«    Июль 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус | Партнеры--



Сейчас на сайте:
Пользователей: 0
Отсутствуют.

Роботов: 1
Yandex

Гостей: 15
Всех: 16

Сегодня День рождения:

  •     klykin_pavel (20-го, 30 лет)
  •     Kukh (20-го, 32 года)
  •     Mr. S (20-го, 19 лет)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Дискуссии О культуре общения 180 Моллинезия
    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 1864 Кигель
    Стихи молчание - не всегда золото 250 Filosofix
    Флудилка Время колокольчиков 198 Герман Бор
    Флудилка Курилка 1954 Герман Бор
    Обсуждение вопросов среди редакторов сайта Рабочие вопросы 517 Моллинезия
    Флудилка Поздравления 1635 Герман Бор
    Стихи ЖИЗНЬ... 1600 Lusia
    Организационные вопросы Заявки на повышение 775 Моллинезия
    Литература Чтение - вот лучшее учение 139 Lusia

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    Бензиновый Бог – II. Саранча.

    Бензиновый Бог – II. Саранча.

     

    Идёт гроза.


    Цепь старенького дорожного велосипеда тихо поскрипывала при каждом обороте педалей. По разбитому асфальту мягко шуршали стёртые до корта шины. Миша – мальчик 12 лет, направлялся в сторону заправки, что в трёх километрах от деревни, в коей он жил вместе с родителями.

    Этим утром отец послал его купить ремень генератора. Старый лопнул, как только машина выехала из гаража. Единственный ближайший магазин запчастей находился в здании заправки. В нём почти всегда можно было найти нужную деталь. Её хозяйка - старая тетка Дарья, на зубок знала все машины ходившие по деревне. Редко когда ей не удавалось найти замену вышедшему из строя узлу или какой-нибудь другой приблуде. Дарья прямо таки угадывала, что, а главное когда, должно сломаться и запасалась нужным товаром впрок.

    Миша ехал мимо поля подсолнухов, любуясь на ярко-жёлтые головы великанов неотрывно наблюдавших за движением светила. В воздухе щебетали ласточки, носились пчёлы, зависали стрекозы. Солнце поднималось всё выше и выше над землёй, жара усиливалась. Впереди показалась заправка, от которой отъезжал мотоцикл с коляской. Седок прибавил газу, мотор довольно забормотал.

    Когда Миша прислонил велосипед к стене магазина, мотоциклиста уже не было видно. Он вошёл внутрь, миновал витрину с растаявшими шоколадками. Бросил взгляд на свисавшие с потолка липкие ленты, усеянные всё ещё шевелящимися мухами.

    - Здравствуйте, тетя Дарья,- поздоровался он, приблизившись к кассе.

    - Привет, Мишка, - ответила крепко сбитая тётка, сидевшая за прилавком.

    На ней был рабочий комбинезон тёмно-синего цвета, такого же цвета беретка  и зелёные стоптанные домашние тапки.  Тётя Дарья отодвинула в сторону засаленные счёты, на которых перепроверяла показания кассового аппарата.

    - Отец просил ремень генератора, - Миша положил деньги в блюдце для мелочи.

    - Сейчас, сейчас, - вставая, сказала она.

    Дарья прошла в подсобку. Через минуту вернулась с новым ремнём. Вышла в торговый зал.

    - Как дела в «Речной»? – поинтересовалась она событиями в деревне. – Рыба не перевелась?

    Миша улыбнулся:

    - Вчера, дядька Филипп сома поймал. Да такого, что тот его в реку стащил. Еле выбрался.

    - А сом?

    - Уплыл.

    Дарья хрипло засмеялась. Взяла с витрины пакетик орешков, передала Мише.

    - На, похрусти.

    Они вышли из магазина. Мимо заправки, пыля и подскакивая на выбоинах, промчался грузовик. Шофёр посигналил, махнул рукой.  Тетка Дарья махнула в ответ. Повернулась к Мише, указала пальцем в сторону удаляющейся машины.

    - Скажи Олежке, что скоро коробка передач накроется. Надо бы в город ехать, в сервис, - сказала она.

    - Откуда Вы знаете? – удивился Миша.

    - Слух музыкальный, - улыбнулась тётка. - На автобазе, почитай лет тридцать отпахала в ремонтном цеху. Слышу, что не так бдзынькает.

    Вдали послышались раскаты грома. Из-за горизонта выползала тяжёлая, свинцово-черная туча.

    - Гроза будет, - произнёс Миша.

    Дарья приложила ладонь козырьком ко лбу, посмотрела на тучу.

    - Стороной пройдёт. Рано ещё, - сказала она. – Ты Мишка, езжай домой. Отец, небось, заждался.

    ***

    Миша сидел на берегу реки в разновозрастной компании ребят. Они удили рыбу, обменивались новостями, травили анекдоты.

    - Я вчера, - хвастал Сашка, - за Юркиной женой подглядывал, когда та в бане мылась.

    - Ну и как? – спросил его Андрей, насаживавший червя на крючок.

    - Фанера, - ответил Сашка. – Меня чуть не вырвало.

    Компания залилась громким хохотом.

    - Это тебе не Женькина сеструха, - вставил Миша.

    Ребята закивали, кто-то вздохнул. Каждый вспомнил видную девицу, по которой сохли все парни в деревне, но боялись к ней приблизиться. Её отец и брат Женя впадали в неконтролируемое безумие при виде «женихов». Молотили их почем зря.

    - Пацаны! Пацаны! – послышалось издалека.

    К ним со всех ног спешил Ромка. В одной руке он держал удочку, в другой трёхлитровую банку, закрытую пластмассовой крышкой. В ней что-то шевелилось. Он подбежал к компании, бросил удочку, поставил банку на землю.

    - Во! – победоносно крикнул он.

    В банке копошилась большая тёмно-оливковая саранча.

    - Это чего такое? – спросил Миша, подойдя к банке.

    - Саранча! – ответил Ромка.

    - Саранча? – удивился Андрей. – Мутант Чернобыльский. Гляньте, какого размера. Со щенка не меньше.

    Ребята обступили банку.

    - Отродясь у нас такого не было, - добавил Сергей. – Где взял?

    - На кукурузном поле, - Ромка кивнул в сторону. –  Хвать по башке палкой и сюда.

    - Хорошо, что одна, - сказал Миша. – Если бы целая туча – хана посевам.

    - Ага, - поддержал его Ромка. – На жвала посмотри. Руку откусит.

    - Вдруг это разведчик? – предположил Миша. – Грохнуть надо на всякий случай.

