«    Июль 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус | Партнеры--



Сейчас на сайте:
Пользователей: 1
Lemmy

Роботов: 1
Googlebot

Гостей: 15
Всех: 17

Сегодня День рождения:

  •     Alexias (15-го, 32 года)
  •     Endanor (15-го, 20 лет)
  •     valentain (15-го, 27 лет)
  •     vikiZima (15-го, 41 год)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Стихи молчание - не всегда золото 250 Filosofix
    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 1862 Кигель
    Дискуссии О культуре общения 100 Моллинезия
    Флудилка Время колокольчиков 198 Герман Бор
    Флудилка Курилка 1954 Герман Бор
    Обсуждение вопросов среди редакторов сайта Рабочие вопросы 517 Моллинезия
    Флудилка Поздравления 1635 Герман Бор
    Стихи ЖИЗНЬ... 1600 Lusia
    Организационные вопросы Заявки на повышение 775 Моллинезия
    Литература Чтение - вот лучшее учение 139 Lusia

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    Соб-баки 8+

    Сегодня сбили Ваську. Мы долго лежали на обочине и смотрели на него.

    - Нет, не встанет, - Заскулил Дружок, и засеменил на своё привычное место. В центре кольца.

    Мы все жили в центре круга. Здесь люди не ходят. Что это за круг? Спросите вы. Это центр дороги с кольцевым движением. Днём мы спим, так как машины едут сплошным потоком. Ни нам выйти, ни людям зайти. Удобно. И только с наступлением ночи, можно отправляться на поиск пропитания, да и просто побегать. Размять лапы, да и залежавшееся тело. Можно побегать за машинами. По гавкать. Погонять кошек или других собак. Чужих. У нас своя стая. Нас шестеро. И, теперь уже был, седьмой Васька. Он хоть и кот, но свой. В сахарную кость. Всегда с нами. Мы делимся с ним. Он с теми, кто не нашёл себе сегодня пропитания.

    Сам Васька пришёл на кольцо днём. Проскочил между машин. Ну, он же – Кот! Вёрткий!

    Мы, было, кинулись к нему – прогнать, но он поднял лапу и зарычал. Да-да! Почти как мы. Пришлось отступить. Только Шарик не отошёл.

    Пару раз гавкнул и даже сделал скачок в сторону постороннего. Кот повернул, опустил голову и упрямо пошёл на Шарика. Тому пришлось отступить, да ещё и вслед получить удар когтём по хвосту.

    Взвизгнув, Шарик убежал на другую сторону кольца. Васька упал под куст самшита, и проспал до ночи. А к утру притащил с десяток сарделек. Откупные. За это и был принят в стаю. Наверное, этот кот, в прошлой жизни был собакой. Как мы. Всё время проводил с нами. Днём отсыпался. Ночами промышлял или по-своему выл на луну.

    Васька никогда не жаловался на судьбу. Да мы бы его и не поняли. Всё же мы разные. И язык общения совпадал только телодвижениями или выражался добром и нервозностью. Нам ведь проще чем людям. Большинство жизненных проблем заключаются в основном понятии: Сыт ты или голоден.

    Если ты сыт, то проблем вообще не существует. Живи, гуляй, играй. Но если желудок сводит, а закинуть туда нечего, тогда не только заскулишь, но и завоешь. Тогда и кошачий и человечий языки изучишь и поймёшь. Лишь бы унять боль внутри себя. Кроме голода страшней всего – холод. От кинутого в тебя камня или палки, можно убежать. От летящей на тебя машины можно увернуться, а вот от холода не деться ни куда. Ни деревья, ни кусты не помогут. Не помогает и кинутая кем-либо тряпка. Она греет только снизу. Не плоха картонная коробка, но при морозе слишком уж тонка. Защитит только от ветра.

    Так вот с Васькой мы много не общались. Если вдруг к нам на кольцо забредал кот или кошка, то наш выходил вперёд, выгибался дугой и шипел. Да так громко и жутко, что и у нас шкура подрагивала. А когда противник понимал, что попал не в то место и не в то время, вот тогда мы все с весёлым лаем гнали не прошенного гостя по кругу. Машины не давали возможности убежать на обочину, и гонки могли продолжаться до того что мы аж запыхались.

