«    Ноябрь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус |

Сейчас на сайте:
Пользователей: 0
Отсутствуют.

Роботов: 2
YandexGooglebot

Гостей: 4
Всех: 6

Сегодня День рождения:

  •     volk199516 (16-го, 23 года)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Флудилка Поздравления 1671 Герман Бор
    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 1946 Кигель
    Школа начинающих поэтов Выразительные средства (ШКОЛА 2) 135 KURRE
    Флудилка На кухне коммуналки 3047 Старый
    Книга предложений и вопросов Советы по улучшению клуба 489 ytix
    Книга предложений и вопросов Неполадки с сайтом? 181 Моллинезия
    Рисунки и фото Цифровая живопись 239 Lusia
    Стихи ЖИЗНЬ... 1615 NikiTA
    Стихи Вам не понравится 35 KoloTeroritaVishnev
    Рисунки и фото Как я начал рисовать 303 Кеттариец

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    Воля Божья

    Жила-была проститутка Лиза. Как-то раз она захотела исповедаться.

     Она пришла в церковь первый раз с тех пор, как ходила туда со своей матерью еще в юности. Чаще всего это происходило на Пасху, или же иногда, прогуливаясь домой,  ее мать, как-бы невзначай, говорила: «Давай-ка зайдем в церковь, Лизонька, поставим свечку».  Но Лиза знала, что мать решила зайти в церковь не только что, она хотела это сделать давно, и тем не менее каждый раз Лиза делала вид что принимает все как есть. Бывать в церкви Лиза не любила, особенно на всё ту же Пасху. Она не понимала, почему туда нужно идти ночью или же ранним утром, не любила эти тяжелые пробуждения и людей скопившихся возле церкви. Чаще всего они ходили в маленькую церковь рядом с их домом, где освящали еду, и, что больше всего нравилось Лизе, священник обрызгивал их святой водой. Но как-то в один год, мать решила повести Лизу в главный храм города, где проходило большое служение. Огромные очереди, толпа людей, временами давка, недосып и езда через полгорода туда и обратно навсегда отбили у неё желание бывать в церкви. До этой ночи. Итак, Лиза исповедовалась.

    - Я… я не знаю что нужно говорить и как начать, святой отец. Моя душа полна грехов, самых разных и отвратительных.  В последнее время я не чувствую ничего, кроме отвращения к жизни, злости, ненависти. Я не хочу просыпаться утром, я не хочу выходить на улицу. Я потеряла волю к жизни. – говорила она, а на её глазах выступали слезы.

    - Дитя, моё присядь, успокойся. Здесь ты можешь покаяться во всем, что тебя тревожит. Излей свою душу перед Богом, и он простит тебя. Бог прощает всех и принимает людей такими, какими они есть, наставляя их на путь истинный.  Говори со мной, но знай, что тебя слушает Всевышний. Говори не мне, а этим стенам, этим иконам. Сбрось всё, что лежит у тебя на душе.

    Всё это происходило ночью, за полночь. Это была та самая маленькая церквушка, в которую они ходили с матерью  в детстве. Внутри были только они, тусклый свет свечей падал на красивые иконы, чаши, вход в келью, в воздухе витал тот самый церковный запах, запах чего-то святого и высшего. Люди, проходившие снаружи, могли видеть лишь тусклый огонек от свечки в маленьких окошках церкви. Никто не думал о том, что внутри кто-то раскрывает свою душу и ищет спасения.

    Глубоко вдохнув и проглотив слезы, Лиза продолжала:

    - Я… я еще очень молода, но внутри я уже мертва. Последние несколько лет я работаю проституткой. Я не знаю, можно ли говорить здесь об этом, можно ли произносить это слово, но… пусть ОН принимает меня такой, какая я есть. Я ПРОСТИТУТКА! – крикнула Лиза и залилась слезами. Священник принес ей воды, успокоил ее и взял за руку.

    - Дитя мое. Знай, что он прощает даже самые страшные грехи. В рай попадает только душа. Тело, вместе с его плотскими грехами остается на этой земле. Продолжай.

