«    Январь 2020    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус |

Сейчас на сайте:
Пользователей: 0
Отсутствуют.

Роботов: 2
GooglebotYandex

Гостей: 12
Всех: 14

Сегодня День рождения:

  •     drunk whaler (28-го, 30 лет)
  •     kylebond778 (28-го, 26 лет)
  •     waidelote (28-го, 35 лет)
  •     Безумная Анна (28-го, 27 лет)
  •     СтароеСело (28-го, 8 лет)
  •     Эллина Соколенко (28-го, 21 год)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 2264 Кигель
    Флудилка На кухне коммуналки 3048 KURRE
    Стихи ЖИЗНЬ... 1635 Lusia
    Стихи Творческая мастерская 66 ТатьянаМ
    Флудилка Время колокольчиков 203 Моллинезия
    Флудилка Поздравления 1748 Герман Бор
    Флудилка Курилка 2207 Старый
    Книга предложений и вопросов Советы по улучшению клуба 519 Старый
    Рисунки и фото заметки 17 Chel
    Стихи Стихи для живых 71 Lusia

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    История одного дня

    Я держала в руках красивую открытку-приглашение, не в первый  раз читала написанные ровным почерком слова и никак не могла понять их смысл. На открытке были изображены обручальные кольца и букетик белых роз, а посередине золотыми буквами ясно написано: «Приглашение на свадьбу». Я повертела в руках открытку, снова прочла пару строчек: «Мира Волар, вас приглашают на бракосочетание Дейна Салирсим и Норы Адамс, которое состоится 17 июля в 14:00 во Дворце Бракосочетаний».

    Приглашение пришло ещё вчера, 16 июля… Сегодня, соответственно – 17-ое июля. Я взглянула на часы – 13:05. До Дворца Бракосочетаний пешком минут 15 – 20.  Дейн женится… У меня в голове такое не укладывалось. 
    Нет,  Дейн не способен на такие безжалостные шутки, он знает, как я к нему отношусь. На глаза наворачивались слёзы. В последнее время я много плакала, ничего не могла с собой поделать. Понимала, что ничего уже не изменить, но продолжала на что-то надеяться.

    В комнате стояла тишина. Тёплый ветер ласково теребит лёгкую занавеску, раскрытыйнастежь балкон, тиканье старинных напольных часов. Сколько себя помнила, я всегда была одна. Ни друзей, ни подруг, ни даже домашнего питомца – никого. Родители  были очень занятыми людьми, они много работали, и я практически их не видела – от силы два-три раза в год. Всё детство, с самого рождения, я прожила у бабушки, затем меня отправили в частную школу для девочек. Потом – в  университет.

    Когда мне исполнилось девятнадцать, умерла бабушка. Я закончила второй  курс и  получила официальное письмо от нотариуса – он сообщил о гибели моих родителей в автокатастрофе и об оставленном наследстве. В списке недвижимости я обнаружила дом, где жили мои родители; узнала, что в том городе есть университет с теми же специальностями, и без раздумий перевелась туда. Так я впервые увидела свой дом.

    Впрочем, «домом» это можно было назвать с большой натяжкой. Большую часть своей жизни я провела среди казённых стен и чужих людей, однако, всё же что-то шевельнулось в моей душе, когда я приехала в город, где  я родилась. Может, даже прожила месяц – два, или больше.

    Дом поразил моё воображение. Он стоял на высоком холме, на отшибе от остальных  зданий, окружённый серпантином дороги. Его отличительной особенностью являлась башня – высоченная, белая, с очаровательным балкончиком на самом верху. Оттуда открывался замечательный вид на город – он был весь как на ладони.

