«    Апрель 2021    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус |

Сейчас на сайте:
Пользователей: 0
Отсутствуют.

Роботов: 2
GooglebotYandex

Гостей: 9
Всех: 11

Сегодня День рождения:

  •     Pethen (19-го, 25 лет)
  •     something_good (19-го, 23 года)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Флудилка Курилка 2232 Muze
    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 2574 Кигель
    Флудилка Поздравления 1787 Lusia
    Стихи моховые песенки 0 Зелёный-Мох
    Проза Галлерея портретов вымышленной династии (цикл иллюстрированных саг) 0 Зелёный-Мох
    Рисунки и фото Чёрно-Белые Галлюцинации с Древнего Марса 7 Зелёный-Мох
    Стихи ЖИЗНЬ... 1646 Lusia
    Флудилка Время колокольчиков 209 Моллинезия
    Обсуждение вопросов среди редакторов сайта Рабочие вопросы 596 Моллинезия
    Организационные вопросы Заявки на повышение 801 Евген

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    Сказ про дураков. часть 2

    годится,

    не всякая сказка людям указка.

     

     

     

       Люди говорят: «Взялся за гуж, не говори, что не дюж». И это верно, начал сказку, так и до конца досказывай. Так я что, я и не против. Врать не устать, было бы кому слушать. Да только вот сказке сказочник не указ – она сама себя ведёт, только поспевай. Потому строго меня не судите, и ответов не спрашивайте прежде времени.

      Одно только могу сказать – не дошли дураки до старшого брата, а почему – кому интересно, до конца дослушает. До старшого не дошли, а вот с меньшим познакомиться довелось. Да и как не познакомиться? Если леса не знаешь, все тропинки на болото ведут. Есть в народе поговорка: «Болото тихо, да жить на нём лихо». Ну, кому как!

      Сколько времени шёл Толян в темноте, продираясь сквозь кусты и валежник, таща полу обезумевшего друга, я не знаю. Хорошо ещё, Вовец сам ногами перебирал, хоть и плохо, а всё не на себе волочь. Да только рано или поздно увидели дураки просвет между деревьев. На дурацкое счастье, Луна на небо вышла, да такая, какая бывает только в глуши. Лунный свет, хоть и холодный, но посередь ночи и ему рад будешь, особенно в лесу.

      Вышли братаны на полянку перед местным озерцом. Берега заболоченные осокой да рогозом заросли, а с полянки берег чистый и пологий, к тихой заводи спускается. Усадил Толян Вовца на сухое место недалеко от озера, а сам к заводи побежал. Во рту пересохло то ли от дедова угощения, то ли по лесу блукать запыхался. Напился, умылся, отдышался, да на друга обернулся. Глядит, и понять не может, как же это так быстро всё получается-то, только он отвернулся…

      Сидит Вовец, на лице улыбка глупая, а изо рта слюна капает. А около него три девки пристроились одна на ухо шепчет, вторая за руки берёт, а третья уже и за шею обнимает. Выпрямился Толян во весь свой немалый рост, и к компании направился. Девки тоже не дремлют, одна навстречу встала, а из зарослей камышовых и другие появились. Глаза у всех звёздами горят, руками манят и лепечут что-то. Только вот невдомёк нечисти, что чарами этими можно ум человеку заморочить, а если ума нет…

      Подобрал Толян палку посучковатее, и встал наизготовку. Девки поджались, будто кошки спины выгнули, шипят, кикиморы, но не уходят. Скулы обострились, носы вытянулись, когти и зубы откуда ни возьмись появились. А у утопленниц плесень серо-зелёная на коже выступила. Глаза у всех, как чёрные дыры, а сами полукругом выстроились.

      Эх, поднял Толян палку над головой, и с матом в самую середину ринулся. А девки видно тоже не большого ума были, не оценили противника, в бой ввязались. И понеслись клочки по закоулочкам. Клочья, визги, треск, шипение и мат. Всех птиц в лесу перебудили. Один Вовец посреди этой сечи сидел и лыбился блаженно.

     Когда дурак угомонился, уже и шороха из зарослей слышно не было.  Кому так удалось удрать, а кому и досталось на орехи. Бросил герой палку, да к Вовцу, взял того за шкибот, и давай головой в озеро кунать, пока тот кашлять и дёргаться не начал. Потом, конечно, дурак дурака встряхнул, и по спине постучал, по-доброму, как умел. После того, как Вовец прокашлялся да отплевался, Толян его на берегу оставил в себя приходить, а сам в камыши по малой нужде отошёл.

      Вернулся глядь, а из воды только Вовцовы ноги торчат. Кинулся друг, еле успел бедолагу за щиколотки схватить. Тянет, а тот нейдёт. Рванул Толян со всей силы, да так рванул, что вместе с Вовцом из воды что-то большое вылетело, и на берегу забилось.

      «Ах тыж, - думает дурак, - сом, да здоровый какой! Вот ведь зараза, под корягой отъелся – людей в воду утаскивать начал! Ну, погоди, ща с тобой разберёмся, нам как раз ужин не помешает».

