«    Июль 2022    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус |

Сейчас на сайте:
Пользователей: 0
Отсутствуют.

Роботов: 1
Yandex

Гостей: 59
Всех: 60

Сегодня День рождения:

  •     Sandra (03-го, 26 лет)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 2776 Кигель
    Флудилка Время колокольчиков 221 Muze
    Обсуждение вопросов среди редакторов сайта Рабочие вопросы 740 Моллинезия
    Стихи Сырая картошка 22 Мастер Картошка
    Стихи Когда не пишется... 52 Моллинезия
    Флудилка Поздравления 1822 Safona
    Флудилка На кухне коммуналки 3073 Герман Бор
    Стихи Гримёрка Персона_Фи 30 ФИШКА
    Флудилка Курилка 2279 ФИШКА
    Конкурсы Обсуждения конкурса \"Золотой фонд - VII\" 8 Моллинезия

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    Я за мир в Украине

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    "За кефирчиком"

    By Joy Shplint

    « За кефирчиком».


    Глава 1 «За кефирчиком».


    Мы только переехали в новую квартиру. Район мне очень не нравился, но мама сказала, что это с непривычки, и что я найду себе много новых друзей, пойду в новую школу, и всё будет просто замечательно. Я верила маме. 
      Был уже вечер, солнце было красным, оно освещало мою комнату. Чего – то не хватало…я прошлась по дому, папа был еще на работе, мама готовила ужин. Я присела за стол и наблюдала, как быстро мама всё делает. Неужели, когда я выросту тоже такой стану…не очень хочется.
    - Мам, у нас есть кефирчик? – спросила я.
    - Какой тебе кефирчик?! Скоро ужинать будем, только отца дождемся и поужинаем, потерпи! – мама нервничала.
    - Ма-а-а-ам!! А мне хочется кефирчика. – поднялась я, и нудящим голосом добавила – А есть на ночь вредно, так Алла Константиновна говорила. Помнишь еще?
    - Как же забудешь такое, эта тварь чуть не увела мужа у меня. – Пробурчала мама, она думала, что я не слышу, ну или не понимаю о чем они все говорят, потому что еще маленькая. Лично я себя не считаю маленькой, я уже совсем большая мне уже 10 лет! Да я может, в новой школе даже с мальчиками встречаться начну! Но маме об этом лучше не знать, нервная она у нас сильно. 
      Я подошла к холодильнику, и открыла его, повеяло холодом. В холодильнике было все…кроме кефирчика.
    -Ма-а-а-ам, можно я за кефирчиком схожу, заодно узнаю, где тут магазины. – Таким же нудным голосом спросила я.
    - Иди! Только прекрати нудить, и так голова раскалывается, опять твоего папаню где – то черти носят! – мама посмотрела на часы, было 19:30. Мама снова погрузилась в дела, я подождала еще 10 минут и подошла к маме.
    - Ма-а-а-ам! – начала я, но мама посмотрела на меня странным злым взглядом и я замолчала.
    - Але-е-ена! Какого черта тебе еще надо! Катись уже за своим кефиром! – рявкнула, мама ток громко, что я подпрыгнула.
    - Катись, катись. – Передразнила её я. – Денег – то дай! Мама выбежала из кухни, и через минуту принесла сто рублей, она сунула мне их в руку.
    - Теперь всё!?- спросила она, пристально смотря на меня, будто я виновата, что она не такая спокойная, как мы с папой. 
    - Ну да, спасибо. – Кивнула я и побежала обуваться. Было лето, поэтому я одела только туфли и выбежала в подъезд. Дверь за мной громко захлопнулась, так что эхо разнеслось повсюду. Я не понимала, зачем нужно было переезжать от бабушки, там и дом был новый, и лифты были. Здесь же было жутковато. Прямо надо мной горела старая темная лампочка, одиноко болтающаяся под потолком. Сам дом был 5и этажный, но как говорил папа очень престижный, потому – что находится в центре города. Стены были изрисованы, и исписаны неприличными словами, которыми иногда ругаются папа и мама, когда думают, что я не слышу. Неужели они, закрывая дверь во время ссор считают, что через стекло звук не проходит, но я слышу каждое слово, а иногда даже прислушиваюсь, это как аргентинский сериал, который так любит бабушка.
