«    Июль 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус | Партнеры--



Сейчас на сайте:
Пользователей: 1
Линка-Малинка

Роботов: 1
Googlebot

Гостей: 16
Всех: 18

Сегодня День рождения:

  •     byalchik (18-го, 28 лет)
  •     ДжонВ (18-го, 22 года)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Дискуссии О культуре общения 160 Герман Бор
    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 1863 Кигель
    Стихи молчание - не всегда золото 250 Filosofix
    Флудилка Время колокольчиков 198 Герман Бор
    Флудилка Курилка 1954 Герман Бор
    Обсуждение вопросов среди редакторов сайта Рабочие вопросы 517 Моллинезия
    Флудилка Поздравления 1635 Герман Бор
    Стихи ЖИЗНЬ... 1600 Lusia
    Организационные вопросы Заявки на повышение 775 Моллинезия
    Литература Чтение - вот лучшее учение 139 Lusia

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    Бездна и пламя

    Он стоял на балконе, докуривая сигарету. В голове было множество мыслей, переплетающихся одна с другой, не давая ему спокойно насладиться теми тремя минутами легкого отравительного акта, который он совершал при каждом удобном случае. В дымном потоке, окутавшим его разум, все отчетливее прояснялась одна мысль, одно слово : «сегодня».

    Три дня назад, в столь обыденный для него будничный вечер, он занимался на скрипке. Шел уже 4-ый час игры. Тело устало. Голова уже мало чего соображала. Хотелось только одного – побыстрее отшлифовать пассаж и закончить все это. Хотелось лишь отдохнуть после столь утомительной череды подходов к инструменту. Но, вдруг, звонок! О, подумаешь, звонок? Но для него, событие столь редкое значило куда больше. Практически изолированный от внешнего мира, избавленный от случайности имения близких друзей и подруг, он был удивлен, напуган.
    «Номер не из контактной книжки» - подумал он, частично проговаривая это вслух. Избегая всяческого контакта, он практически никогда не брал телефон, если звонили с незнакомого номера. Не стал бы и этот случай исключением, если бы не удивительная настойчивость звонившего. Подняв трубку, он услышал довольно низкий бас, деловитый, явно не разменивающийся по-пустому. Бас начал равномерно, короткими словами, с выдержкой, с явным ощущением глубины собственного голоса, а возможно и просто собственной глубины, объяснять в чем причина звонка. Работа. Ему предложили работу в камерном оркестре, довольном престижном, по меркам нашего города. Его старый учитель во всех красках описал талант юного скрипача звонившему Басу, и дал тому наивысочайшую рекомендацию. Прослушав внимательно все то, что сказал ему этот Бас, который ни на секунду не показал малейшего колебания интонации своего голоса, он был в восторге. Да, восторг! Уже больше года, сплошные подработки, халтуры. Иногда, бывало, в отсутствие работы приходилось практически не есть. А тут, вот он, шанс, место в оркестре! При том не в абы каком!! Последней информацией, прозвучавшей из трубки, был репертуар и начало первой репетиции. Чайковский «Серенада для струнного оркестра». Через 3-и дня.

    II

    «Сегодня..» - как бы напоминая себе он повторил это слово. Скинув бычок с балкона, в очередной раз не проявляя уважения к сотрудникам ЖКХ, он поторопился надеть пальто, закинуть на спину свою скрипку, и наконец-то отправиться в столь желанное место.

    Поймал маршрутку, вышел, спустился в метро, доехал до нужной станции, поднялся. Всю дорогу, он словно не замечал происходящего вокруг, думая лишь только о начале столь желанной репетиции. Чайковский, Серенада, игра, работа – лишь это интересовало его. Подойдя к служебному входу, он остановился на небольшой перекур. О, как же было приятно, как же было тепло ему в этот холодный ноябрьский день! Его грели все те же мысли: Чайковский, Серенада, игра, работа. И вот, закончив издевательство над своим организмом, он направился ко входу. Спокойным, мерным шагом он подходил к двери. Нажал на кнопку домофона. Диспетчер сверил его фамилию со списком и открыл ему. И он уже внутри. Ох, какие новые ощущения он испытал! Хотя, скорее всё те же: радость от работы здесь, со столь именитым коллективом, и в таком историческом концертном зале.