    Саша постучал пальцами по банке, ухмыльнулся:

    - Откуда у саранчи разведчик. Это ж насекомые. У нас обычную саранчу по пальцам пересчитать можно, а тут такое.

    Ребята согласились. Через некоторое время они потеряли интерес к кузнечику-переростку, продолжив ловить рыбу.

    ***

    Миша открыл дверь магазина при заправке. Прошёл мимо витрины с растаявшим шоколадом, которая пополнилась слипшимися леденцами. Подошёл к кассе. Тетка Дарья копалась в кассовой книге. Перелистывала страницы туда-сюда, искала какие-то записи.

    - Доброе утро, - произнёс Миша.

    - Доброе, - ответила Дарья, не отрываясь от книги. – За колодками?

    - Угу, - не переставал удивляться её осведомленности Миша.

    - Чего уставился? Твой батя их под самый корень стёр. Свистун за версту слышно. Особенно ночью.

    Дарья поставила перед ним коробку с колодками, забрала деньги. Когда вышли из магазина, на горизонте громыхнуло. Приближалась гроза.

    - Стороной пройдёт? – спросил Миша, глядя на чернеющий небосвод.

    Дарья грустно посмотрела в сторону туч, вздохнула.

    - На этот раз нет, - почему-то шёпотом ответила она. – Наш черёд.

    Она взглянула на Мишу.

    - Саранчу убили?

    - Нет, улетела. Резвая больно.

    - Жаль, - ещё более погрустнела она. – Ступай домой…. Готовьтесь….

    - К чему? – встревожился Миша.

    - К грозе.

    Она удалилась в магазин, осторожно закрыв за собой дверь. Почерневшее небо раскалывали большие молнии, сменяемые оглушительными раскатами грома. Миша вскочил на велосипед и, что есть духу, помчался домой.

    Такой грозы деревня ещё не видела. Волны на реке достигали двух метров в высоту. Лодки сорвало с привязи, разрушило причал. Это была не гроза, а светопреставление. С некоторых домов и построек сорвало крыши, затопило улицы и подвалы. Побило множество домашнего скота и птицы. Упавшим деревом убило конюха Егора, выбежавшего успокоить метавшихся в конюшне лошадей. Гроза безумствовала до самого утра. Мишин отец сравнил её с атомным взрывом в районе околицы. Утром она стихла, оставив лежать в руинах часть деревни.

    Но это было только начало. То тут, то там стали замечать стайки саранчи больших размеров, пожиравших посевы. Наконец на помощь стихии и вредителям пришли алчные люди.

     

    Большие деньги, маленькие люди.

    Всё население деревни, за исключением древних стариков и грудных младенцев, собралось перед зданием клуба. На ступеньках мялся глава района и участковый.  Глава говорил что-то невнятное, постоянно ссылался на вышестоящее начальство, грозил собравшимся пальцем.

    Миша стоял рядом с родителями. Отец нервно слушал речь главы. Когда же говорил сам, через слово матерился, сжимал кулаки до хруста, недовольно пыхтел сигаретой. Мать пыталась успокоить его или хотя бы заставить не ругаться при сыне.  Жители волновались, не довольно гудели.

    - Вы должны радоваться, - вещал, глава района, - что вас переселят в новенькие городские квартиры со всеми удобствами! Горячая вода, центральное отопление, мусоропровод, ванна, толчок в доме!

    - Это что же, - перебил его дед, стоявший ближе всех к ступеням, - я, вместо своей пятикомнатной избы с участком, получу однокомнатный бетонный скворечник на 17 этаже!?

    - Разве плохо!? – продолжал агитировать глава района. – Вы должны гордиться, что на месте вашей потрёпанной деревушки возведут дом отдыха VIP класса! Не каждый….

    - В другом месте нельзя!? – спросила женщина, державшая в руке ведро с яблоками. – Берег-то большой!

    - Нельзя! Те места не подходят для застройки, а выход к реке необходим! Не понимаю, почему вы так противитесь веяниям прогресса!? Тем более вам заплатят по кадастровой стоимости!

    Далее глава района пустился в увлекательное словоблудство о том, что снос деревни великое благо от которого все только выиграют. Участковый поспешил напомнить, что перечить власти не стоит,  что это может попахивать серьёзными проблемами, может даже сроком.  После вопроса «Сколько стоишь?», он замолчал, косо посмотрев на главу района. Наконец жителям надоело дешёвое цирковое представление. Глава и участковый были посланы в «эротическое путешествие», после чего те поспешили убраться восвояси.

    Жители деревни ещё долго не расходились. Одни считали, что за попытку сноса деревни, местное руководство надобно «наградить фонарными столбами». Другие высказывались о замешанных больших деньгах, стало быть, придётся иметь дело с криминалом. К вечеру люди немного успокоились, разбрелись по домам терзаемые тягостными мыслями.

    ***

    Неделей позже, общими силами удалось восстановить разрушенные грозой постройки, перекрыть сломанные крыши. Борьба же с саранчой носила тяжёлый затяжной характер. Химикаты, рассеиваемые по полям, не давали желаемого результата, практически не уменьшали количество прожорливого насекомого. С каждым днём вредителей становилось больше.

    Главе района было не до борьбы с насекомыми. Он ещё несколько раз приезжал в деревню уговаривать жителей перебраться в более комфортабельные, по его мнению, квартиры. Его поддерживали прибывшие с ним чиновники и депутаты разного пошива.

    В один из таких агитационно-разъяснительных ходок, чуть не дошло до банального мордобоя.  Прибывшая на помощь полиция еле успела вырвать агитаторов из рук селян. Некоторых жителей забрали в участок, но через несколько часов отпустили. С этого дня в адрес особо рьяных защитников деревни стали поступать не двусмысленные угрозы от представителей администрации района и людей с сомнительной репутацией – бандитов.

    Однажды утром жителей разбудил рёв моторов. В деревню входила  колонна строительной техники, сопровождаемая автобусом с полицейскими. Впереди ехала машина главы района. Колонна остановилась. Вышел глава. Жители  выбегали из домов, одетые в то, что успели накинуть.  Глава района громко, смакуя каждое слово, зачитал распоряжение губернатора края. В нём говорилось следующее: жители деревни «Речная» должны в течение недели покинуть свои дома и переехать в город. Все расходы, связанные с переездом район берёт на себя. Люди слушали его в тишине и оцепенении.

    - Так что будьте любезны, - закончил речь глава, указав рукой в сторону города.