      Жаль, что палку Аника-воин далеко бросил, ну, да ничего, рыбину можно было подальше оттащить, а там уж и придумать, как её успокоить. Подошёл Толян к рыбе поближе. Что за чёрт? Головой, что ли, дурная тварь в тине запуталась? Схватил дурак рукой зеленоватую паклю, а рыбина то к нему человеческим лицом повернулась, и руки у неё есть, а между этих самых рук…

       Загляделся Толян на сиськи, а тварь тем временем его за руку зубами цап! – и, недолго думая, в воду смылась. Плюнул дурак, почесал в затылке: «Не нырять же за ней, да и зачем, жрать-то её, наверное, всё равно нельзя». Постоял, поглядел на воду - в лунном свете хорошо круги расходящиеся видно было - и про друга вспомнил.

       Хорошо, что Вовец ничком лежал, половина воды из него сама вытекла. Остальную Толян вытряс как смог, отволок Вовчика подальше от берега, и пригорюнился. Друг то его совсем никакенный – лежит, мокрый весь, кашляет, дрожит и сопли по лицу размазывает. Да и сам Толян промок, пока с ним валандался, а кругом комарья – рот открой – наешься. А есть-то хочется.

       Решил горемыка в рюкзаке, матерью собранным (который дурак, между прочим, не забыл прихватить, удирая от лешего), поискать, да не нашёл. Откуда, они с другом ещё днём всё съели. Зато нашлись спички и одеялко «канёвое». Накинул Толян одеялко на плечи, всё не так погано, вот только опять про Вовца вспомнил. Видать, и дураку когда-никогда задумываться приходится.

       Лежит Вовец синий весь, уже и кашлять перестал, только зубами стучит и икает. И подумал Толян, что у него, кроме Вовчика, никого на всём белом свете нет. Вздохнул и укрыл друга одеялом, а сам дрова пошёл собирать.

       Говорят: «Дурак в воду камень кинет и десять умных не вынут». Так не так – не перетакивать стать.

       Очень уж осердился водяной, осердился и опечалился. Как не опечалиться-то, посреди ночи, в своих же угодьях, двух дураков не одолеть! Стыда по всему лесу не оберёшься. И решил сам за дело взяться, раз уж лучшие его помощницы не справились. А задумал хозяин вод подпустить дуракам газа заветного, пусть глупые бошки ещё сильней затуманятся, тогда их и взять проще будет.

       «На дурака была надежда, а дурак-то поумнел.»

       Толян, безуспешно пытавшийся развести огонь, не заметил и не услышал поднявшихся на поверхность заболоченного края озера пузырей. И, в тот момент, когда волна бесцветного газа приблизилась на опасное расстояние, дурак во всю силу своих могучих лёгких выдул в ту сторону первые разгоревшиеся искры.

       Когда последние ошмётки ила и тины с мелкими озёрными обитателями упали на землю, уже и зорька взошла. Толян ещё долго лежал ничком, прикрыв голову руками, рядом с мирно спящим Вовцом. Однако земля-то не печь, долго не пролежишь.

       Пришлось дуракам дальше идти. Может, уже и Толяну бы гордость позволила обратно повернуть, да только не знал ни он, ни его друг, где это обратно. Поэтому шли они как в сказках – куда глаза глядят, или, в случае наших героев, - куда кривая выведет. И вывела ведь! А что, кто-то сомневался?

       Уже вечером, когда почти стемнело, вышли дураки, уставшие и голодные, на поляну с костром. Поодаль от костерка палатки стояли, а у огня мужики бородатые, одетые по-походному сидели. Увидя двух пацанов, грязных и ободранных, мужики, естественно, спросили, мол откуда такое чудо? Да, понятно, дураки соврали больше. Дескать, заблудились, вроде на станцию шли, в город ехать учиться хотели, ну, в общем, отбоярились. Мужики взрослые были, серьёзные, пожалели пацанов, пригрели, покормили, да и место в палатке выделили.

       На следующее утро стали судить да рядить, так и так выходило, что пацанов деть некуда. Слишком далеко было до ближнего населённого пункта. Не бросать же их посреди леса. Вот и предложили бородатые геологи – которыми и оказались встреченные мужики – поработать с ними за еду и кров.

      Заинтересовались дураки, ясно дело, геологоразведочная экспедиция по обнаружению полезных ископаемых в данном крае, это же наверняка золото и камни? Дух захватило у друганов, поживиться же можно, и, конечно, часть наживы – ихняя.

      Да вот только не сладкая оказалась работёнка – целый день копай и пробы бери то воды, то грязи, то грязи с водой, никаких ценных ископаемых, по мнению дураков, не было. День-два копаешь, а потом на новое место пожитки тащишь. Не лёгкое занятие, не о такой работе дураки мечтали.

