«    Июнь 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус |

Сейчас на сайте:
Пользователей: 0
Отсутствуют.

Роботов: 1
Yandex

Гостей: 20
Всех: 21

Сегодня День рождения:

  •     hard_kon (20-го, 25 лет)
  •     Ler04ka (20-го, 22 года)
  •     M89118442501 (20-го, 44 года)
  •     talosca (20-го, 108 лет)
  •     Алина (20-го, 7 лет)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Флудилка Курилка 2094 Ольга К.
    Дуэли ОТКРЫТАЯ ДУЭЛЬ №58 \"СОКРОВИЩА ВАРГИ\" (ПРОЗА) 1 Бойко Татьяна
    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 2078 Кигель
    Флудилка Поздравления 1728 KURRE
    Стихи ЖИЗНЬ... 1616 Lusia
    Дуэли Предлагаю дуэль \"Сокровища Варги\" 30 ЭрИк Уиндеман
    Организационные вопросы Заявки на повышение 788 KURRE
    Рисунки и фото свободный художник 274 Pavek
    Рисунки и фото Наши детки рисуют 3 NikiTA
    Стихи Мысли 4 kleo_xxx

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    Хьюиты

     

    Глава 2

     

    Небольшой,  переездной  фургон  въехал в штат Массачусетс  и  двигался  теперь  в  направлении  Бостона,   оставляя  за собой большие столбы дорожной пыли. На его пути лежали ещё  два  пригорода и ни с чем  не соизмеримое  количество   придорожных бензоколонок и дешевых забегаловок.   Изредка на  пустынной  магистрали  возникала встречная  машина и, обдав фургон пыльным потоком тёплого воздуха,   исчезала вдали.   Мэни внимательно  смотрел  вперёд,  где далеко на горизонте, на границе чистого неба и горячей  раскалённой земли,   скрывалась постепенно сужающаяся и одновременно   приближающаяся  полоса дороги.    Его  мысли   крутились   внутри   фургона,   вокруг   жены и,  возвращаясь  обратно, уносились   вперёд  к   Бостону,    где  семейную  пару  ждал   великолепный    коттедж.    Лена   сделала приёмник   тише  и спросила:

    -  Ты   думаешь,   новое  место  повлияет   на  твою  работу?  Говорят, в таких ситуациях  наступает особое вдохновение.  –   Она посмотрела на Мэни и продолжила.   –  К тому же  и мистер Пол был не против.

    Мистер Пол Кемерон  был  владельцем  известного, Нью-Йоркского  издательства «Ридерс Дайджест» и поддерживал с  Мэни самые тёплые отношения.  Поэтому не  удивительно,  что  все   книги  Мэни Хьюита  незамедлительно  попадали в тираж.  К тому же основное их количество действительно было превосходным.  Об этом говорили быстро пустеющие книжные прилавки. Несмотря на успех, основная прибыль оседала в чужих карманах книгоиздателей.   Как ни старался  Мэни  исправить  ход этого бизнеса,  крупные воротилы не давали ему нужного  размаха и держали  всё в своих  руках. Прикрываясь   при  этом   всевозможными юридическими контрактами и разнообразными договорами, они не забывали поддерживать и так называемые   «тёплые   отношения»   с   Хьюитом.    Таким   образом,  последний  смог  приобрести долгожданный дом, пусть и в рассрочку.

    -          Особой перемены не чувствую,   но, в общем,  ты права. Посмотри-ка лучше вон туда. –  Он указал в правую от машины    сторону,    где  прямо  у  обочины,    валялась большая,   завёрнутая  в  целлофан,    новая   лопата.   –  Полезная  вещица.  Пожалуй,  её  стоит  подобрать.  Что скажешь?   –  спросил Мэни у жены и свернул к обочине.