    Прибывшей к ночи бригаде ОМОНа с трудом удалось угомонить кипевшую гневом деревню. Было арестовано почти всё мужское население. К этому времени строительная техника уже догорела. Полиция забаррикадировалась в клубе,  успев затащить туда помятого главу. Чтобы информация о беспорядках не проникла за пределы района, руководство приказало отключить любые виды связи в деревне.

     

    Стать другим.

    Миша вошёл в помещение магазина при заправке. Направился прямиком к кассе. Тетка Дарья сидела за прилавком перед грудой запчастей бывших недавно кассовым аппаратом. Она безуспешно пыталась собрать устройство обратно.

    - Как дела? – спросила она у Миши.

    - Отца арестовали, - грустно ответил он.

    - Знаю. А приехал зачем?

    - Предохранитель в машине сгорел. Мать велела купить новый. Взятку повезёт.

    Тетка Дарья достала из-под прилавка набор предохранителей.

    - Не поможет взятка, - сказала она.

    - Почему? – совсем расстроился Миша.

    - У них приказ, сажать, - ответила Дарья, протягивая предохранители. – Подарок, денег не возьму.

    – Спасибо, – поник головой Миша. - Что же делать?

    Он взял набор, направился к выходу, бормоча под нос:

    - Отец в тюрьме, деревню сносят вместе с кладбищем, где дед с бабкой лежат, мать плачет.

    Миша вышел наружу. Перед ним стояла тётка Дарья.

    «Как она успела?» - подумал он.

    - Быстро бегаю, - усмехнулась она, будто прочитав его мысли. – Послушай Миша…. На что ты пойдёшь, чтобы прекратить происходящее?

    Мальчик посмотрел на изувеченное саранчой поле подсолнухов.

    - Не знаю, - тихо ответил он.

    - Погоди-ка.

    Дарья забежала в магазин, вернулась с бутылкой минералки и канистрой с бензином. Открутила крышку бутылки, протянула Мише.

    - Хлебни.

    Миша отпил.

    - Что это? – спросила она, серьёзно глядя на мальчика.

    - Как что? Вода, - ответил он.

    - Уверен?

    Миша утвердительно кивнул. Дарья вылила немного воды на асфальт, достала из кармана комбинезона коробок спичек, зажгла одну, бросила в лужицу. Вода вспыхнула ярким пламенем. Миша отступил назад, не веря глазам. Дарья открыла канистру.

    - Что здесь? - вновь спросила она.

    Миша понюхал горловину.

    - Бензин.

    Она вылила немного содержимого канистры рядом с предыдущей лужицей. Бросила туда горящую спичку. Спичка потухла. Миша, ничего не понимая, наблюдал за её действиями. Тетка вновь протянула ему бутылку. Миша отхлебнул и тут же выплюнул. В бутылке был бензин. Тогда она предложила ему отпить из канистры. Миша с большой неохотой согласился. В канистре была ключевая вода.

    - Как это? - не переставал удивляться мальчик.

    Тётка Дарья улыбнулась, потом нахмурившись, сказала:

    - Всё совсем не так как ты видишь. Всех кто строит своё счастье на горе других, ждёт огонь. Они приговорены. Это будет не сегодня, так завтра.

    На горизонте вновь загрохотала приближающаяся гроза.

    - Но чтобы привести приговор в исполнение, - продолжала она, - нужно измениться, переродиться, стать другим.

    На горизонте заблестели молнии. Встревоженная саранча поднялась в воздух, заметалась над обезображенным полем, ища укрытия от непогоды.

    - Если хочешь избавиться от саранчи, уничтожь в себе прежнего человека. Пусть его место займет другой, более сильный и чуть-чуть справедливый.

    Она похлопала Мишу по плечу.

    - Надо будет, приходи…. Запчасти всегда найдутся, - закончила она.

    Тетка Дарья погрозила кулаком облаку саранчи с гулом носившейся над полем и ушла в магазин. В воздухе запахло сыростью. На пыльную дорогу упали первые капли дождя. Миша продолжал стоять на месте, глядя на приближающуюся грозу. Слова тётки Дарьи на мгновение оглушили его. Он сел на велосипед, поехал домой, не обращая внимания на начавшийся ливень.

    ***

    Мать уехала в город ещё вчера днём. Наступил вечер, а она не возвращалась. Миша не находил себе места, тревога душила его. Кто-то из деревенских сказал, что её арестовали за дачу взятки. Миша много раз выходил на крыльцо, вглядывался в темнеющую даль. Матери не было. Он не знал, что делать, к кому обратиться за советом или помощью, где искать мать.

    После беспорядков в деревне поселился страх. Всех мужиков затолкали в автозаки и увезли в город. Остались одни старухи, женщины и дети. Пригнали новую технику. Она безотлагательно приступила к сносу первой жертвы - коровника, находившегося за околицей. Там же наставили бытовок с «остбрехерами» всех видов и подвидов. Девушки и женщины стали бояться выходить со двора в тёмное время суток, а за тем и в светлое. Ситуация усугублялась постоянными полицейскими проверками и обысками в домах задержанных.

    ***

    Тусклый свет луны еле пробивался сквозь закрывшие небо грозовые тучи. Миша сидел на табуретке перед печкой, наблюдая, как пламя пожирало сухие берёзовые поленья. Его стало клонить в сон. Он закрыл глаза, качнулся вперёд. Чтобы не упасть выставил перед собой руку, попав ей в огонь. Миша вскрикнул, сон пропал. Он вскочил на ноги, размахивая обожженной рукой. На указательном пальце намечался волдырь. Миша посмотрел  на него и вдруг вспомнил слова тетки Дарьи.

    «Стать другим, - подумал он, - переродиться».

    Миша выбежал во двор, вскочил на велосипед, ударил по педалям. Он ехал мимо почившего поля подсолнухов, освещаемого редкими вспышками молний, сменяемых раскатами грома. Метрах в десяти от обочины шевелилась какая-то тёмная масса. Мальчик остановился, вгляделся в темноту. Вспышка молнии высветила  мохнатый ком. Им оказалась бродячая собака, лежащая на боку. Что-то в ней было не так. Бродячие собаки иногда разоряли курятники, таскали зазевавшихся гусей, рвали котов. Но это было скорее исключением, чем правилом.

    Собака неестественно дёрнулась, приподняла голову, послышался хриплый вой. Она попыталась ползти в сторону дороги. Мальчик сделал шаг назад, она приближалась к нему. Вспышка молнии вновь осветила местность. И тут Миша увидел, что вся задняя часть собаки облеплена крупной саранчой, размером превышавшим ворону. Саранча объела собаку до середины туловища. Ещё живое существо пыталось доползти до человека, надеясь на его помощь и защиту.