    Меня поразило только одно обстоятельство – внутри я не нашла ничего из тех вещей, что говорят о характерах их хозяев. Единый, превосходно выдержанный дизайн. Даже в огромной библиотеке я не нашла ничего, что говорило бы мне о вкусах моих родителей – это была типичная библиотека – собрание классической литературы разных стран и эпох. Единственное, что напоминало о родителях -  многочисленные фотографии – они стояли повсюду, но и в них читалась некая стандартность: одна и та же поза, одна и та же улыбка…

    В комнате стояла такая благоговейная тишина, что не хотелось шевелиться и что-либо делать. Я повернула голову и взглянула на часы. 13:46. Воспоминания могли надолго увлечь меня, так как ничего другого теперь в моей жизни не осталось. Свадьба… Злосчастную открытку я всё ещё держала в руках.
    Я неохотно встала, потянулась и подошла к стенному шкафу. Когда я оделась и вышла из дома, часы показывали 14:01.

    Тёплая погода и летний ветерок уже не радовали меня. На глаза постоянно наворачивались слёзы. Я не знала, как мне жить дальше. Я не знала, как мне пережить всё то, что было у нас с Дейном. Мы не всегда понимали друг друга, часто обижались из-за пустяков, часто делали друг другу больно, но ведь было и что-то хорошее…

    В первый раз, когда я приехала сюда, то с жадностью изучала всё вокруг: улочки, дома, парки, аллеи, местных кошек и собак, прохожих. Я находила множество примечательных для себя местечек, достопримечательностей и первое время не расставалась с фотоаппаратом – мне хотелось познать этот город враз и навсегда, не пропустить ни одного его уголка. Все стены и столики  были уставлены фоторамочками с видами города.
    Когда я познакомилась с Дейном, в доме стали появляться и его фото… Бывали случаи, когда я, увлёкшись очередным нераскрытым уголком города, напрочь забывала о назначенном свидании. Дейн проявлял ангельское терпение, он мог ждать меня очень долго.

    Около Дворца Бракосочетаний толпились весёлые люди. Я заметила белое пышное платье. Взглянув на часы, я поняла, что всё же не удержалась и опять замечталась. 14:20. В действительности же, я и не спешила, потому что чем ближе, тем страшнее узнать, правда ли то, что Дейн женится.
    Я остановилась в нескольких шагах от здания, понимая, что, увы, это не было розыгрышем. Невеста сияла от счастья в своём белом подвенечном платье. Перед глазами всё стало расплываться, и я поняла, что могу в любой момент расплакаться. Я постояла немного, стараясь себя успокоить

    В голове промелькнула мысль - никого из гостей не знаю. У меня не было здесь друзей, я ни с кем не общалась, кроме Дейна, хотя жила здесь почти полгода.
    Он словно почувствовал мой взгляд и повернулся в мою сторону. Почему-то я всегда думала, что он особенный, что только он может чувствовать моё настроение и понять меня, как никто другой. «Твоя свадьба как похороны моего сердца». – мысленно сказала я ему. Он кивнул мне и сделал приглашающий жест. Я подчинилась. Между тем одна из приглашённых дамочек с воплем неописуемой радости поймала букет невесты и едва не подралась с парочкой дамочек-неудачниц.

    Когда я подошла, на меня никто не обратил внимания. Сейчас я видела одного только Дейна. Красивого, как никогда, в чёрном костюме, с белым цветком в петлице, аккуратно причёсанного и очень сосредоточенного. Мне он больше нравился другим: беззаботным, с растрёпанными волосами, в своих любимых истёртых джинсах… Я ничего не могла поделать со своими слезами. Я постаралась смотреть вниз, на пыльный, млеющий от жары асфальт, неловко держала в руках свою сумочку со свадебным приглашением внутри. Зачем я вообще взяла его с собой?

