«    Июль 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус | Партнеры--



Сейчас на сайте:
Пользователей: 1
kabevg

Роботов: 1
Yandex

Гостей: 46
Всех: 48

Сегодня День рождения:

  •     KADGAR (19-го, 4 года)
  •     Mary MkLair. (19-го, 21 год)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Дискуссии О культуре общения 165 johnny-max-cage
    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 1863 Кигель
    Стихи молчание - не всегда золото 250 Filosofix
    Флудилка Время колокольчиков 198 Герман Бор
    Флудилка Курилка 1954 Герман Бор
    Обсуждение вопросов среди редакторов сайта Рабочие вопросы 517 Моллинезия
    Флудилка Поздравления 1635 Герман Бор
    Стихи ЖИЗНЬ... 1600 Lusia
    Организационные вопросы Заявки на повышение 775 Моллинезия
    Литература Чтение - вот лучшее учение 139 Lusia

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    ЗНОЙ

     ж

     

    «Мы лежим на раскаленной крыше под ультрамариновым небом, огненные щетины дневного светила беспощадно жгут кожу, по которой каплями стекает пот. Кажется еще немного, и я буквально вплавлюсь в бетон. Хочется лишь одного – придушить Геру, из-за которой и влипли в эту передрягу».

     

    – Писатель что ли? – следователь прекратил читать и с удивлением взглянул на меня.

    – Блогер.

    – А-а, ясно, - он отложил в сторону листок с распечатанным с моей страницы в интернете текстом. - Значит, признаешь, что желал смерти Елене Герусовой?

    –Да вы что? – вспыхнул я. – Это ж я так, со злости написал.

    – Так разозлился, что пошел за ней и придушил?

    – Ага, - насупился я. – Но сначала поведал об этом миру.

    – А почему бы и нет. Вы же сейчас каждый пук в интернет выкладываете.

    – Да я ее и пальцем не трогал!

    – Но-но, - пригрозил следователь. – Без истерик! Тогда как объяснишь, что на месте преступления обнаружен твой кулон? Или будешь отрицать, что он принадлежит тебе?

    – Отрицать не буду, - процедил я. – Кулон мой. Наверное, оторвался, когда один из тех отморозков налетел на меня. И вообще, почему вы их не допрашиваете? Они угрожали, гнались за нами. Ведь очевидно, что это они Геру…

    –Только не надо учить меня работать, - строго заметил следователь. - Успеем, допросим и тех, и этих. С ними как раз сейчас оперативники работают. Лучше расскажи, где, когда и при каких обстоятельствах познакомился с Еленой Герусовой?

     

    Я задумался.

     

    Началось все два месяца назад. Сначала на рок-концерте я познакомился с Витей Авчинниковым по кличке «Ляля». А позже мы вместе затусили в одной компании. Тогда-то он мне и рассказал о своей группе и о том, что у них нет клавишника. А еще, что все музыканты – фрики. Это не могло не удивить. Сам-то он не сильно отличался от обычного человека, если не считать проколотого носа и правого уха. Честно говоря, фрики всегда вызывали во мне противоречивые чувства. С одной стороны, я считал их безумцами, чего стоили все эти костюмы, татуировки, пирсинг, тоннели в ушах, а с другой, даже слегка завидовал их бунтарскому нраву, способности бросить вызов обществу, качествам, которых мне так не хватало. Поэтому, когда Ляля узнал, что я играю на синтезаторе (шесть лет в музыкалке не прошли бесследно) и предложил попробовать с ними, я с радостью согласился. Давно хотел познакомиться с представителями данной субкультуры, да и летом особо заняться было нечем.

    Мы договорились встретиться с Лялей на следующий день в подвале, где они репетировали. Я надел синие джинсы и футболку, тогда  у меня в гардеробе и близко не было ничего похожего на то, что носят мои новые знакомые, и пошел на остановку. Небольшое подвальное помещение в складском двухэтажном здании на отшибе города с плакатом «Kings of Freedom» на входе - таким мне запомнилось новое пристанище.