    Миша вздрогнул не то от раската грома, не то от увиденного. Невольный вскрик вырвался из груди. Стая саранчи перестала рвать тёплое окровавленное мясо, посмотрела в сторону дороги. Миша замер. Так прошло несколько секунд. Собака вновь подняла голову, завыла, засеменила передними лапами. Саранча недовольно застрекотала крыльями. Миша, что есть мочи, припустил к заправке. Подъезжая, он опять услышал, как завыла собака, даже скорее не завыла, а закричала. Были в этом звуке нотки, напоминавшие человеческий голос. Раскат грома заглушил предсмертные стенания животного.

     

    Резервуар.

    Он долго стучал в дверь погружённого в ночную тьму магазина, ждал, когда проснётся тетка Дарья. Но она не просыпалась. Очередная вспышка осветила сидящую на дороге огромную саранчу. Она с интересом наблюдала за мальчиком. Миша осторожно подошёл к урне, поднял её, размахнулся, ударил по оконному стеклу. Даже после этого Дарья не появилась. Скинув осколки стекла вниз, Миша пролез внутрь магазина. Саранча повертелась на месте, расправила крылья и улетела по своим делам.

    - Тётя Даша, - позвал он, пробираясь в темноте к подсобке.

    По дороге Миша свалил витрину с растаявшими шоколадками и слипшимися в комки конфетами. Снова на шум никто не вышел. В подсобке было темно, сильно пахло бензином. В самом конце, через щели между досок пробивался тусклый свет. Пройдя туда, Миша наступил на крышку погреба. Пошарил рукой, нашёл железное кольцо. Потянул на себя, откинул крышку в сторону. В погреб вела крутая деревянная лестница. Где-то в самой глубине горела одинокая лампа. Должно быть, тётка Дарья опять возилась с какой-нибудь железякой.

    Миша спустился вниз. Его взору предстало обширное помещение, заваленное различными деталями и узлами автомобилей. В самом центре стоял большой, круглый, заполненный бензином резервуар. Над ним висела включённая лампочка в 20 ватт. Невыносимо пахло бензином. У Миши закружилась голова.

    «Где же она»? – подумал мальчик.

    Направился к резервуару. Его начинало мутить, подташнивало. Перед глазами поплыло. Чем ближе он подходил, тем больше шатало и тошнило. Сделав ещё шаг, Миша упал. Поднялся, позвал Дарью севшим голосом:

    - Тётя Даша. Тёт….

    В это мгновение содержимое резервуара колыхнулось. По поверхности бензина пошли волны. Миша увидел поднявшуюся на поверхность чешуйчатую спину с множеством красноватых, как у карася, плавников и крепкий дельфиний хвост.  Галлюцинация? Мишу сильно качнуло. Пары бензина делали своё дело, он начинал терять сознание. Отчаянно борясь с дурманом,  добрался до резервуара. Заглянул внутрь и остолбенел. В наполненном до краёв резервуаре, что-то плавало. Оно напоминало рыбу с человеческой головой и руками. Седые волосы развевались в разные стороны.  Существо перевернулось к верху лицом. Сквозь толщу горючего Миша увидел знакомые черты. На него, раздувая на шее мощные жабры, смотрела тётка Дарья. Миша рухнул на пол, теряя сознание. За мгновение до наступления спасительной темноты он услышал звук падения большой рыбины сменившееся недовольным ворчанием.

    ***

    Миша открыл глаза. Он лежал в подсобке на раскладушке. Рядом на перевёрнутом вверх дном ведре сидела Дарья.

    - Что ещё перегорело? – недовольно спросила она.

    Миша взглянул на её шею. Никаких жабр не было. Посмотрел на раскрытую дверь подсобки. Из торгового зала пробивались первые утренние лучи.

    - Что там? – Миша кивнул в сторону погреба.

    - Не твоего ума дело, - равнодушно ответила она. – Помалкивай.

    - Мать арестовали за взятку, - пожаловался мальчик.

    Миша тихо заплакал, сел на раскладушку. Дарья покачала головой.

    - Хочу переродиться, - добавил он.

    - Ишь ты, подишь ты, - тетка встала с ведра. – Чего вдруг надумал?

    - Пора, - печально сказал мальчик.

    Тетка Дарья присела перед ним на корточки, ласково провела ладонью по волосам.

    - Точно решил? Бесповоротно?

    Миша кивнул, опустил голову, уставился в пол.

    - Не боишься? – продолжала она. – Ведь прежний ты умрёт.

    - Там саранча собаку живьём ела, - ответил мальчик. – Такого быть не должно. Это не правильно.

    Миша обхватил её голову руками, пристально посмотрел в глаза.

    - Пусть прежний умрет, - произнёс он.

    Тётка Дария поднялась, взяла его за руку.

    - Пойдём.

    ***

    Они стояли перед резервуаром, держась за руки.

    - Мне почудилось, - сказал Миша, - что Вы плавали в бензине, как русалка.

    Тётка погладила его по голове.

    - Надышался, бедняжка. Не передумал?

    - Нет, - твёрдо произнёс Миша.

    Она вытащила из кармана платок, завязала им мальчику глаза. Связала руки и ноги проволокой, крепко закрутив её плоскогубцами. Взяла на руки.

    - Не бойся, - прошептала Дарья.

    Подняла мальчика над собой. Охнув бросила в резервуар. Миша успел набрать воздух. Секунд десять трепыхался, уходя на дно. Лёгкие «закричали» требуя глоток кислорода. Ещё через десять секунд он не выдержал, вдохнул. Боль пронзила тело, Миша вздрогнул, выпустив изо рта купола-пузыри. Тело опустилось на дно резервуара. Боль отступила, пришло блаженное успокоение. Миша лежал лицом вверх, уставившись на лампочку, которая с глубины казалась вращающимся туннелем света. Сознание, а за ним и жизнь быстро покидали мальчика. Будучи на сантиметр за краем смерти он увидел лицо тётки Дарьи. Она тянула к нему покрытые чешуёй руки с перепончатыми пальцами. Пульсировали вздувавшиеся на шее жабры.

    Тупая боль падения на пол привела Мишу в чувство. Бензин вонючей рекой            хлынул из лёгких. Мальчик глубоко вдохнул. Завыл, словно собака объедаемая саранчой. Тетка Дарья наблюдала за ним, высунувшись из резервуара. Смахивала с лица, растрепанные седые волосы пропитанные горючим.  Миша поднялся на колени, рванул руками в стороны, желая порвать путы. Проволока рассекла мясо до кости. Мальчик закричал от боли, упал на бок. Он вновь услышал звук плюхнувшейся рыбины и невнятное бормотание.

