«    Июнь 2022    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус |

Сейчас на сайте:
Пользователей: 0
Отсутствуют.

Роботов: 1
Yandex

Гостей: 32
Всех: 33

Сегодня День рождения:

  •     12Oliv (30-го, 31 год)
  •     OrinScrivello (30-го, 32 года)
  •     Rmlkarimv (30-го, 35 лет)
  •     vaddya18 (30-го, 27 лет)
  •     VirusBI (30-го, 34 года)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 2775 Кигель
    Флудилка Время колокольчиков 221 Muze
    Обсуждение вопросов среди редакторов сайта Рабочие вопросы 740 Моллинезия
    Стихи Сырая картошка 22 Мастер Картошка
    Стихи Когда не пишется... 52 Моллинезия
    Флудилка Поздравления 1822 Safona
    Флудилка На кухне коммуналки 3073 Герман Бор
    Стихи Гримёрка Персона_Фи 30 ФИШКА
    Флудилка Курилка 2279 ФИШКА
    Конкурсы Обсуждения конкурса \"Золотой фонд - VII\" 8 Моллинезия

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    Я за мир в Украине

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    Безрукий. Глава 3

    Глава III
    «Ловкость рук и не более»

    По запотевшему зеркалу было видно, что водица очень даже недурна. Сняв с себя одежду и бросив ее на пол, я стал потихоньку заползать в ванную.
    - Уухх...горяча, да...- Сказал я водрузившись наполовину в воду. Погружение занимало у меня как минимум с десять минут, а то и более. Проблематика таких процедур заключалась в том, что я не мог сразу булькнуться в воду - боялся обжечься. Ноги привыкают очень быстро, а вот седалище - увы, нужно постепенно опускать; Мне кажется, что в такие минуты я, как нельзя, похож на гамадрила...
    Минут сорок я лежал в воде и размышлял о сегодняшнем приеме и событиях двухнедельной давности. Дело в том, что на прошлой неделе Семеновы позвали меня к себе в апартаменты - на Малую Конюшенную,- в конюшню, как я ее называл. Обещались сыграть в вист и напоить меня Сингапурским пуэром. Надеюсь сегодня моя карта ляжет, а то в прошлый раз, напившись пуншем, я просадил половину зарплаты ! Привели черт знает кого потому что ! "Николай Федорович, извольте познакомиться, скульптор архитектурно-строительной компании "Петро-Арх", - Константин Викторович..." - Ээ - мм...как же его - черта зовут...забыл - вспоминал я, рисуя его мерзкую физиономию у себя в голове. - Константин Витальевич Аферистов.
    Приятно познакомиться, грязный карманник. - И мне, и мне тоже. Очень приятно будет вас надуть. - Давно ли вы играете ? - Ох, на прошлой неделе только научился. - Да, отменно врешь плебей проклятый ! - Я был зол, вспоминая этого проклятого Константина Ивановича. Никому и никогда я не проигрывал такие деньги, как этому Константину Ивановичу !
    Две недели назад, в пятничный вечер, я по привычке пошел в конюшню узнать подробности насчет нашей запланированной поездки на Валаам. Причем, я шел с расчетом именно узнать по быстрому и поехать к себе в Гатчину. Я не планировал задерживаться в этой конюшне. Захожу, смотрю - двое. Первый - это картежник этот Константин Викторович, сидит с бокалом в руке и беседует так миленько с Анастасией; А второй, видимо его приятель, молчаливый такой, - стоит один в прихожей, уставившись на портрет Ломоносова. Я, не здороваясь с ним, быстро снимаю туфли и прохожу мимо висящего Михаила Васильевича и этим, не обращая на последнего совершенно никакого внимания. Захожу в кухню, а там Иван Трофимович занимается откупориванием бутылки. Слово за слово, я уселся подле расспросить его про Валаам и не преминул таки испить пунша, и как-то внезапно быстро стался пьян. Ну а потом к нам пришли двое и предложили сыграть. Кто такой второй я так и позабыл, вероятно такой же картежник, как и первый. Я стался пьян, но не настолько, чтоб не в силах был держать карту. Поэтому решились играть.
