«    Апрель 2021    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус |

Сейчас на сайте:
Пользователей: 0
Отсутствуют.

Роботов: 2
YandexGooglebot

Гостей: 47
Всех: 49

Сегодня День рождения:

  •     Penguin (23-го, 24 года)
  •     Sheeperblack (23-го, 23 года)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 2575 Кигель
    Флудилка Курилка 2233 BlakStill
    Рисунки и фото заметки 19 Lusia
    Флудилка Поздравления 1787 Lusia
    Стихи моховые песенки 0 Зелёный-Мох
    Проза Галлерея портретов вымышленной династии (цикл иллюстрированных саг) 0 Зелёный-Мох
    Рисунки и фото Чёрно-Белые Галлюцинации с Древнего Марса 7 Зелёный-Мох
    Стихи ЖИЗНЬ... 1646 Lusia
    Флудилка Время колокольчиков 209 Моллинезия
    Обсуждение вопросов среди редакторов сайта Рабочие вопросы 596 Моллинезия

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    Дороги, которые мы не выбираем.

       После этого события Валентина стала откладывать деньги на «чёрный день». С дочерью она больше не общалась, убедив себя, что молодая семья, естественно, нуждается в независимости, и выпив при этом убойную дозу коньяка.

       Дальнейшая жизнь моей героини превратилась в водоворот однообразных будней. Порой ей казалось, что это кошмар. Но настоящий кошмар наступил, когда умерла мать Валентины. Привычное, хоть и постылое течение её жизни остановилось. Валя снова почувствовала себя подвешенной между небом и землёй, с той только разницей, что поставить её на землю было теперь некому.

       Соседи, которые ещё помнили Валину мать в лучшие её годы, помогли Валентине с социальными похоронами. Денег, которые Валя скопила за это время благодаря материнской пенсии, хватило ещё на месяц запоя. Перед ней острее, чем раньше – как нож у горла – встал вопрос, как жить дальше.

       Кто-то из соседей, пожалев бедную женщину, дал ей совет оформить пособие по безработице. Просить и доказывать свои права для Вали было тяжко, но, пройдя все мытарства, она всё же смогла получить данное пособие. Теперь ей приходилось распределять скудный доход особенно тщательно. Она сразу оплачивала квартиру и электроэнергию, оставшихся денег хватало на дешёвую водку и скудную закуску. Валентина училась экономить и то, и другое. Кроме магазина она никуда не ходила, телефон и интернет давно отключили за неуплату, мобильник Вале тоже стал не нужен.

       Выпивку, как и закуску, она делила на две части. Первую принимала днём, после чего засыпала, вторую по просыпанию и некоторого променада по квартире, выпивала вечером. Затем женщина какое-то время смотрела телевизор, единственное напоминание о прошлой жизни, которое она считала нужным оплачивать, и вновь засыпала до утра.

       Она потеряла счёт дням, а затем и месяцам. Когда ей приходилось выходить в магазин, соседки качали головами и долго смотрели ей вслед, обсуждая между собой перипетии жизни. Валя не замечала взглядов и не слышала обсуждений, твёрдо помня маршрут и цель своего похода. Она не знала, сколько времени прошло с похорон матери, как давно дочь не общалась с ней, и вообще не вспоминала о муже.

    Возможно, Валя нашла бы определённую гармонию существования в своём пьяном миру, но, похоже, судьба решила иначе.

       В тот день, после вечерней беседы с Бахусом, заснув по обыкновению в своей постели, Валентина проснулась посреди ночи то какого-то странного толчка. Открыв глаза, лёжа в постели, она долго смотрела в темноту, не понимая, что произошло. Неплотно задёрнутые шторы пропускали в комнату уличное освещение, полоской оно делило комнату на две неравные части, прорезая темень слегка наискосок.

       Пьяный сон никак не хотел отпускать Валю, но мгновенно улетучился, как только она заметила какое-то движение на потолке. Глаза привыкли к темноте, и, затаив дыхание, не в силах пошевелиться, Валя смотрела на тёмный прямоугольник, начавший вырисовываться на более светлом фоне потолка. Очертания его становились всё чётче, пока взгляду женщины не предстал вполне различимый люк, какой бывает в чердаках или подвалах деревенских домов.