    В открытую  машину  ворвался  поток   жаркого  воздуха. Лена поспешила покинуть душную кабину  фургона   вслед  за  мужем.    Тем   временем   Мэни   уже   поднял  лопату  и открыл багажное     отделение.    Из-за  спины   показалось  уставшее  от  изнурительного  переезда, лицо  Лены.   Она  обняла  мужа и посмотрела в темнеющее, вечернее небо. На  пустынную  равнину медленно  опускалась ночь.  Это заметил и Мэни. Включив кондиционер и фары,  он завёл  двигатель.  Машина продолжила свой путь и в кабине снова зазвучала  лёгкая  и красивая мелодия  неизвестного  музыканта,  под  звуки  которой Лена  погрузилась в мечтательный и сладостный сон.   Ей снилась озарённая ярким, солнечным светом зелёная, лесная  поляна.  Вокруг  поляны  плотным  кольцом  росли величественные    деревья,   которые    срослись   настолько   крепко  что  образовывали  собой  непроходимый,   живой    забор.     Прямо  в  центре   солнечного     простора располагался  их  с  Мэни дом.  На  фоне  всеобщих,  ярких  красок    окружающей  его  природы,   он  казался  серым  и размытым,   но  в  то  же  время,   явно  объёмным  пятном.  Более-менее   просматривалась    верхняя часть   особняка   и,   если  хорошенько  присмотреться,   то и парадный  вход выделялся  на общем,   размытом  фоне.   Лена  посмотрела   под  ноги.   Ярко   зелёная   трава доходила  ей  до  лодыжек  и  приятно   щекотала.   Лёгкий  ветерок ласково трепал её роскошные,   каштановые волосы и она чувствовала приятный    запах  цветов.   Она знала,  что присутствует во сне,   но всё  же грань реальности витала ещё где-то далеко,  очень далеко, где-то за этими величественными деревьями. Лена сделала шаг вперёд,  ощутив,  насколько  мягок  и нежен  травяной ковёр у неё  под  ногами.    Вокруг  стояла  лесная   тишина,   изредка нарушаемая шелестом древесной кроны.

    -  КАК В НАУШНИКАХ,

    послышалось  ей  где-то справа,   совсем   рядом и  как эхо рассеялось    куда-то   в стороны. Лена   стала   медленно  продвигаться в направлении  центрального  входа коттеджа, рассматривая окружающее её пространство.   Она заметила, что чем ближе она подбирается к дому,   тем гуще становится  лес  вокруг   и  тем  сильнее  давит  на неё  тишина,  краски блекнут,  а и без того серый  коттедж,  приобретает  чёткие,  зловещие формы.

    ПОЖАЛУЙ,  МНЕ ЗДЕСЬ НЕ МЕСТО,

    послышалось ей опять где-то,  совсем рядом и, постепенно отдаляясь, эта фраза больше не затихала,  а постоянно кружила вокруг Лены, при этом меняясь и усиливаясь.

    ПОЖАЛУЙ, ТЕБЕ ЗДЕСЬ НЕ МЕСТО.

    И  в  этот  момент,  что-то   сильно   толкнуло  её  в  спину.   Падая на коричневый песок, она услышала совсем рядом.

    ПОЖАЛУЙ, ТВОЁ МЕСТО ЗДЕСЬ

    После  чего  увидела  под  собой  глубокую,  влажную  яму.  Оказавшись на дне,  Лена закричала, но ничего не произошло.  Звуки  так  и  не   вышли   наружу,   и  крик  остался  где-то   глубоко у неё в груди.   Она подняла голову вверх и в ужасе застыла,  чувствуя,   как теряет  сознание.  Высоко  вверху  виднелся неровный круг застывшего, серого неба.  На фоне этого  неба,  загораживая  собой  половину  этого  небесного   круга,   свесившись  и изменяя  свои  объёмы,  замерло это частично размытое, чудовище-особняк.  Оно смотрело прямо на Лену.  На месте парадного входа чётко оформился кривой, мясистый   рот,    а  между  аркообразных   окон  выпирали маленькие, налитые кровью, злобные глазки.

    ТЕПЕРЬ ЗДЕСЬ ТВОЁ МЕСТО,

    вырвалось из чёрной пасти. И на Лену посыпалась тяжёлая,  гнилая земля.

    Задыхаясь,  Лена  проснулась.    Её  лицо  было   покрыто мелкими капельками пота.  Она всё ещё не понимала,    где находится и не могла прийти в себя.  Осмотревшись вокруг,  Лена  увидела Мэни.   Тот остановил фургон и что-то кричал. Но  она  его  не  слышала.   Озираясь по  сторонам  и найдя ручку двери, она начала неистово её дёргать.  Вырвавшись  из  объятий ошеломлённого  мужа  и  оказавшись  снаружи, она,   спотыкаясь  и падая,  побежала в противоположную их пути сторону.    Раздался   оглушительный,   протяжный   гудок.   В пятидесяти   метрах от  Лены,  надвигаясь прямо на неё,  мощно  рассекая плотные потоки горячего воздуха, и    нещадно    стирая    асфальтное   покрытие,   огромный, стотонный грузовик пытался  остановиться.   Его  злобный   оскал,   оживший   при  яркой  вспышке   многочисленных,  круглых  фар   неумолимо   приближался. Лена  бежала,  не  сворачивая  и  явно  не  замечая  нависших над ней чёрных крыльев     стремительно    приближающейся   смерти. Оторвавшись  от   земли    и   почувствовав    необычайную  лёгкость, она посмотрела в глаза Мэни,  который,  подхватив  её на руки,  стоял у обочины и смотрел вслед удаляющемуся и яростно  взвывающему  грузовику.  Он бережно положил её на песок.  Убрав  рукой спутанные,  каштановые волосы с лица жены, Мэни испуганно посмотрел ей в глаза.

