«    Июль 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус | Партнеры--



Сейчас на сайте:
Пользователей: 0
Отсутствуют.

Роботов: 1
Yandex

Гостей: 14
Всех: 15

Сегодня День рождения:

  •     klykin_pavel (20-го, 30 лет)
  •     Kukh (20-го, 32 года)
  •     Mr. S (20-го, 19 лет)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Дискуссии О культуре общения 180 Моллинезия
    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 1864 Кигель
    Стихи молчание - не всегда золото 250 Filosofix
    Флудилка Время колокольчиков 198 Герман Бор
    Флудилка Курилка 1954 Герман Бор
    Обсуждение вопросов среди редакторов сайта Рабочие вопросы 517 Моллинезия
    Флудилка Поздравления 1635 Герман Бор
    Стихи ЖИЗНЬ... 1600 Lusia
    Организационные вопросы Заявки на повышение 775 Моллинезия
    Литература Чтение - вот лучшее учение 139 Lusia

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    Неизвестные

    Боль... Он чувствует её уже очень давно. Можно сказать, что боль пропитала его организм до основания. В голове ничего нет. Нет, кроме шума, который с каждой минутой сводит его с ума. Тело ноет от нанесённых ему побоев, но он держится. Каждую ночь он слышит вопли в соседней комнате. Эти вопли стали его колыбельной на ночь. Они никогда не уйдут из его головы. Он запомнит их навечно. Боль... Какая жуткая, но сладкая боль расползается по его телу с каждой минутой. Он чувствует, как бьётся его сердце. Сердце, которое уже никому не понадобится, кроме них. Оно им нужно больше, чем остальным. Они заставят его отдать им своё сердце, заставят его отдать им всё, как отдавали ему всё другие люди. Какая же сладкая и неутомимая боль... Это чувство он запомнит навсегда.
    Он лежал на полу и пытался заснуть, как за стеной начались отчаянные вопли пленных. Он знал их и знал какая судьба их ждёт. Такого даже врагу не пожелаешь, но он бы пожелал. Он бы не стал жалеть своих врагов, ведь враги и есть враги, чтобы их уничтожать, верно? Он много знал о них. Он знал, какую форму они носят и на каком языке говорят. Он знал их повадки. Он всё знал, но это не помогло ему, когда его заточили сюда. Возможно, он знал их слабости, но у них их не было. Они были безупречны во всём, кроме одного. Это был страх. Он сидел у них глубоко внутри и нужен был лишь тот, кто достанет его у них изнутри. А он просто лежал на полу и пытался заснуть. Он думал о доме, как и любой другой, находящийся в его положении.
    Он знал, что они проводят опыты над людьми, превращая их чудовищ. Нет, не в зомби, не в мутантов. В чудовищ. Они выглядели как обычные люди, но то, что было у них внутри, убило бы любого человека на этой планете.
    Он услышал, как кто-то идёт по коридору. Он узнал этот шаг, узнал эту походку. По коридору шёл офицер с солдатом. Офицер был в военной форме, с пистолетом, висевшем на поясе. Солдат был одет в серую шинель, на голове у него была железная каска с символом своей роты. Эта была особая рота. Солдат, служивших в этой роте, учили только одному - убивать. Офицер остановился возле соседней комнаты и приказал солдату открыть дверь. Заскрипели засовы, и было слышно, как находящиеся в той комнате люди начинали стонать и просить о пощаде. Они были истощены и держались на волоске от смерти. Они были не в силах оказать какого либо сопротивлениям солдатам. Он слышал, как солдат зашёл в комнату и взял одного пленного, крича на него, чтобы тот пошевеливался. Дверь закрылась и было слышно только как стонет тот пленный, которого вели по коридору. Скоро он станет другим.