    Этот мошенник заранее принес с собой крапленую колоду карт, о которой мы и не знали. Колода Ивана Трофимовича, которая всегда лежала на рояле - таинственным образом исчезла, мы искали ее по всей квартире, так и не нашли. Неудивительно ! За неимением другой мы стали играть колодой этого шулера. Я был так неосторожен, что и не заметил меток на картах. Иван Трофимович - это мой давний знакомый, хозяин дома (конюшни) , стоя с пуншем и сигаретой в руке сказал: - Константин Викторович, вытянемте жребий.
    Константин Аферистович помешал колоду, вернее подтасовал ее и стали тянуть. Мой король, Десятка у Ивана Трофимовича, семерка и шестерка у этих шельм. Разделились - я с Иваном и они вдвоем. Неудивительно ! И пошла игра.
    Три тысячи ассигнациями в первой партии, пять тысяч во второй ! К концу роббера мы с Иваном Трофимовичем в сумме проиграли тринадцать тысяч. Потом мои деньги кончились и я пьяный в порыве азарта стал звонить Арсению, просить привезти еще денег из моих сбережений. В итоге я проиграл больше двенадцати тысяч ! Только я один проиграл двенадцать, еще Ивановых денег сколько... Так вот, этот самый Виталий Константинович или как его там обокрал меня самым гнусным образом ! Настоящий ловкач, право ! Не знаю в каком месте он карты прячет, даже ума не приложу. К началу второго роббера я усердно следил за скульптором и поверил, поверил-таки в его фортуну и умение игры. Он ничем себя не скомпрометировал, а знаете почему ? Потому что он с самого начала следил за мной и заметил мою слежку за ним. Заметил и передал эстафету своему дружку ! Пока я следил, чтоб один вор не залез в карман, другой вор делал свое дело.
    Это я понял потом уже, спустя пару дней. В хмелю трудно уследить за всем этим и откуда вообще Иван Трофимович их откопал ? Разбойники ! Сходил, называется...
    Так думал я лежа в ванной, вода тем временем уже порядком подостыла и я принялся намыливать щетку. Ноги, руки, брюхо, грудь, шея, голова все почистил и помыл. Осталась только спина. Тишина наполняла весь дом, пока дело не дошло до спины:
    - Аааррсееенииий ! - закричал я во все горло.
    Через три секунды сверху забарабанили шаги по ступенькам. Через десять секунд он уже стоял передо мной солдатом.
    - На вот потри мне спину ! Я не могу так далеко ! - И я бросил ему в руки мыльную щетку, но угодил прямо в лицо
    - Ай ! Николай Федорович ! Куда вы кидаете !
    - Тебе кидаю пустоголов ты рыжий ! Чего ! Рязиня ! Ловить надо, а не ворон считать !
    - Да как можно-с, вы мне прямо в лицо кидаете !
    - Ну зубами ловить надо значит, как вот собаки ловят, а !?
    - А я что собака что ли, чтоб зубами ловить ?
    - Вот давеча меня спрашивала кухня́ эта собака ты или нет. Вот верный ты ?
    - Я ? Верный ли ?
    - Да, ты ! Да поди ж ты сюда ! Три спину ! - Арсений подошел с щеткой и принялся начищать мне спину. С минуту длилось молчание, пока он его не прервал.
    - Верный-с, всегда верный-с Николай Федорович !
    - Браво ! Хороший мальчик... А вот бегаешь ли ты по моим поручениям ?
    - Вы же знаете, что да...