    III

    Все уселись. Кто-то настраивал свой инструмент. Некоторые бравировали своей техникой, непонятно зачем, но все же. Есть и те, кто судорожно читал листы своих партий, словно видя ноты в первый, а в скором времени возможно и в последний раз. Вошел дирижер, поприветствовал оркестр, спокойно начал рассказывать о процессе работы, чем мы будем заниматься ближайшие дни подготовки к концерту. Уже явно подходя к концу своей речи, в зал, спокойным, четким шагом, входит звук каблуков. Со своего места он увидел вальяжно идущую девушку, Виолончелистку. Когда она взошла на сцену, дирижер посчитал уместным подсмеяться над опоздавшей, кажется, это уже не первый подобный случай. Она абсолютно с безразличным выражением лица выслушивала дирижера. Его саркастичный монолог, обращенный к ней, происходил прямо у моего пульта. В его завершении, скрипач невольно рассмеялся. с презрительным выражением лица, и возводя интонацию вверх, она спросила его
    - Да.. – скв
    - Смешно? – сквозь смех ответил он
    - Последней смеяться буду я. – проронила она, идя к своему месту, уже не смотря на него.
    «Чего? - спешно он подумал, Ну-ну».

    Мы начали играть. Многие думают, что вот, садится оркестр, и сразу же начинается чудо, магия звука, сказка наяву. Однако, в репетиционном процессе, к сожалению, все немного иначе. Сыграв первые пару аккордов, стало довольно быстро ясно, что не началось чудо, что магия звука действует как-то в противоположную сторону, а уж сказкой наяву назвать подобное сочетание, извините меня, было бы безбожно. Но спустя несколько подходов все пошло как надо. Мы зазвучали прекрасно, акустика зала ответила нам взаимностью и начался этот увлекательный роман! Дойдя до финала, не выходило одно место. Довольно долго не выходило, отчего у дирижера начало потихоньку уходить терпение. Начали спрашивать группы, отдельно. Дошла очередь и до нашей, что не вызывало у нашего бравого музыканта никакого беспокойства. Начали спрашивать индивидуально, редкая вещь. И тут, в полной уверенности что он не может сыграть и одной фальшивой ноты, играет весь пассаж насмарку! Музыканты начали смеяться. Как, как он мог так опростоволоситься? Но когда он отвлекся от своих мыслей, он осознал, что смеется уже лишь один человек, та самая виолончелистка! Диким, забористым смехом, явно громко напоминая о своих последних словах, сказанных ему. Шок. Зачем она это делает? Стервозность? Простое желание глумиться? И так явно и нахально, что лишь по просьбе дирижера она остановилась. Дирижер, остановивший весь этот фарс, дал ему второй шанс, который он использовал блестяще. Повезло. Хотя, как повезло? Скорее, часы занятий дали свои плоды. Не повезло ему, явно, в прошлую его попытку.

    IV

    Репетиция окончена. За исключением её начала, и концовки, всё было идеально. Однако, именно финал застыл в мыслях скрипача. Этот смех, почему-то теперь ему казался чуть-ли не инфернальным. Собирая инструмент, он часто поглядывал в сторону виолончелистки, также собирающейся. Высокого роста, смуглая, с черными, длинными волосами, огромными, словно две маленькие бездны, черными глазами, худая, в черном платье и на черных каблуках. Поглядывая на нее, он испытывал смешанные чувства. Страх, и в то же время дичайший интерес. В его голове созрела мысль, что, то что нас пугает чаще всего безумно манит. Собравшись, он начал свой путь к выходу. Она тоже направилась к нему. Он старался идти в 5-6 шагах сзади от нее, теперь уже просверливая ей спину своим взглядом. Она выходит. Не желая упускать её из виду, он чуть ускоряется, но выйдя во дворик, не находит её. «Как? – звучит в его голове – исчезла?»…

    - Кого-то ищешь, гений? – присмеиваясь обратился к нему женский голос
    - Ннет…ты не подумай… - почему-то внезапно оробев, ответил он
    - А, - внезапно сменив выражение лица на то самое, презрительное, - значит мне показалось, что ты пялился на меня как озабоченный с конца репетиции?
    - Я? Пялился?
    - Да. Месть или просто приглянулась? – снова вернувшись к ехидному выражению лица спросила она
    - Что!??
    - Ты дебил? Хотя…, немудрено, так дерьмово играешь, как тебя только взяли?
    Он просто не мог найти ответа на её вопросы. Что с ним? С чего вдруг его охватило это паническое чувство?
    - М-м? Онемел?
    - Чего тебе надо? – обреченно спросил он
    - Нет, ты реально туповат, мальчик! Я тебя спросила, чего ты пялился??
    Тут уже явно прорвавшиеся нотки собственного достоинства начали брать своё у маленького скрипача
    - Потому, что ты продолжала ржать на весь зал, как не весь кто!! Когда все уже замолчали!! Это дико!! Это….зачем это тебе??
    Она внезапно вновь вернулась к надменному состоянию
    - Сказала – буду смеяться последней, так и сделала
    Все эти перемены в лице, все эти ехидности, дурацкие, на его взгляд, вопросы всё больше вводили его в состояние «бабушки и компьютера». Правда не стоит всё же обобщать.
    - Выпьем, за знакомство? – внезапно,подмигивая ему, с ухмылкой предложила она
    -……С чего это вдруг?
    - Ты…..занятный
    - Занятный?
    - Да? Нет? Решай быстрее пока я не решила, что ты реально какой-то деградант!
    - Да! – вскрикнул он несвойственным ему тенором