    - Привет.
    Я вздрогнула от звука его голоса, поняла, что ничего-ничего в моих чувствах к нему не изменилось. Я по-прежнему любила Дейна.
    - Привет. – тихо ответила я, собралась с силами и подняла на него глаза.
    Дейн смотрел на меня, едва нахмурив свои тёмные брови, смотрел так, словно хотел что-то мне сказать, но не мог. Я едва сдерживалась, чтобы не расплакаться. Мне показалось, он неуловимо изменился за эту неделю, что мы не виделись. Неделю! Я не помнила, чтобы мы расставались дольше, чем на пять часов.
    - Не думала, что ты женишься когда-нибудь на Норе. – сказала я
    - Нора хорошая девушка. – ответил он так, словно говорил о постороннем человеке.
    - Ты её любишь? – спросила я, заранее зная, что не услышу положительного ответа.
    - Любовь не всегда приносит радость.
    - Тогда зачем … ты женишься на ней?
    - Зачем люди женятся, Мира? – спросил он у меня, поморщился как-то болезненно и засунул руки в карманы, - Чтобы обрести стабильность.
    - Ты не должен был меня приглашать. – покачала я головой, ощущая ни с чем не сравнимую боль – боль шла изнутри, обнимала коварно всё тело, подбиралась к горлу, сковывала движения.
    - Ты, как всегда, не смогла прийти вовремя, - пожал он плечами, - даже если бы я указал более раннее время, ты всё равно пришла бы позже.
    - Зачем ты так со мной, Дейн? – выдохнула я, - Что я тебе сделала?
    - А зачем ты делала мне больно, Мира? – спросил он с тихой грустью, даже какой-то усталостью, - Я не испытывал столько боли за всю свою жизнь.
    - Дейн! – к Дейну подлетела счастливая невеста и повисла у него на руке, - Дейн, мы едем в ресторан?
    Меня она демонстративно не заметила. Я подумала о том, что Нора всегда меня недолюбливала – и понятно, почему – Дейн видел только меня, он даже говорил с ней только обо мне и звонил ей только тогда, когда мы ссорились. Думаю, она научилась ненавидеть меня после того, как каждый раз, утешившись рядом с ней, Дейн приходил ко мне просить прощения и мириться.
    - Да, конечно. – рассеянно ответил Норе Дейн, продолжая смотреть на меня, - Присоединяйся к нам, Мира. Тебе надо … отвлечься.

    Я вдохнула, ощутив тяжесть в груди – мне тяжело дался этот вдох. Если бы Дейн говорил со мной пренебрежительно, если бы он подчёркивал своё равнодушие, холодность, если бы он пытался быть чужим для меня – возможно, я бы легче всё это восприняла. Но его глаза, его голос оставались прежними, он смотрел на меня, как смотрел раньше, он говорил со мной, как говорил раньше.

    - Я бы хотела, чтобы ты был счастлив, Дейн, - тихо проговорила я, - я бы не хотела, чтобы ты … обижался на меня.
    - Я не обижаюсь на тебя, Мира. Едем с нами.
    - Не думаю, что это … - начала я, но Дейн неожиданно взял меня за руку, и я вздрогнула, как от разряда тока – таким забытым показалось мне это ощущение.
    - Я бы тоже хотел, чтобы ты не обижалась на меня, - сказал он,  - если не обижаешься – едем с нами.
    - Да, поехали, Мира. – проговорила неохотно Нора.
    Ещё немного – и слёзы хлынут из моих глаз. Я мягко высвободила свою ладонь – её жгло, как огнём. Дейн не стал мне препятствовать, но стоял и ждал моего ответа.
    - Едем.

    Если он не хочет, чтобы я обижалась, то это какая-то изощрённая пытка, жуткая, жестокая, бесчеловечная пытка. Гости расселись по машинам, но я не разделяла их радостного оживления. Я сидела между двумя полноватыми дамами, напряжённая и скованная, словно деревянная кукла. Их голоса, смех и неуместные шутки отошли на второй план, я ничего не слышала и не пыталась слышать. Я словно замерла или застыла, как вода в реке – зимой.
    Я попыталась представить, как это – жить без Дейна. Не думать о нём, не видеть его, не говорить с ним, не улыбаться ему – жить так, словно его никогда не было. Но это невозможно. Дейн перевернул всю мою жизнь, и откуда мне, привыкшую всегда находиться наедине с собой, знать, как правильно нужно общаться с людьми, особенно с теми, кого сильно-сильно любишь?