      Неделю они с геологами прожили, совсем носы повесили, да куда деться-то – лес кругом. Через полторы недели подошли они к первому населённому пункту – так себе селение, десятка два дворов и сельмаг. В этот, стало быть, сельмаг, и посылали дураков за продуктами. Толку то от них в работе всё равно мало было. Деньги доверяли, список покупок составляли, а друганы всё тщательно исполняли, - понимали, что не время ещё лыжи вострить. Населённый пункт был такошный, да и до другого невесть сколько, а главное, в какую сторону? Решили дураки повременить, потерпеть. Однако, когда проведали они, откуда геологи деньги достают, Вовец сразу предложил деньги эти изъять. Да только Толян, уже много в чём поднаторевший, сказал – нет, не время ещё, надо узнать, как и где геологи деньги на свои поиски получают, да и поближе к крупному городу подойти.

      И, в скором времени, предоставилась дуракам эта возможность. Один раз, сидя у костра, услышали друганы разговор, не предназначенный для их ушей. Из разговора этого узнали они, где и когда должны бородатые получить денежный перевод. А так как событие это должно было произойти точно в большом районном центре, то и медлить дуракам было незачем.

      Ночью залезли друзья в тайник, никем, впрочем, не охраняемый, и взяли все деньги, не на секунду не задумавшись, что потом будет с геологами. По темноте же добравшись до станции, купили себе билеты, и, в эту же ночь, укатили на поезде, следующем в очень большой город – столицу всего края. Во время пути шиковать не стали, рассудили, что не след им быть заметными. Перебивались пирожками, купленными на вокзале, да чаем, который проводница приносила.

      И вот, в положенное время, вышли дураки на вокзальный перрон огромного города. По сравнению с этим, тот, куда они за семенами ездили - тьфу! Да вот только в городе места много, на любом посиди, да вперёд иди.

      Думали друганы, что раз с деньгами, то кумы королю, потому что без денег сам чёрт бездельник, а при деньгах-то и дурак умный. А вот куда там, пол дня ходили дураки вокруг привокзальной площади. Два раза пыталась их ограбить местная криминальная публика, но, как говорится, «Били, били – едва вырвались». Остальной народ их не замечал, людей много, все бегут, толкаются, злые, как собаки. Приезжие сами ничего не знают, а местные и говорить не хотят, смотрят на дураков свысока.

      В конце концов, одна старушка сердобольная пацанов пожалела, рассказала, что в гостиницу им лучше и не соваться, а вот на самой окраине города есть частный сектор, там углы приезжим и сдают такие же старушки, как она сама. Только посоветовала в посёлке дома победнее выбирать, к богатым то, мол, и близко не подпустят. И, хотя бабулька подробно объяснила, как до частного сектора добраться, всё равно намучились дураки в большом городе.

      Это же надо, сколько транспорта, одних автобусов номеров триста. Пять раз пересаживались и всё в разные стороны ехали. По дороге, конечно, в магазины заходили, на цены дивились – неужто по такой дороговизне кто-то покупает? Есть захотелось, зашли в столовку поскромнее, её ещё тоже надо было найти. А после еды этой – общепитовской, животы прихватило. Словом, когда добрались друганы до посёлка, стемнело уже.

      Хорошо, что в секторе фонари везде горели – это тебе не деревня! Только вот дома рассматривать всё равно темновато, да и не любят люди незваных гостей в такое время пускать. Об этом дураки, конечно, не подумали, ходили-ходили по посёлку впотьмах, и заплутали вконец. Вынесло их на совсем тёмный проулок, первый фонарь на одном конце, второй на другом, и то за углом. Растерялись, встали на месте, по сторонам оглядываются, что делать не знают.

      Вдруг, за спиной, шорох послышался, и, в тот же миг, кто-то ласково так друганам «клюшки» сзади позаламывал, а ещё один фонарём в глаза светит и спрашивает: «Вы ещё что за комы с горы, вас какого сюда притащило?».

      Эх, собрался было Толян вырваться и проучить городского выскочку, но в это время ещё один голос из темноты раздался: «Оставь, Толян, они не помешают, я их ещё на вокзале приметил». Толян аж подпрыгнул, а голос продолжал, приближаясь: «Ну что, пацаны, на ловца и зверь бежит. Подзаработать хотите?».

      Подзаработать и дурак не дурак, только, памятуя о геологах, Толян сразу спросил:

    - Чё делать надо?

    Мужик в темноте усмехнулся:

    - Не бойся, работёнка не пыльная, тебе понравится, а уж деньгами не обидим. Встанете вот здесь на углу, и, если кто с той стороны побежит, остановите, а если не остановятся – под колени бейте и на землю складывайте.

    А сам подошёл к типу с фонарём, и, хлопнув того по плечу, сказал:

    - Ты, Толян, на тот край дуй, что делать – знаешь.

      Вооо как!

      Дали друганам палки, каких они прежде и не видали. Очень Толяну понравилась палка, крепкая, здоровая, держать удобно и сработана как будто специально для удара. Встали дураки куда сказано было, и стали ждать. Невидимые работодатели в темноте растворились, и снова тихо всё стало.