    И Лиза продолжила свой рассказ:

    - Я не была в церкви, по меньшей мере, лет восемь, и в этом хочу покаяться в первую очередь. Каюсь. Еще со школы я работала по вечерам уборщицей, чтобы заработать себе на учебу в университете. Мать моя была простым учителем, так что от нее ждать большой финансовой помощи мне не приходилось, хоть она и делала все что могла. Тогда я начала терять волю к жизни. Каждый день происходило одно и то же: утро, школа, домашнее задание, работа, и ближе к полуночи я приползала домой безжизненным трупом и валилась спать. И все снова повторялось. Я думала, что хуже быть не может. Каюсь и в этом. Сейчас бы я все отдала, чтобы вернуться к той жизни. И все же, пришло время, и я поступила в университет. Первый год прошел очень трудно, но прошел. Снова приходилось работать вместе с учебой, спать меньше, учить больше. А всё потому, что за каждый экзамен учителя драли взятки, и не малые. Ненависть к ним переполняла меня. Каюсь. Благодаря своему труду, я смогла отучиться там год. Когда же наступила сессия на втором курсе, то денег у меня просто не хватило, и меня отчислили. Я продолжала работать уборщицей, параллельно ища себе более достойную работу. За те несколько лет мне просто осточертел физический труд. Я хотела работать головой, но без высшего образования это было почти что невозможно.  В это время как раз и случилось то, что толкнуло меня в это грязное болото.  У матери обнаружили рак. Курсы химиотерапии и другие лекарства были для нас чем-то непреодолимым в финансовом плане. В один вечер, когда я сидела в парке и рыдала, ко мне подошел мужчина средних лет и предложил поработать. Я особо не думала и почти сразу же согласилась. Мать сейчас думает, что я работаю арт-директором ночного клуба, куда устроилась по знакомству. Если она узнает правду – это добьёт её.

    Последние фразы Лиза уже жевала сквозь слезы, снова наполнившие её. Священник все внимательно выслушал, вытер её щеки и глаза своей рясой и сказал ей:

    - Ты много выстрадала. Но Господь учит нас, что все испытания, выпадающие на нашу долю, даны нам, чтобы мы их преодолели. Во всем нужно видеть что-то хорошее, и всегда нужно помнить, что есть кто-то, кто страдает больше тебя.  Если так случилось – на то Воля Божья. Он все видит, и поверь мне, что за страдания тебе все воздастся.

    После этих слов Лизу наполнила ненависть. Она не этого ждала. Множество мыслей соединились в один поток, и она начала кричать, так громко, что это было слышно на улице.

    - Воля божья?? ВОЛЯ БОЖЬЯ?! Так за что  же? За что он так с моей матерью, со мной?! Почему же именно мы? Почему те подонки, что драли взятки, что убивают людей, что развязывают войны, почему они живут припеваючи, а мы, МЫ, люди которые верим в Него, которые всю жизнь старались жить свято, именно мы страдаем?! – кричала она, глотая некоторые слова, всхлипывая и задыхаясь. – Я не этого ожидала, когда пришла сюда. Бармен в любой забегаловке поймет меня лучше, чем вы! Я хотела… нет, я не хотела покаяться в том, что я проститутка. Я хотела покаяться в том, что мне приятно ей быть! Вся моя жизнь – дерьмо, кроме тех моментов, когда очередной клиент трахает меня. Каюсь! Но каюсь перед собой, а не перед Богом!

    С этими словами Лиза вылетела с церкви и убежала в ночную темноту.

    - Еще один человек потерял веру. – сказал себе тихо священник и отправился в келью.

     

    ***

    Лиза бежала по городу, и в один момент просто рухнула на асфальт в отчаянии и залилась слезами, крича в ночное небо, надеясь на то, что хоть оно её услышит. Она хотела бы сейчас пойти в тот же бар, излить душу тому же бармену, напиться в стельку и уснуть на какой-нибудь скамейке до утра. Процедура низкая и отвратительная, но в тот момент ей казалось, что это принесет облегчение. Но она не могла. Она считала каждую копейку, питалась как нищий, отказывала себе во всем и всё ради матери. И даже сейчас она спешила на работу. Денег на такси у неё не было, общественный транспорт уже не ходил, так что ей пришлось подняться и пойти пешком.

