцветший, покрывшийся испариной хладный сад на стенах ванной комнаты. Потемневшие от сырости полосы лежат меж некогда цветущих плиток, словно рубцы от старых, забытых ран. Пол ванной, как и стены, покрыт квадратной плиткой, однако, в отличие от стен, узор, если таковой был, напольных плит давно стерт из памяти несметным количеством слоев коричневой краски всевозможных оттенков.
    Крохотное помещение ванной комнаты с трудом вмещало в себя все необходимые для чистки, стирки, мытья и гигиены вещи. Слева от входа располагалась небольшая стиральная машина, которая в моменты бездействия служила полкой для всякого рода утвари. На полу возле, занимая большую часть свободного пространства, стоит огромный таз с замоченным бельем. Рядом с ним свалено в кучу грязное белье, которому в тазу не хватило места. Из-под ванны торчит ворох старых газет и пакетов.
    На маленьком островке еще свободного пространства, зажатая со всех сторон, - тазом, унитазом, ванной, стиральной машиной стоит, согнувшись над краном девушка, чей сын мечтает о горячем ужине, а она о тишине, отдыхе, скорейшем прекращении дождя и еще множестве вещей, о которых предположительно мечтает каждый человек, представляющий себя счастливым.
    На первый взгляд, брошенный на нее сторонним наблюдателем, может сложиться впечатление, что количество свечей на торте в холодный октябрьский вечер никак не может насчитывать менее тридцати штук. Столь неблагоприятным образом на внешность двадцати пяти летней девушки повлияли отнюдь не каторжный труд и невыносимые условия жизни, а банальное, постылое одиночество, обусловленное отсутствием рядом мужчины. Мужчины, храп и перегар которого удивительнейшим образом благотворно влияет на настроение и здоровый цвет лица каждой женщины, побуждая ее следить за собой, ради отсутствия у мужчины малейших поползновений на вражескую территорию.
    Закончила полоскать под краном белье, выпрямилась, прислушиваясь, не кричит ли вновь сын, глубоко вздохнула, глядя в потолок и стянула полотенце с головы. Кинула влажное полотенце на стиральную машину и села на краешек ванны, чтобы немного передохнуть. Она в розовых лосинах чуть ниже колен, серой футболке, которая ей слегка велика, из-за чего она немного сползла с плеча, оголив его, подставляя ультрафиолету пару родимых пятен и черную лямку лифчика. О чем-то задумалась, потрепала рукой каштановые, короткие, до плеч, волосы, которые уже успели высохнуть, ловко перехватила их резинкой в небольшой хвост и продолжила полоскать белье.
    На ее лбу выступили капельки пота, как следствие того усердия, с которым девушка придавалась стирке. Руки ее интенсивно двигаются, совершая поступательные движения, направленные на достижение идеальной чистоты нижнего белья. Ее любимого нижнего белья. Ее лучшего нижнего белья, - крохотных зеленых трусиков и таких же размеров бюстгальтера. Она выжала из них воду до последней капли, разогнулась, слегка сморщившись и держась одной рукой за спину, и развесила белье сушиться на веревке, натянутой над головой через всю ванную комнату. По задранным вверх рукам, струилась вода, срываясь стразами с локтей, стремительный свой полет, заканчивая лужицей на холодном полу.
