«    Ноябрь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус |

Сейчас на сайте:
Пользователей: 0
Отсутствуют.

Роботов: 2
YandexGooglebot

Гостей: 7
Всех: 9

Сегодня День рождения:

  •     kingone (13-го, 18 лет)
  •     sveti1311 (13-го, 36 лет)
  •     Скиф (13-го, 21 год)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 1944 Кигель
    Флудилка Поздравления 1668 Lusia
    Школа начинающих поэтов Выразительные средства (ШКОЛА 2) 135 KURRE
    Флудилка На кухне коммуналки 3047 Старый
    Книга предложений и вопросов Советы по улучшению клуба 489 ytix
    Книга предложений и вопросов Неполадки с сайтом? 181 Моллинезия
    Рисунки и фото Цифровая живопись 239 Lusia
    Стихи ЖИЗНЬ... 1615 NikiTA
    Стихи Вам не понравится 35 KoloTeroritaVishnev
    Рисунки и фото Как я начал рисовать 303 Кеттариец

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    Кейси

    27 февраля 2038 г.

    – Здравствуй, Линда! – начал я после того, как загорелась лампочка сентиорекордера.

    Видео было легко подделать, в то время как сентио имело множество дополнительных возможностей и позволяло идентификацию участников записи по отпечаткам пальцев, термограмме лица и сетчатке глаза, – как раз то, что мне требовалось. Подлинность моего послания не должна была вызывать ни малейшего сомнения.

    – Представляю, как ты удивишься, когда получишь мое сообщение. Мы так давно не виделись… Но вот он я, решил побеспокоить тебя в первый и последний раз со времени нашего развода.

    Выдержав паузу, я продолжил:

    – Я многое переосмыслил, наша ситуация открылась мне с другого ракурса… Ты была права. Я вел себя, как конченный эгоист, жил лишь своими исследованиями, был невнимателен к людям… к тебе… Надеюсь, ты обрела счастье с другим мужчиной.

    Я удержался от улыбки, которая должна была бы уверить Линду в моей доброжелательности. Уж лучше обойтись без кривляния, не симулировать эмоции, оставаться в привычном амплуа сухаря, как когда-то называла меня бывшая супруга.

    – Всю жизнь дружба казалась мне чем-то второстепенным. Я очнулся лишь тогда, когда у меня никого не осталось. Я потерял тебя, затем – Фрэнка… Поразительно, ты всегда говорила, что мы с ним два сапога пара… Но даже он, этот чокнутый ботан, отдалился от меня…

    Я прервал речь и прочистил горло.

    – Я решил уйти. Насовсем. Исчезнуть из жизни. Нет, я в своем уме, не совершал преступлений, у меня нет долгов, я не нахожусь в розыске, никто не держит меня под прицелом пистолета… Я давно раздумывал об уходе и делаю это по доброй воле. Мое тело вряд ли найдут. Пройдет несколько лет, прежде чем меня объявят умершим. Я позаботился об этом и оформил все документы для того, чтобы ты могла распоряжаться моим имуществом. Обратись к юристу, его контактная информация прикреплена к этому письму. Также я обновил завещание – ты моя единственная наследница…

    Наверняка эти слова покажутся ей бредом в стиле кризиса среднего возраста, но я продолжал:

    – Линда, не хочу, чтобы ты думала, будто я совершаю самоубийство. Мое время еще не пришло. Но кое-что изменилось, и мне больше нечего терять. Я собираюсь сделать то, что еще до недавнего времени считал неосуществимым…

    – Не пытайся найти меня, – сказал я, и прежде чем закончить, добавил: – Будешь видеть Фрэнка, передай, мне очень жаль, что так получилось. Мое исчезновение может расстроить наш проект, но он гений и наверняка найдет выход из сложившейся ситуации. Помяни мои слова, когда-нибудь этот парень получит Нобелевскую премию… Прощай!

    – Остановить запись, – скомандовал я, и лампочка сентиорекордера потухла.

     

    6 сентября 1979 года

    – Чего тебе? – неприязненно пробасил дальнобойщик.

    Кейси удивилась не меньше своего спутника. А я смотрел на ее румяное лицо и не мог отойти от шока. Как будто увидел привидение… скорее наоборот – живого человека вместо мертвеца, как это часто бывает в фильмах ужасов.