    Через несколько минут к нему подошла Дарья в бессменной спецовке. Перекусила бокорезами проволоку, потрепала мальчика за плечо.  Миша поднёс руки к глазам, осмотрел глубокие разрезы на запястьях. Крови не было. Вместо неё вытекал чистейший бензин. Раны быстро затягивались. Мальчик вопросительно посмотрел на тётку, на что та сказала:

    - Саранча сделала несколько ходов вне очереди. Теперь дело за нами.

    ***

    Миша ехал обратно в деревню. Руки саднили, но острой боли не было. Вдобавок от него за версту разило бензином. Добрался до места, где саранча жрала бедное животное. Остановился, посмотрел на обочину. Там лежали обглоданные кости, белел исцарапанный жвалами череп. Внутри рёбер скелета сидела саранча, доедавшая хрящ. Миша слез с велосипеда, подошёл к ней. Насекомое недовольно застрекотало крыльями, блеснула сотами фасеточных глаз.

    - Что вы здесь забыли? – обратился к ней Миша. – Кто вас сюда звал? Посмотрите, что наделали!?

    Он указал на разорённое поле. Саранча перестала жевать, вылезла из скелета наружу.

    - Это моя земля! Моя! – продолжал мальчик. – Пошла вон, пока отпускают! А нет, так мы вами почву удобрим!

    Насекомое пригнулось, готовясь к прыжку, целясь в горло дерзкого мальчишки. Прыгнула но, не долетев до цели, упала замертво. Всё содержавшиеся в ней жидкости были замещены бензином. Она не поняла, от чего сдохла. Миша наступил на туловище, нагнулся и резким движением рук оторвал ненасытной твари голову величиной с апельсин.

     

    Сходка.

    Самая престижная сауна города на весь день закрылась на спецобслуживание. Сегодня в ней отдыхал губернатор. Он совмещал полезное с приятным, парился и решал дела. Вместе с ним в парилке «отмокали»: шеф местного ОПГ, глава района, генерал МВД, руководитель металлургического концерна и депутат областной думы.

    Шеф ОПГ несколько раз довольно хлопнул себя по большому волосатому пузу, на котором словно глаз выделялся крупный пупок. От хлопков жир на пузе заходил волнами, от чего казалось, что пупок-глаз смотрит по сторонам, заглядывает в лица присутствующих, ищет, чем бы набить волосатый «бурдюк».

    - Хорошо сидим, - с заметным акцентом, сказал шеф.

    Губернатор зевнул, посмотрел на главу района. Вытирая пот со лба ладонью спросил:

    - Как там дела с домом отдыха?

    Глава замялся, взглянул на генерала, как бы ища поддержки, но тот сделал вид, что ничего не заметил.

    - Бунтовать вздумали, - обиженно произнёс он. – Технику пожгли…. Ментов поломали.

    Губернатор нахмурился, покосился на генерала.

    - Я то чего!? – возмутился генерал. – Кто бы мог подумать!?

    Шеф ОПГ расхохотался. Увидел серьёзное выражение лица губернатора, замолчал, сник.

    - Сажать надо за такое, - дал совет депутат. – Непременно сажать. Неподчинение представителям власти.

    - Многие уже под следствием, - поспешил оправдаться генерал. – Шьём экстремизм.

    - Белыми нитками, - добавил руководитель концерна. – Хреновые портняжки. По-другому не можете.

    К губернатору обратился шеф ОПГ:

    - Ты только намекни, завтра же всех с говном смешаю.

    - А знаешь, как повернуться может, если про это узнают? – спросил шефа, генерал.

    - Как? – улыбнулся шеф.

    Генерал приставил к виску пальцы сложенные «пистолетом», сымитировал выстрел.

    - Чёрт с ним посадят, а если восстание какое, переворот там, революция, наконец. Ты к себе сбежать успеешь? А коли догонят?

    - Кто? – поморщился шеф.

    - Пуля, - объяснил руководитель концерна. – С такими вещами лучше не шутить. Весь бизнес погореть может. Погромы, баррикады и прочие прелести, наверное, никому из вас не нужны.

    Депутат одобрил замечание бодрыми кивками.

    - Там одни отморозки, - пожаловался глава. – Они не покинут свои дома.

    - Не сомневаюсь, - согласился с ним губернатор. – Здесь надо тоньше. Например, какая-нибудь нелепая случайность и нет деревушки.

    Он обвёл тяжёлым взглядом присутствующих.

    - В этот дом отдыха вложены большие «бабки». Затронуты интересы серьёзных людей. Организуйте нелепость, - приказал он.

     

    Пламя.

    Девяностолетняя баба Настя мирно похрапывала в пастели. Она не слышала, как отворилось кухонное окно, как в дом из ночной мглы влезли трое «братков». Один из них держал в руке канистру с бензином. Он откинул крышку, стал поливать мебель. Двое других прошли в спальню. Первый схватил спящую бабку за ноги, второй прижал подушку к лицу. После короткой борьбы баба Настя затихла навсегда.

    Мёртвое тело облили бензином. Остатки выплеснули на пол. Уходя через окно, бросили зажжённую спичку в блестевшую лужицу. Быстро пробежали через огород, спрятались в зарослях репейника. Пожара не последовало. «Братки» посидели некоторое время в раздумьях, понаблюдали за домом. Пришлось возвращаться.

    Когда вернулись в дом, запаха бензина не было, а вся мебель была облита водой. Решили пойти к спрятанной в лесу машине, слить бензин из бака. Как в канистре оказалась вода, никто не мог понять. Стали сливать с машины, но и там оказалась вода. Решено было уехать, но «тачка» не завелась. Это серьёзно напрягло бугаёв. Замаскировав машину, решили добираться до города по реке. У разрушенного причала нашли целую лодку с вёслами. Когда отплыли на пару километров от деревни, то почувствовали сильный запах горючего, исходивший от реки. За бортом плавал «ковёр» из дохлой рыбы. Они плыли по бензину.

    Испуганные «братки» спешно погребли к берегу. До него оставалось всего метров тридцать, когда на берегу появился мальчик с велосипедом. Мальчик достал коробок спичек, зажёг одну, бросил в реку. Гигантское пламя осветило небосклон. Крики людей потонули в рёве огня. Воздух наполнился запахом жареной рыбы и горящей человеческой плоти. Крики стихли, пламя уменьшилось, погасло. Чистые речные воды вновь текли по древнему руслу.

    ***

    Шеф ОПГ вместе с генералом сидели за столиком ресторана, цедили кофе. За соседним столиком пили чай охранники генерала, косо поглядывавшие на телохранителей шефа слонявшихся по залу.