       Люк с шумом распахнулся, и из него выскользнуло что-то длинное и гибкое, повисло и закачалось неширокой амплитудой, как змея свесившаяся с ветки дерева. У Валентины похолодели руки и ноги, но змея остановилась, и в узкой световой полосе женщина разглядела, что это верёвочная лестница. Правда, успокоиться она не успела: из люка по перекладинам лестницы стали спускаться какие-то существа.

       Мелькающие в луче света части не могли открыть для Валентины полной картинки. Она видела то тощие, кривые и поросшие чёрными волосами конечности, отдалённо напоминающие человеческие ноги, то тщедушные, покрытые свалявшейся шерстью тельца, то тоненькие, но жилистые волосатые же ручки, цепко перехватывающие звенья верёвочной лестницы. Пребывая в состоянии паники, Валя всё же мучительно старалась понять, что в этих существах смущает её больше всего, пусть даже они и спускаются из люка в потолке её собственной комнаты; в них было ещё что-то более неправильное и от этого страшное.

       Наконец одно из них накренилось чуть левее и попало головой в световой проём. Валя увидела непропорционально большую голову, увенчанную рогами. Она вжалась в матрас, её раздирала дилемма что лучше сделать – встать с кровати и включить свет, или накрыться с головой одеялом, как она делала всякий раз, когда мать особенно громко ругалась с отцом. Тогда Валю этот способ не спасал, громкие звуки материнского голоса резали слух дочери даже под одеялом.

       А сейчас неожиданные гости всё появлялись и появлялись из люка в потолке. Валентина не смотрела вниз, ей было просто страшно, и поэтому она понятия не имела, куда лохматые пришельцы прячутся в её комнате. В конце концов, не совладав со страхом, Валя натянула одеяло на голову.

       Она не могла сказать, сколько времени пролежала так. Когда Валентина проснулась во второй раз, одеяло было скинуто, в проём между шторами проникал тусклый дневной свет. Валя не смогла сразу понять, что её так беспокоит. И вдруг она вспомнила – сон, кошмар! Валя метнула взгляд на потолок, имеющий все признаки давно не деланного ремонта. Тем не менее, он был достаточно целостным, то есть никаких люков на нём не было. Валя аккуратно села на кровати и, насколько позволял угол обзора, оглядела комнату. Комната, давно не убранная, не имела следов чужого вторжения, даже пыль по углам была девственно нетронута.

       Женщина осторожно спустила одну ногу с кровати, подождав немного, спустила вторую. Посидев так немного, как будто прислушиваясь, она решила встать. Пошатываясь на не слушающихся ногах, Валя сделала шаг и тут же ухватилась за притолоку двери. Отдышавшись и постаравшись взять себя в руки, нетвёрдым шагом она отправилась на кухню.

       Добравшись до водопроводного крана, она долго и жадно пила, подставляя руки под струю холодной воды. Утолив жажду, опираясь руками о стены, она добралась до табурета и тяжело опустилась на него. Валя мучительно соображала, что стало причиной её необычно тяжёлого состояния. На память снова пришёл сон. Валентина никогда раньше не страдала кошмарами, более того, будучи правильно социально ориентированной, она даже ни разу не задумывалась о каких-то там несуществующих антропоморфных явлениях. Она решила, что нужно более серьёзно отнестись к закуске, и изыскать возможность покупать себе более калорийные продукты, насколько позволяли её доходы.

       Но следующий случай невозможного не заставил себя ждать. Придя из магазина и занявшись первой дозой анестезии, Валентина намазала на хлеб паштет, купленный по акции. Куски бутерброда с трудом поддавались глотанию, Валя запила их водкой и надолго закашлялась. Когда она подняла слезящиеся глаза от стола, в проходе, соединяющем кухню с общим коридором, появилось тёмное пятно.