     

    Я подстерегал ее целый день, слоняясь возле придорожной закусочной. Согласно показаниям свидетелей Кейси должна была появиться здесь в семь часов вечера. Я заблаговременно занял столик возле окна, из которого хорошо просматривалась стоянка, и с тех пор никуда не отлучался.

    Мне никак не удавалось справиться со своим мандражем. С самого утра вещи буквально валились из моих рук. Жутко болела голова. В довершение ко всему я потерял контактную линзу. Наверное, она упала в сливное отверстие, когда я промывал ее над умывальником. Из-за этого мне пришлось срочно покупать очки, и я до сих пор не мог к ним привыкнуть.

    В закусочной стоял запах дешевой стряпни. Из динамиков приемника доносились песни Донны Саммер, Village People, Bee Gees и Boney M. За восемь дней, которые я провел в Вайоминге, мне успел опротиветь скудный репертуар местных радиостанций, и я бы с радостью променял эти живые, надоедливые мотивчики на возможность посидеть в тишине.

    Часы на стене показывали шесть сорок семь, когда появилась Кейси. Я узнал ее со спины – по одежде. Замусоленная нейлоновая куртка с надписью «Mountain Dew», клетчатая рубашка, вельветовые брюки – все совпадало с данными полиции. Девчонка помахивала небольшим рюкзаком из выцветшего темно-синего материала, который держала в руке. Из окна я наблюдал, как она весело болтала с водителем грузовика, который высадился вместе с ней на стоянке возле закусочной. Он оказался кряжистым, неуклюжим парнем лет сорока с темными волосами и очками в роговой оправе, похожими на те, которые были у мужчины с фоторобота.

    Как только пара вошла в закусочную, остатки мужества выпорхнули из моего тела. Предательски забилось сердце. Кейси и водитель заняли столик неподалеку от меня. Я напряг слух, но из-за музыки до меня доносились лишь отдельные слова. Наблюдая за ними исподтишка, я повторял в уме отрепетированные реплики, но с каждым разом они казались мне все неубедительнее и неубедительнее. Еще немного и мое хрупкое предприятие могло пойти насмарку. Нужно было действовать. Я встал и подошел к их столу.

     

     

    Кейси озадаченно улыбнулась, и на ее щеках появились ямочки. На какое-то время я утратил дар речи, но, сделав над собой усилие, добавил:

    – Я… друг ее семьи. Эта юная леди сбежала из дому, из-за нее очень беспокоятся, и…

    Лицо Кейси вмиг помрачнело.

    – Я его не знаю! – заявила она.

    – Где вы ее встретили? – обратился я к дальнобойщику.

    – Девчонка сказала, что не знает тебя! – подозрительно осматривая меня, сказал он.

    – Послушайте, она еще ребенок и должна вернуться в семью. Если вы будете мешать, мне придется вызвать полицию, – сказал я, стараясь звучать как можно убедительней.

    Я блефовал, но, кажется, попал в яблочко. Водитель недоверчиво посмотрел на Кейси. У нее был встревоженный вид.

    – Она просила подбросить ее до Денвера… – начал он.

    Зрачки девушки расширились, словно у кошки перед атакой. Ее глаза оказались светло-карими, а не серыми, как было указано в отчете о вскрытии.

    – Тебя послала моя мамаша? Ты ее новый хахаль, да? – разразилась Кейси, сверля меня взглядом, полным ненависти.

    Шофер поморщился и поднял свои мохнатые руки в капитулирующем жесте.

    – Разбирайтесь без меня! – изрек он и с видом «я не знаю этих идиотов» пересел за столик в противоположном углу зала, прихватив с собой бутылку пива и порцию бобов с сосисками.

    Кейси лишь глянула ему вслед и снова переключилась на меня.

    – Передай этой алкоголичке, что я скорее сдохну, чем вернусь в ее свинарник! – прошипела она, понизив голос.

    Как я и предполагал, Кейси оказалась беглянкой, и ей совсем не хотелось привлекать к себе лишнего внимания.

    Официантка болтала с местной женщиной и, казалось, не замечала нашей стычки. Я опустился на стул, заняв место напротив Кейси. Закусив губу, она уставилась в свою тарелку с жареной картошкой и мясом. Я вспомнил, что именно эту еду обнаружили в ее желудке во время вскрытия, и невольно вздрогнул.