    Отерла насухо руки о полотенце, висевшее здесь же, на веревке. Усталым, рассеянным взглядом уставилось в зеркало на стене, над стиральной машиной. Поправила длинную челку, сдвинув ее пальцами за ухо. Она – непослушная сразу же выскочила и вновь повисла над правым глазом, закрыв обзор. В последнее время, непослушные волосы, настырно лезущие в глаза и нос, все больше заставляли ее задумываться о более короткой стрижке. Она обхватила волосы руками, собрав их в максимально незаметный тюк за головой, и представила себя остриженной под «мальчика». Вновь оставшись недовольной, она фыркнула при резком выдохе и оперлась руками о машинку. Нахождение лицом к лицу с собственными возрастными изменениями, которых не становится меньше, вошло в обязательную программу завтрашнего дня. Она щурит глаза, расширяет их, что есть мочи, даже помогая пальцами оттягивать усталые веки, снова щурит, затем улыбается, выпячивает наружу зубы, подставляя зеркалу лицо столь близко, что нос ощущает дружественный холод собственного отражения. Она разглядывает придирчиво зубы, десна, брови, губы и уши, трогает их руками, но, как обычно, оставшись неудовлетворенной от собственного внешнего вида, и прибывая в полной уверенности, что вчера она выглядела несколько лучше и моложе, пятится от зеркала и едва не падает, наткнувшись на таз, что стоит сзади.
    Сердце ее разогналось, она схватилась за край ванны, чертыхнулась, и взяла тряпку, чтобы вытереть лужицу воды, которая пролилась, когда она запнулась ногой о таз. По старой привычке, и огромной любви к частоте, перенесла мытье полов с маленькой лужицы до коридора и кухни, чтобы позже к этому не возвращаться. Волнообразными движениями пятится к кухне, натирая пол мокрой тряпкой, приводя его в надлежащий вид, доставляющий ей, как хозяйке, эстетическое удовольствие. Поравнялась с плитой, изловчилась, и, не разгибаясь, и не поднимая головы, отключила духовку, повернув ручку выключателя, и продолжила свое шествие во славу чистоты.
    Сполоснула тряпку под краном, отжала ее и развесила сушиться на змеевик. Вздохнула, отерла лоб влажной, тыльной стороной ладони, и, ощутив скопившуюся за день усталость, присела на краешек ванны.
    Опустила на мгновение руки, кожа которых от долгой работы с водой приобрела сходство с увядшим листом, на колени, затем подняла их и уткнулась уставшее лицо в мирный их холод, вдыхая запах мыла и хлорки, исходящий от них. Усталость свинцовым скелетом тянула вниз к земле. Она мечтала не сходить с места и наслаждаться как можно дольше приятной прохладой собственных рук, а еще лучше, уснуть на месте и проснуться в завтрашнем дне. Но с появлением в дверях сына, в глазах которого читались два естественных детских желания – кушать и спать, ее мечта об отдыхе мгновенно улетучилась, и ей пришлось становиться вновь сильной женщиной и мамой, которую ведет за руку ребенок по направлению к кухне.

