«    Август 2020    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус |

Сейчас на сайте:
Пользователей: 1
v_nolletov

Роботов: 2
YandexGooglebot

Гостей: 8
Всех: 11

Сегодня День рождения:

  •     NastyaSklyarov (11-го, 7 лет)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 2446 Кигель
    Стихи Стихи для живых 82 KripsZn
    Флудилка Курилка 2214 KURRE
    Проза Бог знает лучше. 0 Azad
    Рисунки и фото Мой обычный и не обычный декор и живопись. 7 минна8
    Флудилка Поздравления 1767 mik58
    Флудилка Время колокольчиков 205 Lusia
    Проза Приглашаю всех желающих в новый проект! 0 Furazhkin
    Рисунки и фото свободный художник 275 Pavek
    Флудилка На кухне коммуналки 3058 ТатьянаМ

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    А мне сто грамм!

    Жизнь Лидии Васильевны разделилась на «до» гибели дочери и «после». Получив страшное известие, свет в этом мире для неё померк навсегда и «после» была уже не жизнь – она сама умерла. Осталась бездушная оболочка, продолжавшая существование на этой бренной земле, по инерции подчиняясь выработанным за долгие годы привычкам, и, включаясь в обыденный ритм дня.

    Ела без аппетита – вкус еды пропал совсем. Утром ограничивалась стаканом чая и булочкой, и то, немножко отщипнув от сдобы, жевала медленно и долго, уставившись в воображаемую точку на стене. Нередко по вечерам, эта немаловажная функция для организма, вообще пропускалась.

    Ночами подолгу не могла заснуть и только ближе к утру, вконец измученная, она проваливалась в бездну, а под трезвон будильника вырывалась из когтей кошмаров мокрая от пота это был весь сон.

    Некогда весёлая и жизнерадостная за год постарела: высохла, а светло-серые глаза выцвели и впали, образовывая ощущение пустоты глазниц. Живой механизм проходил мимо незнакомых лиц, не обращая на них внимания, и мимо знакомых – не отвечая на их приветствия.

    На работе такая отрешённость сослуживцев настораживала, но предпринимать решительных действий в отношении тронувшейся умом из жалости никак не решались.

    Друзья и знакомые первое время пробовали вывести Лидию Васильевну из депрессивного состояния, но все их попытки оказывались тщетными. Несмотря на сочувствие, многие посчитали самым разумным просто оставить её в покое и дать возможность вдоволь упиваться собственным горем.

    Единственные дни, когда она оживлялась выходные. С восходом солнца: быстрые сборы из нехитрой закуски и нескольких бутылок с водкой, по дороге успевала забежать в цветочный магазин за любимыми Настюшкиными ромашками, потом на автовокзал и полтора часа на междугороднем автобусе в столицу Кузбасса, а там с пересадкой до конечной остановки "Кладбище № 2 ". 

    С каждым днём кладбище разрасталось с невообразимой масштабностью, пополняясь новыми "положенцами". Огромное море разнообразных памятников нахлынуло на колхозные поля, оттеснив их далеко-далеко назад. Одним боком оно вгрызлось в лес, другим подпёрло откормсовхозовские коровники. И, вот уже угрожает питомнику собаководов МВД захватить в свои владения.

    Город мёртвых встретил Лидию Васильевну вороньём. Крупные, чёрные птицы с громким криком с высоты полёта высматривали, чем поживиться. Опускались на памятники или на оградки и, схватив с могил оставленные угощенья, разлетались по сторонам поминать усопших.

    Лидия Васильевна отлично ориентировалась на местности: как моряк со стажем лавировала в лабиринте между оградками. Правда местами ей приходилось пробираться сквозь высокую заросль бурьяна заброшенных могил, но в итоге вышла выверенным курсом к последней аллее.

    Скоро у тебя добавятся новые друзья, на ходу проговорила она, не увидев привычной кладбищенской ограды, что находилась сразу же за могилкой дочери. Ограждение самого кладбища единственное подвижное сооружение.

    Теперь, открывался свободный доступ к полосе дороги, за которой шумел лес из невольных соседей: берёз, тополей, осин и боярышника. Перешептываясь, они передавали друг другу истории умерших. Зная судьбы захороненных, знали и свою. В трепете, но с достоинством "ствол – к стволу", готовы были принять участь: ещё пару дней и деревья спилят, освобождая пространство для вечности.

    Лидия Васильевна подошла к могиле, отгоняя обнаглевших птиц:

    Кыш-кыш.

    Хлопая крыльями, они отскакивали на безопасное расстояние, не намереваясь улетать. Они важно вышагивали кругами, наклоняли набок головы и, сверкая чёрными бусинками глаз, любопытствовали, чем на этот раз вкусненьким придётся полакомиться. Приоткрыв клювы: "Кхррр! Кхррр!" переговаривались между собой, обсуждая меню.