    – Если ты попробуешь затащить меня в свою машину, я подниму крик, – не поднимая глаз, мрачно произнесла Кейси.

    – Не надо, давай просто поговорим, – проговорил я. – Сколько тебе лет?

    – А? – удивилась она.

    – На самом деле я ничего… почти ничего о тебе не знаю… Даже твоего имени…

     

    Ее окрестили в честь Кейси, городка в две  с половиной сотни жителей посреди бескрайних холмистых просторов, где когда-то паслись бизоны. Именно здесь, точнее в нескольких десятках миль отсюда 7 сентября 1979 года недалеко от дороги нашли ее тело. Судя по всему, убийца спешил, потому что даже не попытался перетащить его в ров, который находился поблизости.

    Примерный возраст погибшей – от 12 до 18 лет. На трупе не было обнаружено следов сексуального насилия. Кейси Доу погибла от огнестрельного ранения в голову. Полиция сравнивала извлеченную пулю с множеством других пуль, выпущенных из конфискованного оружия, но за почти шестьдесят лет им так и не удалось определить пистолет, с помощью которого было совершено убийство.

     

    – Я придумал эту историю, чтобы отпугнуть того типа, – объяснил я шепотом, кивнув в сторону дальнобойщика.

    – Зачем?

    – Он подозрительно выглядит.

    – Ничего подобного! – возразила она, и тут же украдкой посмотрела на шофера.

    – Тебе не следует доверять незнакомцам…

    Кейси с наигранным драматизмом прижала ладонь к груди.

    – Я сердцем чувствую плохих людей! Если бы я что-то заподозрила, то никогда бы не села в его машину! – возразила она.

    –  Доверять своим чувствам – неправильно.

    Девушка покачала головой с таким видом, будто жалела меня.

    – Почему?

    – Потому что люди подвержены самообману. Ты должна полагаться на факты и статистику, а не на собственные убеждения и…

    – Вот ты… – перебила меня Кейси. – Я ничего о тебе не знаю, но почему-то доверяю тебе. Это плохо?

    – Пожалуй, да.

    – Но ведь ты добрый? Я же вижу, что ты добрый!

    – Глупости!

    – И так безобидно щуришься, – продолжала она.

    – Просто не угадал с очками, – отрезал я.

    – А?

    – Так сколько тебе лет?

    Кейси серьезно посмотрела на меня и ответила:

    – Шестнадцать.

    Я бы дал ей четырнадцать, не больше. У девчонки было детское лицо с румяными щеками и вздернутым носом.

    Одна, такая беззащитная и наивная. Как она выживала все это время?

    – Ты знаешь, что каждый год в нашей стране  вдоль дорог находят десятки трупов? В основном это девушки, такие же, как ты, свободные и никому не нужные. Они тоже доверяли незнакомцам. Некоторые из них остаются неопознанными многие годы после смерти.

    Кейси поморщилась, словно разжевала горькую таблетку.

    – Зачем ты это мне рассказываешь?

    – Извини, но тебе нужно знать об опасностях, которые тебя подстерегают… Я знаю, о чем говорю. Сам занимаюсь этим… Эээ, создаю портреты-реконструкции по фотографиям неопознанных трупов. Пытаюсь изобразить, какими покойники были при жизни, чтобы облегчить процесс их идентификации…

    Глаза Кейси загорелись интересом.

    – Ты работаешь в ФБР? – спросила она.

    – Нет, это всего лишь хобби. Но у меня есть знакомые в полиции. Иногда я обращаюсь к ним за дополнительной информацией. Я помог им в нескольких случаях, поэтому они доверяют мне. Понимаешь, я не только рисую, но и отслеживаю информацию о пропавших без вести, общаюсь с их родственниками, просматриваю старые школьные фотографии в социальных сетях…

    – В социальных сетях?

    – Ну… Это такие базы данных… библиотеки с ограниченным доступом… Кстати, я забыл представиться. Меня зовут Майк. А тебя?

    – Эми.

    Дурачась, она подала мне свою хрупкую руку с обгрызенными ногтями, и я пожал ее.

    Было волнительно слышать ее настоящее имя, наблюдать за тем, как трансформировался образ, который жил со мной на протяжении почти одиннадцати лет. Вместо мрачной фотографии из морга передо мной сидела милая девчонка с плохими зубами, но очаровательной улыбкой.