      В подъезде было совсем тихо, и даже как – то не уютно, дом видимо был очень старый. Я медленно начала спускаться вниз, мы жили на 5м этаже, поэтому спускаться нужно было долго. Я шла осторожно, боялась на что – то наступить, потому – что на 4м этаже лампы не было, или просто она не горела. Я очень боялась темноты, боялась на кого – нибудь наткнуться, или наступить во что – нибудь не приятное. Я остановилась, собираясь с духом, ноги сводило от страха, но кефирчика хотелось очень сильно. Я закрыла глаза и сделала шаг вперед, с закрытыми глазами мне было как – то спокойнее, хотя какая разница, все равно тьма стояла непроходимая на лестнице. Я осторожно переступала со ступеньки на ступеньку. С закрытыми глазами ходить меня научил папа, он сказал, если ты не видишь зла, значит, его нет. Я знаю, что он врал, чтобы отвязаться от меня, когда я прибегала к ним с мамой спать по ночам, но сейчас мне казалось, что он прав. Я прошла уже много ступенек, очень не хотелось упасть, я боялась выронить денежку, потому – что на платье карманов не было, и я несла сто рублей сжав их в кулачек. Глаза открылись сами, в общем – то ничего не изменилось, как я и ожидала. Но вскоре глаза привыкли, и я начала различать очертания лестницы, фонарь с улицы немного освещал пространство передо мной. В свете фонаря, я легко спустилась до третьего этажа, где меня снова ждала кромешная тьма. Черным было все, кроме какой – то красной точки. Точка была выше меня на много, примерно на папином росте, я почувствовала запах сигарет, и поняла, что в углу около мусоропровода кто – то либо не потушил сигарету и положил на подоконник, либо кто – то стоял и курил… Мне стало страшно, но идти было нужно, иначе я останусь без кефирчика. Я медленно начала спускаться, не сводя глаз с огонька, и оступилась, но меня тут, же кто – то поймал под локоть, я набрала воздуха, чтобы закричать, но поймавший сказал:
    - Не бойся, не нужно кричать, я тебя не обижу.… Как тебя зовут? – спросил взрослый чуть хриплый мужской голос, он старался говорить тихо и спокойно, почти шепотом.
    - А я и не побоюсь! – отдернула я руку, хотя меня сильно затрясло. – Меня Алена зовут! Спасибо что помогли, удачи! – улыбнулась я и попыталась пойти дальше, но человек поймал меня за руку.
    -Ну что же ты так быстро убегаешь? Ты откуда? В этом доме, я не знаю маленьких миленьких девочек по имени Алена. – Снова спросил человек. Меня он очень сильно пугал, и даже уже нервировал.
    - А вам - то какая разница? Вы меня ограбить хотите? А может вы маньяк, а? сексуальный! – громко сказала я.
    - Тише ты! Откуда ж такое милое создание набралось таких слов? – хрипло посмеивался мужчина.
    - Родителей слушаю! Можно я пойду, а то за кефирчиком не успею. – Осторожно вытянула я свою руку, и бесшумно пошла к лестнице.
    - Кефирчика тебе хочется, деточка? Я тебе могу такого кефирчика предложить, получше магазинного. – Он погладил меня по голове, я громко взвизгнула и рванула вперед. Ноги окаменели, голова кружилось было очень страшно, я летела через ступеньки, с грохотом падая и раздирая колени, но тут, же вскакивала и бежала дальше, я наконец наткнулась на дверь, но кнопки не могла нащупать, от этого мне было еще страшнее, из глаз уже текли слезы. И тут дверь открылась в подъезд заходили какие – то пьяные люди, я это поняла, потому что сильным запахом алкоголя меня накрыло сразу.
     -А это кто тут у нас?– заплетающимся языком спросил один из них. Я попыталась пройти, и задела еще одного.
    -Ну, ну…смотрите какая буйная! Куда идешь, чудо?- прихватил меня за ворот платья тот, кого я толкнула. Платье задралось и я, попытавшись править его, уронила сто рублей.
    - О па! В магазин идем? – улыбнулся поднявший меня.