            Я спустился по ступенькам, с трудом открыл тяжелую железную дверь и, минуя короткий коридор, оказался в небольшом мрачноватом помещении, которое ничем особо не отличалось от других подвалов. Стены были заставлены кусками картона, старыми оконными рамами и прочим ненужным хламом. Источником света служило узкое прямоугольное окно, находящееся почти под самым потолком.

    Но на что я сразу обратил внимание, это на инструменты, стоящие в центре: барабанную установку и синтезатор. Рядом на стуле лежала гитара. Однако самих музыкантов не наблюдалось. Я прошел немного вперед и услышал заспанный удивленный голос Ляли.

    – О, Серега! Все-таки пришел!

            Повернул голову и увидел его самого. Он лежал под пледом на замызганном диване, во мраке подвальных стен я даже поначалу его и не заметил.

    – Ну, да. Договаривались же… А где все?

    – Сейчас подтянутся, - зевая, произнес он. – Закурить есть?

    – Не курю.

    – Ах, да. Забыл.

    Он поднялся, сел и зашарил по карманам, видимо, в поисках сигарет.

    – А ты что же, здесь ночевал? – спросил я, оглядывая кирпичную стену над диваном, увешанную плакатами с изображениями известных рок-музыкантов.

    – Ага. Жена домой не пустила.

    – Не знал, что ты женат, - удивился я.

    – Да, мы уж скоро разводимся, - хмыкнул Ляля и пригладил длинные, взъерошенные волосы. - Скоро совсем сюда переберусь. Слушай, Серый, есть бабосы?

    Я кивнул.

    – Будь другом, сгоняй в киоск. Купи пивка – похмелье, мать его…

    – Ладно, - согласился я.

    – И сигарет не забудь, - крикнул он мне вдогонку.

    Ларек стоял в трехстах метрах от подвала у автобусной остановки. Я купил все, что просил Ляля и уже пошел обратно, когда увидел впереди необычного парня с рюкзаком на плече. По внешнему виду  понял, что это один из участников группы. Он был невысокого роста,  с черными короткими волосами на затылке и красным ирокезом на макушке. Одет в темную безрукавку и кожаные штаны.

            Я оказался прав насчет того, что он один из музыкантов, парень подошел к подвалу и спустился вниз. Я последовал за ним. Когда вошел внутрь, увидел, что Ляля все еще лежит на диване,  а незнакомец вешает на крючок, приделанный к стене, свой рюкзак.

    – Вот, - я протянул Витьку покупки.

    Тот открыл глаза, приподнялся и взял у меня из рук бутылку и пачку «Бонда». Открыл пиво и с жадностью припал к горлышку. Через минуту, утолив жажду, сказал:

    – Герыч, познакомься это Серега – новый клавишник.

    Я повернул голову и с удивлением обнаружил, что Герыч вовсе не парень, а девушка. Причем не дружелюбная. Она бросила на меня угрюмый взгляд, что-то пробурчала и подошла к стулу, где лежала гитара.

    – Не обращай внимания, - махнул в ее сторону Ляля. – Она со всеми так. Да, Гер?

    Девушка состроила гримасу и показала ему средний палец. Я улыбнулся.

    – А ты чего лыбишься? – перекинулась она на меня. – Лучше сбацай чего-нибудь, а мы оценим, какой ты клавишник!

    –А правда, Серый, - поддакнул Ляля, вынимая из пачки сигарету и прикуривая. – Сыграй.

             Я направился к синтезатору, по пути придумывая, чтобы такого сыграть. Первое, что пришло на ум –«Nothing else matters». Понимал, что мелодия больше для струнных, но решил рискнуть. Небольшой, слегка импровизированный проигрыши в игру вступила гитара Геры. Я сразу отметил, как она мастерски перебирает струны. Когда мы закончили, раздались аплодисменты. Это у входа хлопал высокий рыжеволосый парень в красной майке, с татуированными руками и большим серебряным кольцом  в носу.

    –Зачетно лабаешь, - улыбнулся рыжий, подошел ко мне и протянул руку.– Сева.

    – Сергей, - представился я, пожимая крепкую ладонь.

    – Новый клавишник, значит? – подмигнул он мне, потом посмотрел на Геру и  Лялю. – Здорово, ребят!

    Ляля поднял руку в знак приветствия, а Гера кивнула.