    – Ты точно не из ФБР? – полушутливо переспросила Кейси, жуя картошку.

    – Нет, на самом деле у меня очень прозаичная работа. Я математик.

    – Учитель?

    – Нет, ученый. Работаю на государство…

    – Ааа… – протянул она, и сразу же деловито добавила: – Ты, наверное, не местный? У тебя есть машина?

    Я утвердительно кивнул головой.

    Прибыв в 1979 год, я продал кое-какие ценности, которые захватил с собой, и первым делом приобрел подержанный Ford Mustang. Вначале я боялся, что не справлюсь с автомобилем без автопилота, но за несколько дней тренировок мне удалось разобраться с механической коробкой переключения передач. Оставалась еще одна загвоздка – отсутствие действующих водительских прав. Я подготовился и к этому, и еще в 2038-ом собрал в онлайн-архиве информацию об арестах фальсификаторов, произошедших в штате Вайоминг.  На месте я прошелся по своему списку и с помощью адресной книги нашел парня, которого задержали… точнее, задержат в 1981 году. Я не поскупился на вознаграждение, и уже через четыре дня меня ждали все необходимые документы.

    – Отлично! Куда едешь? – воодушевилась Кейси.

    – А ты? – спросил я.

    – В Эл Эй[1].

    – Могу подкинуть, нам по дороге.

    Нужно было любой ценой вывезти девчонку из вайомигской глуши.

    – Здорово! – воскликнула она, хлопнув в ладоши.

    – И что ты собираешься делать в Лос-Анжелесе?

    Кейси пожала плечами.

    – Ну, устроюсь официанткой, а там видно будет, – сказала она и задумчиво улыбнулась.


     

    Во время разговора с Кейси я то и дело поглядывал на дальнобойщика. Иногда наши взгляды встречались: он тоже косился в нашу сторону. Если бы он встретился мне при других обстоятельствах, то наверняка бы показался обыкновенным парнем, но сейчас я выискивал в нем лишь подозрительные черты. Во внутреннем кармане куртки у меня находился фоторобот человека, которого видели с Кейси в день ее смерти – сегодня, в этой столовой. Шофер лишь отдаленно походил на него: темная шевелюра, очки и… пожалуй все. Возможно, как многие другие дальнобойщики, он ездил с напарником?

    – С тем шофером, который тебя подвез, еще кто-то был? – спросил я.

    Кейси отрицательно покачала головой.

    – Неа, а что?

    – Просто спрашиваю.

    – Ты странный.

    Часы на стене показывали полвосьмого. Если я не изменю ход истории, Кейси умрет этой ночью.

    – Просто не хочу, чтобы с тобой случилось что-то плохое, – ответил я, чувствуя, как деревенеет мое горло.

    – Ты опять за свое! Будь позитивней! В мире не все так страшно, как тебе кажется. Тебя беспокоит, что он наблюдает за нами? А знаешь, почему?

    Я отрицательно покачал головой.

    – Потому что он тоже за меня волнуется! – чавкая, ответила Кейси. – Так же, как и ты! Понимаешь?


     

    Наконец шофер закончил ужинать и покинул закусочную. Через окно я проследил за тем, как он  запрыгнул в кабину своего грузовика и выехал со стоянки.

    Девчонка тоже управилась с едой. Я подозвал официантку и расплатился.

    – Мы не будем оставаться на ночь, – сказал я.

    – Отлично! Обожаю ночные поездки! – обрадовалась Кейси.

    – Вот только в туалет сбегаю, – хихикнув, добавила она и, не теряя времени, упорхнула в направлении таблички с надписью «WC».

    Я тоже отправился в туалет и быстро справил нужду, опасаясь, что Кейси взбредет в голову улизнуть от меня.

    Меня тревожили мысли об убийце, который мог находиться поблизости. Им мог оказаться случайный незнакомец, который в считанные минуты уговорил Кейси поехать с ним, а потом, после неудачной попытки соблазнения, застрелил девчонку на обочине дороги.

    Нужно было поторапливаться.

    Я подошел к умывальнику, открутил кран и… почувствовал, как земля уходит из-под моих ног. Головокружением напомнила о себе моя неоперабельная глиобластома[2]. Врачи давали мне от двух месяцев до полугода, и я уже израсходовал три недели из этого срока.