    Тот, кто открывал дверь поднял с земли денежку и осмотрел меня.
    -Ммммм…ничего такая…маленькая правда, ну ничего, сойдет, да мужики? – оглянулся он на остальных.
    -Мне в магазин надо, за кефирчиком! – заплакала я.
    - Подождет кефирчик, тут за углом магазин круглосуточный, а пока с нами побудешь, мы тебе потом денег дадим, ты себе столько кефира купишь…- он начал подходить ко мне.
     - Ну, ну!! - возмутился держащий и, отпустив меня, кинул за спину, я надеялась, что он заступится за меня и вцепилась в его штанину.
    - Кто первый встал, того и тапки! – рявкнул он. Я отпрыгнула.
    -Ты это, не выкобенивайся на всех хватит! – ответил подходящий.
    - не пойдет! Я первый хочу! – снова крикнул стоящий передо мной.
     -И я хочу!
    -И я тоже!!! Наперебой начали орать все пьяные, они сцепились в драке. Я не могла уйти, потому – что нужно было найти сто рублей. Но их я так и не нашла, я добежала до конца дома, и осмотрела уже давно чешущиеся колени, они были в грязи и в крови, впрочем как и ладони, в подъезде мне было не до этого. Я оглянулась, драка была в самом разгаре. На лавке около детской площадке одиноко сидел зеленоволосый парень, я подошла к нему, и долго смотрела. Он поднял голову и тоже смотрел на меня.
    -Тебе чего девочка? – спросил он спокойно.
    -Ты не маньяк? Не пьяный? – спросила я.
    -Нет, а что надо? – усмехнулся он и закурил.
    -Нет!!! – испугалась я. – Вон те у меня деньги отняли, а я в магазин шла, дай денежку, я завтра отдам я в том подъезде живу! Пожалуйста! дай сто рублей, а то мама будет ругаться, не поверит же. – Плакала я.
    -Ну, на…вот. – Он залез в карман, от туда вывалился пакетик с чем – то белым, я подумала, что это мука…но зачем её таскать с собой? Может она удачу приносит? – подумала я, парень протянул мне сто рублей. – Можешь не отдавать, я сегодня добрый.
    - А это вам зачем? – показала я на пакетик.
    -Это…хм…это приносит радость, а кому – то спасает жизнь, я надеюсь это никогда тебе не понадобится. – Усмехнулся парень.
    -Мука спасает жизнь? – удивилась я.
    -это не мука, иди девочка, будь счастлива! – он вынул из пакетика горсть и громко вдохнул ее, откинувшись на лавке.
    -Спасибо. – Сказала я, и пошла в сторону, куда показал пьяный у подъезда. 
      Я уже немного успокоилась, больше всего меня волновало то, что придется идти обратно, тот, кто был в подъезде наверняка там и остался.
      Магазин и правда оказался за углом, я быстро нашла кифирчик и взяла его. Мне дали сдачи. Кассир долго смотрела на меня и сказала.
    - Ты бы не ходила бы по темноте одна, район у нас не спокойный.
    Я кивнула и вышла из магазина.
    - Вот ты где, деточка! – сказал уже знакомый голос из подъезда, в подворотне он был менее страшным, но оставаться с ним наедине очень не хотелось. Зато теперь я видела его лицо. Это был мужчина, с короткими темными волосами, он был симпатичный, он наверняка был младше папы, лет так на 10. Я подняла голову и улыбнулась, он улыбнулся мне в ответ, глаза его загадочно сверкнули.
    - Видите, я купила кефирчик, мне ваш кефирчик не нужен! – продолжала улыбаться я, показывая пачку кефира.
    -Какой кефирчик? – будто проснулся мужчина.
    -Ну, вы мне в подъезде сказали, что дадите кефира, я отказалась. Кстати, я вам ответила, как меня зовут, а вас как называть? – снова спросила я.
    -Можешь называть меня Паук. – Пожал плечами человек, он продолжал мне мило и загадочно улыбаться.
    -Почему Паук, они же такие мерзкие…вы не такой!- ответила я.
    - Я тебе еще и нравлюсь..обалдеть…впервые…ха!!! – усмехнулся громко он, теперь я видела, что этот человек не старше, тех, кто дерется у подъезда…кстати!