    – Ну, что, ждем Игоряна и начинаем, - сказал Ляля и потянулся к сигаретам. – А пока можно еще разок курнуть.

    – Давайте без перекуров, - возразила Гера. - Вон ваш Игорян.

    Она показала на узкое, запыленное окно. Я взглянул в него, но никого не увидел.

    Зато через минуту дверь издала характерный металлический звук, и в подвале появился высокий брюнет с прической в виде дредлоков, а с ним симпатичная худенькая девушка.

    – Всем привет! – поздоровался Игорь. – Не возражаете, если Алиса побудет с нами?

    Девушка смущенно улыбнулась.

    – Я возражаю, - произнесла Гера, насупившись. – Не люблю мажоров.

    Я посмотрел на Алису и только сейчас заметил, что прикид у нее действительно фирменный  и недешевый. Она же повернулась к двери, видимо, собираясь уйти, но Игорь удержал ее за руку.

    – Да, ладно тебе, Гер, - заступился  Сева. Он уже расположился за барабанами и теперь крутил в руках палочки. - Пусть посмотрит, как репетируем, жалко, что ли?

    – Ну, правда, - вмешался Ляля. – Че такая злая? Критические дни? Хотя они у тебя по ходу пожизненно!

    – Да пошли вы! – огрызнулась Гера. Затем подошла к рюкзаку и достала сигареты. – Делайте, что хотите. Осталось только сюда гопников привести и полный комплект!

    Потом быстро вышла.

    – Не загоняйся, - Ляля похлопал меня по плечу, явно заметивший мой слегка озадаченный вид. Он уже поднялся с дивана и теперь стоял рядом. – Сейчас покурит, остынет и вернется.

    – А почему Герыч?– спросил я, наблюдая через окно за тем, как девушка с красным ирокезом, сидя на корточках, нервно курит. - Она что, на героине? Поэтому такая нервная?

    – Да не, - ответил Ляля, бросая быстрый взгляд на Геру. - Она наркотиками не балуется, так, если травку когда. А кликуха из-за фамилии – Герусова.

    – А имя?

    – Ленка.

    Так произошло мое знакомство с коллективом  «Короли свободы».

     

    –Не понять мне ваше поколение, - изрек следователь, не отрывая глаз от блокнота, в котором делал записи на протяжении всего нашего разговора. – Все чего-то пыжитесь, из кожи вон лезете, чтобы сделать из себя того, кем не являетесь. Вот взять тебя,  парень из интеллигентной семьи, папа профессор, и вдруг такая компания.

    – А что же фрики, по-вашему, не люди? – со злостью спросил я.

    – Клоуны. Разве нормальный человек станет на себя  навешивать все эти кольца, спирали, твитеры?

    –Твистеры, - поправил я.

    – Неважно. Важно то, что внутри. Ладно. Мы отвлеклись. Расскажи про участников группы.

    – Что рассказать?

    – Ну, какие они? Характер? Привычки?

    Я немного подумал, потом ответил:

    –Сева - весельчак и приколист, Игорь – серьезный и даже ранимый. Особенно это заметно после его ссор с Алиской. Он всякий раз  сильно переживает и  худеет на глазах.

    – А этот ваш?.. – следователь перевернул страницу блокнота и прочитал фамилию. – Авчинников?

    – Ляля? – переспросил я.

    – Ляля-Ляля, - передразнил он. – Прозвище-то какое дурацкое. Отчего такое?

    – Он, когда спит, причмокивает, как ребенок. Ребята всегда над ним подшучивают. А так обычный парень, как все. Правда, любит выпить. Жена его из дома частенько выгоняет, когда он напивается. Он тогда в подвале ночует.

    – А какие отношения были между ним и убитой? Ладили?

    Я покачал головой:

    – С Герой никто не ладил. Единственная причина, по которой  терпели ее стервозный характер - это потрясное владение инструментом. Никогда раньше не видел, чтобы девчонка так здорово играла на гитаре. Но на этом все плюсы заканчивались.

    – Ну, а у тебя какие с ней были отношения? – следователь одарил меня пронзительным взглядом.

    – Никаких. Я же сказал, ладить с ней было трудно. Постоянно цеплялась к словам, задиралась.