    - Замолкаешь ли ты, когда я кричу на тебя ?
    - К чему все эти вопросы Николай Федорович ?
    - Да к тому, что по всем признакам ты самый настоящий пес ! И не сторожевой уличный пес, а домашняя собачонка - болонка ! Ты верный до тех пор, пока в твоей миске есть корм ! Пока я ставлю тебе оценки в зачетку !
    Ты бегаешь по моим поручениям, словно я кинул тебе вкусную косточку.
    Ты сразу же поджимаешь хвост и начинаешь трястись от страха, когда я кричу на тебя ! И вот скажи мне, чем же ты так особенно отличаешься от собаки ? - Арсений машинально тер спину до тех пор пока я говорил это, но когда я замолк трение прервалось и он ответил:
    - Я человек...Я... - Он недоговорил, бросил щетку в ванну и убежал. Я не понимал, что именно в моих словах его так задело. Привел, понимаешь ли конструктивную аналитику, аргументацию, что и как. А он, видите ли, обиделся. На что обижаться-то ? Что с собакой его поравнял, да так оно и есть ! Он похож на собаку, да...
    Хотя нет ! Он хуже собаки ! Собака уже давно укусила бы или в конце концов в тапки нагадила, а он что ? Терпит, пресмыкается ! Бесхребетный червь !
    Напарившись и смывши, наконец, все мыло я, вытирая полотенцем голову и стоя в ванной - поскальзываюсь на куске мыла назад и бьюсь головой о кафельную плитку. Она, разбившись, отламывается и падает в ванную вместе со мной.
    - А...А... - стонал я от боли, лежа в ванной с разбитыми кусками. На секунду мне показалось это карой за мои слова в адрес Арсения, но я тотчас же проклял его и этот несчастный дом. Я сильно ушиб голову, и место удара пульсировало болью. За сегодняшний день это уже третья или четвертая напасть. Я лежал и проклинал все, держась за голову. И никто, никто не пришел мне помочь !
    Вытершись досуха и одев халат я, все еще держась за голову, поднялся к себе на верхний этаж, чтобы надеть свой костюм и убраться поскорее прочь отсюда. В комнате было достаточно тепло, гораздо теплее, чем утром. Дрова почти догорели, остались лишь тлеющие угли. Я подошел к кровати и посмотрел на лежащий костюм. Так, а штаны где ? Пиджак вычищен - хорошо, рубашка чистая, вроде...Стал искать портки, но их как не бывало. Весь шкаф перерыл - не нашел. Подошел, пнул со злости мраморную гору так, что все разлетелось в разные стороны. Через пару минут, видимо услышав шум наверху, пришла Марья Степановна и доложила, что все штаны в стирке и что последние относительно чистые штаны, в которых я вчера пришел - тоже в стирке и идти мне не в чем.
    - И что, мне теперь в трусах идти что ли ? - сказал я уставившись на кухарку.
    - Сами просили постирать вещички-то, я откуда знаю что у вас есть, а чего у вас нету ?!
    - Скоро высохнут-то ?
    - Часа через три должно быть...Я пойду, посмотрю, может в кухне есть какие, а то вы вечно разбрасываете все...
    Я ничего не ответил, просто подошел к окну и уставился на соседский дом. У меня уже недоставало нервов, вся моя злоба как будто испарилась, и остался только один конденсат уныния. Возможно сегодня не мой день...Тогда что было вчера, позавчера ? Тоже, тоже не мои дни ! У меня черная полоса наступила, меня прокляли. Надо исповедаться в церкви, мне нужно отпущение грехов. Давно ли я исповедовался ? О Боже, я даже не помню когда в последний раз был в церкви ! Это кара божья... Как быть теперь ? Надо идти в церковь срочно. Или к Семеновым ? Не, лучше к Семеновым; Сначала к ним, а после к Богу...