    -Вы из подъезда, когда выходили дерущихся пьяных не видели там? Они у меня деньги отняли.- Погрустнела я.
    -Нет там никого, ушли, наверное, если у тебя отняли деньги, на что же ты кефир взяла?…не такая уж невинная твоя детская душа, отшлепать бы тебя! – сказал он серьезно.
    -Вы это на что намекаете? А? Я заняла деньги вон у того на лавке, который лежит. Он сказал я, могу не возвращать! Не верите, пойдите и спросите! – надулась я.
    - Ну, заняла и заняла, чего верещать то? – возмутился Паук. – А Паук, потому что сети плету…вот ты в них и попалась. – Он взял меня под мышки, и поднял до уровня своего лица. В его глазах было не мыслимое счастье. Он начал целовать меня в губы, так как я видела только в кино. Потом опустил меня на землю, облизнулся, смотря на меня, осмотрелся, и, взяв у меня из руки пакет с кефиром, повел куда – то за руку.
    -Куда мы идем? – спросила я.
    -Не бойся, если не будешь бояться, больно не будет. – Ответил он, мы спустились в подвал. Там валялась старая шуба.
    -Ложись! – сказал он.
    - Вот еще! На ней же блохи, наверное! – сказала я, но он меня уж не слушал, я не разжимала руку со сдачей…
      Не знаю, сколько мы пробыли в подвале, но на улице уже светало, либо зажегся фонарь. Паук курил, а у меня немного болел живот и кружилась голова,…я поняла, что произошло, и поняла, что не за какой кефирчик больше не выйду из дома в темноту.
    -Да ты не волнуйся, Алёнка! Все же нормально было, не больно же было совсем, видишь, как хорошо когда не сопротивляешься. Но это не правильно…и знать об этом должны только мы с тобой, договорились? А я тебе каждый вечер сам буду кефирчик приносить, хорошо? Ну, подними голову, ты такая миленькая, тебе очень идет улыбка. Я тебе немного платье порвал, ну это же ничего, правда? Скажешь, в подъезде упала! Ладно, пошли. – Он дал мне в руки кефир, и мы поднялись из подвала.
      Я надеялась, что это всё, что я, наконец – то приду домой выпью кефир и лягу спать, но…
    - Вот она! Слышь, чувак, девочкой поделись!? – сказал парень, это был один из тех, кто дрался у подъезда, с ним было трое, это намного меньше, чем участвовало в драке.
    - А кефирчику тебе не дать? – Паук достал острый нож и пошел на противников. Я замерла на месте, ужас охватил меня. Паук одним махом перерезал горло тому, кто говорил, так что кровь хлестнула на меня, и стекала по щекам вместе со слезами, второго Паук ударил в живот, пока он возился с третьим, четвертый схватил меня на руки и поволок в подвал, я громко закричала и начала отбиваться, и ударила ему между ног, парень взвыл, и упал на лестницу уронив меня, я пыталась встать, не расцепляя руку с о сдачей, и не отпуская кефирчик, он схватил меня за ногу и стянул туфлю, но я успела встать и выбежать на улицу, я неслась к подъезду со всех ног, за мной уже бежал, тот, кого я ударила, мне пришлось пронестись мимо подъезда и вбежать на детскую площадку, где мирно дремал зеленоволосый. Я начала толкать его ногой, и толкнула так, что попала в живот, и его вырвало мне на ноги. Он вскочил и ненормальными глазами смотрел на меня, и на происходящее около подвала. Потом замер не моргая, и тяжело выдохнул.
    -Я же сказал не надо деньги возвращать! – присел он.
    -за мной бегут…вон у дерева остановился,…ждет…он меня убить хочет,…спаси..- заплакала я.
    Зеленоволосый нехотя встал и достал кастет.
    - А ну иди сюда. Или я сам подойду. – Зеленоволосый бросился на того, кто бежал за мной, и сильно ударил его в лицо кулаком с кастетом, кровь хлестала во все стороны, и забрызгала остатки от моего платья. Я присела на лавочку и открыла кефир, сделав несколько глотков, я закрыла глаза.
    -Я не вижу зла, значит, его нет!…- сказала я тихо.