    – Одним словом провоцировала? – с ухмылкой спросил он.

    –Знаю, на что намекаете, но вы ошибаетесь. У нас никто никогда и пальцем никого не трогал. Ругались - да, но чтоб руки распускать, а тем более это…

    – Давай вернемся к событиям того дня, когда была убита Елена Герусова. Расскажи с самого начала, что произошло? – следователь откинулся на спинку стула и внимательно посмотрел на меня.

     

    - Мы, как обычно, репетировали, - начал я. - Были только я, Гера и Сева. Игорюха уехал куда-то по делам, а Ляля, как это часто случалось, забухал. Жена по телефону сказала, что он в отключке.

    С самого начала репетиция не задалась, настроение у всех было паршивое. Даже  весельчак Сева с хмурым видом стучал по своим барабанам. Что уж  говорить о Гере, которая успела уже раз десять всем нагрубить. Когда она в очередной раз ляпнула какую-то гадость, Сева не выдержал и ушел. Сказал, что идет в ларек за сигаретами, но  я понял, что сегодня он уже не вернется. Мне не улыбалась перспектива находиться с Герой наедине, но и ехать домой не особо хотелось, у родичей выходной, поэтому смирился.

    Стоял за синтезатором и наигрывал какую-то мелодию, когда услышал от Геры:

    – Да заткнись ты, бесишь уже!

    Я не ответил, но ее это разозлило еще сильнее - она подошла к розетке и выдернула шнур от синтезатора. Я собрался сказать ей пару ласковых, но тут в подвал ввалились двое вояк. На вид им около сорока, крепкие, плечистые, но не без пивных животов. Кстати, от одного явно разило алкоголем. Лысый, в камуфляже, крикнул:

    – Эй, шпана! Собирай погремушки! Теперь мы здесь хозяева!

    Гера запротестовала:

     – Но это наше место!

    Он обвел ее взглядом и с ухмылкой процедил:

    – Твое место, я бы сказал где. Вырядилась! Не баба, а Мэрилин Мэнсон в юбке.

     

    Я на секунду остановился, чтобы перевести дыхание и выпить воды из стакана, что стоял передо мной на столе.

    – Так. И что дальше было? – заинтересованно спросил следователь.

     

    - Слово за слово, началась ругань. Гера обозвала лысого козлом, в итоге он крикнул:

     - Ну, все, уроды, вы меня достали! Сейчас я вам устрою!

    Мы поняли, что дела плохи, и побежали. Те за нами. Я хотел броситься к автобусной остановке, но Гера рванула в другую сторону. Может, и правильно. Если бы побежали к дороге, то мужики запросто бы нас догнали – у подвала стоял их УАЗ «Патриот».

    Мы неслись мимо складов прямиком к заброшенной стройке, обнесенной глухим забором. Они не отставали. Я думал, что быстро выдохнутся и сдадутся, все-таки разница в возрасте, но не тут-то было.

    Мы добрались до забора, перелезли через него, и тут я понял, что это западня. Стройка, а спрятаться негде. Перед нами сквозное недостроенное одноэтажное здание с бетонной плитой вместо крыши. Я посмотрел на Геру, но она лишь прищурилась, злобно ухмыльнулась и двинулась вперед. Ничего не оставалось, как последовать за ней. Когда подбежали вплотную к зданию, я спросил:

    – Ну что теперь?

    – Надо влезть наверх!

    Подумал, что это безумие. Даже если мы залезем на  крышу, что само по себе не так просто, то вряд ли это нам поможет. Преследователи поймут, что мы там и неясно, чем все закончится.

    Но Гера нашла полуразрушенную стену и как альпинист по кирпичикам взобралась наверх. Крикнула, чтоб я лез за ней. Я стал карабкаться, но получалось  с трудом. Взобрался лишь с третьей попытки. Все это время она презрительно ухмылялась. Когда я все же оказался на бетонной крыше, она скомандовала:

    – Ложись! Идут!

    Мы легли на плиту и затаились.

    Вскоре услышали топот бегущих по щебенке ног, а следом голоса:

    – Ну, че, где они? Удрали? – спросил Лысый.

    Я сразу узнал его громкий бас.

    – Да тут и бежать-то  некуда, - ответил его товарищ.  -  Впереди пустырь.