    Именно опухоль стала причиной моей эскапады. Если бы я работал над машиной времени, перемещающейся в будущее, то, без сомнения, попытался бы найти исцеление от своей болезни. Но путешествия в будущее были экспериментально подтверждены еще в начале двадцать первого века, и, как говорил мне Фрэнк, дальнейшие исследования в этом направлении проводились под грифом «совершенно секретно». Наша же команда работала над более сложной задачей – перемещение в прошлое. А оно волновало меня совершенно по другому поводу…

    Благодаря вездесущим спутникам и биогенетическому реестру в мое время раскрывалось почти девяносто девять процентов всех преступлений. Со дня смерти Кейси Доу прошло почти шестьдесят лет, но она так и оставалась неопознанной, а ее убийца – непойманным. Мне было не по себе от этой мысли. Ее лицо, трогательное, детское, мертвое, преследовало меня годами. Я, наверное, раз десять переделывал ее портрет-реконструкцию в надежде, что хоть кто-нибудь узнает эту безвременно погибшую девочку. Но никто не искал ее. Она не заслуживала такой несправедливой участи.

    Прежде, чем помыть руки, я посмотрел в залапанное зеркало. Из-за усталости я выглядел старше своего возраста. Отросшая темная щетина и дешевые очки в толстой роговой оправе изменили мою физиономию до неузнаваемости. Я совсем запустил себя… Ну, на кого я похож? На кого я похож? Что-то заставило меня задержать взгляд на своем отражении. И тут, словно вспышка ядерного взрыва, в моей голове возникла поражающая догадка. Я вытащил из внутреннего кармана куртки фоторобот мужчины, которого видели с Кейси, и уставился на него.

    Он и я. Он и я в этих дурацких, неудобных, отвратительно модных очках – почти одно и то же лицо.

    Как это ускользнуло от моего внимания? Тогда, в оптике, я в спешке протестировал линзы, рассчитался и ушел, даже не взглянув на себя в зеркало… Меня не заботило то, как я выгляжу!

    Я выругался, вылетел из туалета и принялся лихорадочно оглядываться в поисках Кейси. К счастью, она даже не думала от меня убегать и ждала в закусочной, пританцовывая под диско:

    Whether you're a brother or whether you're a mother
    You're stayin' alive, stayin' alive
    Feel the city breakin' and everybody shakin'
    And we're stayin' alive, stayin' alive
    Ah, ha, ha, ha, stayin' alive, stayin' alive
    Ah, ha, ha, ha, stayin' alive[3].

    Когда я приблизился, Кейси обеспокоенно посмотрела на меня.

    – Что-то случилось? – спросила она.

    – Нет.

    – Точно? Ты бы видел свое лицо!

    Я попытался улыбнуться, но получился лишь вымученный оскал.

    – У меня болит голова, – ответил я. – Но ничего страшного. Ты готова? Этим утром мы будем в Денвере.

     

     

    ***
    Если я спасу Кейси, то она не погибнет, и я никогда не узнаю о ней. Но если я не узнаю о ней, то никогда не совершу путешествие в 1979 год, и она погибнет. Моя ситуация не отличалась от парадокса убитого дедушки[4], о котором часто упоминал Фрэнк. У нее было два явных исхода: либо мне не удастся спасти Кейси, либо я создам альтернативную реальность, в которой она выживет, но я никогда о ней не услышу.

    Мне надоело думать и взвешивать все «за» и «против». Предположения такого рода невозможно доказать без эмпирических данных. Я все равно умру через несколько месяцев, а если даже раньше, то какая разница? Либо мне удастся что-то изменить, либо… я хотя бы буду знать, что пытался…

    Кейси сидела возле меня на пассажирском сидении. Она жевала жвачку и напевала ту самую песенку Bee Gees. Это начинало действовать мне на нервы.

    – Ты уверена, что хочешь в Эл Эй? – спросил я, чтобы отвлечь ее.

    – Абсолютно! А ты оттуда?

    – Нет, я из Чикаго.

    – Потрясно! Как-то я останавливалась там по дороге в Нью-Йорк. Жаль, что не задержалась там подольше!

    – Ты была Нью-Йорке?

    – О, да! Сумасшедший город! Я провела там чуть около месяца, прежде чем решила отправиться обратно на запад. В Эл Эй более расслабленная житуха, и это мне по душе!

    – И давно ты колесишь по стране?