    Он знал, что кроме него тут все слабые, но он был не слаб. С каждым днём пребывания в этом адском месте, ненависть к этим солдатам росла. Скоро она достигнет своего предела. Скоро они все поплатятся. Он отберёт штыковой нож у солдата и покрамсает их на кусочки. Всех их. Никто отсюда не выйдет живым. Он чувствовал, что скоро наступит его очередь. Он ждал. Ждал с нетерпением. В его голове рождались безумные мысли, мысли о побеге. Была лишь одна проблема - он один, а их десятки ,может даже сотни или тысячи, но его это мало волновало. Но с каждой минутой Желание выжить меркнуло на фоне желания мести. Теперь он желал лишь одного. Он хотел уничтожить их всех. Он уже догадывался, что его уже списали со счетов. Он мёртв. Но он так не считал. Доносились вопли того пленного, которого выводили из камеры несколько минут назад. Над ним ставили эксперименты, главной целью которых было перерождения человека в чудовище. Но эти люди ошибались, ведь настоящее чудовище было у них прямо под носом.
    Он проснулся от лязга засова. Когда он открыл глаза, то увидел перед собой тарелку с какой-то жижей. Желудок начинало сводить от боли. Его выворачивало наизнанку от голода. Если бы ему не принесли "еду", то он наверное начал поедать самого себя. Прошло уже чёрт знает сколько дней, а может и месяцев после его заточения, но он ждал. Ждал своего выхода, когда откроется ширма и начнётся спектакль.
    Боль. Он уже не воспринимал её как таковую. Ему было на неё наплевать. Вдруг, он услышал шаги по коридору. Знакомые шаги. Проклятый офицер отчеканивал каждый шаг, сея страх на всех, кто находился в камерах заключения. Он знал, он чувствовал, что это идут за ним. Он был готов. В этот момент в его душе произошёл такой всплеск злости, что он едва не выкрикнул какие-то слова. Дверь открылась. В камеру зашёл солдат. Офицер находился в коридоре и контролировал процесс вывода заключённого из камеры, но он знал, что эти твари недооценивают его. Он заметил у солдата на поясе штык от винтовки. Видимо солдат забыл его убрать в безопасное место. Разум затуманился. Всё происходило как будто во сне. Кровь. Фонтаны крови, крики врагов. Врагов, которых надо уничтожать. Всплеск ярости заставил его забыть обо всём ,что он знал и помнил. О своём доме, семье, сослуживцев... Когда он очнулся, он увидел мёртвого солдата , лежавшего на полу камеры. Лужа крови уже практически растеклась по периметру комнаты. Офицер тоже был мёртв. Его живот был вспорот, как у скотины, а кишки валялись на полу. Тревоги не было. Он пошёл вперёд по коридору. Ярость не оставляла его ни на секунду. Дойдя до конца коридора, он увидел железную дверь. Аккуратно открыв её, он оказался в небольшой комнате. Она была проходная. В пяти метрах от него на стуле сидел солдат в наушниках. Он был радистом и передавал какие-то координаты другим отрядам. Подождав, пока солдат договорит по рации, он подошёл к нему и перерезал ему глотку. Солдат, всхлипывая, упал на стол. Ему в спину последовало ещё два сильных удара. Солдат затих навсегда. Ненависть не давала ему покоя. Рассудок давно был в тумане, и только жажда крови руководила его действиями. Пройдя в соседний коридор, он увидел лестницу вниз. Ни окон, никакого естественного источника света не было. Он был под землёй. Эти твари уже и под землю забрались. После долгих скитаний по коридорам он наткнулся на дверь с табличкой "Осторожно! Карантинная зона!" Здесь держали тех чудовищ. Рука потянулась к кнопке, которая должна была открыть дверь. Вдруг, ему по голове последовал жёсткий удар. Мрак. Он очнулся на стуле, связанный по рукам и ногам. Перед ним стоял офицер, разговаривающий с солдатом. Голова гудела. Из разговора он понял, что говорили про двух убитых солдат и офицера. Они его поймали. Но они не знали, что перед ними настоящее чудовище. Чудовище, которое не остановится ни перед чем. Офицер начал задавать ему вопросы, кричать на него, бить по лицу, но ему не было больно. В голове была пустота. Мрак. Вдруг, офицер что-то сказал солдату и показал на его автомат, который весел на его плече. Ему было приказано убить его. Пустить пулю. Солдат повиновался. Он наставил дуло автомата на него. Последовал выстрел. Боль, словно цунами смела все чувства, которые у него оставались. Он взвыл. Взвыл не от боли. Взвыл от ненависти. Его учили стоять до конца. Вдруг, лицо солдата резко побледнело и из его рта полилась кровь. Офицер стоял рядом и взглянув