    – Тогда они где-то здесь…

    – Где?

    –На крыше. Давай проверь!

    Я вжался в бетон, взглянул на Геру, но ее лицо не выражало  эмоций. Ее выдержке любой позавидует.

    – Да ты че, я туда хрен влезу! – возразил носатый.

    – Ладно, если они там, рано или поздно спустятся.

    Они помолчали, потом Лысый сказал:

    – Не, я это так не оставлю. Надо проучить уродов! Короче, Сань, оставайся здесь, а я пойду за машиной, проеду все вокруг. Говорил, надо на ней ехать. А ты: «Так догоним».  Вот тебе и догнали. Старый стал, товарищ командир, не до марш-бросков!

            Мы вновь услышали звук шагов по щебенке и поняли, что Лысый ушел. Сигаретный дым указывал на то, что носатый остался на месте.  Оставалось одно – ждать.

    Но недолго – вскоре его товарищ вернулся.

    – Их  нигде нет, - пробасил он. - Ладно, погнали. Уроды заплатили сполна – я их инструменты забрал, на металлолом сдам. А завтра замок на подвал повесим.

    Минут через десять, когда они скрылись из вида, мы спустились с крыши. Я зашагал к остановке, а Гера что-то пробормотала, мол, оставила в подвале рюкзак, и пошла за ним.

     

    Я замолчал.

     

    – А потом? – нарушил тишину следователь.

    – Словил попутку, не хотелось трястись по жаре в автобусе. На ней доехал до Шершней, захотел искупаться. После такого пекла на раскаленной крыше самое то. Пробыл на водохранилище до вечера, потом, где-то в семь, поехал домой. Оставался там до следующего дня, пока ваши сотрудники меня не задержали…

     

    Зазвонил телефон. Следователь снял трубку, поговорил немного и снова повесил ее на прежнее место.

    –Так, - сказал он. – Водитель сможет подтвердить алиби?

    – Вряд ли. Я не запомнил ни его внешности, ни номера машины. Вроде «Лада» серебристая, а вот номер…Да почему вы отморозков на УАЗе не проверите?! – почти простонал я.

    – Проверили уже, - отозвался следователь. - У них алиби.

    – Как? – я разом упал духом. Для меня это явно было плохим знаком.

    – Так. У них машина сломалась. Эвакуатор вызывали. Остаешься ты, да дружок твой. У вас двоих нет алиби. Поэтому советую напрячь память и вспомнить водителя и номер машины.

    Мне стало интересно, у какого из наших так же, как и у меня, нет алиби. Подумал на Севу, на репетицию в тот день он так и не вернулся. Но спрашивать не захотел, да и вряд ли бы следователь сказал.

    * * *

     

    Я сидел в камере предварительного заключения, уткнувшись лицом в колени, изредка наблюдая за происходящим по ту сторону решетки. Тут же, на лавке в углу спал бомж, разило от него так, что мне приходилось дышать через ворот футболки. А люди в серой форме ходили туда-сюда, о чем-то разговаривали, и никому из них не было до нас дела. Казалось, окочурься я или этот бомж, они сразу и не заметят. Мне вдруг стало ужасно жаль себя. Еще немного и заплачу, как последняя девчонка. В отчаянии я закрыл руками глаза и вдруг услышал:

    – Старков, на выход!

    Открыл глаза и увидел, как дежурный открывает дверь камеры.

    – Можешь идти. Свободен.

    – Как? Почему? – удивился я. Не надеялся, что вообще выйду.

    – Убийца сознался.

    – И кто он?

    – А вон его повели, - и он указал вглубь коридора.

    Я посмотрел и не поверил своим глазам – Ляля. Он шел с опущенной головой, а его длинные волосы спадали на лицо, пряча его, как за ширмой.

    Я впал в ступор. Как? Почему Ляля? Это не мог быть он. Я один знал убийцу. Ведь им был я. Я убил Геру! Она меня ненавидела. Всегда цепляла. Для нее я был вроде свежего мяса. Каждый день бесконечные придирки. Задевало видно, что я из приличной семьи, а у нее родители алкоголики, что получаю все по первому требованию, а ей приходилось за десятку в месяц терпеть издевки клиентов в дешевой забегаловке. А тогда на крыше она и вовсе с катушек съехала. Орала, что я жалкий трус, и без своих родителей полный ноль.