    Если на кольцо забегала собака, то тут было проще. Лай и визг приводили гуляку в ужас и он, лавируя между машин, быстро ретировался.

    Васька же в это время лежал в сторонке и лениво наблюдал за всем одним, открытым глазом. В то время как второй глаз спал. Кот помахивал хвостом и удовлетворённо мурчал. Ему тоже не нравились чужаки. У нас своя, сложившаяся стая.

    Вот возьмите Дружка. Старый, умудрённый опытом пёс. Он для нас как отец. Из-за того, что старый, часто не может добыть себе еду. И зрение слабо, и сил маловато. С Дружком все по немного делились. Почти каждый вечер к кольцу подъезжала машина и человек бросал Дружку кости. Мы подозревали что это бывший хозяин, но подтверждения этому не получали.

    Из-за того, что старый, его и из дома то выгнали. Дружок одним из первых пришёл на кольцо. Шерсть клоками, блохи заедают, а он добрый. Всех нас приютил и примерил на этом кольце.

    Верба – полукровка Лесси. Хозяева бросили в аэропорту. Ну хватало прививок. Ждала два месяца, а потом стала пробираться домой. Избитая вползла на кольцо. Мы её выходили.

    Носик – мопс. Бросили, как и Вербу, но в Керчи у парома. Подобрал дядька на огромной машине. Довёз до нашего кольца и оставил. Просто. Без причин. Увидел, что нас много. Но в то время была зима и там, Носик бы замёрзла. Здесь, с нами, у неё появился шанс. Спасибо дядя и на этом.

    Шарик. Милый и умный двортерьер. Белый, с серым подпалом. Красавец, каких ранее не видывала. Вырос и жил на улице. Почти, как и я Герда.

    Я родилась в детском парке. Подъедалась в зоопарке. Выросла и мне намекнули знакомые. Видела, мол что наши понемногу пропадают, а тигры ночками шумят. Я всё поняла и быстро сбежала, попав на кольцо.

    Лайка. Красавица. И кличка Лайка. А вот не ко двору пришлась. Жила как петух в курятнике. Любые прихоти её исполняли. Пока… Пока не поехали на выставку таких же красавиц. И там оказалось, что не соответствует параметрам. Итог – у нас на кольце. Долго грустила и плакала. Вспоминала хозяев. Днями, во сне, всё бежала куда-то. Скулила и выла.

    Кстати, она первая из нас попала под операцию. Как это назвали наши мучители. Сначала поймали Лайку, Вербу и Носик, а потом, когда они вернулись, то поймали меня и Доню. Мы даже не успели пообщаться. Только и увидели, как те были измучены.

    Долго оставаться в неведении нам не пришлось. Уже в этот день нас усыпили, а когда проснулись, то всё тело ныло и болело. Зато в ухе у нас красовалось по жёлтой серьге. Которая очень необычно и приятно смотрелось в ухе Дони, как думаю и в моём.

    Потом, через несколько дней, нас с Доней отпустили туда же где и поймали.

    Было паршиво. Тошнило. Ничего не хотелось.

    Встретили нас дружелюбно. Даже Васька, который не отличался общительностью, пришёл и сел рядом, рассматривая швы у нас на животах. Потом подошёл, тихо муркнул, потёрся об лапу и ушёл под свои кусты.

    Это была величайшая сентиментальность с его стороны.

    Ну, в общем эти операции и стали моментом, с которого начался отсчёт нашего уничтожения на кольце.

    Доня! Донечка! Тихая девочка потеряшка, которая всю свою жизнь у нас, мечтала о том, что её найдут. Найдут и вернут на коврик возле кровати. Будут баловать косточкой от стола и будут кидать мячик. Это игра такая. Когда хозяин соглашается поиграть с тобой, он кидает подальше мяч, а ты бежишь и радостно несёшь его к ногам кидающего. Радость общения. Я такого не знаю. Я уличная.

    Ах, да! Я про Донечку! Только мы отошли от операции, швы под зажили, жизнь пришла в обычное русло.

    Ранним утром Доня еле взобралась на бордюр и упала под первым же кустом. Лежала и тихо скулила. Мы собрались чтобы послушать что случилось. Только она ничего не сообщала. Лежала, скулила и тихо смотрела на нас глазами, полными слёз. Первым решился подойти Васька. Обнюхал. Попробовал вылизать кровоточащую рану. Дико завыл и ушёл через всё кольцо. Там затих.