    Снова приходит кухарка:
    - Николай Федорович, а вот позабыла совсем, есть панталоны ваши, прибраны были у меня на кухне, вот - нате, посмотрите... - Обернувшись, я увидел свернутые в трубочку черные брюки, которые я потерял, как только въехал в этот дом.
    - Откуда они ? Я их искал, найти не мог.
    - Вот на кухоньке лежали за печкой, я все думала, чего за портки такие не Николая ли Федоровича портки... да вот нейдет Николай Федорович за ними, видать не его портки значит. Ну думаю ладно и так портки-то не очень, употреблю по хозяйству, вот колбаску заворачивала, что вы привезли с города...Вот как холодильник сломался так и пригодились, тряпочек нет никаких, да думаю дай в штанишки заверну от мух и прочих тварей, и пригодились - хорошо как. А то, что штанишки....
    - Замолчи уже ! - оборвал я, не силах больше слушать ее болтовню. Все что она сказала я пропустил мимо ушей, лишь подошел и выхватил брюки у нее из рук. Бегло бросив взгляд на пропащие брюки я подумал, что уж не все так плохо, что я наконец таки выйду сегодня из дома и успею на прием.
    - Ладно, сойдут и эти, ступай ! - Она, ничего не сказав, развернулась и ушла на кухню, а я принялся надевать брюки и вставлять ремень. Лакей постарался и начистил обувь, пока я мылся. Я надел белую рубашку и принялся за пиджак.
    Вот я просунул одну руку, вот засовываю другую; застегиваю пуговицы, наклоняюсь завязать шнурки, как чувствую какой-то треск. Хм, - подумал я - вроде рукава в порядке, стал завязывать второй ботинок, как опять тот же треск. Я, было, потянулся пониже, думал дощечка скрипит на полу и услышал серию тресков. Баа ! Порвал ! Бегу к зеркалу и в самом деле вижу на спине огромный разрыв, словно медведь по спинке похлопал. Топнув ногой и сорвав с себя рваный пиджак вместе с пуговицами, я подхожу к окну и выбрасываю его во двор !
    - Au revoir mon ami soyeux* - крикнул я ему на прощание.
    * Пока мой шелковистый друг