    В голове у неё перемешалось много мыслей, но ночной воздух, прогулка и тишина вокруг постепенно привели их в порядок. Сначала она думала о том, что многих людей, которых она знает, жизнь тоже не слабо потрепала. Некоторым уже было за семьдесят, и они до сих пор живут в бедности и нищете. Учителя, рабочие, врачи… Все они достойны лучшего. Она думала о том, что за все их страдания им так и не «воздалось». «Воздастся там, после смерти?»  - спрашивала она сама у себя. «Но ведь какая там уже разница?». Когда эти мысли более-менее улеглись в её голове, она почувствовала, что так или иначе, а исповедь принесла ей некое облегчение. Её мысли переключились на священника, что-то странное она заметила в нем. Он не был похож на остальных. Мужчина среднего роста, но без бороды, с легкой щетиной. Что-то в его лице говорило ей о том, что он, хоть и ближе всего к Богу, но вместе с тем и несоизмеримо дальше любого алкаша или наркомана. Только сейчас она вспомнила, что на нем не было креста… Еще ей вспомнился странный блеск его глаз, когда она сказала о том, что она проститутка.  «Странно все это». – подумала она, но на этом её мысли оборвались. Она уже заходила в бордель.

    - А, Лиза! Опаздываешь! В следующий раз сдеру штраф! – крикнула ей хозяйка. Толстая, ярко и некрасиво накрашенная женщина. Она была похожа на старую машину, которая уже отслужила свое, но на которой все еще пытаются ездить и тюнингуют, думая, что она станет лучше. Но происходит совсем наоборот.

    Бордель был похож на… Это трудно с чем-то сравнить. Двухэтажный домишко, на первом этаже которого тускло светили две лампы, стояло несколько обшарпанных диванов и стол, за которым сидела хозяйка и принимала клиентов. На диванах сидели другие проститутки, некоторые были молоды, другим было уже за тридцать или даже сорок. И одеты они были так, как любой человек представляет себе типичную шлюху: короткая юбка, яркая косметика, красные или леопардовые чулки, топик. Обычному человеку это отвратительно, но они считают, что им идет. Лиза же одевалась скромнее и не так ярко. Стену украшал прайс лист -  листок А4, приклеенный на скотч:

    «Один час – 300 грн.

    Ночь – 1000 грн.

    Минет в презервативе +150 грн.

    Анальный секс + 600 грн.

    Кунилингус + 200 грн.

    Лесби-шоу + 1000 грн.

    Другие пожелания обговариваются отдельно».

    Каждый клиент выбирал то, что ему по душе и ему подыскивали девушку, которая готова это сделать. Например, Сюзанна ни в какую не соглашается участвовать в лесби-шоу, а Жанна считает минет отвратительным и согласна на что-угодно, кроме этого.

    На втором этаже был душ, и несколько комнат, в которых девушки ублажали своих клиентов. В сам бордель люди заходили редко, та и трудно было определить, что этот дом – бордель. Приходили только «свои» клиенты, и то нечасто. Девушек почти всегда вызывали к себе на дом.

    - Тебя вызвали на 2 часа. Вот адрес. – сказала хозяйка Лизе и протянула ей бумажку. – Витя уже ждёт тебя.

    Витя, здоровый лысый амбал, был местным водителем-вышибалой. Его основная задача состояла в том, чтобы отвезти девушку к месту назначения, подождать её там и вернуть в бордель. Если попадался неадекватный, жестокий клиент, или же клиент, который не захотел оплачивать услуги, то Витя поднимался с битой и пневматом в квартиру клиента, решал проблему и забирал девушку. Никто заявления, конечно, не писал. Мало кто хотел бы выставить на всеобщее обозрение то, что он заказывал проститутку. У большинства были семья, дети. «Хулиганы избили», «На работе подрался», «С другом неудачно на охоту съездили» . Какие только отмазки не придумывали клиенты для жен, но так или иначе, все оставалось в тайне. Та и жаловаться было бы бессмысленно. У любого борделя есть связь, а в простонародье «крыша», с полицией.