    Лидия Васильевна огляделась – кладбищенское пространство лежало как на ладони. Перебрала в памяти всех, кого встретила по пути: смотрители в сторожке, копщики работающие у центрального входа, мордатые парни у могилы вора в законе. Если не учитывать пожилую чету, то из живых рядом никого, — сделала мысленно вывод и, удовлетворённо вздохнув, вслух произнесла: «Здравствуй, доченька!»

     

    Женщина, вам плохо? Как себя чувствуете? тормошили Лидию Васильевну, лежащую на могильном холме. Она приподнялась, отстраняя протянувшие к ней руки сочувствующих. Грязными руками вытирая ещё не просохшие слёзы, размазала их по лицу и опухшим глазам.

    Всё нормально, ответила глухим, скрипучим голосом, поправляя выбившиеся из-под чёрного платка седые волосы.

    Может валерьянки? Толь, глянь в сумке, на хлопоты Лидия Васильевна отмахнулась.

    Напугали нас, больше часа плакали, а тут раз, и тишина. Рядышком папенька мой похоронен. Кто у вас, муж поди? поинтересовалась сердобольная женщина, помогая ей встать с земли на ноги.

    Дочь.

    Да что вы? Хм, надо же такому быть.

    Единственная, кровиночка моя, мать погладила чёрно-белую фотографию, с которой улыбалась молоденькая девушка с миленьким личиком и ямочками на щёчках.

    Мужчина прочитал дату.

    Семнадцать лет? Молодая совсем, удивился он, не зная как спросить о причине смерти.

    Убили...

    Возникло неловкое молчание. Лидия Васильевна, скрестив руки, погрузилась в свои мысли. Первым не выдержал мужчина: «Валентина, нам пора».

    Да, да, идём. Извините. А может и вы с нами до автобусной остановки ? Уже вечереет…

    Идите, я на следующем, ещё с дочкой побуду. С богом!

    Дождавшись, когда супружеская пара исчезнет из вида, присела на скамейку, доставая из сумки бутылку водки. Всковырнув за металлический язычок, сорвала пробку. Мерными бульками наполнила прозрачной жидкостью гранёный стакани и пузатую стопку. Стакан поставила на соседнюю могилку, сверху прикрыла куском хлеба и сдобрила щепотью соли.

    Михалыч, следи там за дочкой, чтоб никто не обижал.

    Судорожно вздохнув, не торопясь, не морщась, выпила в несколько глотков содержимое стопки. Вместо закуси прикрыла ладонью рот, зажмурилась и по щекам потекли слёзы, оставляя длинные, влажные дорожки. Не давая долго пустовать ёмкости – наполнила, аккуратненько поставив рядом на скамейку. Достала из сумки небольшую палку колбасы и глубоко вдохнув её аромат залпом опрокинула в себя очередную порцию водки, наконец, закусив добрым куском копчёности. Очередная доза горячительного уже томилась в ожидании своего приёма, пока с аппетитом пережуют деликатес. Долгожданное, облегчающее состояние опьянения не наступало. Лидия Васильевна стянула с головы платок и разрыдалась.

     

    Нудный стрекот сверчков прервал хороший, крепкий сон. Тело, похоже, давно онемело от холода, но только сейчас донесло до одурманенного алкоголем мозга сигналы: дрожь и постукивание морзянкой вставной челюстью. Вопреки ему съёжилась, натянула кофточку на голову и попыталась вновь раствориться во сне. Холод, исходящий от сырой земли продирал до костей, больше терпеть мочи не было. Открыла глаза: «Мелкие блестки, рассыпанные по иссиня-чёрному ситцу неба! Ночь! Ах, какая красота и благодать, если бы не собачий холод». Лидия Васильевна, привычная так засыпать, не сильно этому обстоятельству удивилась. Вытянула затёкшую ногу, задевая под лавкой пустые бутылки, и те недовольно звякнули. Опираясь на ладони, встала на четвереньки, настраиваясь подняться на ноги. Голова невыносимо гудела, словно по ней стучали молотком.

    Дочь, помоги, она подползла на четвереньках до памятника, случайно смахнув с надгробия, сиротливо стоявший гранёный стакан. В этот момент слух уловил приближающийся шорох колес.

    На всякий случай, Лидия Васильевна пригнулась, спрятавшись за памятник: «Машина ночью возле кладбища ничего хорошего не сулит. Лучше переждать, когда проедет", мурашки побежали по спине от дурного предчувствия: "Да кому я старая нужна", успокоила она себя.

    Свет от фар разрезал темноту. Машина поравнявшись, покашляла, пофыркала и заглохла напротив. «Вот чёрт, прости Господи! Ещё этого не хватало», проговорила шёпотом. Инстинкт самосохранения заставил снова лечь на землю.