    -          Боже  мой.  Лени.   Да  что с тобой  случилось?   

    Бережно поддерживая Лену под голову, он старался привести свою жену в себя. Неугомонный ветер усиливался,  охлаждая эту, раскалённую за долгий, жаркий  день, пустыню. Где-то далеко на западе их ждал  осенний  Бостон и великолепный  дом,  с  мягкими  и удобными постелями  и  с  прекрасным видом на волшебный,  огненно оранжевый сад.   Сейчас  на этой одинокой   и  опасной   магистрали,    под  давлением    остывающего воздуха и сереющего неба,  Хьюитам решительно  не   везло.     Лена    возвращалась  на   землю,   но  ещё  под воздействием   шока   опасливо    озиралась   по    сторонам.   Перед  её глазами    все   ещё шевелился    огромный     рот   парадного    входа  приснившегося коттеджа.  Из  которого  сыпалась  вонючая  и  мерзкая  земля,   а  потом,   ослепляя   фарами, на большой скорости, из этого ужасного рта выезжал  оскаленный  стотонник.  Разглядывая перепуганного Мэни и,  наконец, услышав его, Лена полностью пришла в себя и начала сбивчиво объяснять:

    -          Мне  приснился сон, и мне стало очень страшно. А потом  эта машина… -  приподымаясь, сказала она и, встав на ноги, продолжила -  …мне уже лучше.   Я  не  знаю,   что  на  меня   нашло.   Не   могу объяснить.  Просто не могу.  –   Шатаясь, она направилась к фургону.

    Быстро   темнело,  и пустынная  равнина  погружалась  в  сумерки.    «  …ожидаются сильные, песчаные бури. Будьте    осторожны     и   счастливого   вам   пути »,     донеслось   из радиоприёмника.   Мэни  тупо  уставился на него,  будто  из  дискового   отверстия   вот-вот  начнётся  обещанная  буря.  Он   включил   зажигание,    но   двигатель   молчал.    Вяло размахивая руками,  Лена пыталась  объяснить  мужу свой сон.

    -          Понимаешь, оказавшись в этой яме… -  она  замолчала, а Мэни снова повернул ключ.   –Я  понимала,  что  это  всего лишь сон,  но,  не смотря на это, мне было невыносимо страшно. И  когда  я  увидела   вверху   этот   ужасный  дом-чудовище   и  эта  гнилая земля…  -   прикрыв лицо  руками,  она  жалобно  простонала.  -  О-о-о!  Я  не  могу  это вспоминать!

    -          Ты  жива  Лени  -  это  главное. -   Мэни  повернул ключ  ещё  раз  и двигатель тихо заурчал.

    -          Да. Но представь, если бы я не проснулась. Просто ужас какой-то! Заживо  погребённая…- перебив  и не  слушая   мужа,   продолжала Лена.

    -          Лена!!!   Какое «проснулась?!»   Ты  только  что чуть не была сбита стотонником!   Какой тут может быть  сон?!  –  прокричал  Мэни  и  тяжело  вздохнув,  откинулся  на  спинку  сидения.  Скосив  глаза на жену,  продолжил.   –  Этот день мне никогда не забыть. Однозначно.

    -          О!   Прости   дорогой,   но  я  сама  не  знаю что  говорю.  –    Она  потянулась  к  мужу, и  тот  ласково  её  обнял.  После  чего  сказал:

    -          Лени.  Это ты  прости  меня.  Я твой муж и должен  тебя  оберегать.   А  вместо  этого я только  и делаю  что  ору. Прости.