     Нам стало ясно – дело плохо.

    Дружок подошёл, лизнул нос Донечки и отошёл. Лайка и Верба легли рядом и стали зализывать раны. А их было много. Не большие, круглые, кровоточащие и болючие. При каждом прикосновении языков Лайки и Вербы, Доня вздрагивала. Днём, на солнце, мучений от жары и мух прибавилось. А к вечеру Дня отмучилась.

    Ночь. Все разошлись на поиски пропитания, а я не смогла. Перешла через дорогу и легла за углом. Я всё видела.

    Вернулись Дружок с Шариком. Они оттащили Доню через дорогу. Там, её уже мёртвую переехала машина, но ей то уже всё равно. Только я не сразу поняла, за что они так с ней?

    Только потом поняла. За мёртвым телом на наш круг, пришли бы люди. А это наше место. Там никого чужого не будет.

    Мы много мечтаем, но судьба вносит свои коррективы. Через месяц после Дони, новое «ЧП». Возвращаясь к утру на кольцо, мы обнаружили машину в центре кольца. Машина лежала кверху колёсами. Вокруг крутились люди. Много людей. Машину поднимали, переворачивали и собирали вещи.  Людей увезла большая белая машина. Разбитую машину увезли в другую сторону. Когда все наконец-то разъехались, мы пошли обнюхивать место трагедии.

    Васька нашёл кулёк с сухим кормом и, зарычав, утащил кулёк себе под куст.

    Мне было всё равно, и я пошла на своё место. Легла и собралась спать. Как вдруг произошло что-то не ясное. Пугающее. Я вскочила, взвизгнула, отбежала в сторону и зарычала. Прибежал Шарик. Стал всё обнюхивать, но ничего не найдя, тявкнул и ушёл. Я с оглядкой пошла к кусту, но звук повторился, и я отбежала.

    Пришли Шарик и Дружок. Долго ходили. Дружок был по выше, поэтому он заметил. На стриженом кустике, сверху, лежало нечто. С опаской стали обнюхивать что это такое? По запаху вроде собака. По виду щеночек. Стащили сверху под куст. От жары по дальше. Они ушли спать, а я легла и стала рассматривать это чудо.

    По виду щенок, но пахнет как взрослая. Странно.

    До следующего утра Кнопа (кличку мы узнали позже), лежала без движения. И лишь позже, стала шевелиться. Но она явная неврастеничка.

    Есть отказывалась, тихо скулила и почти не общалась. На седьмой день Васька принёс ей во рту сухого корма, того что он подобрал после аварии, но Кнопа и его не стала есть. А на восьмой день, когда я уже подумала, что Кнопа издохла, на кольце появилась – О чудо – женщина. Она ходила по траве, среди кустов, плакала и тихо звала:

    - Кнопа! Кнопочка!

    Я видела! Меня это сильно поразило. Женщина плакала. Вы понимаете? Она плакала из-за собаки! Из-за одной из нас! За мной никто и никогда не заплачет. Я не выдержала. Вскочила, залаяла и кинулась к женщине. Схватив её за подол юбки, потащила к себе. Сначала женщина сильно испугалась и даже вздрогнула, но потом пошла за мной. Еслб вы видели, как она обрадовалась, когда увидела Кнопу. Как её обнимала и целовала, а потом быстро пошла, села в машину, и они уехали.

    Ещё раз в жизни я увидела Кнопу. Как-то отдыхая под своим кустом, услышала звонкий лай. Открыла глаза и увидела большую, красиво сверкающую машину. Из окна выглядывала наша Кнопа, которая сидела на руках у женщины.

    Дверца машины открылась и на траву поставили большой пакет. Машина взревела и умчалась в даль. Подойдя по ближе и обнюхав содержимое, поняла. Вкусное. Громко залаяла. Прибежали другие, и мы честно растащили на куски большую вязанку домашних колбасок. Праздник.

    Настоящее мясо. Не какие-то объедки или очистки. Домашние колбаски. Вот Кнопе с хозяйкой спасибо! Порадовали!

    Но на это наши радости и кончились. Наступила чёрная полоса. Три ночи ужасов.

    В первую ночь сильно избили Лайку. Во вторую ночь досталось Шарику, а в третью ночь – пострадала Верба. Вернувшись они не в силах были что-либо сообщить и так и не дожили до вечера.