       Пятно приближалось и росло. Чем ближе оно оказывалось, тем больше проявлялись на нём боковые отростки, которые вскоре превратились в щупальца. Теперь Валентина не могла успокоить себя тем, что спит, она точно знала, что сидит на табурете, схватившись обеими руками за свой собственный кухонный стол. А страшное видение надвигалось и становилось всё реальнее. Достигнув точки наивысшего напряжения, Валя заорала во всю глотку, и, не сочтя это достаточным, схватила рукой недопитую бутылку и опрокинула её себе в рот.

       Когда Валентина очнулась, было темно. Свет, который горел на кухне, погас. Она вяло оглядывалась по сторонам, в окно светил уличный фонарь. Женщине очень хотелось верить что всё прошло, но сзади, где располагалось окно, послышались хрумкающие звуки. Медленно повернув голову, Валя уставилась в не зашторенный оконный проём, как и было сказано, хорошо освещаемый с улицы, но ничего там не увидела, хотя звук продолжался. Она заторможенно, как во сне, опустила глаза вниз, на батарею под окном.

       Во мраке батареи что-то шевелилось и двигалось, издавая хрустящие звуки. Валентина напрягла всю свою волю, чтобы сфокусировать взгляд на тёмном силуэте. Силуэт напоминал то ли ёжика, то ли чупакабру, как её рисовали так называемые очевидцы. Женщина не верила своим глазам, она пристально смотрела на существо, передвигающееся под подоконником, пока оно не подняло на неё свои светящиеся в темноте глаза. Валя остолбенела, а существо, секунду глядевшее на неё, вернулось к своей трапезе.

       Маленькими тонкими лапками с острыми когтями оно принялось вытаскивать высушенные на батарее сухари и с аппетитом засовывать в свой, казалось бы маленький, рот. Валя опомнилась – она не спит! Схватив со стола опустевшую бутылку, она запустила ей в сторону существа. Оно взвизгнуло, и, шипя, скрылось за батареей. Валентина была слишком слаба, чтобы проверить результат. Она поднялась с табурета, и кое-как добралась до кровати.

       Следующим утром, сразу после того, как проснулась, Валя первым делом вспомнила вечерние события. Голова её болела, сердце билось до странности медленно, и каждый его удар отдавался и в без того раскалывающемся затылке. И, тем не менее, Валя помнила всё до мельчайших подробностей. Она закусила губу. Конечно, она слышала о белой горячке, но никогда не думала, что такое может случиться с ней. Слёзы покатились из глаз, женщина напряжённо думала, что теперь делать. Бросить пить – нет, ей это будет не по силам, но делать что-то было нужно. Валентина решила снизить дозу возлияний и увеличить количество закуски.

       В тот день, придя из магазина домой, Валя открыла холодильник, чтобы убрать туда купленную водку, и обнаружила там ещё одну недопитую бутылку. Валя не помнила, когда она её оставила, Валя в последнее время много чего не помнила. Однако, находка порадовала её, не надо было открывать новую, сегодня она обойдётся остатками той.

       Проснувшись ночью в своей постели, Валентина попыталась вспомнить, как давно она стала засыпать после первой дозы. У неё опять страшно болела голова, а сердце стучало так громко, что Валя никак не могла разобраться, действительно ли под кроватью раздаются какие-то звуки, или это эхо сердечного ритма у неё в голове?

       Она прислушалась – действительно, прямо под ней что-то скреблось и шуршало. Страх накатил холодной волной. Нет, неужели опять? Надо попытаться взять себя в руки. Этого просто не может быть! Однако звуки под кроватью усилились. «Это крысы!» - осенило Валю. Конечно, в панельных многоэтажках крысы давно не были редкостью, а бардак и запущенность Валиной квартиры вполне могли привлечь этих любителей отходов. Валентина сильно стукнула ладонью по кровати, шум стих.

       Валя облегчённо вздохнула. Полежав ещё немного, она осмелилась заглянуть под кровать, и стала перегибаться через её край, не спускаясь при этом на пол. Поняла Валя свою ошибку поздно, больная голова и слабые руки не позволили ей удержаться в таком положении. Она рухнула на пол, больно ударившись плечом. Да и что она хотела увидеть в подкроватной темноте? Но она увидела!