    Фургон    тронулся   с  места   и,   освещая  фарами  серую  магистраль, не спеша последовал к Бостону.   Впереди Хьюитов ждала ночь.  Ветер всё крепчал и  крепчал,  превращаясь в  свирепого  и  неукротимого  сумасшедшего.   Казалось,  что  весь  песок этой  пустыни поднялся в воздух,  почувствовав пьянящую свободу  и  безнаказанность.  Высокие, плотные массы   жили   и   плясали,    то  рассыпаясь,   то  собираясь  каждый раз в новую, безобразную  форму.    Ярко  красный  круг вечернего солнца с трудом боролся с этими мрачными  силами  песка  и  темноты.   Но  всё  же  среди  этих  вихрей и теней можно  было рассмотреть  силуэт  белого  фургона,     покоряющего     километр   за    километром    и    с трудом пробивающего   себе   дорогу   сквозь   плотную,    пыльную   завесу.  Наклонившись к лобовому  стеклу,  Мэни  пытался  разглядеть дорогу.   Порывы   ветра  раскачивали  машину с угрожающей  силой,  стараясь  размять  его  или  хотя  бы  перевернуть.    Включив фары на  полную  мощность,  он убедился что это бесполезно.  Высчитав по счётчику, что до  Бостона осталось около двухсот километров, Мэни  решил,  что безопаснее  всего  свернуть с дороги  и ехать  вдоль  её,  придерживаясь края магистрали.

    «Не хватало, что бы какой-нибудь стотонный  лихач  похоронил  нас  в  этой   ужасной   пустыне… »,    пронеслось  у  Мэни  в голове.  По радио началась какая-то праздничная программа   в честь нынешнего президента США.  Включили медленную,  романтическую песенку и красивый,  женский голос заполнил  грозившую вот-вот  развалиться кабину. Ударившись головой о  лобовое  стекло,   Мэни  громко выругался  и  на секунду  выпустил   из   поля   зрения  трассу,   но  тут  же  найдя  её,  продолжил  свою  выматывающую  гонку.  Лена держалась за   дверцу   и  пыталась    рассмотреть   в  боковое    стекло    окружающую местность.    На мгновенье,  среди  пыльного месива со своей стороны,  она увидела жёлтую, разделительную полосу  магистрали,  которая тут же испарилась в хаотичном танце миллиарда злостных  песчинок.  Она хотела  сказать  об  этом своему замученному Мэни, но передумала. В конце концов,  он сам знает, что делает и если отвлекать его из-за каждой померещившейся мелочи, то и до аварии  недалеко.   Из   динамиков   раздавался   радостный смех.   Президент общался с народом и народ его любил. Прямая радиолиния  со  своими   гражданами включалась   постоянно,    каждую    неделю, по вторникам. После трудного рабочего дня людям   было   приятно   развалиться   дома   на  мягком  диване  и, потягивая бутылочное  пиво,  послушать  по  радио   своего президента,  а  если  хватит  духу,  то  и поболтать  с ним в прямом эфире  о  наболевшем.

    В  очередной   раз   Мэни   подскочил  вперёд,  но, на  этот  раз, не удержавшись  за  руль,   с  ужасной  силой  ударился о лобовое стекло. Среди дикого завывания буйного урагана  и  заразительного  хохота веселящегося   народа,    раздался    резкий  треск стекла, которое мгновенно покрылось живой сеткой  мелкоячеистой  паутины.  Потеряв  сознание, Мэни повалился  на  бок  и,  задев  радио,   случайно   сделал   его громче.  Под разрывающиеся крики  Лены  фургон  мчался   в   неизвестную,    живую    густоту.     Трясясь   и   едва    не переворачиваясь,  он надрывисто ревел,  неумело  рассекая   слабым   светом   фар  надвигающуюся темноту.   Наконец, наехав на большой камень,  дрожащий фургон накренился  и,  неистово  кувыркаясь,   продолжал   двигаться.  Правая дверца,  открывшись,  отвалилась и,  чёрную,   сжавшую со всех  сторон  машину,  ночь,   разорвал   дикий   радиохохот   разошедшейся   публики.   А в сминаемой и тесной   кабине  болтались бездыханный мужчина  и онемевшая  от  страха,    жалкая,    беззащитная   женщина.     Перевернувшись   в  последний   раз,    фургон  замер,   опираясь  на  все  четыре колеса.  Сквозь выбитые  стёкла в кабину влетали песок и пыль,    неспеша   покрывая   собой   всё,   что   попадалось  на  пути.   Радио выжидающе   молчало.   Ночь   полностью  накрыла  собой  пустыню, стараясь  как  можно  сильнее  и  глубже    вдавить в землю жалкий, изуродованный  фургон.