    – Два года, – ответила Кейси.

    – Тебе не хочется вернуться домой?

    – Ни за что! Раньше я хотя бы знала, что меня ждет Сьюзи, моя сводная сестренка. Но Сьюзи забрал ее отец, из-за загулов мамаши. Он у нее порядочный, не то что мой… Своего я в последний раз видела, наверное, лет десять назад. Так что уж нет, я не дура, чтобы возвращаться в эту Богом забытую дыру!

    Автомобиль проехал табличку, сообщавшую о том, что мы покидаем Кейси, штат Вайоминг. С обеих сторон шоссе разворачивались бескрайние холмистые пространства, над которыми царила дремучая, первобытная ночь. Я оторвал взгляд от дороги, чтобы взглянуть на небо. Никогда в жизни я не видел таких огромных и ярких звезд.

    Пока что все шло как нельзя гладко. Через час мы будем в Каспере. Через несколько минут – минуем поле, возле которого нашли тело Кейси…

    Вот и оно.

    Я напрягся всем телом. Нога, которая жала на педаль газа предательски затряслась.

    – Включи радио! А то такое чувство, будто мы на похороны едем!

    – Да, только не сейчас, Кейси.

    Я еле ворочал пересохшим от волнения языком. В ушах стучали молоточки.

    – Меня зовут Эми!

    – А?

    – Эми. Я - Эми!

    – Эми, Эми… – повторил я, напряженно глядя то на дорогу, то на темную обочину.

    И тут меня ослепила вспышка света. Я резко затормозил, чтобы избежать аварии.

     

    14 апреля 2049 г.

    – А ты ничуть не изменился – как будто вчера виделись!

    Я попытался открыть глаза, но безрезультатно. Веки слипались, голова трещала от боли.

    Но я узнал этот голос. Я подозревал, что рано или поздно услышу его.

    – Фрэнк?

    В ответ послышался негромкий смешок.

    – Майк, дружище! Одиннадцать лет тому, когда ты подставил нашу команду, я хотел убить тебя. Задушить собственными руками. Но, знаешь, я рад тебя видеть. Я даже по тебе соскучился!

    Нужно было открыть глаза, но яркий свет заставлял меня зажмуриваться снова и снова. Я попробовал пошевелиться, и обнаружил, что мои конечности привязаны ремнями к ложу, напоминающему медицинскую кушетку.

    – Твое предательство лишь ускорило работу над Проектом, – добавил Фрэнк. – Оно поставило перед нами новые задачи, на которые мы бы нескоро решились без твоей «помощи». Это было непросто. Поджимали сроки, возникали непредвиденные проблемы, но мы справились. Честно говоря, у нас не было другого выхода.

    Еще один смешок.

    Моим глазам наконец-то удалось адаптироваться. Я находился в небольшой палате с фосфоресцирующими стенами. Двери заменял проем, защищенный силовым полем.

    Надо мною возвышалась фигура Фрэнка. Он заметно постарел, но в глазах играл все тот же задорный, язвительный блеск.

    – Как я здесь оказался? – спросил я.

    Фрэнк холодно рассмеялся.

    – А ты думал, мы не найдем тебя? Тебе следовало научиться заметать за собой следы.

    Перед запланированным исчезновением, я пользовался только фиктивным виртуальным аккаунтом, но с помощью высококвалифицированных государственных специалистов они могли проследить мою активность, чего уж там говорить – изучить всю подноготную! Кроме того Фрэнк знал о моей одержимости делом Кейси. Какое-то время над моим рабочим местом даже висела ее репродукция, но тогда я еще даже не думал, что…

    – Посланные нами агенты применили на тебе лучевой нейтрализатор, поэтому некоторое время у тебя может болеть голова, возникать головокружения, помутнения памяти.

    Я вспомнил о вспышке на темной дороге. Вот оно что!

    – Но завтра все утрясется, и мы сможем приступать к тестам, – продолжал мой визави.

    – Что вы сделали с Кейси?

    Фрэнк посмотрел на меня уничтожающим взглядом.

    – Прости, но ты должен знать, что Проект был и остается сек-рет-ным, – отчеканил он. – Мы не оставляем свидетелей.

    – Что вы с ней сделали?! – повторил я, срываясь на крик.