       Сначала в темноте появилось множество светящихся огоньков. Потом два из них начали приближаться, и из-под кровати показался сначала нос, а за ним тёмная вытянутая мордочка. Ещё несколько таких же стали высовываться вслед за первой. Они действительно были похожи на крысиные, но размер этих носов внушал страх. Валя лежала на спине, повернув голову к кровати, и не хотела верить, что всё это правда. «Такого не может быть, такого не бывает», - повторяла она про себя как заклинание.

       Морды тем временем вытягивались, становились похожими скорее на клювы, и, наконец, ощерились, открыв несколько рядов острых, наклонённых внутрь, как у акул, зубов. Валентина зажмурила глаза, изо всех сил пытаясь развидеть увиденное, но вдруг почувствовала резкую боль в руке, затем ещё и ещё, несколько зубастых пастей впились в неё. Липкое оцепенение прошло, Валя задёргалась и забила ногами, но страшные челюсти сомкнулись ещё сильнее.

       Чувствуя, что теряет последние силы, женщина закричала так громко, как смогла. Через несколько секунд в стенку отчаянно застучала соседка. Твари быстро скрылись под кроватью. Почти не приходя в себя, Валентина перевернулась на живот и с трудом встала на четвереньки. На четвереньках же она добралась до дверного косяка, и, собрав последние силы, встала на ноги. Руки не слушались, Валю била крупная дрожь. Ей с трудом удалось нащупать выключатель и включить спасительный свет.

       Рука болела. Прижавшись к стенке, женщина второй, здоровой рукой, стала тереть саднящее предплечье. Под пальцами почувствовалось что-то тёплое и влажное. Валентина опустила взгляд на больную конечность, рука была в крови, кровь стекала вниз и капала на пол.

       Валя заплакала – что же это? Она сходит с ума, или это и в самом деле были крысы, просто показавшиеся ей в темноте и похмельном угаре чудовищами? Но Валя ни разу не слышала, чтобы в городских квартирах крысы водились стаями, да и разве это крысиные укусы? Она плакала долго, сидя на краешке ванны, промывая и забинтовывая покалеченную руку, и снова и снова пытаясь найти выход из этого ужаса.

       Когда от долгого неудобного сидения затекла спина, Валя пошла на кухню, включая на ходу свет везде, где только можно. Она никак не могла успокоить разошедшиеся нервы и восстановить дыхание. Открыв холодильник чтобы поискать какие-нибудь лекарства, оставшиеся после матери, она увидела купленную вчера бутылку водки. Валентина так долго смотрела на проклятый предмет, что холодильник несколько раз принимался жалобно пищать, сигнализируя об открытой дверце. Валя была разбита и очень устала, пережитый кошмар полностью выжал её. Медленно, как будто она находилась в воде, Валентина протянула руку к наглому стеклу, так вызывающе дразнящему её из ниши холодильника.

     

       Правда, выпила Валя немного, измученный организм отключился после первой стопки, и Валя уснула прямо за столом. Утром, или уже днём, – Валентина не смогла понять, – разбуженная дверным звонком, она обнаружила себя там же. Доплетясь до двери, Валя распахнула её, даже не посмотрев в глазок. 


    0


    Ссылка на этот материал:


    • 0
    Общий балл: 0
    Проголосовало людей: 0


    Автор: N.Sarych
    Категория: Проза
    Читали: 24 (Посмотреть кто)

    Размещено: 12 февраля 2021 | Просмотров: 43 | Комментариев: 3 |

    Комментарий 1 написал: Coltt (12 февраля 2021 14:07)
    Страшная картина обрывается на самом интересном месте.
    С алкоголем дружить нельзя, можно только договариваться
    И делать перерыв в три недели


    Комментарий 2 написал: N.Sarych (12 февраля 2021 17:54)
    Спасибо огромное! Будет ещё две части.


    Комментарий 3 написал: Demen_Keaper (16 февраля 2021 23:08)
    .... Хранитель плотно взялся за героиню...
    не всегда это помогает...

    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2020 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.