    - И презервативы не забудь! – крикнула ей в догонку хозяйка.

    И так, Витя привез Лизу к клиенту. Это была современная многоэтажка в элитном районе города. Девушка поднялась на двенадцатый этаж, познакомилась с клиентом, смс-нула Вите о том, что пока все хорошо и занялась своим делом.

    В этот раз клиент был хорошим, адекватным. Они выпили вина, стоя на балконе и слушая блюз, потом он раздел её, уложил на кровать и она сделала всё, что он оплатил. Это были 2 часа удовольствия для Лизы. Она не любила свою жизнь, но любила секс. И ей было неважно, где и с кем, главное чтобы безопасно. Она не понимала презрение общества к её профессии, ведь она, по сути, тоже спасает людей. Многие ей выговариваются, некоторые заказывают её только чтобы поговорить. «Жена не понимает меня и изменяет мне», «На работе не уважают», «Надоело всеми командовать, хочется побыть слабым и беззащитным» и т.д.  Многие из них находили удовлетворение своих желаний в сексе с ней и на время забывали о своих проблемах, потому что она делала все, чего они желали. Слабым – подчинялась, сильных – наказывала. Проститутка это не только торговля телом. Это еще и психология. Лиза это понимала как никто другой.

    И все же будь у неё возможность покончить с работой – она бы это сделала. Не потому что противно, а потому что она хотела жить для себя, делать то, что она хочет, а не то, что ей скажут. Чувство того, что её заперли в клетку, было сильнее наслаждения, которое она испытывала каждую ночь.

    Клиент отдал ей 1000 грн.(50 накинул «чаевыми») и они распрощались. Витя отвез Лизу назад, она отдала половину хозяйке(которой уходило 30%, еще 20% - Вите), и направилась в душ. Когда она вышла, то хозяйка сообщила ей, что сегодня ночь легкая, и что она на сегодня свободна. Лизу это даже немного расстроило.

    Вернулась домой она в три часа ночи. Её мать спала. Лиза подошла к ней, поцеловала её в щечку.

    - Что-то ты рано, доченька. – пробормотала мать сквозь сон.

    - Сегодня была закрытая вечеринка, все уже разошлись. – ответила девушка и направилась спать.

    ***

     

    Днём Лиза обычно бывала с матерью в больницах или готовилась к поступлению, потому что понимала, что без этого самого «высшего образования» всё же никуда. В этот день, после очередного курса «химии» для её матери, врач подошел к ней и сказал что заметно улучшение, и что надежда на выздоровление есть и немалая. Весь день после этих слов девушка словно летала. В первый раз она ждала(именно ЖДАЛА) ночи, теперь по уже по двум причинам: удовольствие и возможность заработать еще денег на лечение для матери. После больницы она не открыла ни одной книги, а просто сидела у окна и мечтала о будущем, накручивая на палец свои волосы.

    И вот наступил вечер. Матери Лиза сказала, что как обычно идет в клуб, и удалилась на работу. Все проходило по уже наезженному ритуалу, она обслужила одного клиента, получила свои 300 грн.(уже с вычетом процентов), и ждала нового вызова. Ждать долго не пришлось. Хозяйка вручила ей презервативы, смазку и они с Витей отправились к клиенту.

    В этот раз место встречи было хуже, чем прошлой ночью. 9-этажный дом прямиком из совка, спальный район, гопники под подъездом. Она поднялась к клиенту. Когда дверь квартиры открылась, Лиза ошалела. Это был тот самый священник, только теперь уже не в рясе, а в домашнем халате со стаканом водки в руке.

    - А, привет. Тебя я и хотел. Ну, чего стала? Проходи. – сказал он ей и пошел вперед.