     

                                                            ********

     

    Сквозь    пустоту   лобового   стекла,    сидя  на  капоте  и   прогибая     его   своим   весом,  внутрь   кабины   смотрел  большой,  жирный  гриб.    Сомнений  быть  не  могло  –  он  был  живой.   Мэни  открыл глаза.   Из  глубокой   раны  на  лбу   сочилась  тёмная  кровь и,  перемешиваясь  с  песком, превращалась   в  густую,   красную массу,  сползавшую по лицу. Он  посмотрел  на  Лену,   но  тут  боковым  зрением  уловил  слева от себя какое-то  движение  и,   обернувшись,   посмотрел на пустой, прогнувшийся капот.  В этот  момент  его  руки  коснулось  что-то  мягкое.   От неожиданности он закричал.

    -          Мэни.  Это я… -  Лена взяла руку мужа в свою и крепко сжала. - …я больше этого не вынесу… -  и укрывшись в объятия мужа судорожно зарыдала.

    Мэни молчал.  Слишком много за это  день им  пришлось перенести.    И   если   уже   он   находился   в  критическом,    близком   к   панике,  состоянии,  то,  что можно говорить о хрупкой Лене.

    -          Ты  цела?  –  он   внимательно  посмотрел   на   жену   и,   увидев утвердительный  кивок,   продолжил.  –  Судя по всему,  нам лучше переночевать здесь,  а  с утра я схожу  за помощью.  « Разумеется, если какая-либо  помощь есть  в  этой глуши»,  пронеслось у него в голове. – Нам нужно  перебраться  в  грузовой   отсек,    иначе    помощь    уже никому не потребуется.   –   Попробовал было пошутить Мэни, но шутка вышла мрачной, и он снова прислонил   Лену  к  груди и поцеловал  её в пыльные,  каштановые  волосы.

    В этот  момент  резко  заорало  ожившее  радио.    Кабину  заполнили невнятные и искажённые звуки,   лишь  отдалённо    напоминавшие  человеческую    речь.    Видимо    приёмник     тоже  пострадал.    От неожиданности Хьюиты  вздрогнули,  и Лена  снова зарыдала.

    Оказавшись снаружи,  Мэни понял,  что значит настоящая, песчаная  буря.   Еле  удерживаясь на  ногах  и  из всех сил цепляясь   за   открытую    дверцу   машины,   он  отчаянно  пробирался к правой стороне,   где находилась его рыдающая жена.    Ноги  глубоко   вязли   в  песке,   что   ещё   сильнее затрудняло   движение.    Яростно  раскачивая  и  вырывая открытую дверцу, бешенная стихия наконец-то  с  леденящим скрежетом  вырвала  её  вместе с петлями и  унесла куда-то  вглубь урагана.   Через образовавшееся  боковое  отверстие на Мэни   отчаянно   глядела  Лена.   С  большим   трудом  перебравшись в грузовой отсек, они обессилено опустились на пол.   Положив  голову к мужу  на колени,   Лена  вскоре уснула.  Через некоторое время уснул и  Мэни.   Мужчина и женщина мирно спали, среди покорёженных и разломанных вещей. За железными стенками фургона яростно  взвывала   буря,    стараясь доделать   незавершённое  дело,   и  фургон   то   и   дело   раскачивало. Находясь  в  этой   дьявольской колыбели,    Хьюиты    забылись каждый   своим  сном,   и считали  себя  в  безопасности.    Через  маленькое   боковое окошко  фургона  за  ними,   не отрываясь,    следили   два налитых  кровью,  маленьких  глаза.   Между   глаз    висел большой, тонкий нос.  Обладатель этих глаз  с  ненавистью  смотрел   на    людей.    Лишь  под   утро   эта,    увенчанная  большой  грибной  шляпой,   голова,  медленно скрылась в сторону.


    0


    Ссылка на этот материал:


    • 0
    Общий балл: 0
    Проголосовало людей: 0


    Автор: MIOLLA
    Категория: Боевик
    Читали: 612 (Посмотреть кто)

    Размещено: 23 сентября 2011 | Просмотров: 2065 | Комментариев: 1 |

    Комментарий 1 написал: Reqiuem (13 декабря 2011 22:00)
    Изредка на пустынной магистрали возникала встречная машина - дб мн. число. Не одна и та же ведь машина им встречалась.

    Особой перемены не чувствую, но, в общем, ты права. Посмотри-ка лучше вон туда. – Он указал в правую от машины сторону, где прямо у обочины, валялась большая, завёрнутая в целлофан, новая лопата. - это он на ходу, с первого взгляда смог определить, что лопата новая? Тем более он успел еще и сказать, и показать на нее, значит лопата находилась на значительном рассточнии от обочины. Надо быть по реалистичнее.

    кольцом росли величественные деревья, которые срослись - тавтология

    Её лицо было покрыто мелкими капельками пота - что называется испариной.




    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2019 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.