«    Ноябрь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус |

Сейчас на сайте:
Пользователей: 0
Отсутствуют.

Роботов: 1
Yandex

Гостей: 10
Всех: 11

Сегодня День рождения:

  •     Alex (14-го, 40 лет)
  •     Chaky_Monk (14-го, 22 года)
  •     leka_bish (14-го, 21 год)
  •     Limar (14-го, 25 лет)
  •     Monk (14-го, 22 года)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 1946 Кигель
    Флудилка Поздравления 1670 Alex
    Школа начинающих поэтов Выразительные средства (ШКОЛА 2) 135 KURRE
    Флудилка На кухне коммуналки 3047 Старый
    Книга предложений и вопросов Советы по улучшению клуба 489 ytix
    Книга предложений и вопросов Неполадки с сайтом? 181 Моллинезия
    Рисунки и фото Цифровая живопись 239 Lusia
    Стихи ЖИЗНЬ... 1615 NikiTA
    Стихи Вам не понравится 35 KoloTeroritaVishnev
    Рисунки и фото Как я начал рисовать 303 Кеттариец

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    Конец света

    Чуть больше месяца назад мы с Ружей переехали в эту квартиру. Ничего особенного – мы даже погрустили немного, как печально покидать нашу старую двушку, где оба родились и повзрослели. Но врач посоветовал поменять район и я нашел идеальный, как мне казалось, вариант на левом берегу Камы в районе под названием Сосновый Бор. Онколог Ружи – мужчина средних лет с залысиной и всегда очень серьезный, как будто радоваться он не умеет или на радость у него табу, оценил мой выбор и пообещал, что сестре вдали от центра будет лучше. Что ж, подумал я тогда, доктору должно быть виднее.

    Из минусов нового района лишь жуткая пробка на шоссе, начинающаяся с раннего утра. Загруженная и полная, эта дорога была единственной, ведущей в город с юга. А теперь последние полгода на ней ремонтировали мост через Каму, и целая полоса из области в город стояла закрытой, начиная с самой окраины. Поэтому на работу я вставал еще в шесть, чтобы успеть попасть в офис хотя бы к девяти.

    Спустя неделю, конечно же, я привык…

    Ружа все так же посещала свой кружок рисования. Она сменила студию, так как ездить к своему старому преподавателю, все по тем же пробкам, ей было тягостно. Но и она скоро привыкла, заявив, что её новый учитель талантливый художник и он даже похвалил несколько её работ – рисунки Ружи, а в особенности портреты, были, на мой взгляд, слегка «на любителя». Я обрадовался и предложил пригласить преподавателя на ужин, на что сестра многозначительно «агакнула» и тему эту мы закрыли.

    А на прошлой неделе случилось то, чего я так сильно боялся, что преследовало меня даже во снах, и я просыпался, задыхаясь от страха и потом еще долго лежал спиной на сырых простынях, наблюдая, как свет от проезжающих на улице машин спускается с темного потолка по стене на моё дрожащее тело. После обеда, в мой единственный на неделе выходной, мы отправились с Ружей вглубь леса, чтобы найти дикий пляж, о котором рассказывали наши новые соседи. По словам пляж таился где-то в получасе ходьбы от заброшенной пилорамы, если идти по тропе и никуда не сворачивать. День стоял ясный, но сухой, и воздух вдали казался дымкой.

    - Может быть, возьмем газировки или мороженое? – предложил я и мы зашли в магазин, чтобы купить еды для нашего пикника.

    Сложив купленное в рюкзак, я закинул его за спину и вспомнил, как давно не выбирался на реку. Кама текла у нас под носом, но мы так редко спускались на её песочные берега, еще реже выезжали за город, где вода чище и прозрачнее. Как в детстве, когда родители отправляли нас Ружей в деревню, и мы целыми днями проводили у воды, будто в противном случае могли засохнуть и умереть.

    - А вообще, мы могли бы искупаться, если захотим, - завел я разговор, но Ружа, с самого утра молчавшая как рыба, словно не услышала.