на солдата, побледнел от ужаса. Солдат упал. За ним стоял обычный человек. Он был в бинтах, местами были царапины и ссадины на теле. В его глазах была пустота. Ужасная пустота. Пленный посмотрел на офицера, но тот уже достал пистолет и выпустил в пленного всю обойму своего пистолета. Рубашка чудовища налилась кровавыми пятнами. От полученных ранений он даже не пошатнулся. Не обращая внимания на офицера, который ,ошалело перезаряжал свой пистолет, вызывая подмогу, чудовище подошло к нему, развязало его руки и ноги. Не взирая, на боль, он поднялся со стула. Пуля прошла навылет. В комнату ворвалось несколько солдат с оружием. Завязалась кровавая бойня. Чудовище одним рывком добралось до одного из солдат и ударило ему в челюсть. Послышался звук сыплющихся на пол зубов. Рана дала ему больше силы. Пока чудовище разбиралось с другими солдатами, он подобрал молоток, лежавший на столе возле стула. Уши закладывало от стрельбы из автоматического оружия. Он подбежал к офицеру, который уже успел перезарядить свой пистолет, но удар молотком по руке, позволил офицеру ощутить сокрушимую боль. Офицер сильно закричал и приклонился на колено от боли. Второй удар молотком пришёлся в череп офицеру. Второй, третий, четвёртый, пятый... Все удары пришлись в голову, вместо которой оставалось кровавое месиво. Фарш. Тем временем чудовище избивало последнего солдата, который попытался убежать с поля боя. Но берцы чудовища догнали своего врага. Удар пришёлся по позвоночнику. Последовал громкий хруст поясницы. Солдат заорал от боли. В комнате творился хаос. Пока чудовище добивало солдата, другой ходил с молотком в руке и добивал остальных, ломая им сначала ноги, чтобы солдаты не смогли убежать. Вся комната налилась запахом свежей крови и мозгов.
    Он стоял с молотком в руке и смотрел прямо в глаза чудовища. Оно тоже смотрело на него, своими пустыми, мрачными глазами. Оно улыбнулось ему, скривив на лице добрую, совсем человеческую улыбку, но человек с молотком знал, что скрывается за этой доброй улыбкой. Чудовище показало рукой на дверь, находящуюся за ним. Она была окровавлена. Чудовище отошло, уступая ему дорогу к этой двери. На секунду ему показалось, что они чем-то связанны. Но он не стал мешкать, и, бросив окровавленный молоток на пол, пошёл к этой двери.
    По указателям он смог разобраться и найти выход из этого адского пристанища. Он шёл. Шёл вперёд. Вдруг, он увидел перед собой лестницу, которая вела к люку, находившегося наверху. Сквозь этот люк просачивались солнечные лучи. Всё. Всё это скоро закончится.
    Он начал подниматься вверх. Когда он открыл люк, его сумасшедшей радости не было предела. Он выбрался наружу. Свет ослепил его, и он ждал, пока его глаза привыкнут к такому яркому свету. И открыв глаза, он увидел перед собой девушку. Красивую девушку. Нет, это были не галлюцинации. Это было наяву. Она медленно приближалось к нему. Он просто стоял и смотрел. Ненависти уже не было. Была лишь боль от огнестрельного ранения. Офицер постарался. Когда девушка подошла к нему вплотную, он увидел, что она одета в ту же форму, что и те солдаты, которые были под землёй. Девушка, не спеша достала пистолет из кобуры, сняла предохранитель и сделала три выстрела. Пули попали в него и застряли в груди. Всё тело пронзила адская боль. Боль, к которой он привык.

    0


    Ссылка на этот материал:


    • 0
    Общий балл: 0
    Проголосовало людей: 0


    Автор: Партизан
    Категория: Боевик
    Читали: 54 (Посмотреть кто)

    Размещено: 14 марта 2015 | Просмотров: 94 | Комментариев: 1 |

    Комментарий 1 написал: valentain (1 апреля 2015 14:10)
    А попробуй написать что-нибудь менее повторяющееся о боли, страданиях, ярости, гнева :) ведь манера письма мне очень нравится. Даже странно, что ни кто не прочитал и отписался. Ведь можешь, осталось только захотеть.



    --------------------
    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2018 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.