    Нас подвезли к ресторану, и я просто машинально вышла вслед за всеми. Всеобщее возбуждение меня раздражало. Я не испытывала желания веселиться. Единственное, чего мне сейчас хотелось – это уединения. От шума гудела голова, тело не подчинялось. Я заметила, что по-прежнему судорожно сжимаю обеими руками сумочку. С трудом расцепив руки, я посмотрела на часы – 14:51.

    У меня не было никакого желания принимать участие во всеобщем веселье. Я отыскала взглядом Дейна. Он, словно почувствовав мой взгляд, сразу обернулся. Гости рассаживались за столы, в ресторане гремела музыка, официанты суетились, разнося блюда. Нет, Дейн пригласил меня с определённой целью, только я не желаю принимать участия во всём этом фарсе. Я почувствовала, что дрожу от обиды. Да, я обижена, я очень обижена, и я не вижу смысла притворяться, словно ничего страшного не происходит. Резко развернувшись на каблуках, я уверенно покинула весёлое сборище.

    В груди ещё ощущалась тяжесть от невыплаканных слёз, мне было тяжело дышать. Воздух раскалился, стало очень жарко – обычно в это время дня солнце особенно беспощадное. Мои босоножки беззаботно стучали по раскалённому асфальту. На улицах было безлюдно и тихо. Я всё для себя решила. Я не создана для жизни в обществе, среди людей я чувствую себя более одинокой, более обособленной и не принятой. Мне всегда говорили, что я странная и нелюдимая. Я росла сама по себе, как трава в поле, и не испытывала желания становиться похожей на других, чтобы меня принимали в своё общество.

    Возможно, всё дело было во взращенной годами привычке? Я привыкла проводить время сама с собой, среди неодушевлённых книг, среди мудрой природы. Шумные сборища утомляли меня, незнакомые люди – пугали, необходимость общаться – приводила в отчаянье. А Дейн… Мне казалось, что он совсем другой, что он понимает меня, не считает какой-то «неправильной» - он любил меня такой, какая я была и никогда не говорил, что мне нужно что-то в себе изменить, что мне надо научиться общаться с людьми. Я умела общаться – по мере необходимости, но не больше. Дейн стал для меня новым смыслом жизни. Стал для меня каким-то удивительным открытием. Что же я сделала не так?

    Впереди тянулся мост. Я остановилась и долго смотрела на него. Мы с Дейном здесь часто прогуливались. Это было наше любимое место – уединённое и очень романтичное.  Я медленно побрела вперёд.

    Я не смогу представить, что ничего не изменилось, и жить, как жила до встречи с Дейном. Даже если выброшу все его фотографии и все подаренные им вещи. Впрочем, я и не хотела этого. Я не имела права забывать то единственно прекрасное, что произошло в моей бесконечно однообразной жизни. А здесь, в городе, ставшем мне настоящим домом, абсолютно всё будет напоминать мне о Дейне: здесь не было ни одного закоулка, где бы мы с ним не бывали.

    Город весь стоял на холмах, самые высокие «достались» моему дому и этому мосту. Далеко внизу, под мостом, виднелись высохшие берега – река пересохла давным-давно, и теперь на её месте осталась лишь сухая, потрескавшаяся от зноя земля. Я вспомнила, как мы с Дейном спорили, сколько отсюда метров  до земли. Я никогда не отличалась хорошим глазомером, поэтому охотно согласилась, когда Дейн сказал, что, по его предположениям, здесь не менее тридцати метров. Помню, мы даже отважились совершить поход к подножию холмов, на которых стоял мост.