      Ждут, горемыки, а ничего не происходит. Стало им уже казаться, что подшутили над ними городские умники, сидят где-нибудь за кустами и ржут, как дураки и сами когда-то. Но нет, где-то вдалеке звон стекла послышался, глухие удары, ругань, множество голосов, истошные визги и крики. А ещё через какое-то время голоса и топот стали в их сторону приближаться.

      Сами то друганы в темноте стояли, а прытко бегущие мужики как раз в свет фонаря за углом вписались. Вот тут и гаркнул Толян своей лужёной глоткой: «Стоять!». Останавливаться никто не собирался, да друганы и не расстроились.

      Тех, кто обойти пытался, просто роняли, а тех, кто в драку лез – с удовольствием. Один раз только Вовец растерялся, когда в свет фонаря девка выпрыгнула, но друг верный наготове был. Чего девку бить то, тряхнул разок хорошенько, и сказал, чтобы сидела тихо. Словом, только разошлись, как с другой стороны проулка снова топот послышался, и голос того, другого Толяна:

    - Свои!

      Очень у новых знакомых разговор был чудной, таких словечек дураки ещё не слышали – ёмкие, крепкие даже без мата. О чём толковали ночные приятели с теми, кто в канаве отдыхал, дураки тоже не поняли, очень уж сильно кровь дурацкая бурлила, столько чудес сразу.

      А тут ещё вскоре шум моторов послышался, а вслед за ним и фары проулок осветили. Сколько было машин друганы не успели сообразить, но точно больше трёх. Сначала лежащих куда-то упаковали, а потом и дуракам скомандовали в машину прыгать, что они с радостью и сделали. В «девятке», кроме них, было ещё трое ребят, насколько можно было рассмотреть, все рослые и плечистые. Толян попробовал было завязать разговор, и спросил, не из милиции ли парни. В машине гыгыкнули, а сидящий рядом с водилой сказал коротко: «Лучше!».

      Больше говорить никто не собирался, и остаток пути ехали молча. Надо сказать, дорога оказалась недолгой, в скором времени машина подъехала не к воротам – воротищам, которые были уже распахнуты. Во дворе стояла одна из машин, хотя, если это называлось двором, то центральная площадь в райцентре родной деревни смело могла считаться подворотней. Даже в темноте было видно, что не простое это место – у ворот с калиткой стояла будка то ли сторожей, то ли с охраной. Сам дом тоже было не очень видно - из освещения во дворе горел только подвесной фонарь над воротами – но размеры здания произвели на дураков, мягко говоря, впечатление.

      Пока Толян с Вовцом оглядывались, парни, которые их привезли, что-то с мужиком из будки перетирали. И, кажись, получив добро, повели друганов к дому.

      Дверь открылась, и героям нашим представился вид, который знали они только по фильмам про буржуйское житьё. Если бы дураки интересовались музеями, то сейчас точно подумали бы, что как раз туда и попали. Комната, куда их провели сразу из прихожей, размером напоминала зал ожидания на вокзале, только убранство было иным.

      Такой-то вот красоты дураки и представить себе не могли – кресла, диваны, ковры, печка даже чудная какая-то, с изразцами вроде, шкафов всяких с чепухой разной, а по стенам – то ли ковры, то ли картины, и ещё много чего видано-невиданно.

      В дверях друзей держать не стали, сразу на кресла указали, к которым то и подойти было боязно. Пока друганы шеи выворачивали, пытаясь комнату рассмотреть, куда попали, тётка вкатилась старая и смурная, тележку перед собой ввезла, а на тележке вроде как столик, а на столике в запотевших прозрачных кружках – пиво. Поставила тётка тележку перед пацанами и так же смурно ушла.

      Но дураки-то к кружкам даже не притронулись, хоть пить хотелось жуть как. Сидели оба, как по колу проглотили, и ждали. Ждать не долго пришлось, из какой-то двери, трудно было понять, вроде притолок-то не видно, мужик вышел – благостный такой, в халате, лощёный и улыбающийся.

      С мужиком тем ещё один, пожиже, и одет так скромно. Этот-то скромный лощёному ещё что-то в ухо говорил – дураки не слышали, но заметили. А лощёный, не дослушав, к ним напрямик и рванул. Руки тянет, улыбается, а сам приговаривает:

    - Очень рад, очень рад знакомству. Мои ребятки о вас порассказали. Что ж, очень, очень рад.

      А сам руки дуракам жмёт. Совсем у друганов дух захватило, сидят, и не знают, бежать или в ножки благодетелю кланяться. Не забыли ещё приключения свои лесные, и дуракам бывает страшно.

      А благодетель, словно понял дурацкое смятение, руки отпустил и в кресло напротив уселся. Усевшись, тому скромному кивнул, и тот в один миг из зала скрылся. А через минуту опять тётка смурная въехала с другой тележкой, на которой стоял графин с янтарного цвета жидкостью, хрустальный бокал и блюдечко с порезанным лимоном. Всё это она благодетелю подвезла и так же молча удалилась. Лощёный себе в бокал плеснул, и на дураков уставился.