    Нужно поскорее выйти из этого Гатчинского круга ада. Да в рубашечке, боюсь, прохладно будет вечером, надену ка жилет черный, что угодно, лишь бы поскорей уйти отсюда.

    Боже мой, сколько уже времени потрачено впустую. Теперь я точно опоздаю к Семеновым ! Еще надо к бабушке заглянуть, проведать ее. Опять придется полчаса выслушивать ее жалобы, праздные расспросы о том куда я еду, что я буду делать, а во сколько уеду, приеду...точно на допросе каком !
    Элеонора Петровна Нелюбова - моя бабушка, старая женщина уже давно отжившая свое. Я ее знаю несколько больше, чем знал моего деда. Так как ни к кому более у
    меня не было такой привязанности, как к ней. Да я ее, можно сказать, любил даже. Она меня часто навещала после того, как я уехал от родителей. Чтоб расставить наконец-таки все точки над и - я дам себе волю набросать пресный очерк моей скудной жизни и поведаю вам, мои сиятельнейшие, все, достойные беглого внимания, моменты моего отроческого и юношеского взросления. Сызмалетства я был обделен любовью - я это понял по счастливым лицам моих сверстников. Впрочем, я не особо печалюсь на этот счет, если уж Боженька уготовил мне все эти мытарства и горечи, то варианта, как только принять - не остается. Ранее я обозначил, что воспитание мое шло одним лишь отцом. Мать, которая была своего рода узницей отцовской тирании и монопольного своевластия - не участвовала в моем взращивании, для нее оно было под запретом и поводья всегда были в руках моего отца. Как и доподлинный кучер, он так же бранил меня по каждому поводу и сделавшись пьяным так же стегал меня узловой веревкой словно кнутом. Мы жили втроем в городе "Л", чудной город со своими правилами и бытом. Там я пошел и закончил школу. Учился я, как вы понимаете, - отлично, ибо за скверную успеваемость на мне и живого места не было бы. Друзей у меня тоже никогда не бывало. Отец считал их помехой и отвлечением от насущего. Я перенял все самое дурное от него, стал его отражением - таким же черствым и жестоким. После окончания школы отец заявил мне, что мне пора выметаться из дома и самому устраивать свою жизнь, что я человек уже взрослый и ему постыдно кормить меня. Я, ни слова не сказав, собрал свои пожитки и на следующий день купил билет в один конец - в Петербург. К вечеру я уже оказался на вокзале и не спал всю ночь, мне докучали постоянные объявления и вшивые бездомные, слоняющиеся взад и вперед. Чем я отличался от них ? Практически ничем ! Я стал обдумывать дальнейшие действия, нужно было срочно становиться на ноги, иначе бы я пополнил их ряды. У меня был скоплен некоторый капитал, на который я временно жил до первой зарплаты. Работа была самая самая плебейская - кочегар и разгрузчик угля, постоянная грязь и дым. К концу лета я поступил в училище, закончил бакалавриат, магистратуру и аспирантуру. Стал доцентом кафедры физики и с тех пор преподаю. Так как тесных отношений мой отец со своей матерью не поддерживал, то бабушка узнала о моем отъезде не скоро. Она насилу выудила мой адрес у отца, который я посчитал необходимым оставить ему в случае чего. Первый приезд ее оказался мне несколько в тягость, я никак не мог найти подходящих слов, чтоб объясниться, хотя сама она открыла всю душу нараспашку. Понемногу я стал привыкать к ее визитам, а порою даже иногда, но не всегда, - ждал ее приезда, чтоб узнать новости о родителях и дедушке. Я так много работал, что с момента моего отъезда был на родине, в городе "Л" - всего два раза и то была необходимость получить некоторые документы. Я пробыл у родителей минуток с пять, право, лучше бы и совсем не заходил...
    Бабушка таки заставила меня навестить ее и деда в Гатчине. Как бы ни была весела и добродушна бабушка ко мне, чуждость и холодность деда к малознакомому внуку - все сводило на нет. Сознательно, то есть, не считая глубокого детства, я видел деда всего два раза. Первый раз в тот день - в Гатчине и второй раз в гробу, в крематории близ Петербурга, - там же я последний раз видел отца и мать.
    Я не был на поминках, но на следующий день после похорон я не замедлил отправиться в Гатчину - к бабушке и вот с три месяца уже живу у нее. Родители, по прежнему, живут на родине. А остальная история, вам, дорогие мои, - уже известна.
    Я спустился с верхнего этажа и направился в комнату к бабушке, она занимала внизу смежную комнату с кухаркой. Бабушка ютилась в маленькой комнатушке и никогда не любила просторов. Дед почивал всегда наверху, в комнате, в которой сейчас сплю я. Верхний кабинет, который пустовал до моего приезда, теперь забит макетами моей университетской установки и электродеталями. Я тихонько приотворил дверь в бабушкину комнату и посмотрел в щелку. Она лежала на кровати и читала утреннюю газету. Она совсем не двигалась и мне на минуту показалось, что она вообще спит. Похоже на этот раз можно будет обойтись без визита. Я осторожно стал закрывать дверь, как тут из за нее раздался дряблый голос:
    - Кто там скребется ? Марья, ты ?
    Я спешно отворил дверь и, бодро ступая, вошел с приветствием:
    - Доброе утро бабушка! Как почивали ? - Ее лицо немного преобразилось, и сразу же появилась улыбка. Похоже, что она была рада моему визиту и хотела многое и многое мне рассказать.
    - Да как обычно, вот только жара ночью невыносимая. Ты куда жилетку-то напялил, вспотеешь весь !
    - Вечером прохладно будет, да и ветер....
    - Ну... все тебе холодно, жара такая стоит, а тебе холодно ! Марья окна ночью открывает проветрить, но столько комарья налетает - ужас ! Приходится будить Арсения, чтоб комаров ловил, сетка не помогает, видимо они как-то проскальзывают через нее. Спать совершенно невозможно. - Сказала бабушка, попутно кивая головой в стороны. Она всегда так делала, когда была чем-то недовольна.
    - И как, справляется ?
    - Еще как! Парень-то бойкий, ловкий! Да чего уж там, говорит: "Элеонора Петровна ! Комар на потолке - вон и пальцем показывает ! Сейчас за стулом сбегаю-с, убью гада !" - смешной такой, голубчик. Я ему отвечаю: "Да Бог с ним, пусть сидит себе, нечего ! Высоко больно !" - Так нет же, упрашивал, говорил, комар всю ночь будет летать, кровь сосать, а может и наверх к Николаю Федоровичу залетит ненароком. Смешной такой !
    - Гоняйте его, гоняйте. Нечего рассиживать по углам !
    - Так прибежал со стулом, тапок взял, да и не дотягивается до потолка-то. Я ему говорю: "Слезь дурачина! Упадешь - шею свернешь !" А он мне: "Не беспокойтесь, почти достал, почти достал ! " Смотрю, в струну вытянулся, как ужонок, тощий до чего ! Да не может достать все равно, как бы ни старался, потолки-то у нас оно какие...
    - Так представь себе Коленька, - прыгать начал на стуле ! Прыгал, прыгал и допрыгнул таки ! Чуть стул не сломал, а комара все же убил, молодец конечно, но, малясь, дурной парнишка.
    Пока я слушал рассказ Элеоноры Петровны меня вдруг стали посещать некоторые наводящие мысли. Я вспомнил свое приземление на кухне... Сломанная спинка стула, прыжки в длину....Так вот оно что... Я был прав, эта дурья башка стул развалила и отнекивалась еще. Чуть ли не лбом бился доказывая свою правоту ! Жулик ! Врал и не краснел - плебей проклятый ! Ну я его огрею поленом, щенка ! Бабушке не буду рассказывать все подробности эти, он у нее в любимчиках щеголяет, хотя она и бранит его, пуще меня, бывает.
    - Да, это он молодец. - Сказал я, скрывая свою злобу и нетерпение. Я должен был бы уже давно выйти из дому. Взглянул на часы - половина третьего...Merde ! Merde ! Опаздываю....Нужно срочно отделаться и выдвигаться:
    - Я тебе вентилятор куплю, чтоб воздух гонять. Будет не так жарко и окно открывать не придется... - Сказал я скороговоркой.
    - Ох да, Коленька, хорошо было бы. Духота страшная ночами, спать невозможно.
    -Эмм... Мне пора, бабушка, у меня встреча кое с кем назначена... - Сказал я, плавно пятясь назад к двери. Воскресный прием у Семеновых начинался всегда по расписанию - в шесть вечера и мне бы не очень хотелось опаздывать.
    - Ладно бабушка, мне пора на...
    - Опять в свой круг ? - перебила меня Элеонора Петровна, нахмурив брови.
    - Да это и не круг вовсе, так - дружеские встречи.
    - Да знаю я ваши встречи... Что ж, иди, если опаздываешь. Да вот не забудь что привезти хотел !
    - Аа, так это обязательно, что же я ... Я помню все. Ну, до свидания бабушка.
    - До вечера? - спросила меня бабушка, окидывая меня тем самым насмешливым взглядом, когда я отправлялся в воскресенье к Семеновым.
    - До свидания... - Я улыбнулся виноватою улыбкой и вышел за дверь. Хорошо, что на этот раз все прошло достаточно быстро.

    Причесавшись перед зеркалом в своей комнате, я дал последнее распоряжение Арсению не забыть убрать комнату и в остальное время помогать Элеоноре Степановне, тот молча, кивнул, видимо он был на меня в некоторой обиде, и ушел вниз. Я проверил перед выходом все ли я взял; Документы, деньги, сигареты...Ахх, вспомнил....Придется потратиться сегодня на эту несчастную бутыль еще, чем им не понравилось предыдущая ? Этот Алексей Дмитриевич совсем зазнался уже, наглеет...
    Я быстро спустился с лестницы и вылетел из дома, чуть не сорвав в конец дверные петли, она хлопнула и я направился спешным шагом на остановку.

    0


    Ссылка на этот материал:


    • 0
    Общий балл: 0
    Проголосовало людей: 0


    Автор: UncleAlex
    Категория: Проза
    Читали: 103 (Посмотреть кто)

    Размещено: 30 марта 2019 | Просмотров: 162 | Комментариев: 0 |
    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2021 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.