    Мы шли дальше…

    Вскоре белые великаны из кирпича и бетона скрылись из виду за зеленью и высотой соснового бора. Под ногами хрустели опавшие иголки. Я шел и наслаждался минутами, когда мог провести время не в стенах душного и пропахшего кофе офиса, где люди целыми днями обсуждают тех, кто свой отпуск проводит вдали от Камы и северных земель, её окружающих. Мне вспоминались прошлые дни: они, словно снимки полароида, один за другим лезли из моей головы, но я замалчивал их, словно топил в царящей вокруг тишине.

    Первый снимок. Развалившись на песке, мы смотрим в бездушное небо. Оно голубое. Чистое. Будто улыбается. Бабушка напекла блинов гору, но в жару есть не хочется. Я думаю, когда родители нас заберут. Ружа сильно скучает и ревет вечерами. Спасу нет. Но я, как могу, успокаиваю ее. Мне и самому хочется выть от того, что вечером нападает тоска.

    Второй снимок. Держу Ружу за руку, когда сидим в очереди к зубному. Это её первый поход и мысленно она давно перерезала дантисту горло, чтобы тот не рылся во рту железным крючком. Ладонь у сестры маслянистая от пота. Глаза закрыты. Дыхание ровное. В следующий раз я буду держать её руку в кабинете у онколога – будут другие мысли и страхи и она уже не захочет резать доктору горло.

    Но это уже другая фотография, а перед ней еще одна.

    Третий снимок. Мама лежит в гробу, завернутая в погребальное покрывало. Руже двадцать два года и она только окончила институт. Еще месяц назад мы втроем радовались, а теперь плачем. Бабушка всю ночь просидела у гроба, начитывая молитвы, будто в них кроется смысл всего бытия. Она не плакала и не плачет – говорит, что старость высушила её из нутрии и даже кровь в жилах стала, как кисель. Ружа сидит рядом в черном платке и держится одной рукой за край гроба. Я стою у окна и смотрю на сестру. Мне кажется в этот момент – она проклинает себя.

    Четвертый снимок. Кабинет онколога. В прочем об этом я уже говорил. Потом мы вышли на улицу и целый день промолчали. Я только курил и не понимал, как все это могло произойти.

    Пятый снимок. Картинка почти свежая. Мой офис и я за компьютером. Вроде бодрый, попиваю кофе из пластиковой кружки из Макдональдса. Передо мной стоит Леня Пенкин и перебирает в руках какие-то бумажки. И я слышу его голос:

    - Ты не обижайся и не думай, что я сам выпросил повышение. Но должность начальника отдела предложили мне.

    Мои пальцы замирают над клавиатурой. Дыхание останавливается, я застываю, как кобра, готовящаяся нанести удар. Но удар наносят мне.

    - Ты меня слышишь? – голос Ружи остановил безумный полароид.

    - Конечно, слышу! – отозвался я. Последний снимок сильно испортил мне настроение и я вновь представил Леню Пенкина, отсасывающего нашему начальнику под столом, пока тот ведет переговоры с партнерами. Честное слово, так мне легче дышалось.

    - Ты найдешь себе девушку, в конце-то концов? – спросила Ружа, хотя давно знала наизусть все мои отговорки.

    - Конечно, - теперь мне хотелось молчать.

    Тем временем мы приближались к реке. Дорога вела нас на холм, где сосновый бор заканчивался, и начинались пески, поросшие неизвестными мне растениями, похожими на лопухи.

    - Мне нравилась та с рыжими волосами, - разговорилась Ружа, и мне стало заметно веселее. – У неё была забавная фамилия. Палочкина, кажется.

    - Сучкова, - поправил я и захохотал. Фамилия моей бывшей подружки казалась мне немного непристойной. К слову, расстались мы с ней через месяц, когда девушка узнала о заболевании сестры.

    - А это не заразно? – выпучив глаза, Ружа мастерски изображала Сучкову. – Я не заболею тем же? Моя кожа не покроется пятнами? А волосы не начнут выпадать?

    Мы лежали на песке и смотрели, как на другом берегу работяги разгружают баржу. Время текло над нами, где-то наверху в небе, а мы были словно вне. Совсем как много лет назад, лежа на берегу все той же Камы, но за сотню километров отсюда.

    И в тот момент мой внутренний палороид снова заработал, защелкал, метая новыми снимками и воспоминаниями. От того мы с Ружей молчали, я - раскинув руки на песке, и моя сестра, с интересом поглядывающая на проплывающие мимо катера.