    – Обрядился в тряпки, - кричала она, – и  сразу стал одним из нас? Хрен тебе. Тебе никогда не стать таким, как мы. Решил бросить вызов обществу? Да ты даже этим двум козлам слова поперек не сказал. Слабак!

    Я больше не мог терпеть ее нападок. Но хуже всего то, что она была права. Стало так тошно,  противно от самого себя. Да еще эта жара. В голове в момент будто что-то перемкнуло. Захотелось доказать, что я могу, способен…

    Я пошел за Герой и, как правильно предположил следователь, задушил ее. Напал сзади, как последний трус.  Мне повезло –  такой способ удушения не оставил отчетливых следов на ее теле. Так что у следователя против меня не было ничего, кроме, пожалуй, записи в интернет-дневнике. Хотя она скорее помогла (разве здоровый человек выложит в интернет за полчаса до убийства признание, что жаждет его совершить?) А на вид я был вполне здоров. В душе же я надеялся, что за убийство возьмут вояк. Гера в подвале расцарапала Лысому лицо, поэтому он так взбесился. Вот и думал, что под ее ногтями найдут его ДНК. Обычно в фильмах – это главная улика. И вдруг – алиби, а потом, как гром с ясного неба – преступник Ляля! Почему он? В голове не укладывалось.

    Я должен был это выяснить.  Поэтому вместо того, чтобы идти домой, бросился на второй этаж, к следователю.

     

    – Старков, ты чего? – спросил он, как только я оказался на пороге его кабинета. – Сказано же, свободен.

    – Я хотел узнать, как так получилось, что убийца Ляля? - промямлил я.

    – А кто? Знаешь, что это сделал кто-то другой?

    Я помотал головой.

    – Вот и иди отсюда.

    – И все-таки, - я не двигался. – Почему он?

    Следователь с неохотой оторвался от дел, поднялся с места, направился ко мне.

    – Ну, во-первых, Авчинников заявил, что в день убийства просидел дома и никуда не выходил, но нашелся свидетель, который видел его у подвала, приблизительно в то время, когда было совершено убийство. Позже Авчинников сознался, что был на месте преступления, однако Герусову не убивал. Мол, пришел, когда она была уже мертва. Во-вторых, мы обнаружили отпечатки его пальцев. Помнишь, ты рассказывал, что убитая отправилась за рюкзаком?

    Я кивнул.

    – Так вот, рюкзака на месте преступления не оказалось. Но вскоре мы обнаружили его в кустах, неподалеку. И на нем отпечатки твоего друга.

    – Но зачем ему было убивать ее? – слабым голосом спросил я.

    – Деньги. Сам же говорил, что Авсянников любит выпить, а денег не было, он не работает.

     

    Я уже собрался уходить, но следователь окрикнул меня:

    –Да, кулон свой забери.

    Я вернулся и подошел к его столу.

    –Ты знал, что Герусова была в тебя влюблена? – как бы между прочим спросил он, передавая мне кулон.

    – Что? – я не мог поверить своим ушам.

    – Да. В ее рюкзаке мы нашли дневник. Все страницы признаниями в любви к тебе исписаны.

     

    Я стоял как парализованный и не смел пошевелиться. Это что шутка? Вдруг вспомнил, как однажды, еще в начале нашего знакомства Гера спросила,  есть ли у меня девушка, а Ляля стал ее высмеивать, мол, не она ли метит ей стать? Я еще сказал тогда, что такие, как она, не в моем вкусе. Гера даже побагровела и бросила, что-то типа: «А такие, как ты, кроме тошноты ничего не вызывают».

    Получается, что все это время она любила меня, искусно пряча чувства под маской грубости и хамоватости…

    На ватных ногах я спускался по лестнице, в висках пульсировало, в мозгах вертелся последний разговор, перед глазами стоял понурый образ Витька. А трус, живущий во мне, ликовал – свободен! Я сжал кулаки и почувствовал острую боль - в руке все еще была зажата серебряная пентаграмма. Больше всего на свете мне захотелось сейчас избавиться от нее.