    - Чего же вы, ребятки, не пьёте, или не привыкли, так я могу чего покрепче предложить.

      Покрепче друганы никогда не пробовали не смотря на весь свой дурацкий опыт. Кроме браги, ворованной у Вовцовой бабки, ничего не вкушали, потому и сейчас не решились. Взяли в руки свои кружки и дружно отхлебнули. Пиво было прохладным и, в отличие от бабкиной браги, очень вкусным. Когда дураки опорожнили по половине кружек, благодетель посмотрел на них своими маленькими хитрыми глазками.

    - Понравилось?

      Дураки закивали.

    - Ещё?

      Дураки дружно замотали головами.

    - Откуда вы, ребятки?

      Дураки пришипились. Благодетель засмеялся.

    - Ну, не хотите, не рассказывайте, я не прокурор. Лучше скажите, как вам сегодняшнее занятие понравилось.

      Толян, очень сильно напрягшись, выдал:

    - М… да, вот?

    - Понимаю, - перебил его лощёный, - насчёт оплаты не переживайте, здесь не обманывают. Но и вы меня поймите – я должен знать, хорошие ли вы парни, честные, могу ли я на вас рассчитывать?

      И без того прямо сидевшие друганы вытянулись ещё больше, грудь выпятили, и преданно так на благодетеля уставились.

    — Вот и ладушки, - сказал хозяин. – Насколько я понял, вы ещё нигде не устроились, так что на первых порах у меня останетесь. Места хватит, а я распоряжусь, что бы у вас всё необходимое было.

      И началась у дураков не жизнь – сказка! Хотя о чём это я – сказку же и сказываю.

      Нет, хозяин поместья, где поселились друганы, не был бандюком. Криминальные авторитеты с братками позже появились, а вот деловые люди были всегда. Кто рынки держал, кто госторговлю, а кому ума хватало, и несколько сфер «окучивал». Новому хозяину хватало ума «держать», почитай, весь город, да и не последним человеком в городе тот был.

      Так вот, чтобы не мешали деловому человеку делами заниматься, нужны были помощники. Непонятливым объяснить, недовольных успокоить, ну, и слишком прытких попридержать. К тому же, когда большими делами занимаешься, нужны крепкие руки. Вот таких помощников и подыскивали хозяину доверенные люди, крепких, решительных, и без лишних мыслей.

      Жили друганы в гостевом домике на участке хозяина, кроме них там обретался ещё один пацан – Сеня. Хороший, добрый и безотказный парень, жаль только, что совсем тупой, даже дураки это заметили. Сеню на задания не брали, он в основном по участку работал. Когда дел посерьёзнее не было, Толян с Вовцом Сене помогали или закупаться ездили для всего поместья. Не одни, конечно, от них только руки надобны были, а уж руки-то присутствовали.

      Случались и другие дела, касаемые переноса тяжестей. Что, куда и откуда друганы не знали, да и остальные братаны по команде тоже. Так ведь никто и не интересовался, не за то им платили и платили хорошо, как и было обещано. Когда же более интересная работёнка подворачивалась, дураки и так рады были, хоть и не плати им.

      Сильно уж Толян свою палку полюбил, а когда узнал, как она называется, так и вовсе обрадовался. Ну, точно – бита, от слова «бить»! Ребятки в команде тоже радовали – все свои, понятные, без всяких там умников. Относились друг к другу хорошо, по-доброму. Особенно скорешился Толян с тем, другим Толяном, прям родственные души друг в друге почувствовали. Дурак с дураком сходился, друг на друга дивился.

      По выходным рыбалка, шашлыки и праздники разные у хозяина в поместье. На праздники эти, между прочим, не всех звали, но Толян с Вовцом и Сеней всегда присутствовали. Когда много гостей, много и поручений, дураки то рады были, им же не трудно, а зато хозяин ценит, и при еде, опять же. В такие вот моменты Толян, жмурясь от удовольствия, говорил Вовцу: «Вот это жизнь, не то, что в деревне».

      И всё было бы хорошо, просто замечательно, если бы… В пословице говорится: «Где чёрт не справится, туда бабу пошлёт». Вот и здесь без этой беды не обошлось.

      Была у хозяина дочь – единственная отрада и папкина слабинка. Куда у них мамка подевалась, никто из братвы не знал, да, видно, и не важно это было. Дочурка же ни в чём отказа не имела, из папки верёвки вить могла, а потому и привыкла получать всё, что пожелает.

      И надо же было тому случиться, что пожелала она … Вовца. Толян то ведь к ней и сам поначалу «клинья бил», да куда там, даже не взглянула. А тут вот! Стала Стеллочка на всяких шашлыках и тому подобном знаки внимания Вовчику оказывать. Дальше – больше. Хозяину-то что, захотела доченька себе дурака завести, значит, будем человека из него делать. 