    -Кто тебе сказал такую тупость? – присел рядом зеленоволосый и отпил у меня кефир.
    -Папа сказал!- отняла я у него свой кефирчик.
    -Мудак твой папа! Соврал он тебе…никогда не закрывал глаза на зло, ибо оно может подкрасться из темноты…вон зло корежится, ногой дергает…больно ему, бляди такой, а ребенка бить и насиловать ему не больно было. А представляешь если бы ты подошла, а я испугался и закрыл глаза, на зло…представляешь чтобы он сделал с тобой…нет, ты маленькая, не представляешь еще на что мужики без женского внимания способны. – Он снова отпил у меня кефир.
    -Сколько времени? – спросил Паук, появившись тихо у нас за спинами, так неожиданно, что я вздрогнула и пролила кефир себе на ногу.
    - Полчетвертого утра. Приветствую, кстати! – зеленоволосый пожал руку Пауку. Паук одной рукой залез мне под платье и провел по груди, а другой взял кефир.
    - О, Боже! Мне домой надо! Меня ищут уже, наверное!! – вскочила я и отняла у Паука кефир.
    - Тебя не Алёна зовут случайно? – спросил зеленоволосый. Я повернулась к лавке лицом и кивнула.
    -Значит, тебя искали, мама рыдала, папа орал матом благим, я был прав, он полный мудак, его дочь в подвале трахают совсем рядом, а он даже не додумался туда дойти…сейчас милиция, наверное, приедет. Пара нам с тобой домой, Паук, и ты Алёнка беги…это ж пиздец какой – то... Алёнка…как шоколадка! – усмехнулся зеленоволосый и поднялся.
    -Шоколадка…это точно – облизнулся Паук.
    - выходи завтра во двор, я почти всегда тут тусуюсь, тебе скучно будет здесь. – Сказал зеленоволосый.
    -Почему? – непоняла я, и допила кефирчик.
    -Потому, что здесь нет детей, а если есть, то их можно увидеть очень редко…спасибо Пауку скажи. – Усмехнулся зеленоволосый.
    -Угу.- Кивнула я. – Тогда, до завтра.
    Я развернулась и неоглядываясь побрела домой. Во мне творилось нечто странное и страшное, но плакать почему – то не хотелось. Я позвонила в дверь, открыла мама, она крепко меня обняла, потом подбежал папа и тоже обнял меня, они оба плакали.
    - Где ты была? Что с тобой? Что с тобой сделали? – рыдала мама.
    - Со мной ничего не сделали, со мной все хорошо..магазин за углом, а вот сдача, а кефирчик я уже выпила. Я осторожно прошла к себе в комнату и закрыла дверь, родители еще долго о чем – то беседовали на кухне, но очень спокойно. Я посмотрелась в зеркало и ужаснулась, волосы были растрепанные хвостик, съехал на бок, все лицо было в царапинах и крови, платье было оборванное окровавленное, и заблеванное зеленоволосый, носочки тоже были в земле, в крови, и блевотине, я совсем забыла, что осталась в одной туфле, украшением всего были, кефирные усы под разбитым носом…усы от кефирчика, который я так, и не распробовала. Нужно будет завтра найти туфлю, и сходить посмотреть, где находится моя новая школа,…но это уже совсем другая история.

    Глава 2. «Угрызение совести»


      -Алёночка, доченька. Проснись, пожалуйста. – Немного прясла меня мама. Я открыла глаза.
    -Мам…шесть утра, что случилось? Туфлю мою нашли?- спросила с просини я.
    -Ты еще и туфлю потеряла? Вот же зараза! Да ты знаешь, сколько они стоят, ну если ничего существенного не случилось, будешь зимой и летом в одном и том же ходить! – прошипел папа.
    - Володя, заткнись! Ты что?! Ты не видишь, в каком она состояние?- рявкнула мама. – Алёна, у тебя ничего не болит? Расскажи, что случилось? – спросила мама нежно.
    -Болит…- я задумалась, - Голова болит и колени болят. Я упала с лестницы, лампы ж не горят ничерта, упала, ударилась головой и сознание, наверное, потеряла. Когда в себя пришла, вышла на улицу, испугалась что район новый, пошла, искать магазин, нашла, и вернулась. Всё.