    Дождь кругом. Дождь тут и там. Бесконечный, всепоглощающий, везде проникающий дождь. Весь мир промок и она вместе с ним. Ее тело впитало в себя всю влагу до последней капли, оно размокло, раскисло, и грозило рассыпаться на осколки, словно сахара кусочек на дне кофейной чашки.
    Она забыла, как выглядит солнце по утрам, бесконечно ли оно в своем сиянии, зарождает и питает ли надежду в сердце. Заползают ли солнечные лучики в глаза людские, заставляя тех щуриться и смешно кривить лица, прекрасен ли по-прежнему восход, чарующ ли, величав его лик над мутным городом из слез, она не помнила этого, слишком долго идут дожди.
    Сынок сопит во сне, скинул с себя одеяло, и бессознательно задрал ночную рубашку до самого подбородка, спасаясь всеми доступными во сне способами с невыносимой духотой. Рядом с ним, под боком лежит его любимая кепка, которую она сняла пару часов назад с его головы. Она сидит на краешке кровати спиной к ребенку и крутит в руке незажженную сигарету. Сон игнорирует ее. Давящая, вязкая реальность не желает отпускать ее. Она медленно поднимается и подходит к окну. Сверкает, прыгает природа за стеклом под неустанный ритм дождя при грустном свидетеле - бесполезном свете уличного фонаря. Она ощутила слабый, фантомный запах сегодняшнего ужина, исходящий из кухни, и во рту ее выступила слюна. Девушка замерла, задумалась, борется, но при жалобном стоне собственного желудка, поднялась с кровати, бесшумно ступая, двинулась по направлению к холодильнику.
    Слегка затупившееся лезвие ножа рождало взмах от взмаха долгожданный бутерброд. Тонкий кусочек хлеба, - толщина которого, напрямую зависит от часовой стрелки и расстояния, на которое та успела убежать от шести часовой отметки. Кусочек хлеба смазывается тонким слоем майонеза, на который ложится соизмеримый по размеру кусок сыра. Нож врезается в малосольный огурчик, который она достала из банки и пробегает вдоль всего его тела, деля того на две ровные части, которые ложатся на бутерброд поверх сыра. Она медленно, прижав большой палец к дну бутерброда, а указательным и средним придерживая половинки огурца, подносит его ко рту, вставляет внутрь, едва касаясь зубов, и с наслаждением совершает первый укус.
    Бутерброд исчез быстрее, чем появился, и оставил после себя легкое послевкусие из стыда и удовлетворенности. Голод не исчез полностью, но готовка отвлекла ее от мыслей, не позволяющих заснуть. Она провела рукой по своему животу и бокам, словно ожидая, что бутерброд, съеденный посреди ночи, уже отложился лишними граммами в ее теле и сейчас свисает где-то в районе пояса. Не заметив изменений в худшую для себя сторону, улыбнулась, зажала в губах сигарету и направилась парящей походкой к ванной комнате. Взялась за ручку двумя руками и с усилием приподняла дверь вверх на пару миллиметров, чтобы она не скрипела при движении. В образовавшуюся щель, боком проскочила в ванную и затворила за собой дверь, используя все ту же энергозатратную технику.
    Откинула крышку унитаза, закурила и присела на край ванны, на расстоянии вытянутой руки от фаянсовой пепельницы. В голове странно кружило. Мысли прыгали, метались, скакали, сбиваясь в кучу, бились друг о дружку и повисали на месте, словно вляпавшись в паутину.
    Утром ей было легче. В обед было легче, и двенадцать часов назад тоже было легче. Один дождливый день назад было легче, мысли удавалось, пусть и с трудом, но приводить в порядок и продолжать спокойно ждать солнца свет под навязчивый топот дождя.
    «Послезавтра, послезавтра…» - застревая в табачном дыме, кружили в воздухе слова, которые легким шорохом срывались с ее губ. Послезавтра, день по счету второй от сегодня, наступающий прямиком за завтра, день лотерейный билет, день, который она ожидает уже давно, испытывая при этом колоссальную тревогу и волнение, и огромной силы предвкушение.
    Она вытянула руку вперед и разжала пальцы, отпуская окурок в свободный полет, а затем и в свободное плавание по жилам водосточных труб. Голова кружилась все сильнее. Она ощущала невыносимую слабость. Ей хотелось вернуться скорее в постель. Ожидание измотало ее. Сил хватает только лишь на поддержание жизни своей и ребенка, насколько ее хватит, она не знала. Ей захотелось поплакать, но она сдержалась, и просто крепко обхватила себя за плечи, с силой сдавив их пальцами.
    Разжала пальцы и прижала ладони к вискам, в них бил резкими ударами пульс, и кровь ударялась об подушечки пальцев. Она посмотрела на платье, висевшее в углу и заслонявшее большую часть зеркала. Она не помнила, когда принесла его сюда, чтобы подготовить его к Послезавтра. Медленно отняла руки от головы и несмело протянула одну в направлении платья, задержала подрагивающие пальцы в паре сантиметрах от ткани, круговыми движениями кисти стала гонять воздух по кругу, имитируя поглаживание.
    Воздушное, как сахарная вата, шифоновое платье синего цвета с тонюсеньким пояском золотого блеска, парило в воздухе, содрогаясь всем телом от малейшего дуновения, словно от щекотки. Его совсем не носили, хотя и дважды подвергли стирке, - впервые, сразу после покупки, повторно – завтра, в день предшествующий Послезавтра.
    Завтра она его выгладит, с педантичной скрупулезностью обхаживая утюгом сантиметр за сантиметром воздушной поверхности платья. Затем, осторожно, стараясь не измять ткань, на вытянутых руках, словно ощущая себя не достойной касаться его, отнесет к дивану, уложит и оставит лежать до следующего утра. И, конечно же, она запретит сыну и близко приближаться к дивану, во избежание действий с его стороны, которые могут привести к непоправимым последствиям, жестокому наказанию и навсегда испорченному платью.