      Сначала Вовца перестали со всеми на задания посылать, потом он и вовсе в хозяйский дом переехал. Как только Толян к другу своему закадычному подойти пытался, Стеллочка сразу между ними оказывалась. Попробовал однажды разговор завести в компании, мол, кто тут на самом деле командует, так ему быстро объяснили, что эту тему никто обсуждать не собирается. Худо стало Толяну, тошно. Земля у дурака под ногами пошатнулась. Никак друг понять не мог, как же такое вот может быть, ведь он уже даже не помнил себя без Вовца.

      А Стеллочка-то своим делиться не собиралась, однажды на Вовчика права заявив, уже соперников не допускала. Вот и в этот раз выехали на пикник в лес, на недальнюю полянку, расположились, мангал пристроили, огонь развели. Кто из команды дрова собирает, кто мясо нанизывает, а кто выпивку в ближайший ручей остужать понёс.

      Толян на пенёчке около мангала присел, да только вот не лучшее место для него оказалось – аккурат напротив, на брёвнышке, Вовец с подружкой приземлились. Стеллочка у другана на коленях уселась, да ни на кого не глядя, любовным ласкам предалась. А Вовчик-то млеет, и на друга даже не глядит, руками по девкиным телесам шарит и бормочет что-то нежное. Свело у Толяна скулы, встал он с пенька, на котором сидел, резко так встал, да только парочка напротив даже и ухом не повела. Сжал Толян кулаки, и от греха в лес пошёл. Дороги не разбирал, на тропинку не глядел, брёл, куда ноги вели, а сам всё думы свои тяжёлые думал.

      Куда ни кинь – всюду клин. Не было дураку ни покоя, ни надежды. И, главное-то, кулаками делу не поможешь, а как иначе дела решать, он и отродясь не знал. Вот и шёл со своими горькими мыслями всё дальше и дальше в лес, пока не зашёл так далеко, что и сам не знал, куда. Стал по сторонам глядеть – кругом бурелом да валежник. Голосов с поляны уже не слышно, даже стук топора не доносится.

      А тут ещё странность какая-то: так вроде не видно, а если боком повернуться и краешком глаза посмотреть, как будто белое что-то мелькнёт. Да не мошка какая, а что-то покрупнее. Повернёт Толян резко голову – нет ничего, а отвернётся – опять на границе зрения – белое пятно движется. Толян в другую строну поворотил, опять что-то белое за левым плечом мерещится. Повернётся к нему лицом – исчезает. Разозлился дурак. «Ну погоди, - думает, - мне как раз кулаки почесать не об кого». И, выждав момент, развернулся всем корпусом к непрошенному провожатому.

      Развернулся и застыл на месте. Стоит перед ним пугало какое-то, огромное, тощее, то ли в саван одето, то ли в рубаху длинную белую. Волосы пегие космами по плечам растрёпаны, а рожа такая жуткая, что не приведи Господь нормальному человеку не то, что в лесу, а и посреди улицы многолюдной встретить.

      Оценил Толян соперника и решил не связываться, пацаны-то далеко, а эта образина явно не из пугливых. Повернулся и пошёл в другую сторону.

      Да не тут-то было, опять чудище перед ним стоит. Сдержался дурак и на этот раз, снова сменил направление, да тварь мерзкая не отстаёт, прямо на пути, откуда не возьмись, вырастает. Остановился Толян, ещё большая злость его взяла, а нежить на него искоса смотрит, да беззубым ртом щерится. Сколько можно терпеть-то, никогда наш герой этой добродетелью не отличался, сжал кулак покрепче, да и заехал супостату, куда дотянулся. Только вот кулак через пугало насквозь прошёл, а Толян, не удержавшись на ногах, в крапиву ухнул. Заколыхалось чудище, загоготало, заухало. Потемнело у дурака в глазах от злости, вскочил он на ноги и с разбегу головой твари в живот врезался. Ну что уж, дурак – он и есть дурак.

      Очнулся Толян под деревом, в которое головой въехал. Рядом, на бревне трухлявом, давешний соперник сидит, с любопытством на дурака единственным глазом смотрит. Рыпнулся воитель неудавшийся, подняться хотел - голова звоном отозвалась, и шея заныла до самого копчика. А супостат вроде даже с сочувствием головой качает, и улыбается.

    - Кто ты? – прохрипел Толян.

    - Неужто не знаешь? – удивился ??? – пословицы в школе проходил, небось? Хотя куда тебе, ты по другой науке мастак был.

      Обида захлестнула дурака, да дёргаться не стал, голова и так раскалывалась. А гадина как будто издевается – мерзеньким таким скрипучим голоском запела:

    - Лихо пляшет, лихо скачет, лихо песенки поёт!

      Ничего не понял Толян, только одно откуда-то из реликтовых глубин подсознания всплыло – Лихо Одноглазое. Захихикало Лихо, захрюкало от удовольствия:

    — Вот видишь, - говорит, - и ты меня знаешь.