    - Может, ты при папе говорить не хочешь? – заволновалась мама.
    - Я всё равно всё узнаю! – возмутился папа.
    -Нет мам, не волнуйся, всё так и было, я даже чуть деньги не потеряла. Но всё хорошо. – Я улыбнулась и зевнула.
    - Надеюсь, что ты не врешь. Ах,…ладно, утром мы с папой уйдем на работу, не будет нас до вечера. Оставлю тебе на кухне документы, пойдешь в новую школу, я вчера уже поговорила с твоим новым классным руководителем. Как хорошо, что это мужчина, может хотя бы там, хулиганить не будешь. Его зовут Павел Александрович, завтра у них будут внеучебные занятия по летней программе, ты уж сходи ладно? – попросила мама. Я кивнула и закрыла глаза.
      Уснуть я больше не смогла, вскоре родители ушли. Естественно я соврала маме, у меня очень сильно болела голова, побаливал живот, и ужасно болели колени и ладони.
      Я очень не любила мыться, но сейчас это было просто необходимо, от меня пахло как от мокрой собаки, и еще чем – то странным. После душа, перекусив я, взяла документы и вышла в подъезд, сегодня я взяла с собой рюкзачок в виде зайчика. В подъезде был полумрак, лучи солнца с трудом пробивались через забитые деревяшками окна. Я спустилась вниз. Около подворотни всё было отцеплено, там стояла милиция и скорая.
    - Кровищи, наверное, натекло…- подумала я, и посмотрела на детскую площадку. Зеленоволосого там не было, я даже немного расстроилась. Я подошла к проходящей мимо девушке.
    - А где 345 школа не подскажите?- спросила я.
    - Вон там, дойдешь до конца дома, и направо, там скверик небольшой, за ним школа, только осторожнее будь, говорят, тут ночью убили кого-то. – Сказала девушка.
    -Да вы что?! – ужаснулась я. – Спасибо. – Я кивнула и, улыбнувшись девушке, пошла туда, куда она показала, это было в противоположную сторону от места, где стояла милиция. 
      Скверик нашелся быстро, я шла по длинной дорожке…и увидела лавочку, она стояла спиной ко мне, над лавочкой были зеленые волосы,…он сидел, откинув голову. Я подбежала.
     - Привет! – сказала я. Он вздрогнул и попытался повернуться, но я прошла вперед и остановилась перед лавкой. Зеленоволосый был очень молодой. Он с интересом смотрел на меня и улыбался.
    - Глазам не верю,…такое было, а она сияет, как майская роза! Здравствуй, Алёнка! – сказал он.
    -Я думала, ты меня не вспомнишь, почему ты здесь, а не на площадке? – я присела рядом с ним.
    - Там милиция, не хочу лишних проблем, а тут тихо и спокойно, кстати, ты куда? – спросил он.
    - В школу, документы отдать надо и соприсутствовать на внеклассных занятиях,…а так не хочется. – Зевнула я.
    - Не в школу надо, ибо учение свет. – Ответил он. Я даже расстроилась, я думала, зеленоволосый будет уговаривать меня остаться, но…
    -Зовут – то тебя как? – спросила я поднимаясь.
    -Феликс меня зовут. – Ответил он.
    -Как смешно…как кота…имя то у тебя есть…Феликс?- усмехнулась я.
    -Это имя…не веришь? Могу паспорт показать. – Надулся зеленоволосый.
    -Ну, Феликс, так Феликс. Ладно, пойду я, а то опаздываю уже. – Я пошла дальше.
      До школы было 10 минут ходьбы от дома, это было очень здорово, потому, что не надо было рано вставать. Я вошла в здание, и быстро нашла кабинет, открыв дверь, я не поверила собственным глазам…
    -Па…
    -Павел Александрович…проходи, Алёна! – сказал Паук. Он явно тоже не ожидал меня увидеть, но был очень рад подобному сюрпризу.
    - Я документы принесла! Вот! – я подошла к учительскому столу.