    Я положила сумочку на перила, затем привстала на цыпочки, перекинула ногу, затем – другую, и села на широкие, нагретые солнцем перила. Как жить дальше? Возможно, я совсем не предназначена для проживания в этом сложном мире. Это что-то вроде естественного отбора – непригодные особи отсеиваются, выживают лишь сильнейшие и приспособленные, умеющие адаптироваться к любым условиям. Босоножка слетела с ноги, и я этому не особенно расстроилась, смотрела с любопытством, как она летит вниз: долго летит, а потом падает на сухую землю, поднимая пыль. Я пошевелила другой ногой, и вторая босоножка поспешила к первой.
    Эта глупость отчего-то развеселила меня, даже слёзы высохли. Я подумала о том, что злосчастному приглашению следовало бы тоже полетать, к тому же, если его правильно разорвать, то его полёт будет более забен, чем мои любимые босоножки. С этой мыслью я повернулась к сумочке и вдруг заметила спешащего ко мне человека.

    - Мира. – выдохнул обеспокоено Дейн, он выглядел запыхавшимся и не на шутку напуганным, а когда подошёл, то вцепился в моё запястье мёртвой хваткой.
    - Что-то случилось? – как ни в чём ни бывало спросила я у него: как ни странно, моё глупое занятие смогло отвлечь меня от печальных мыслей.
    - Ты что задумала, Мира?
    - Ничего, иди к своей жене, Дейн. Не мешай мне.
    - Не мешать чему? – угрожающе спросил он, не отпуская меня.
    - Отвлекаться. – лаконично ответила я.
    - Слезь отсюда. – велел он.
    - Ещё чего. Своей Норе приказывай, а я…
    Договорить я не успела, потому что Дейн неожиданно обхватил меня сзади за талию и силой стащил с перил. Я вскрикнула от неожиданности.
    - Мира… Ты всегда была такая… Ты всегда думала только о себе!
    - О себе? – я удивлённо посмотрела на Дейна, боль моя утихла, но на сердце ещё держалась какая-то тяжесть, - Если бы я думала только о себе, Дейн, я никогда бы не стала с тобой общаться.
    - Мира! Ты столько раз забывала обо мне! Ты не помнишь? Не было ни одного раза, чтобы ты не пришла на свидание вовремя! Ты всегда опаздывала! Не меньше, чем на полчаса!
    - Но я же приходила… - рассеянно ответила я.
    - О, Мира! Я уж не буду вспоминать тот неприятный случай, когда ты вышла «на пять минут», а появилась только через час!

    Действительно… Был один неприятный инцидент. Стояла поздняя осень, но погода оставалась ещё летней. Мы с Дейном договорились встретиться в одном кафе. Я немного опоздала – как всегда. Дейна уже тогда раздражала моя привычка ходить по улицам и засматриваться на всё, что попадалось мне на глаза, и фотографировать. Он не любил, когда я приходила с фотоаппаратом на свидания. Мою любознательность он считал рассеянностью.

    Уже не помню, зачем, но мне понадобилось выйти на пять минут. Но… по пути я наткнулась на строительные работы, затем сделала небольшой круг и… вспомнила о Дейне. Прошло более получаса, но я знала, что Дейн ещё ждёт меня в кафе. У входа курили мужчины, и я не решилась войти, ждала Дейна за оградой. Так прошло минут двадцать. Потом я догадалась позвонить ему на сотовый. Ответила Нора, я не знала, что сказать, и отключилась. Только после этого зашла в кафе и увидела Дейна на прежнем месте, рядом сидела его заботливая Нора. Дейн почему-то был пьян, стал выговаривать мне все свои обиды. Я молчала, потом ушла.