      Отвернулся дурак, чтобы образину этакую не видеть и спрашивает:

    - Так что тебе от меня-то нужно?

    - Ой, нужно, Толюшка, нужно, - гнусаво запричитало Лихо. – Старость-то не радость, ручек-то на всё не хватает. А ты не тужи, что дурак, и для таких, как ты работа найдётся.

      Толян закусил губу.

    - Ну, ты, это, дело говори или уматывай, нече тут зубоскалить.

    - Ну ладно, - хмыкнуло Лихо. – А рук-то действительно не хватает. Много вас, людишек, развелось, города, вон, как муравейники разрастаются, за всем не углядишь. А потому, поедешь ты, мил человек, в сам стольный город – пупырь из пупырей на земелюшке нашей. Тут тебе больше не рады, да и без тебя у меня здесь помощников хватает.

    - Ага, - огрызнулся Толян, - чё я там забыл, кто меня там ждёт, да и денег то откуда столько взять.

    - Ты об этом не горюй, это теперь моя забота. А ты думал, что вы с друганом случайно здесь оказались? Хе-хе. Нет, я давно за вами приглядываю. А денег у Стеллы возьми, она ради такого ничего не пожалеет. Но и ты не наглей, проси столько, сколько нужно. Не то – знаешь, с кем связываешься. Ну, теперь ступай, добрый молодец, или твои друганы без тебя не уедут.

      Сказало и пропало. Поглядел Толян влево-вправо, нет нигде. И тут только понял дурак, что ни голова, ни шея не болят больше. Встал он на ноги, отряхнулся, и в сторону полянки пошёл.

      Ну, а дальше вышло всё, как Лихо и сказало. Дали дураку деньги, и даже на вокзал отвезли – очень уж Стеллочка «мальчиков» просила дело это проконтролировать. С Вовцом Толян даже не попрощался как следует, так, по плечу хлопнул, и ушёл не оборачиваясь. А если бы обернулся, то увидел бы, как Вовец тайком от бабы своей слёзы рукавом вытирает.

      Долго ли, коротко ли, а быль за сказкой не угоняется.

      Вот и оказался наш герой в самом стольном городе, опять же на привокзальной площади. А это я вам скажу – ух! Долго Толян столбом стоял да людей разглядывал, столько чудиков в одном месте где ещё увидишь. Без ворья опять не обошлось, одному Толян на кармане руку вывернул, другого, который сумку пытался вырвать, пинком в мусорный ящик отправил. Потом купил себе мороженое, и уселся на ближнюю лавку дальше на народ смотреть, не замечая, что за самим-то кое-кто давно уже наблюдает.

      Подошли двое из ларца, одинаковы с лица, причёсанные такие, одеты, как чекисты в кино, а сами-то молодые совсем. Показалось дураку на минуту, что у каждого из братьёв на плече по ладони костлявой и длинной лежит, будто бы их кто-то сзади обнимает. Моргнул, и пропало видение. А подошедшие книжечки какие-то красные показали, у Толяна документы спросили, да и поинтересовались, зачем в столицу приехал.

    - Учиться, - говорит Толян.

    - Чему? – спрашивают.

    - А всё равно, - хмыкает, - я понятливый.

      Переглянулись чекисты, и позвали Толяна с собой, а он и пошёл. Тому нечего бояться, кого все страшатся. Пришли к большому дому, старому, грозному, каких кругом много было. В доме этом подъезд – не подъезд, вход отдельный в пункт какой-то. Там прошли в комнату, в которой из всей мебели скамейка, два стула и стол казённый с телефоном.

      Толяну сказали подождать, а сами по телефону с кем-то долго говорили о нём – о Толяне, это он понял. Потом новые знакомцы его опять на улицу позвали, сказали, что кое-что показать хотят.

      Бродили по привокзальной площади часа два. Всё это время Толяну мерещилось белое что-то за левым плечом, а причёсанные народ останавливали, в основном чудиков, которые Толяну и самому не нравились. Странные они были, эти новые знакомые. Комсомольские значки на лацканах, а ведут себя как коменданты фашистские. С чудиками они говорили менторским тоном, о чём-то, мало Толяну понятном, вроде морали советской молодёжи или там оскорблении чувств добропорядочных граждан. Ново всё это было для дурака, ново и смешно.

      После прогулки опять в пункт вернулись, а там за чекистами машина приехала. Толяна снова с собой позвали. Ехали долго, дурак уже решил, что его за город везут, ан нет, приехали в самый центр. Улочки узкие, дома построены ещё при царе Косаре, когда грибы воевали, а тот дом, к которому подъехали, и вовсе как усадьба боярская. Успел Толян прочесть только комитет какой-то, ВЛКСМ.