    -Знакомьтесь, черти, это Алёна, она будет учиться в нашем классе. Девочку обижать не рекомендую. – Сказал Паук. Я стояла и смотрела на класс. Обычные дети, мальчики слегка побитые, недовольные и удивленные, девочки смотрят на меня с призрением. Я села на свободное место, я была очень рада, потому что это была последняя парта и сидела за ней я одна. Передо мной сидела девочка с рыжими волосами, заплетенными в две косички, она видимо была кудрявая, и волосы торчали в разные стороны. Девочка с улыбкой повернулась ко мне
    - Тебе конец! – шепотом сказала она. Я нервно сглотнула, но промолчала, удивительно, как может вывести из равновесия одна фраза.
      Я достала тетрадь и ручку. Мы занимались русским языком, оказалось, что Паук ну то есть Павел Александрович, преподает русский язык и литературу в старшей школе, ну и является классным руководителем в младшей. Он не смотрел на меня, это почему – то немного расстраивало, а в чем – то даже радовало…в том, что как вчера больше не будет. Дети с интересом рассматривали меня и перешептывались.
      После уроков меня поймала рыжая девочка.
    -Ты кто такая? – спросила она. – Я здесь самая главная.
    -Мне всё равно, я не хочу быть самой главной. – Пожала я плечами.
    -Ты че думаешь такая умная? Вся такая красивая, в шортиках, и белой маячке? А? Ты даже пикнуть не думай! – рычала она.
    - А в чем дело то? – меня эта рыжая начинала раздражать.
    - Я тебе сейчас покажу в чем дело! – она размахнулась и ударила меня в нос, так сильно, что полилась кровь и потекли слезы из глаз.
    -За что? – непоняла я. Пока рыжая пыталась мне что – то сказать, я ударила её в челюсть. Девочка заплакала и выплюнула зуб с кровью. Она начала отходить от меня.
    -Мы с тобой еще поговорим! – прошипилявила она.
     -Обязательно. – Буркнула я в ответ и присела на бордюр.
     Передо мной остановились кеды большого размера, я подняла глаза и увидела Паука.
    -А..Павел Александрович, вы как раз вовремя. – Я пыталась вытереть кровь, но когда опускала голову она текла еще сильнее, и около меня образовывалась лужица.
    - Я стараюсь не влезать в детские разборки, ты очень добрая, я бы допинал её. – Сказал он и присел рядом.
    -Вы вчера двоих допинали…или троих? Короче милиция там сегодня, туфлю мою унесут, наверное. – Я начала выдергивать из тетради листы и засовывать в нос, чтобы остановить кровь.
    -Ну, ну…ты это потише, я, между прочим, тебя защищал! – огрызнулся он и закурил.
    -Не боитесь при детях? – спросила я.
    -Я? Я ничего не боюсь… - ответил он и посмотрел на чистое небо.
    - Вы так и будете смотреть, как я истекаю кровью или хоть платок дадите, ну или от футболки кусочек.- Рявкнула я.
    -А всю футболку тебе в нос не затолкать? Тем более, когда твое личико в крови…это меня почему – то заводит, - Паук достал из кармана платок, вытащил бумагу у меня из носа, и засунул платок.
    -Вы опять? – погрустнела я.
    - Не опять, а снова. Вырастешь, поймешь, что такое одиночество. И как хочется женской плоти…крови,…а еще лучше детской. Нет, не поймешь ты никогда..дурочка. – посмотрел он на меня и улыбнулся.
    -Сам дурак, к тому же еще и извращенец…жениться бы тебе Павел Александрович. – Сказала я.
    -Такая маленькая, а какие мысли! Вчера удивлялся, ну сегодня смотрю, родители при тебе на слова не скупятся. Кому я нужен такой…дурак и извращенец,…если только такую же найти…но пока я знаю только одну такую. Это ты! Либо ты совсем ничерта не понимаешь, либо то, что произошло вчера твою психику не задело не коим образом, нормальный ребенок сейчас бы не спорил со мной, а рыдал истерично в подушку, что его обесчестили, изнасиловали, что при нем убили людей, а тебе всё по барабану. Цветешь и пахнешь…это ж пиздец какой – то. – Поднялся Паук. – Ну что пошли?
    -Куда? – надулась я.