    - Место, - бросил им шеф.

    Телохранители быстро уселись за ближайший столик.

    - Машину нашли, - тихо доложил шеф генералу.

    - Ухари где? – поинтересовался тот.

    - Вроде как на лодке уплыли.

    - Откуда знаешь?

    - Звонок от них был перед тем, как к реке вышли, - сказал шеф, разминая рукой горло. – Предчувствие у меня плохое. Шея чешется.

    - К верёвке, - усмехнулся генерал, отхлёбывая кофе. – Хорош гнать…. Бабку грохнули, а дом цел, деревня тоже. Как понимать?

    Шеф пожал плечами.

    - Ночью видели пожар на реке, - продолжал генерал. - Хороший пожар. Будто танкер с бензином полыхнул. Что про это знаешь?

    - Первый раз слышу, - открестился шеф.

    - Понятно. Утром рыбаки нашли на берегу обгоревшую ногу в кроссовке. Я послал оперов разобраться. Все деревья вдоль берегов обугленные, кругом дохлая рыба.

    - И танкер нашли? – улыбнулся шеф.

    - Не паясничай, - огрызнулся генерал. – Водолазы обнаружили на дне, обгоревший до неузнаваемости одноногий труп. Сейчас проводят экспертизу.

    - Так ты думаешь, что это один из моих парней?

    - Ничего я не думаю, - нахмурился генерал.

    Шеф залпом выпил кофе.

    - Их чего, завалил кто? – напрягся он.

    - Если это так, то способ довольно странный, - ответил генерал.

    Шеф потёр глаз кулаком:

    - Про рабочих слыхал, которые сносом заняты?

    - Нет, - генерал нахмурился ещё больше.

    - Как снесли коровник, на работе не появляются. Техника простаивает.

    Генерал кисло улыбнулся:

    - Опять наркоты обожрались, бараны. Надобно тамошнему участковому звякнуть и главу района расшевелить, а то он после бунта на улицу выходить боится. Ему стамеску под ребро воткнуть обещают.

    Шеф ОПГ и генерал засмеялись.

    - Ну, ладненько, - сказал генерал, вставая.

     Генерал с охраной вышли из зала на улицу. Шеф продолжал сидеть, размышляя над последними событиями. Кто посмел убить его людей, ставших неприкасаемыми для всей округи? Кто потерял страх? Кто способен на сопротивление? Такие вещи нужно душить в зародыше. Шеф вновь помял горло. Оно чесалось сильнее прежнего.

     

    Ультиматум.

    Возле бытовок остановился полицейский автомобиль. Из него вылез участковый. Стояла странная тишина, даже птиц не было слышно. Вдобавок встречать его никто не вышел. Это ещё больше напрягло стража порядка. Участковый оглянулся по сторонам - никого. Нехорошее предчувствие кольнуло в груди. Подошёл к двери первой бытовки. Постучал.

    - Полиция! Откройте! – громко сказал он.

    Никто не ответил, ни звука не донеслось изнутри. Участковый потянул дверь на себя. Из бытовки пахнуло гнилым мясом и нечистотами. Он отпрянул от двери. Минуту помялся, достал из кармана брюк носовой платок, закрыл им нос, вошёл внутрь.

    На каждой койке лежали разлагающиеся на жаре трупы, по которым сновали жирные зелёные мухи. Участковый выскочил наружу. Отдышался, зашёл в следующую бытовку. Картина была та же, как под копирку.

    ***

    Глава района отъехал от бытовок, где возились судмедэксперты. Выбравшись на шоссе, водитель поддал газу.

    - Как же они так? – спросил водитель.

    - Ох, не знаю, - ответил глава. – Снос деревни придётся на время остановить. Двадцать семь трупов за раз, это слишком.

    Машина прошла около пяти километров, когда двигатель начал «чихать», а после вообще заглох.

    - Ты не заправлялся? – спросил глава у водителя.

    - Полный бак, - удивлённо ответил тот.

    - Тогда в чем дело?

    - Сейчас посмотрю….

    Водитель вышел из машины, открыл капот, стал возиться с двигателем. К нему подошёл глава района:

    - Ну?

    - Странно, - ответил водитель. – Как будто вода в мотор попала.

    - Да я тебя уволю к чёртовой матери! – заорал глава, испуганно оглядываясь по сторонам. – Откуда вода!?

    Водитель мялся, не зная, что ответить.

    - Может бензин разбавленный,- сказал он. – Хотя заправлялся где всегда. Не пойму ничего.

    Глава района навис над водилой, желая заорать ещё громче и страшнее, но в этот момент до него донеслось тренькание велосипедного звонка. Со стороны деревни к ним подъехал мальчик. Остановился возле машины, хитро улыбнулся, оглядел с ног до головы водителя и главу района.

    - Что лыбу давишь? – разозлился глава.

    - Заглохла? – весело спросил мальчик.

    - Тебе то что? – рассердился водила.

    - Да так, - ответил мальчик. – У меня послание для тех, кто заварил эту кашу.

    Мальчик указал в сторону бытовок.

    - От кого? – напрягся глава, вновь оглядевшись по сторонам. – Какое послание?

    - Убирайтесь отсюда, забирайте трупы своих псов, а не то окажитесь на их месте. Освободите всех арестованных жителей или..., - мальчик замолчал, силясь вспомнить найденное в книжке выражение.

    Не сумев вспомнить, полез в карман штанов. Достал оттуда сложенный листок, развернул, прочитал:

    - Или наградой вам станет «испанский галстук», - с этими словами провёл указательным пальцем себе по горлу от уха до уха. – Вот….

    Глава только и смог, что открыть рот. Мальчик убрал листок, развернулся, поехал в обратную сторону. Глава района с водителем молча смотрели ему вслед.

    ***

    - Прямо так и сказал? – спросил губернатор главу района, когда они выходили из здания администрации города.

    - Именно так, - кивнул тот.

    Губернатор усмехнулся:

    - Генерал думает, что это фигня на постном масле.

    - Вдруг нет?

    - Хватит бздеть, уважаемый. Мальчишка зол из-за ареста родителей, вот и несёт ахинею.

    - А рабочие?

    - Рабочие? – удивился губернатор. – Какие рабочие?

    - Которые коровник сносили? – подсказал глава.

    - Ах, эти. Тут действительно непонятно, - он направился к автомобилю. – Эксперты нашли в их крови повышенное содержание бензина. Точнее вместо крови был 95-й.

    - Они им кололись? – удивился глава. – Зачем? У них же гашиша, как грязи.