    Потом она заговорила:

    - Мне кажется его смущает, что я хожу в платке.

    - Кого? - не понял я.

    - Моего преподавателя по рисованию, - пояснила сестра и машинально, будто тот самый преподаватель все время стоял у неё за спиной, а теперь показался, Ружа поправила на голове цветастый платок. - Он, наверное, не знает, что я умру скоро.

    - Не смей, - сказал и дал ей время закурить сигарету.

    - Я не боюсь умереть, братец, - обычно таких тем мы старались не касаться, а если разговор все же заходил, лично я думал, что тема его - обычная простуда или ОРВИ. - Мне не терпится увидеть маму и отца, понимаешь? Нет, ничего ты не понимаешь. Это нужно почувствовать, а почувствовать это можно только находясь на грани. Я вот точно помню, до мельчайших подробностей, тот первый день в кабинете у врача. Мне было страшно. Ох, как мне было страшно и от страха все рушилось. Я думала как же так получилось? За что? Почему я? Потом представила, как буду гнить глубоко под землей и через десять лет от меня не останется и праха, а через двадцать обо мне никто не вспомнит. Тишина, вот что останется после меня. Но потом, уже спустя время, я стала успокаивать себя мыслями о встрече с мамой. Мы непременно увидимся и уже никогда не расстанемся. У нас будет целая вечность без боли от расставаний, мы уже никого не потеряем. И мне стало проще. Поэтому во мне теплится тот покой, о котором ты говоришь, который тебя бесит. Ты думаешь, что я ничего не делаю, чтобы победить болезнь. Не хожу по головам, не рву глотки, не лезу из кожи вон. А для чего? Для того чтобы лет через пятьдесят все равно умереть?

    - Ты неблагодарная! - выпалил я и, выпустив гнев в песок, чтобы не влепить хорошенько Руже, встал и зашагал обратно к дому.

    Последний снимок. Я в курилке. Сижу на коленях, опершись о заплеванную стену. В пальцах дымится сигарета. В глазах ужас. Все напрасно. Целый год я вкладывал в эту работу все силы, вынашивал идеи и доводил их до превосходства. И все напрасно. Леня Пенкин перечеркивает целый год. Как легко у людей это получается. А ведь он знает - мне нужна эта должность, мне нужны деньги на лечение сестры. Вместо этого я получаю насмешку в лицо и десять тысяч рублей пожертвования из рук Лени. И тут меня разрывает крик. Я хватаюсь пальцами за волосы (сигарета падает на пол и тлеет уже там). Потом стягиваю галстук, кидая его в ноги, рву на себе рубашку. Ходить по головам? Вот что мне действительно было нужно, а не строить из себя пай мальчика, уткнутого в монитор компьютера, с пластиковой кружкой кофе из Макдональдса. Нужно было рубить! Метать! Жечь!

    Яркая вспышка. Она вывела меня из ступора и последний полароидный снимок умер где-то внутри меня. Я заметил, как деревья впереди озарились золотом - все стало невыносимо золотым, затем ослепительно белым и наконец все утонуло в пелене. Странные ощущения, когда на землю снисходит умиротворяющая тишина. Я обернулся. На том берегу люди бежали к реке, а на нашем все еще удивленно смотрели вдаль - туда, откуда рос, распускаясь ярко алыми клубами, гигантский огненный гриб. Волна грохота и палящего ветра, прокатилась по нам - меня швырнуло на песок и я услышал, как хрустнула кость. Правая нога, на которую я неудачно упал, сломалась под тяжестью тела, но я не ощущал боли, пока оставался лежать.

    - Ружа! - крикнул, полоснув тишину острием своего голоса, и в ответ мне донеслись только крики. Сначала они были разные - женские и мужские, низкие и высокие. Но потом крики сплелись воедино и теперь это были уже вопли, проносящихся мимо меня людей, пылающих огнем с головы до пят.

    Когда я заметил, что и сам лежу в огне, мне было уже не страшно. Найдя в себе силы приподняться на локтях, мне стало видно, как рядом горит сестра. Она похожа на манекен, застывший на глазах у сотни покупателей. Лежит и плавится, не издавая звуков. И кожа, как воск, стекает с тела, унося с собой запахи живой плоти. Она не боялась умереть. Как это у неё получалось?