    – Ты хотя бы представляешь, сколько жизней разрушил своим опрометчивым поступком? – спросил Фрэнк ожесточившимся голосом. – Если бы я был тобой, то подумал бы о твоей бывшей жене. С ней ты прожил больше, чем было лет той деревенской девчонке.

    – Вы... вы убили их? Убили Линду?!

    – Она задавала слишком много вопросов, мешала Проекту. Я не знал об этом решении: ее убрали люди из отдела безопасности. По официальной версии твоя бывшая жена погибла от несчастного случая.

    Я не мог поверить в то, что слышу.

    – Как вы могли опуститься до такого?

    – Опуститься? Тебе ведомо слово «ответственность»? Ты поставил Проект под угрозу. Обманул людей, с которыми работал! Тебя, кстати, тоже должны были ликвидировать, но я убедил начальство повременить с этим.

    – Ради тестов?

    – Да, в том числе. Наши биологи обследуют каждую клетку твоего организма на наличие мутаций. Ну, и потом, ты мне дорог, как старый друг, – рассмеялся Фрэнк. – Правда, в отличие от тебя, я понимаю, что от моего субъективного мнения тут мало что зависит.

    Мое тело начинало дрожать от гнева и осознания собственной беспомощности.

    – Я не сказал Кейси ни слова о Проекте, зачем вы ее?..

    Фрэнк пренебрежительно вздохнул.

    – Не беспокойся, она даже ничего не почувствовала. К тому же, ее звали не Кейси. Как там ее звали? К сожалению, об этом уже никто не узнает. Агенты изъяли все вещи, которые при ней были, включая документы... Прости, но у меня мало времени и куча работы. Мы пытаемся определить последствия нашего вмешательства в ход истории. Как понимаешь, это очень кропотливая задача.

    Фрэнк направился к проему, но в последний момент задержался.

    – Знаешь, что какое открытие я сделал в последнее время? Всегда находится дурак, который считает себя великодушней и правильней других. Дурак, который бросается исправлять то, что не нуждается в исправлении. Из-за таких большинство бед, из-за таких, как ты, Майк.

    – Нет, из-за таких, как ты, Фрэнк! Тех, кто беспрекословно исполняет приказы! Тех, кто берет участие в убийстве невинных людей!

    Фрэнк покачал головой.

    – Иногда приходится чем-то жертвовать, чтобы избежать еще больших потерь… Помяни мои слова, если когда-нибудь твой «эксперимент» всплывет наружу, ты непременно получишь Шнобелевскую премию[5]… Пусть даже посмертно.



    [1] Лос Анжелес.

    [2] Агрессивная форма опухоли мозга.

    [3] Bee Gees «Stayin' alive».

    [4] Внук возвращается в прошлое и убивает своего деда, после чего его рождение становится невозможным, но если он не родится, то дед останется в живых, и рождение внука становится возможным. У парадокса убитого дедушки есть два явных решения: либо прошлое изменить нельзя, и дедушка должен пережить покушения на убийство, либо путешествие во времени создает альтернативную реальность, в которой внук никогда не родится.

    [5] Пародия на Нобелевскую премию. Шнобелевские премии вручают «за достижения, которые заставляют сначала засмеяться, а потом – задуматься». Во многих случаях вручение таких премий выражает завуалированную критику.

     


    +10


    Ссылка на этот материал:


    • 100
    Общий балл: 10
    Проголосовало людей: 1


    Автор: splinters
    Категория: Проза
    Читали: 62 (Посмотреть кто)

    Размещено: 10 июля 2017 | Просмотров: 103 | Комментариев: 2 |

    Комментарий 1 написал: Amens (27 октября 2017 22:25)
    Мне понравилось произведение. Я догадывалась, что не будет счастливого конца, но была маленькая надежда на это.
    Присутствовала динамика, которая держала в напряжении.
    Мне очень нравятся такие персонажи как Майк. А вот как Фрэнк нет. Надеюсь он умрет...естественно, не без помощи агентов безопасности.


    Комментарий 2 написал: splinters (28 октября 2017 14:53)
    Amens,
    Спасибо за отзыв!

    Цитата: Amens
    Мне очень нравятся такие персонажи как Майк. А вот как Фрэнк нет.

    Майк тоже с червоточинкой. Но, да, он намного интересней Фрэнка.
    Больше всего мне нравятся бесстрашные и легкие люди, как Кейси.

    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2018 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.