    - Эксперты утверждают, будто кровь мгновенно преобразовалась в бензин. Другого объяснения не нашли, - произнёс губернатор.

    - Чертовщина какая-то, - почесал затылок глава.

    Они сели в автомобиль губернатора, поехали отобедать в ресторан.

     

    Жажда.

    Губернатор проснулся с хорошего бодуна. Отпихнул от себя храпевшую жену. Встал с кровати, шатаясь, поплёлся в ванную. Встал перед зеркалом, посмотрел на одутловатое лицо с чёрными мешками под глазами.

    «Нет, - подумал он. – Надо завязывать бухать с главой района. Хлещет горькую, как из пулемёта. Не поспеваю»….

    Губернатор открыл кран, подставил руки под струю воды, умылся. Набрал воды в рот и сразу выплюнул. Это был бензин. Его чуть не вырвало в раковину. С большим трудом удалось сдержать выход вчерашних харчей.

    - Дорогой! – послышался из спальни сонный голос жены.- Почему пахнет бензином!?

    Губернатор ничего не ответил. Он побежал на кухню, открыл кран. Оттуда тоже хлынул бензин. В унитазе, в биде, даже в не распечатанной бутылке газированной воды и в банке маринованных огурцов был бензин.

    - Как это понимать!? – причитала бегавшая в ночнушке жена.

    Бензин был в бутылках дорогих вин, в вазе с цветами, в пузырьках лекарств, везде, где недавно были жидкости. Губернатора душил жестокий сушняк, который кое-как удалось заглушить килограммом апельсинов. Он пытался дозвониться в ЖЕК, но номер был занят тысячами возмущённых жителей обнаруживших у себя в кранах топливо. Чуть позже телефонные линии, перегруженные звонками, вышли из строя. Губернатор ещё не знал, что в городе и далеко за его пределами нет ни капли питьевой воды.  Зато она была в бензобаках автомобилей, но при попытке поменять жидкости местами ничего хорошего не происходило. Попавший в бак бензин превращался в воду, а слитая из него вода становилась бензином.

    Улицы города заполнили возмущённые,  ничего не понимающие жители. Их охватила тревога, граничащая с паникой. В некоторых частях города вспыхнули пожары, коих нечем было тушить. Многочисленная толпа собралась у здания администрации города. Люди требовали объяснений происходящего. Вышедший к ним губернатор ничего не мог сказать. Он мямлил, бубнил о том, что ситуация под контролем. Потом ушёл, запершись в кабинете. В окна администрации полетели камни.

    К вечеру в городе царила «мать анархия». Некому было поддерживать элементарный порядок. Вся полиция с матерями, жёнами и детьми подалась в соседние города в надежде найти воду, но и там их встретили бензиновые реки.

    ***

    Миша ехал на велосипеде по опустевшей автостраде, на которой стояли десятки заглохших машин брошенных хозяевами. Жажда душила встававший впереди город. На обочине чернела пожухлая трава, с деревьев медленно опадали свернувшиеся коричневые листья.

    У въезда в город застыла автоколонна Внутренних Войск прибывших для поддержания порядка. Солдаты давно покинули ставшими бесполезными машины, пешком ушли в часть. Миша ехал по пустым, раскалённым на солнце улицам. Страдавшие от обезвоживания жители сидели по домам, ожидая хоть какого-то улучшения сложившейся ситуации. На тротуаре лежала перевёрнутая «Газель» развозившая воду. Бутыли полные жёлтоватого топлива валялись рядом. Через дорогу, еле волоча ноги, шла худая женщина, нёсшая в руке пустую пластиковую бутылку. Сегодня, как и вчера, ей не удалось найти воды.

    - Извините, пожалуйста, - обратился к ней Миша. - Вы не подскажите где тут тюрьма?

    Она остановилась,  посмотрела на мальчика измученным взглядом. Указала рукой в сторону центра города.

    - Зачем тебе тюрьма? – спросила она.

    - Хочу забрать оттуда родителей, - ответил мальчик.

    - Разбежался, - усмехнулась женщина. – Тебе понадобиться отряд.

    Она поплелась дальше.

    - Отряд? – задумался Миша, посмотрев в сторону центра. – Хотите пить? – обратился он к женщине.

    Она остановилась, уставилась на мальчика не понимающим взглядом.

    - Что? – спросила женщина.

    Миша слез с велосипеда. Поднял ближайший бутыль, сорвал с горлышка крышку.

    - Пейте, - кивнул он на горлышко.

    - Там бензин, - устало произнесла она.

    Тогда Миша сделал несколько глубоких глотков из бутыли. Женщина бросила бутылку. Осторожно приблизилась к мальчику, понюхала горлышко.

    Она пила до тех пор, пока не насытила истосковавшийся по влаге организм. Напившись, сорвала крышку с другой бутыли, там был бензин. Понюхала, поморщилась.

    - Попробуйте ещё раз, - сказал ей Миша.

    Женщина вновь понюхала. На этот раз в бутыли была вода.

    - Ты кто? – испуганно спросила его женщина.

    - У вас нет воды, а мне нужен отряд, - тихо сказал мальчик.

    Женщина кивнула, вышла на середину дороги.

    - Люди! – крикнула она. - Вода!

    В окнах домов показались измождённые лица жителей, захлопали двери подъездов, улица наполнилась голосами.

    ***

    Огромная туча гигантской саранчи кружила над высохшими полями. Ни капли воды, ни намёка на дождь. Если так пойдёт дальше придётся перелететь на другое место. В полях больше ловить нечего, водоёмы заполнены бензином и дохлой, смердящей рыбой, еды нет.

    Саранча летела над пустым шоссе. Её полёт сопровождался шумом множества крыльев схожим с раскатами далёкого грома. На шоссе замер междугородний автобус. В его тени расположились страдающие от жажды пассажиры. Стая спикировала вниз. Пора переходить на крупный корм. Трава, полевые мыши, птицы и дикие собаки давно закончились.

     

    Ливень.

    Многотысячная толпа, вооружённая холодным и огнестрельным оружием подошла к городской тюрьме. Впереди ехал мальчик на велосипеде. Толпа взяла тюрьму в плотное кольцо. Миша подъехал к воротам, постучался ногой. Через некоторое время из-за ворот послышался голос начальника тюрьмы.

    - Воды нет! – сказал он, прекрасно понимая, что люди пришли по другому вопросу.

    - Отпустите, пожалуйста, всех арестованных в «Речной», - вежливо попросил Миша.

    - Это может только суд! – отозвался начальник не дрогнувшим голосом.

    Стоявший в первом ряду мужик с ружьем рявкнул в ответ:

    - Мы тут суд! Открывай!