    Я закричал, когда огонь стал невыносим, когда в нос врезался запах паленых волос и мяса. И с мыслью, что пройдет мгновение и мы все встретимся где-то там наверху, я умер.


    +30


    Ссылка на этот материал:


    • 100
    Общий балл: 10
    Проголосовало людей: 3


    Автор: Pavek
    Категория: Проза
    Читали: 78 (Посмотреть кто)

    Размещено: 16 сентября 2016 | Просмотров: 162 | Комментариев: 9 |

    Комментарий 1 написал: Бойко Татьяна (17 сентября 2016 01:01)
    Скажу просто: десять из десяти. (чего-то голос комп не хочет засчитывать) Как я поняла из аннотации, это, по существу, начало и конец? Я бы, честно говоря, в середину бы ничего не стала вставлять. А вот дальше рисуется, как минимум два варианта: от мистики и до маниакальных фантазий больного, запертого в психушке.


    Комментарий 2 написал: Pavek (17 сентября 2016 02:42)
    Бойко Татьяна,
    Татьяна, спасибо - Ваш голос засчитан!)
    Цитата: Бойко Татьяна
    до маниакальных фантазий больного, запертого в психушке.

    этот вариант мне нравится больше
    что-то есть с мыслями больного
    хотя такого ли больного?
    я думаю много кто хоть раз представлял себе конец света

    но рассказ корявый, на самом деле (грамматически уж точно, потому что сам, перечитав, нашел ошибки)
    а вот по смыслу - каждому свое

    Спасибо!



    --------------------

    Комментарий 3 написал: splinters (18 сентября 2016 13:58)
    Приходилось читать несколько рассказов, которые заканчивались подобных образом (каким-нибудь стихийным бедствием, которое венчало сумятицу в жизни героев). Я не говорю, что это плохо.
    Понравилось, как изображены персонажи, с теплотой, гневом, болью.
    Концовка похожа на завязку чего-то большего. Как будто герою приснился страшный сон, он проснется, и тут-то все начнется.


    Комментарий 4 написал: S.Marke (18 сентября 2016 16:31)
    Когда в нашей жизни мы не в силах ничего изменить, а хочется - единственным вариантом остается прибегнуть к мистики. Очень жаль, что на самом деле такого разрешения проблем не происходит.
    Захар, ваш рассказ напомнил мне одно произведение Э.М.Ремарк, где один гонщик полюбил девушку, больную туберкулезом. И когда он рисовал ей будущие планы, она всегда ругала его за это, напоминая, что не проживет достаточно долго. А получилось так что он погибает на гонках, а она остается еще живой. Пути Господни не неисповедимы!


    Комментарий 5 написал: Pavek (18 сентября 2016 16:35)
    myspecialnext,
    спасибо что прочли
    я не знал, как закончить рассказ, когда писал его, поэтому финал и получился немного абсурдным, но вот это "я умер" приберег, как раз, на тот случай, если вдруг решу продолжить

    Цитата: S.Marke
    Очень жаль, что на самом деле такого разрешения проблем не происходит.

    очень очень жаль
    хотя да, Пути Господни неисповедимы, поэтому нужно жить и не думать как там и что.
    Спасибо!



    --------------------

    Комментарий 6 написал: sattelit (23 сентября 2016 00:55)
    S.Marke,
    Единственная книга Ремарка, что мне понравилась, так или иначе там не было отелей, кальвадоса и шлюх. А в остальном как всегда депресивно



    --------------------

    Комментарий 7 написал: Bloody Angel (14 октября 2016 21:31)
    Вау...это невероятно. Рассказ взял за душу с первых строк и не отпускал до финала. Мне все настолько понравилось, что я даже не могу описать это словами. Это прекрасно
    best


    Комментарий 8 написал: Pavek (15 октября 2016 01:00)
    Bloody Angel,
    привет, Полина! Давно не виделись)))
    По рассказу могу сказать, что над ним я еще буду работать. Планирую его сделать частью одной истории, но это в только в планах. Вообще, многим не нравится конец истории.



    --------------------

    Комментарий 9 написал: tamara-s (11 октября 2017 20:06)
    Очень интересно и печально немного.

    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2018 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.