    - Дейн, и только поэтому ты меня бросил? – спросила я, искренне не понимая, как опоздания могут быть причиной разрыва.
    - Я не бросал тебя, Мира. Мы расстались.
    - Мы расстались только из-за моих опозданий?
    - Мира, ты так ничего и не поняла! Нельзя же вечно витать в своих мечтах! Мира! Если бы ты любила меня, то нашла место и для меня! Я всегда был для тебя лишним, Мира! Если тебе предложить, с кем провести вечер: со мной или с самой собой, ты всегда предпочтёшь себя! Я всегда чувствовал себя лишним, Мира! Ты не представляешь, как мне было обидно и больно!
    - Если ты хотел, чтобы я почувствовала себя на твоём месте, то сегодня тебе это удалось, - тихо сказала я,  - на твоей свадьбе я слишком явно ЛИШНЯЯ. Я поняла теперь, как тебе было больно и обидно, Дейн. Ты ведь этого хотел, да?
    - Нет, - покачал он головой, - я и в мыслях не хотел сделать тебе больно, Мира. Я хотел, чтобы ты сделала выводы. Чтобы ты больше не делала ошибок. И это, - он кивнул в сторону перил, где я недавно сидела, - не выход. Это – твоё очередное проявление эгоизма. Ты думаешь только о себе, Мира.
    - Обо мне некому думать, Дейн. Я одна на целом свете, понимаешь?
    - Мира, - он бессильно покачал головой, - ты не слышишь меня. Ты относишься к людям, как к неодушевлённым вещам. Как к своим книгам, которые можно прочитать и поставить на дальнюю полку. А я – не книга, Мира, это ты понимаешь?
    - За всю свою жизнь у меня не было ни одного друга. Откуда мне знать, что я делаю правильно, а что – нет?
    - Если бы ты не знала, Мира, ты не говорила бы сейчас со мной, - покачал он головой, устало, измученно, - мы бы не пришли к такому концу.
    - Концу? – повторила я, - Ничего нельзя изменить? Совсем ничего?
    - Сколько раз было этих «последних шансов», Мира? Я устал считать. Я надеялся, я подстраивался под тебя, только ты никогда не меняла своё поведение, ты оставалась прежней. Ты ничем не пожертвовала ради наших отношений: ни своим временем, ни своей привычкой бродить где-то одной – ничем! Ты гуляешь сама по себе, как кошка. Ты привязана к местам, а не к людям.

    Я промолчала. Дейн был несправедлив ко мне, очень несправедлив. Я научилась ограничивать свою свободу ради него, научилась отодвигать свои привычки на второй план, если он предлагал встретиться. И виделись мы часто, очень часто. Но мне не хотелось ничего этого ему говорить. Он не слышал меня, в нём говорили его старые обиды.
    Дейн тоже замолчал и смотрел на меня так, словно это я толкала его на брак с Норой. «Какие же мы всё-таки разные». – подумала я. Воздух застыл от зноя, стал тяжёлым и таким осязаемым, что его можно было резать ножом и подавать на блюдечках. Ни дуновения ветерка, ни шума автомобилей – в этой части города движение всегда было малооживлённым. Я вздохнула.

    - Я думала, когда любишь, принимаешь человека таким, какой он есть. Со всеми его недостатками и достоинствами.
    - Ты разбила мне сердце, Мира. – вдруг сказал Дейн.
    - Извини.
    Дейн стоял некоторое время, явно не зная, что делать и что сказать, окинул меня взглядом с ног до головы и заметил, что я без обуви.
    - Ты босиком? – удивлённо спросил он.
    - Упали, - я небрежно дёрнула плечом, - надо будет потом спуститься за ними. Это же мои любимые.
    - Мира…
    - Тебя, наверно, потеряли, - я подняла руку и взглянула на часы – 15:42, - Нора переживает. Как всегда.
    - Иди домой, Мира. Завтра будет новый день.

    Я ничего не ответила, только смотрела на него и понимала, что никого так уже не полюблю. Он постоял ещё немного, опустил плечи, потом повернулся и пошёл обратно. Я смотрела ему вслед. Он уходит, уходит навсегда. Я больше не сдерживала своих слёз, и они покатились по щекам обжигающими каплями. Он уходил, а в моей жизни всё оставалось по-прежнему. Как же это жестоко – оставить след в чужой жизни и вот так просто уйти, высказав все свои обиды. Как будто у нас не было ничего хорошего…

    Мне хотелось вспомнить, чем я его обидела, но перед глазами вставали только приятные воспоминания. Может, я просто принимаю желаемое за действительное? Когда любишь по-настоящему, не станешь сдаваться просто так… по крайней мере, так всегда считали герои книг…

    - Завтра не будет, Дейн. – тихо сказала я ему, повернулась и подошла к перилам, где осталась лежать моя сумочка с неразорванным приглашением на свадьбу.