    Квартира была старая, запах перегара и чего-то подгорелого наполнял её. Лизу чуть не вывернуло. Хоть она и была в похожих местах раньше, но сочетание места и того что клиент – тот самый священник  повергло её в шок. Она прошла за ним в его спальню и просто застыла на месте, пытаясь сообразить что происходит.

    - У тебя, наверное, много вопросов. Как это так, священник и вызвал шлюху? Какой грех! Вся моя жизнь – сплошной грех. Ты думаешь, мне не хочется секса?! – говорил он, все повышая тон. – Та с тех пор как ты сказала, что ты шлюха, мне только и хотелось что тебя. Такую несчастную, сильную характером, натерпевшуюся стольких страданий. Я мечтал о том, как буду трахать тебя, и сегодня я это сделаю. Думаешь, если я священник, значит, я не хочу удовольствия?! Мне всё-равно на эту церковь и на Господа. Я вообще хотел быть музыкантом, меня просто родители засунули туда. Ненавижу их, религиозники поехавшие! Но перед тем, как я тебя отымею, я тоже хочу исповедаться.  Ты! Ты будешь моим священником и Богом. Я заплатил за это!

    Лиза стояла в ступоре, ей было страшно, но вместе с тем и интересно, потому писать Вите она не решалась. Ноги дрожали, а сердце сжималось. Но она слушала дальше:

    - Я полжизни работаю в церкви. Я каждый день слушаю нытье этих людей, их просьбы, их грехи, утешаю их этими заученными фразами! Но знаешь что? Я никогда ни о чем ЕГО не просил. Я сам, сам несу ответственность за все мои действия и проблемы.  У меня умерла мать, отдавая последние деньги не на свое лечение, а в церковь, надеясь, что Бог её спасет. У меня отец сошел с ума, и сейчас в больнице, где его бьют током в голову и каждый день делают по дюжине уколов. Я! Я, тот, кто ближе всего к Богу – больше всего не верю в него! Я ни в чем не каюсь. И выстрадав всё это, я не собираюсь ждать следующей жизни, чтобы в ней получить что-то хорошее и приятное. Я должен взять это сейчас! Раздевайся, шлюха!  - крикнул он и сам сбросил халат.

    Всё продолжалось достаточно долго. Лизе в первый раз не понравилось, и всё же она была вынуждена сделать всё, что он просил. Он матерился на неё и кричал, даже оставил ей пару синяков, но его это не волновало. Тот, кто в церкви казался чуть ли ни святым, сейчас был просто Дьяволом. В его глазах не было ничего, кроме похоти и жестокости. И когда всё это закончилось, Лиза мигом выбежала в машину, истратив на это последние силы и даже забыв взять деньги, за которыми пришлось подниматься Вите. Когда он вернулся в машину – она уже спала от усталости. Он отвез её прямиком домой, сказав, что с оплатой разбираться будем завтра и уехал. Как-только Лиза зашла домой – она рухнула и уснула.

     

    ***

    Прошло немало времени. Мать Лизы все же умерла. Её добило то, что она узнала о работе своей дочери. Узнала то ли от соседки, то ли от другой знакомой, которая видела Лизу с Витей ночью, и это её убило. Оплакав матерь,  Лиза бросила работу, всё же поступила в университет и с той ночи ни разу не бывала в церкви. Она не только боялась туда идти, но просто не верила, что там ей могут чем-то помочь, понять. Церковь ей заменили все те же бары и забегаловки, в которых она бывала все чаще. И тем не менее в сердце она всё же верила в Господа. Верила в то, что все будет хорошо. Верила больше, чем кто-либо другой. Потому-что ей ничего больше не оставалось, кроме как верить.  Жила-была проститутка Лиза…


    0


    Ссылка на этот материал:


    • 0
    Общий балл: 0
    Проголосовало людей: 0


    Автор: Nice_Thrasher
    Категория: Проза
    Читали: 35 (Посмотреть кто)

    Размещено: 22 мая 2017 | Просмотров: 60 | Комментариев: 1 |

    Комментарий 1 написал: S.Marke (23 мая 2017 10:35)
    Очень заманчивое чтиво!

    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2018 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.