«    Ноябрь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус |

Сейчас на сайте:
Пользователей: 2
Dimitrios mik58

Роботов: 1
Yandex

Гостей: 8
Всех: 11

Сегодня День рождения:

  •     ntapok (21-го, 24 года)
  •     tanyeri (21-го, 30 лет)
  •     Van Deren (21-го, 18 лет)
  •     Викусик (21-го, 19 лет)
  •     Джиа Брукс (21-го, 22 года)
  •     я пробовал тоже (21-го, 28 лет)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Дискуссии Критика, ругань, троллинг, или остроумие? 239 KURRE
    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 1949 Кигель
    Флудилка Поздравления 1674 Lusia
    Школа начинающих поэтов Выразительные средства (ШКОЛА 2) 135 KURRE
    Флудилка На кухне коммуналки 3047 Старый
    Книга предложений и вопросов Советы по улучшению клуба 489 ytix
    Книга предложений и вопросов Неполадки с сайтом? 181 Моллинезия
    Рисунки и фото Цифровая живопись 239 Lusia
    Стихи ЖИЗНЬ... 1615 NikiTA
    Стихи Вам не понравится 35 KoloTeroritaVishnev

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    Другая сторона

    Родители мои познакомились банально – раньше такое было сплошь и рядом. Отец приехал в областной центр с северных промыслов и заглянул на очередной медосмотр. Мать работала в клинике на аппарате ЭКГ. Стоило ей только закрепить резиновые колбочки с проводами на груди отца, тот выдал:

    - Девушка, а у меня сердце с другой стороны.

    А она, не поведя и бровью, ответила:

    - У меня таких шутников в день по тридцать человек.

    Только отец мой совсем не шутил. Шутил он вообще редко, обычно в большие праздники.

    Съехались они не сразу. Можно сказать, что так до конца они никогда и не съехались, потому как работа у отца была вахтами, мама дневала и ночевала в больнице с бесконечными переработками и подменами. Когда решили расписаться, я уже намечалась округлившимся маминым животом и набрякшими грудями. Отец ждал сына, да и на УЗИ все наперебой убеждали:

    - Нет, вы посмотрите какая попа большая. Раз попа большая – точно парень.

    А не тут-то было. Родилась я, и никакая попа тут не помогла.

    Я вообще всегда была какая-то безапелляционная. Вот, например, когда мне стукнуло года три и между родителями начался затяжной и взаимоуничижающий процесс развода, отец долго не мог выкурить меня из бабушкиной квартиры, где мы изначально и жили, куда меня привезли из роддома. Я закатывала такие травиатовские арии и так крепко хваталась ручонками за косяки и трубы отопления, когда мы с мамой приезжали то за тем, то за другим, что всё это превращалось в какое-то совершенно исключительное событие, и у всех возникало чувство будто решается вопрос жизни и смерти, а на кону стоит вообще судьба всего мира, уж государства-то точно. Одним словом, жутким была ребёнком, о чём, кстати сказать, моя бабушка, мать отца, не уставала напоминать. И хоть и поила своими компотами, но никогда не дозволяла заходить в её комнату, будто я была чумным лесным зверьком, который всё либо погрызёт, либо сломает. Да… В эту комнату я, конечно, попала, но спустя много лет, когда бабушки уже не стало.

    Сейчас, перебирая воспоминания, я начинаю думать, что так и не узнала отца. Что у нас никогда просто не появлялось такой возможности. Помню, как он возил меня на дачу в коляске – по просёлочной дороге, посыпанной щебнем. Как кормил копчёной колбасой через прутья забора в детском саду – просто он жил совсем рядом с моим садиком. Помню, как мы ходили в его спортзал, оборудованный в каком-то подвале. Я гремела по полу, сидя на доске с колёсами и перебирая ногами (древний прообраз скейтборда), отец гремел железом. В общем, время мы умели провести, конечно. Правда, не часто. Но всё то было детство, что я могла знать о времени вообще и о том, насколько оно быстротечно?