    Я залезла на горячие от солнца перила и встала на них в полный рост. Посмотрела сквозь слёзы на далёкого Дейна. Я всегда хотела летать, мне снились полёты во сне, и я верила, что если очень сильно захотеть, можно взмыть ввысь, как птица. Теперь я знала, что летать можно только вниз. Дейн сказал, что я разбила ему сердце. Ему будет трудно забыть меня, даже если он уедет в другой город, потому что он всё равно будет думать: Мира осталась где-то там, она ходит по тем улочкам, живёт в том доме.

    Дейн остановился. Он всегда чувствовал мой взгляд. Когда он повернулся ко мне лицом, я одними губами сказала: «Прощай, Дейн», раскинула руки, как птица – крылья, и шагнула вперёд.


    +5


    Ссылка на этот материал:


    • 50
    Общий балл: 5
    Проголосовало людей: 1


    Автор: Sombria
    Категория: Проза
    Читали: 61 (Посмотреть кто)

    Размещено: 5 апреля 2009 | Просмотров: 1282 | Комментариев: 10 |

    Комментарий 1 написал: Alex (5 апреля 2009 21:28)
    И тут суицид.
    Sombria, не найдется ли у вас менее мрачного произведения, а то совсем загрустил. sweated



    --------------------

    Комментарий 2 написал: Memphis (6 апреля 2009 21:57)
    Рассказ довольно неплохой. Мне понравился. Спасибо)


    Комментарий 3 написал: Ноль_ноль_семь (6 апреля 2009 22:54)
    Она какой-то слабый человек....
    Стиль хорош...Мне нравятся такие рассказы, только конец мрачноват....В мире выживают только сильные как физически так и морально....


    Комментарий 4 написал: Sombria (7 апреля 2009 17:57)
    Рассказ по мотивам из личного опыта.. только в моём случае до суицида не дошло (уж слишком сильно себя люблю).. Да и жить намного интереснее, просто захотелось на чужом примере посмотреть, что такое завершённый суицид..


    Комментарий 5 написал: galanik (13 апреля 2009 14:45)
    Грамотный автор – ура!

    Sombria выбрала труднейший способ изложения – от первого лица.

    Завязка растянута, раздроблена, перепутана. Взгляд автора скачет, не позволяя читателю сосредоточиться. Текст перенасыщен описаниями, противоречиями. Стиль – сухой, многословный, ломаный.
    Читать скучно. Можно посоветовать автору взять женский роман и разобраться, из чего он сделан и как. Закон жанра не разрешает морить читателя скукой.

    Сюжет развивается неторопливо – куда спешить? - ТВОЯ СВАДЬБА – ПОХОРОНЫ МОЕГО СЕРДЦА! И что дальше? Что предпримет героиня, как изменится ее душа – оскорбленная, униженная, растоптанная предательством? Простит, возвысится над горем? О юных сердцах сказал поэт: В ДОЖДЕ СТРАСТЕЙ ОНИ СВЕЖЕЮТ, И ОБНОВЛЯЮТСЯ И ЗРЕЮТ. А может быть, девушка будет мстить?

    Оказавшись в этом городе, героиня интересовалась всем – даже собаками и кошками. На свадьбе она думает только о себе, описывает собственные эмоции, что справедливо, но – не интересно! Героиня задает себе душераздирающий вопрос: ЧТО ЖЕ Я СДЕЛАЛА НЕ ТАК? Дейн-предатель отвечает просто: ТЫ ВСЕГДА ДУМАЛА ТОЛЬКО О СЕБЕ. Далее идет разборка: зачем ты делала мне больно? Нет, зачем ты мне делал больно?