    +8


    Ссылка на этот материал:


    • 80
    Общий балл: 8
    Проголосовало людей: 1


    Автор: KripsZn
    Категория: Проза
    Читали: 70 (Посмотреть кто)

    Размещено: 18 августа 2016 | Просмотров: 142 | Комментариев: 5 |

    Комментарий 1 написал: DonAlehandro (19 августа 2016 09:47)
    Много положительных моментов в повествовании. Это и хорошие образы, весьма тонкие и точные сравнения, заметно умение рассказывать, и это умение на довольно высоком уровне.
    Но также есть "но". Местами безымянный персонаж очень часто описывается местоимением "она". Не скажу, что здесь это сильно критично, но все же под конец это начинает надоедать.
    В некоторых местах мне показалось, (именно показалось) что немного переборщено с пафосом.
    И еще местами утомляет скрупулезные описания каждого действия. Это впечатление не более.
    Ну и, конечно, идея рассказа. Просто знакомство с персонажем и его проблемами. Не скажу что этого мало для заинтересованности в прочтении, но и не много.
    И все же написано хорошо и сильно.


    Комментарий 2 написал: Дмитрий Королёв (19 августа 2016 10:41)
    Текст оставил двоякое впечатление: слог, вроде, хороший, есть образность. А вот идеи нет, согласен. Тоже попытаюсь образно: как-будто съел вкусный торт, но чего-то не хватает - в желудке пусто, нет насыщенности и удовлетворения.



    --------------------

    Комментарий 3 написал: luana (19 августа 2016 20:47)
    Что же там за "день лотерейный билет" такой? Жду продолжения.

    ---Мужчины, храп и перегар которого удивительнейшим образом благотворно влияет на настроение и здоровый цвет лица каждой женщины, побуждая ее следить за собой, ради отсутствия у мужчины малейших поползновений на вражескую территорию.--- biggrin good


    Комментарий 4 написал: S.Marke (24 августа 2016 14:27)
    Есть интрига в вашем произведении, я даже погрузился в обстановку и от этого мурашки пробежали по моей спине.


    Комментарий 5 написал: KripsZn (24 августа 2016 14:50)
    Ребят, спасибо огромное за Ваше мнение о моем рассказе. Со стороны, как говорится, виднее, и мне очень важно, просто необходимо знать Ваше мнение и прислушаться к нему, проанализировать. Что касается идеи рассказа, то я даже и не знаю, что ответить, если честно..)) Идея есть, худая, хромая, но есть) просто это лишь часть рассказа, который я вынужденно разделил на пять частей. Буду рад, если Вы прочтете все по-порядку) На счет безымянных персонажей) здесь я пасую, и не нахожусь, что же ответить..) все имена придуманные мной для этого рассказа или предыдущего, показались мне слишком неуместными, поэтому я стал их записывать, начал без имен, и не заметил, как втянулся в процесс без имен и фамилий) имя героини указано в названии)) если мне память не изменяет, то в этом и предыдущем рассказе только два второстепенных персонажа имеют имя, не считая одной собаки) в общем, еще раз спасибо за Ваши комментарии и внимание) Всем добра и мира)



    --------------------
    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2018 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.