     

    Двери машины открылись, из салона полилась песня на иностранном языке, подхваченная ночным эхом. Вышли двое мужчин. В потоке лунного света не только фигуры, но и лица были хорошо различимы. Тот, что вышел со стороны водительского места, открыл капот, второй покачиваясь, встал рядом, подсвечивая маленьким фонариком.

    В автомобиле началась возня. Женский визг и мужской окрик заглушили музыку.

    Мы до дамбы доберемся или здесь ночевать придётся? послышался из салона грубый мужской голос третьего.

    Что не терпится? ответил водитель, выглядывая из-за капота.

    Покойников не люблю.

    Не стесняйся, они никому не расскажут... остальные слова смешались со смехом второго парня.

    Из машины резво выскочил по пояс раздетый третий. Его крепкий торс "маечкой" украшали наколки. Сдабривая слова отборной бранью закричал: «Ты чё баран, в натуре оборзел ? Тебе базар нужен или процесс ?»

    Шутник со всей злости бросил о землю металлический предмет и грудью пошёл на парня в наколках: «Хлеборезку закрой…»

    Спор из смеси непонятного жаргона и нецензурных выражений готов был перерасти в стычку двух быков.

    Э, э! Смотри! выкрикнул второй, до сего момента спокойно наблюдавший перебранку, указывая на убегающую в сторону леса девушку.

    Все трое кинулись следом. Перемахнув через придорожную канаву, в мгновение скрылись среди стволов деревьев. Один вскоре вернулся, захлопнул капот и сел за водительское место, пробуя завести двигатель. Потом появились у кромки леса и остальные.

    Второй шёл к машине заметно в приподнятом настроении, а следом за ним и парень в наколках, схватив жертву за волосы: «Наливай стресс снять», приказал он ему вдогонку. Тот выудил из салона бутылку, два стакана, разлил и теперь ждал. Третий волоком дотащил упирающуюся беглянку обратно к машине и, преодолевая тяжелое дыхание, со злобной ухмылкой спросил у неё: «Спортсменка, пить бум, не бум?» Она завизжала, попыталась вырваться, но крепкие и цепкие руки держали надежно. « Значит бум», — пару раз ударил её головой об багажник, взял протянутый к нему стакан: «За любовь!» — произнёс тостом и заглотнул содержимое: «Наливай ещё, мадам выпить желает».

    Попытался влить содержимое стакана ей в рот, но ничего не вышло, тогда третий пришёл ему на выручку.

    Двигатель чихнул и заработал.

    Всё, садитесь, поехали, выкрикнул водитель.

    Щас.

    Вы развлекаться будите, а я смотреть? Поехали!

    — Щас сказал. Мадам или леди, как позволите к вам обращаться? Пей, не то хуже будет, — не унимался третий, пытаясь разжать челюсть девушки.

    — Действительно поехали, — произнёс второй и, предоставляя парню в наколках справляться с непокорной самостоятельно, сел в салон машины.

    В следующее мгновение.

    В серебристом свете полной луны из крайней могилы поднялось тело в белой сорочке не скрывающей выпирающих костей и обвислой груди. На чёрным лице горели безумием белые глаза, седые патлы торчали в разные стороны. Протягивая гранёный стакан в костлявой руке, оно произнесло надломлено-скрипучим голосом: «А мне-е сто грамм!» Разинув щербатый рот, двинулось к ним навстречу в неестественно-ломаной походке, широко расставляя босые ноги.

             «Ха-ха-ха!» :эхо разносило по кладбищу дикий звук, и казалось, оно не просто смеётся, а призывает мертвецов восстать из могил под покровом ночи.

     

    От неожиданного зрелища кровь застыла в венах. Как заворожённые трое бравых парней смотрели на существо, не в силах пошевелиться. В какой-то момент релюшка самосохранения в мозгу молодых людей наконец-то перещёлкнулась, и шок сменила единственная мысль, запуская реакцию: «Бежать, спасаться!»

    Машина взревела и с пробуксовкой стартанула с места, оставляя третьего в полном недоумении. Тут же, уловив критичность своей ситуации, он со всех ног рванул следом, истошно выкрикивая брань. Через пару метров машина притормозила, подхватывая на борт ошалевшего от ужаса товарища, и в считаные секунды исчезла из вида.

    Лидия Васильевна подошла к лежавшей без сознания девушке, похлопала её по щекам. Заметив на дороге бутылку, с горла набрала в рот водку и прыснула в лицо, приводя в чувство горемыку.

     

    История реальная, произошла в 87 или 88 году, точно не могу сказать.

     

     


    0


    Ссылка на этот материал:


    • 0
    Общий балл: 0
    Проголосовало людей: 0


    Автор: Ёлка Рождественская
    Категория: Проза
    Читали: 29 (Посмотреть кто)

    Размещено: 29 января 2020 | Просмотров: 36 | Комментариев: 0 |
    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2020 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.