    Не лучше ли было взглянуть на происходящее со стороны, например, глазами одного из гостей? Повод есть: девочку с детства признавали нелюдимой, необщительной. Ей было одиноко и больно, НЕЗНАКОМЫЕ ЛЮДИ – ПУГАЛИ, НЕОБХОДИМОСТЬ ОБЩАТЬСЯ – ПРИВОДИЛА В ОТЧАЯНИЕ. Ее не понимали. Для подростка это очень серьезно.
    Читателю все еще скучно…

    Героиня сама с собой проводит учетно-разборочное собрание, вспоминает, размышляет. Снова: НАВСЕГДА, НИКОГДА, ЛЮБИТЬ ПО-НАСТОЯЩЕМУ, СМОТРЕТЬ СКВОЗЬ СЛЕЗЫ НА … - юное существо уверено, что НИКОГО УЖЕ ТАК НЕ ПОЛЮБИТ. Отсутствие жизненного опыта налицо.

    Развязывается история трагедией, несоразмерной ситуации.

    И все равно – скучно, скучно!

    Автор излил боль своей души, явно описывая факты собственной биографии. Отнесемся с пониманием. Однако напомним, что перед нами не криминальная хроника, а литературное произведение – размышление и толчок: расти душа, пока молода!

    Если мною сделаны неверные выводы, пеняйте автору на плохо раскрытый замысел.


    Комментарий 6 написал: Sombria (15 апреля 2009 09:19)
    galanik :
    Грамотный критик - ура!

    Спасибо за конструктивную критику! К счатью, я не из тех авторов, что болезненно реагируют на подобное.. Что насчёт совета о прочтении женского романа - все эти женские романы однообразны и скучны, и конец всегда известен - он один и тот же! В конце концов, если Вам было настолько скучно читать мой рассказ, отчего же вы дочитали-таки его и написали такой замечательный анализ?..

    Да, да, сюжет не торопится развиваться, ибо это сюжет одного дня, а точнее - всего нескольких часов. Юная героиня увлечена только самой собой и пассивно наблюдает за происходящим, и никто ей не нужен - вот и весь замысел. Жаль, что она не нашла иного выхода для себя.

    А как же глазами гостей заглянуть в героиню?.. Раз она необщительна, вряд ли о ней что-то расскажут посторонние..


    Комментарий 7 написал: galanik (15 апреля 2009 18:54)
    Привет, Sombria!

    Я очень рада, что Вы откликнулись. Не успеваю прочитать все опубликованное, поэтому выбрала Вас в любимые авторы сайта.
    Литератор умеет отличить критику (разбор произведения) от ругани (необоснованные эмоции). Написала сходу, с лету, не раздумывая, поэтому извините, что послала Вас к дамским экзерсисам.
    Мне вовсе не было скучно - это подначка, иначе Вы бы мне не ответили, согласитесь!

    На нашем сайте проблема. Alex - наш Властелин, но ему требуется заместитель для командования Литчастью.
    Почему бы Вам не взяться за руководство литературным содержанием?
    Прошу Вас, не отказывайтесь!
    Вы можете набрать помощников по разделам, распределить задачи между нашими новыми соратниками. Работа будет интересная, и время, потраченное на сайт, не пропадет даром для начинающего литератора, даже если Вы не собираетесь стать профессионалом.
    Пишите мне в личку, можно на Яндекс.

    УДАЧИ!


    Комментарий 8 написал: Балденыш (8 июня 2009 15:16)
    Не плохо. Но за душу не берет. Однообразно, нет сюжета. .


    Комментарий 9 написал: Sombria (9 июня 2009 08:43)
    Сюжет как раз есть, все этапы, завязка несколько растянута. Этот текст я редактировала несколько раз.

    Балденыш, если возможно, Вы могли бы указать на конкретные ошибки? Комментарии вроде "рассказ довольно неплохой", "не плохо. Но за душу не берет" ни о чём не говорят.


    Комментарий 10 написал: Kasavi (3 июля 2011 21:04)
    Рассказ мне понравился.
    Во всяком случае, для меня это было что-то новым и неизведанным. (Признаюсь, не часто читаю романтику). Напомнило свежий ветер и смех детей в жаркий июльский вечер.
    Не думали опубликовать свои произведения?

    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2019 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.