    Он пошел за ней. В этот момент его одолевали странные мысли. Почему именно он? Что такого? Всё происходит так быстро. Голова трещала не на шутку, но не только это его беспокоило. Ему….ему было по странному хорошо с ней. Даже эта надменность, презрительность её лица. Было в ней что-то чарующее, как бы и не сказать – даже что-то от ведьмы. Они заворачивали за очередной угол. И вот, заветный маленький ресторанчик на цокольном этаже старого, ветхого дома. Внутри царила атмосфера народного гуляния. Или, по крайней мере, музыканту хотелось так думать. Они сели за стол у окна. Она заказала два пива, мимолетно добавив «За мой счёт! С меня должок!». Он никак на это не прореагировал, до конца не понимая, зачем он всё-таки пошёл с ней. Официант принёс два пол литровых стакана. Отпив немного, она начала диалог.

    V


    - Ты местный? – абсолютно спокойно спросила она
    - Да
    - Где учился?
    - В музыкальной академии, - уже немного успокоившись ответил он
    - Вот скажи мне, как тебя зовут? А, неважно. Скажи мне, «скрипач». Почему ты пошёл со мной? Ты меня совсем не знаешь. Повелся на обёртку? Или ты садомазо? Любишь, когда тебя унижают? – довольно резво говорила она
    - Я… не знаю. – ответил он, вновь взволновавшись
    - Не ври мне. – вновь эта смена лица, вновь серьёзная
    - Я действительно не знаю! – пресловутый тенор прорвался наружу опять
    - Ты остынь. У меня есть к тебе дело. – водя пальцем по кружке продолжала Челлистка, глядя на него мертвым взглядом, - Мне скучно. Я уже давно ни с кем не разговаривала по душам. Давненько никто не заглядывал ко мне домой вечерком…
    «Она?...Она что говорит!??»
    - Понимаешь, я вечно занимаюсь, вся в делах, постоянно завязана на этом оркестре. Никаких развлечений, а тут – ты!
    «Она это серьёзно?»
    - Такая находка. Слушай, не стану тянуть, к тому же, собеседник ты так себе. – ухмыльнулась она впервые за долгий промежуток времени – После этой посиделки – мы идём ко мне.
    В этот момент страх достиг своего пика. Однако, наравне со страхом, он ощущал безумное влечение к ней. Почему? Что с ней не так? Чем больше он смотрел в её темнейшие глаза, тем больше те два чувства вспыхивали в нём. Вопрос был лишь в том, какое возьмёт верх.
    - Я не буду повторять, отвечай. – всё так же спокойно она говорила
    - Я иду.

    VI

    Оплатив счёт, Скрипач и Виолончелистка вышли из маленького ресторанчика. До её дома, оказалось, было всего лишь 25 шагов. «Как удобно» - подумал он. Ведь действительно, и до зала концертного близко, и перекусить можно поблизости. Придя к в её квартиру, она решила взяться за дело без прелюдий. Раздевая друг друга, в пламенных объятиях и поцелуях, они перешли из прихожей в комнату, где она оттолкнула его на кровать. Он уже снимал оставшиеся на нём штаны, находясь в диком экстазе. На ней же, к тому моменту не оставалось ничего, что можно было бы принять за одежду.
    - Закрой глаза! – приказала ему его «Ведьмочка»
    Он закрыл. Он закрыл глаза, прибывая в столь экзальтированном состоянии, что на подобное описание ушла бы не одна тысяча слов. Места для мыслей не было, оставалась лишь дикая похоть его сердца, души. Красная, как языки пламени, жаждущие вырваться на свободу….




    Он открыл глаза, от ощущения холодного предмета в его сердце. Оцепенев, на его лице застыло вопрошающее «За что?». Длинный кухонный нож был вонзён прямо в пожар его естества. Черная бездна поглотила бушующее пламя.


    0


    Ссылка на этот материал:


    • 0
    Общий балл: 0
    Проголосовало людей: 0


    Автор: Leo Stein
    Категория: Проза
    Читали: 26 (Посмотреть кто)

    Размещено: 17 декабря 2017 | Просмотров: 33 | Комментариев: 0 |
    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2018 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.