      На входе охранник, чекисты ему свои корочки показали и на Толяна кивнули – мол, с ними. Шли по коридорам и лестницам долго, дурак даже подумал, что сам отсюда не выйдет. Наконец, пришли – кабинет большой, двери двустворчатые, метра два в высоту, а внутри ковры и сукно на столах. За столом дядька сидит, далеко уже не комсомольского возраста, даже плешь на голове уже проступила.

      Вот к этому дядьке-то и подвели Толяна для знакомства.

      Тот с места поднялся, руку для приветствия протянул, а сам одним глазом на Толяна смотрит. Мотнул дурак головой, и снова всё пропало.

      Юс да ижица – делу конец ближится.

      Не стану рассказывать, как престарелый комсомольский лидер Толяна просвещал, про тлетворное влияние запада и поведение, недостойное социалистической морали. Расскажу только для тех, кто не знает, что были в то время этакие вот комсомольские бригады. Дело-то вот в чём, расплодились, понимаешь, из-за тлетворного влияния антисоветчиков, конечно, разные несознательные неформальные организации. Одевались чёрте-как, музыку неправильную слушали, в общем, вели себя вызывающе. А дальше то что? Дальше ведь мысли неправильные в неокрепших умах заведутся, а как же такое допустить?

      Только проблема была, государство-то демократическое, нет закона чтобы человеку одеться нельзя было, как хочется, и музыку запретить нельзя открыто. Вот и стали собирать команды правильной молодёжи, которая, конечно же, сама не желала терпеть западных пропаганцев в своём городе. Люберецкая братва позже появилась, а как раз в то время, когда Толян в город приехал, комсомольским бригадам красную улицу открыли.

      Из всего, что было дураку рассказано, понял он только, что вместо биты дадут ему красную книжечку, и это ему понравилось. Поэтому всё, что он спросил у нового хозяина, как он без образования сможет работать.

    - Будет у тебя образование, - улыбнулся плешивый, - всё у тебя будет. – И подмигнул одним глазом. – Это ведь теперь моя работа.

      Напоследок лидер распорядился поселить новичка в ведомственное общежитие, и сказал Толяну, кому тот будет подчиняться.

      Вот так Фома в Москву пришёл, а вскоре и родню нашёл. Засыпая вечером того, полного приключений дня в собственной комнате общежития, Толян даже не догадывался, что начинает совсем другую жизнь. Была середина восьмидесятых.

      Вот так – хороша сказка, да последняя.

     

     

     

     

     

     

    Конец.

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

    Зеленоград, 2020г.

     

     


    0


    Ссылка на этот материал:


    • 0
    Общий балл: 0
    Проголосовало людей: 0


    Автор: N.Sarych
    Категория: Проза
    Читали: 29 (Посмотреть кто)

    Размещено: 14 января 2021 | Просмотров: 49 | Комментариев: 4 |

    Комментарий 1 написал: Евген (14 января 2021 18:14)
    О, опубликовались таки! Это радует!

    Цитата: N.Sarych
    Девки поджались, будто кошки спины выгнули, шипят, кикиморы, но не уходят. Скулы обострились, носы вытянулись, когти и зубы откуда ни возьмись появились. А у утопленниц плесень серо-зелёная на коже выступила. Глаза у всех, как чёрные дыры, а сами полукругом выстроились.

    Перемудрено с текстом. Утопленницы - это эти девки? Если так, то стоило дать пояснение.

    Цитата: N.Sarych
    а рыбина то к нему человеческим лицом повернулась, и руки у неё есть, а между этих самых рук…

    Загляделся Толян на сиськи

    Опять же: не очевидный переход. Если между рук были сиськи - стоило об этом написать до того, как Толян загляделся. А в таком варианте, как есть, читатель должен сам решать, на чьи сиськи тот загляделся.

    Цитата: N.Sarych
    Заинтересовались дураки, ясно дело, геологоразведочная экспедиция по обнаружению полезных ископаемых в данном крае, это же наверняка золото и камни? Дух захватило у друганов, поживиться же можно, и, конечно, часть наживы – ихняя.

    Ну ничего себе дураки mega_shok

    Цитата: N.Sarych
    Пока Толян с Вовцом оглядывались, парни, которые их привезли, что-то с мужиком из будки перетирали.

    Стиль часто перекидывается со сказочного на приблатнённо-жаргонный. Немного огорчает это.

    В целом: интересно. Радует, что история пришла таки к логическому завершению.



    --------------------

    Комментарий 2 написал: N.Sarych (14 января 2021 21:14)
    Огромное спасибо Евгений, я рада, что Вы снова уделили мне внимание. Если честно, даже не ожидала.


    Комментарий 3 написал: Евген (15 января 2021 15:10)
    Пожалуйста.

    Цитата: N.Sarych
    Если честно, даже не ожидала.

    Почему? Я честно говорил вам, что я ваш читатель.
    Тем более, что я читал первую часть и отзыв на неё писал boast Как после этого я мог игнорировать продолжение?



    --------------------

    Комментарий 4 написал: N.Sarych (15 января 2021 20:58)
    Спасибо, спасибо, спасибо!

    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2020 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.