    Я двинулся к выходу и в тот же момент двое полицейских преградили мне путь. Я не понимал ничего и понимал все. Разжал ладонь – кулон соскользнул на грязный плиточный пол, издавая звенящий разрывающий перепонки звук. Звук, который слышал лишь я один.  

    - Старков!

    Как в замедленном кадре  повернул голову и увидел направляющегося ко мне следователя.

    - Ты, правда, думал, что я тебя отпущу? Думал, такой умный – перехитрил дурака-следователя?

    Взгляд его был наполнен скорее не гневом, а презрением. Потом он заметил кулон и поднял его.

    - А вот то, что тебя подвело, блогер. Кулон с тебя сорвала Гера. На ее ладони борозда от шнурка, идентичная этому. К тому же есть свидетели, которые видели, что во время потасовки, кулон был на тебе. И водитель нашелся, да-да, тот самый, которого ты якобы не запомнил. Он подтвердил, что подвозил тебя в день убийства. И знаешь, время совпало идеально.

    - Если так, зачем тогда все это шоу? Решили поиздеваться?

    - Нет. Хотел дать тебе шанс самому во всем признаться, – он молча разглядывал меня с полминуты, потом сказал: - А ведь Гера была не права – ты и есть фрик. Самый настоящий! И побрякушки тебе не нужны. Увидите его!

     

    Меня вели через двор к поджидающему полицейскому «Уазу». Мои конвоиры немного замешкались, открывая задние двери, и я взглянул на небо. По нему ползли серые, как форма моих охранников, тучи. Мокрая, холодная капля упала мне на лоб. Начинался  дождь. В следующую секунду меня грубо запихнули в машину, и  та тронулась с места. Я смотрел сквозь зарешеченное стекло на удаляющиеся фасады домов, витрины магазинов, привычную суету города, а дождь все набирал обороты, унося с собой последние следы летнего зноя.

    По статистике большая часть преступлений совершается в летнее время года.

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     


    +9


    Ссылка на этот материал:


    • 90
    Общий балл: 9
    Проголосовало людей: 1


    Автор: octopussy
    Категория: Проза
    Читали: 78 (Посмотреть кто)

    Размещено: 24 августа 2016 | Просмотров: 156 | Комментариев: 4 |

    Комментарий 1 написал: DonAlehandro (24 августа 2016 17:40)
    Написано ровно, читается легко, интрига обыграна динамично (местами даже очень). Возможно, произведение будет интересно подросткам, так как околокомплексная тема это их конек.
    Прочитал с интересом, но финал немного огорчил. Не то чтобы я ожидал раскрытия чего то глубоко по смыслу, скорее простота подобных жанров не для меня...

    Один существенный, на мой взгляд, минус - писать о безыдейных субкультурах. Это дело несколько неблагодарное, фрики как и эмо субкультуры бессмысленные. Другое дело панки, байкеры, металлисты, скинхеды, реперы, хиппи вот где можно вагонами городить пафос и разные прочие заборы. Но это всего лишь личный взгляд.


    Комментарий 2 написал: octopussy (24 августа 2016 17:57)
    DonAlehandro,
    Спасибо за отзыв! Этот рассказ - попытка написать детектив, попытка провалилась. Теперь есть то, что есть)
    Цитата: DonAlehandro
    Другое дело панки, байкеры, металлисты, скинхеды, реперы, хиппи вот где можно вагонами городить пафос и разные прочие заборы

    Кстати, да. Меня хиппи интересуют, спасибо за наводку!)


    Комментарий 3 написал: DonAlehandro (24 августа 2016 18:59)
    Цитата: octopussy
    Кстати, да. Меня хиппи интересуют, спасибо за наводку!)

    Всегда пожалуйста. Мне про хиппи очень нравится рассказ Чарльза Буковски "Кое-что о вьетконговском флаге".


    Комментарий 4 написал: octopussy (24 августа 2016 19:21)
    Цитата: DonAlehandro
    рассказ Чарльза Буковски "Кое-что о вьетконговском флаге".

    Прочитала, с первых строчек шок) но ниче потом привыкла. Интересное произведение, оказывается это перевод.

    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2018 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.