    - Я не имею права! – продолжал препираться начальник.

    Миша вздохнул, отъехал в сторону, кивнул на ворота. Люди жадно ловили каждое движение мальчика. Толпа расступилась, пропуская двадцать здоровых мужчин тащивших в руках обломок бетонной сваи. Они с разбегу протаранили  ворота. Створки распахнулись, с грохотом упали на асфальт тюремного двора. Начальник отступал внутрь, доставая из кобуры пистолет. Тюремная охрана бросилась в рассыпную, побросав оружие.

    Стоявший в первом ряду мужик, вскинул ружье. Не прицеливаясь, выстрелил в начальника тюрьмы. Тот выронил пистолет, схватился рукой за окровавленное плечо, повалился на бок. Толпа ринулась внутрь двора.

    Через некоторое время заключённых освободили, но не всем из них удалось уцелеть. Больше половины арестантов умерли от жажды. Мишиным родителям повезло больше. Увидав их в толпе, мальчик бросился на встречу, обнял обоих, заплакал. Люди молча обступили воссоединившуюся семью. Мужик с ружьём присел перед Мишей на корточки.

    - Слышь, отец, - произнёс он, не терпеливо. – Ну, что?

    - Откройте краны, - сказал Миша, перестав плакать.

    - В чём дело? – спросила мать.

    - Потом расскажу, - ответил мальчик.

    «Откройте! Откройте! Откройте!» - прокатилось по толпе. Из окна ближайшего дома раздался крик:

    - Вода! Есть вода!

    Жители бросились по домам, радуясь, как дети. Миша шёл с родителями по опустевшей улице. Поперёк дороги стоял автокран с поднятой под углом стрелой. На ней болтались тела губернатора и шефа ОПГ.

    - Бедняги, - всплеснула руками мать.

    - Это ещё не всё, - отец указал на стоявший, на прилегающей улице фонарный столб.

    На нём висел генерал с разбитым в кашу лицом.

    ***

    - Ну что ты будешь делать! – крикнул отец, ударив руками по рулю.

    Машина заглохла на пустом шоссе. Двигатель не подавал признаков жизни.

    - Что случилось?  - спросила мать.

    - За маслом следить нужно, - ответил он.- Подтекает же. Всё приехали….

    Они вылезли из машины. Постояли не много, дальше пошли пешком. Пройдя несколько километров, наткнулись на междугородний автобус с разбросанными вокруг него человеческими костями. Резко стемнело. Огромная грозовая туча закрыла солнце. Послышались глухие раскаты грома.

    - Будет гроза, - сказал Миша.

    - Переждём в автобусе, - предложил отец, обходя лежащий на дороге череп.

    С юга донёсся шум миллионов хитиновых крыльев. Гигантская армада саранчи летела к людям.

    - Какие крупные, - испугалась мать.

    Миша указал на лежавшие кости:

    - Их работа.

    Отец схватил жену и сына за руки, затащил в салон автобуса. Закрыли двери, легли на пол. Саранча стала кружить над автобусом, ища исчезнувшую добычу. В это мгновение начался ливень. Саранчу он не пугал, наоборот, теперь насекомые напьются вдоволь.

    - Папа, - шёпотом спросил Миша, - у тебя есть спички?

    - Да, а зачем? – спросил он.

    - Когда скажу, открой окно, брось туда зажжённую спичку.

    Отец кивнул, достал из кармана коробок. После освобождения из тюрьмы он старался, в отличие от матери, не удивляться странностям сына. Его ли теперь это сын? Миша обратился к матери:

    - Только не ругай меня и ничему не удивляйся.

    Мать промолчала. Саранча начала долбить в окна стараясь разбить стекло. Это ей пока не удавалось. Ливень успел превратить шоссе в речку. На полях появились большие лужи.

    - Пора! – крикнул Миша отцу.

    Отец вскочил на ноги, поджёг спичку, открыл окно и, сопровождая свои действия трёхэтажным матом, выбросил её наружу. Быстро закрыл окно, лёг на пол.

    Ливень вспыхнул голубовато-красным пламенем. От земли до неба встала сплошная стена огня. Туча запылала, будто огромный цеппелин, зачадили покрышки автобуса. Саранча на лету превращалась в пепел. Туча сжалась, уменьшилась в размерах и вдруг взорвалась с оглушительным грохотом. Взрывная волна опрокинула на бок автобус, выбив стёкла и вдавив крышу. Автобус проволокло несколько метров по плавящемуся асфальту. Внезапно всё стихло, огонь исчез. С неба моросил прохладный дождик тушивший огарки саранчи. Остатки обожжённой растительности на поле испускали серый дымок. От этого оно походило на долину гейзеров.

    Миша вместе с родителями выбрался из опрокинутого автобуса.

    - Последний ход за нами, - сказал Миша, улыбнувшись.

    Семья, взявшись за руки, не торопясь направилась домой. Саранча нашла достойный её конец.

    2013.

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     


    +10


    Ссылка на этот материал:


    • 100
    Общий балл: 10
    Проголосовало людей: 1


    Автор: Владимир Самсонов
    Категория: Боевик
    Читали: 238 (Посмотреть кто)

    Размещено: 1 января 2014 | Просмотров: 614 | Комментариев: 2 |

    Комментарий 1 написал: Lil Cal (11 января 2014 15:45)
    Хм... посмотрела на название - думала, ошиблась (вторая часть?..), оказалось - и правда, оно...
    Есть кое-где очепятки типа
    ночьнушке
    и прочие запятушки.
    горящей человеческой плоти

    Как несведущего человека, всегда интересовал этот вопрос: чем отличается запах горящей плоти от именно человеческой?
    - Эксперты утверждают, будто кровь мгновенно преобразовалась в бензин. Другого объяснения не нашли

    Они же разговаривают в "неформальной обстановке"? "Эксперты утверждают" звучит... несколько... не так. Да и эксперты скорее бы юлили как могли, и следы уколов бы нашли (да ведь они и были), только бы не говорить что-то настолько неправдоподобное. Но это имхо и глупости, знакомых суд-медов нет)
    Взахлёб, как и первую вещь. Эта даже оказалась более пробирающей - были реальные мурашки и ощущение грозы (зимой-то, в светлой тёплой комнате!).
    Всегда с удовольствием читаю Ваши произведения)



    --------------------

    Комментарий 2 написал: Владимир Самсонов (11 января 2014 17:51)
    Lil Cal,
    У горящей человеческой плоти сладковатый запах. А очепятки везде попадаются.))))



    --------------------
    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2018 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.