    Теперь уже мне с Дружком пришлось оттаскивать мёртвых с кольца.

     Нас всё меньше. Нет желания ни есть ни пить.

    Ваську! Нашего вёрткого, шустрого Ваську сбила машина. Это не спроста. Он очень переживал. Много думал и выл ночами. Нет нашего Васьки.

    Простыл и слёг Дружок. Ночные заморозки доконали его старые кости. Он перестал подниматься. Потом не стал есть то чем я с ним делилась. И тихо «ушёл». Но я смогла утащить его с круга. Сама. Мне плохо.

    Носик. Весёлая и болтливая. Любившая побегать за одинокими машинами.

    Кому же она помешала?

    К утру она прибежала счастливая. Неся в зубах пару кусков свежего мяса. Рыча и поскуливая быстро съела.

    А потом!!!

    Потом её рвало и выкручивало. Изо рта шла пена. Моментами она выла, плакала и лёжа на боку пыталась бежать.

    Видя всё это я убежала под дальний куст на кольце. Легла, закрыла глаза и уши лапой. Вой, стоны и крики длились вечно. Я порой думала, что умираю сама.

    И вот я одна. Это ужас. Полный.

    Дружок. Шарик. Верба. Носик. Лайка. Кнопа.

    Одна, маленькая как щенок, одна из нас выжила. Мы оставались здесь только с Носиком. Теперь одна.

    Сил стащить на дорогу, подругу – нет. Есть не хочу. Пить не хочу. Просто лежу.

    Но что мне мешает? Я же выросла одна. Всегда и везде была одна. Просто жизнь в стае легче. Нет, я не спорю. Иметь такую хозяйку как у Кнопы, мечта каждой собаки, но и жизнь в стае это вам не одиночество.

    Э-эх! И зачем я гоняла других собак? Теперь не осталась бы такой одинокой.

    У кольца остановилась машина. А-а! Старый знакомый. Машина с зелёным огоньком. Мужчина принёс куриных костей. Он и раньше нас баловал. Только сейчас я ничего не хочу.

    Мужчина свистнул. Ещё и ещё. А в ответ тишина. Нет никого. Одна я. Он прошёл по кольцу и нашёл мёртвую Носик. Взяв её за хвост, перетащил через дорогу. Зачем? Теперь это никому не нужно. Все ушли туда, от куда нет возврата.

    Подошёл. Схватил за загривок и потащил. Уложил в машину. А мне всё равно. Без разницы. Куда-то привёз. Уложил на тёплые тряпки в маленьком доме.

    Мучают и делают уколы, как на операции было.  Мне всё равно.

    А сегодня я захотела есть. Дали каши и кусок колбасы.

    Кашу с мясом.

    Кашу и кости.

    Мне кидали мячик, и я его приносила к ногам женщины. Может мне повезло, и я завела себе хозяев?

    Как же это прекрасно, иметь своего хозяина. Он тебя кормит, а ты с ним играешь. Ждёшь его прихода. Когда он возвращается то часто приносит что-то вкусное. Я весела и счастлива. Только иногда, в ночи бывает нахлынут воспоминания, и я вою на луну.

    В такие ночи хозяин пускает меня в свой дом, или сидит со мной на ступенях и курит.

    Люди! Вы же для нас как боги!

    За что же вы нас бросаете, бьёте, травите, избиваете и убиваете? Приютите нас, и мы всю свою не долгую жизнь отдадим за вас. Для служения вам.

    Когда бывает совсем плохо и захочется уйти из жизни – уйдите. Только не из своей. В вашей жизни будет ещё много счастливых моментов. Уходите из жизни тех людей, с которыми вам плохо.

    Удачи и счастья! Друзей и добра!


    +10


    Ссылка на этот материал:


    • 100
    Общий балл: 10
    Проголосовало людей: 1


    Автор: xax33
    Категория: Проза
    Читали: 34 (Посмотреть кто)

    Размещено: 27 декабря 2017 | Просмотров: 60 | Комментариев: 1 |

    Комментарий 1 написал: Эллениэль (28 декабря 2017 09:09)
    Будто автор в прошлой жизни был собакой. Так хорошо написано. После прочтения обняла своих двух Носиков.



    --------------------
    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2018 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.