    А ещё был случай – я уже студентка ВУЗа, получала в кассе предприятия зарплату за месяц практики. Как это часто и бывает в маленьких городках, предприятие там одно и весь городок работает там же и касса, естественно, тоже одна. То есть в очереди в эту кассу, хочешь или не хочешь, а встретишь вообще всех, кого только можно в этом городе встретить. Я, конечно же, встречаю отца. Вернее, я отхожу от кассы с деньгами, которые продолжаю пересчитывать, а он – вот он, стоит, как огурчик, поджидает меня. А к тому времени я не видела его лет пять или больше. Я безусловно узнала его, даже сейчас узнаю его в совершенно незнакомых мужчинах, чем-то его напоминающих, узнаю, и меня бьёт током, потому что отца уже нет, но эти рефлексы, они никуда не делись, конечно. Ну так вот, я его узнала, а подходить почему-то совсем не хотелось, вроде как и говорить-то особо не о чем. И стала бочком-бочком, продолжая для виду пересчитывать деньги, отступать к автобусной остановке. Он за мной. Нагоняет, говорит:

    - Ань, это я.

    - Ну ага, – говорю: - Да. Только я спешу очень, у нас ребята концерт сегодня дают, мне ещё надо переодеться там и накраситься. И мать сказала зайти за обойным клеем. Магазин сейчас закроют, очень надо успеть.

    В общем, выдала какой-то бред и почти что убежала от него. Про клей ещё наплела какой-то. А он мне тогда вслед крикнул, я это слово в слово запомнила, и хоть ночью разбуди – воспроизведу, ни разу не собьюсь. Крикнул:

    - Ты это, Ань! Ты прости! Не так всё вышло у нас с ней [про мать]! Не умею я любить, понимаешь? У меня сердце, знаешь? Вот и всё так, всё не как у людей.

    Может, неудачно пошутил так, или всерьёз брякнул – уже не знаю, спросить не с кого.

    Тихими осенними вечерами, как никогда, легко и покойно размышляется о прошлом. Я сижу на кухне, на своём любимом месте, в уголке, между холодильником и радио на стене, швыркаю чай. Такая тишина, Господи, такая, что хоть ложкой черпай. Сижу вот так и думаю о той, другой стороне. И в толк взять не могу. Почему нас так определяют наши различия, наши разные стороны, почему мы так жестоки друг к другу, особенно к самым близким? А ведь и надо было всего-то сказать:

    - Папочка, это всё неважно, я всё равно люблю тебя.

    И всё, это так просто.


    0


    Ссылка на этот материал:


    • 0
    Общий балл: 0
    Проголосовало людей: 0


    Автор: Мэри-Энн
    Категория: Проза
    Читали: 58 (Посмотреть кто)

    Размещено: 15 октября 2016 | Просмотров: 120 | Комментариев: 3 |

    Комментарий 1 написал: Бойко Татьяна (17 октября 2016 02:22)
    В целом понравилось, читается легко. Один момент несколько смущает. "Я вообще всегда была какая-то безапелляционная". Безапелляционность - это черта характера, слово "вообще" указывает на некоторую связанность заявления с предыдущим текстом. А в предыдущем тексте говорится о большой попе. Выходит, большая попа - это признак безапелляционности? Странная логическая последовательность.
    И еще в тексте описка имеется. "отец долго не мог выкурить меня из бабушкиной квартиру".


    Комментарий 2 написал: S.Marke (17 октября 2016 11:57)
    Без слезинки не обошлось!


    Комментарий 3 написал: Мэри-Энн (17 октября 2016 19:00)
    Бойко Татьяна,
    спасибо, Татьяна, что заглянули и прочитали от начала до конца, да и ещё и внимательно! "Безапелляционность" тут скорее в ироничном ключе "промелькнула" - всё-таки для младенца такая черта характера смотрелась преувеличенно, слово "вообще" может указывать как на текст "до", так и на текст "после", русский язык ограничений таких не накладывает, слава Богу. Поэтому, спасибо, но не вижу никаких несостыковок, разве что само слово чуточку вырывается из контекста, захотелось немного поиграть с ним, это да, с этим соглашусь. За опечатку огромнющее спасибо Вам!

    S.Marke,
    Вы чуткий эмпат, спасибо curtsey

    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2018 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.