    -Все туда же…в ближайший подвал. – Паук взял меня за руку, и мы пошли…
      Кончилось лето, я пошла в школу, но вражда с рыжей не прекратилась.
    Девочка упорно напрашивалась на серьезную драку. Она подставляла мне подножки, тыкала ручкой в спину в коридоре школы.
      Все началось, когда был уже октябрь. Мы шли в спортзал, когда Лиза…так звали рыжую, толкнула меня в спину, я упала и снова разодрала только зажившие колени, это стало последний каплей. Я догнала, и дала пинка Лизе, девочка взвыла от неожиданности и боли и обернулась, я ударила её кулаком в лицо, у нее потекла кровь.
    - Ну, всё Синицына..жду тебя после школы за сарайчиком, предупреди родителей…пусть приходят останки твои собирать… - Лиза плюнула в меня кровью, но промахнулась, и прошла мимо меня в медкабинет.
      Я с намерением избить это чудовище до полусмерти вышла из школы. Мне было страшно, жутко трясло, но я держалась. Я бросила рюкзак в траву, и, подходя к Лизе, повернула ее и ударила снова в нос. Девочка взвыла, и набросилась на меня. Мы упали на асфальт, она ударила меня головой об землю, в глазах сверкнуло, но я набралась сил и повернулась, так что Лиза оказалась подо мной, я ударила ее головой об асфальт, потом подняла за руки и ударила об стену школы, на стене остался кровавый след, Лиза влетела лицом в стену. Но ёй все было не почем, на одной руке у Лизы была велосипедная цепь, которой она меня ударила в глаз, глаз тут, же перестал видеть, и продолжался бой с одним глазом, иногда я совсем не видела Лизу, но чувствовала её удары, я никогда раньше не с кем так не дралась, мы рвали одежду друг на друге, кто – то снимал всё это на камеру, но не кто не пытался нас растащить. Когда Лиза попыталась на меня наброситься, я увернулась, и она вылетела в канаву,…все замерли, стоящая рядом с канавой Света долго смотрела вниз, и вдруг истерично заорала, и упала на землю, закрыв глаза. Все разбежались,…осталась только я, я тяжело дышала, и осторожно подошла к канаве, обойдя Свету.
      Лиза лежала на животе, в её голове, в окровавленных рыжих волосах торчал железный штырь, девочка не двигалась.
      Я испугалась и влетела в школу, и в наш кабинет, я схватила Паука за руку, и выбежала, не говоря не слова с ним на улицу. Он посмотрел на Свету, та так и лежала на земле и громко плакала, потом посмотрел в канаву.
    - Что произошло? – спросил он. Был уже вечер, и на школьном дворе никого не было, но Паук всё равно осмотрелся и закурил. Я рассказала, всё как было. Он внимательно слушал, и смотрел то на тело Лизы, то на Свету, то на меня.
    - Что делать - то??? – заплакала я.
    -Похоронить… - спокойно ответил Паук.
    -Ты что??? Родители будут искать!!! – заорала я.
    - Скажем, что они вдвоем ушли из школы… - кивнул он на Свету.
    - Но она, же домой сейчас пойдет, а..она - я кивнула на посиневшую Лизу – Уже нет! – и снова заплакала.
    -Не пойдет она, домой… задумчиво сказал Паук и присел к Свете, девочка испуганно подняла голову, он взял Свету за голову, подмигнул её и со всей силы ударил её лицом в асфальт, я слышала, как хрустнули кости, и от окровавленного черепа растеклась большая лужа крови, Света не успела даже крикнуть.
    Я замерла, мне было очень страшно, я не могла двинуться с места. Я смотрела то на Лизу то на Свету, и меня вырвало, рядом с остатками головы Светы.
    -Алёна, твою мать! – затушил сигарету Паук с другой стороны от головы Светы. Он вдруг поплыл у меня в глазах, и я упала, последнее, что я услышала было.
    -Ну, отлично, а мне троих тащить! 
      Я тяжело вдохнула. Глаз открылся, только один, второй вероятно так и был заплывшим. Было уже темно, но находились мы не на территории школы, я лежала на холодной влажной земле. Вокруг были деревья, я опустила голову, и услышала странные звуки, попытка подняться не получились, юбка от формы была спущена, я снова села и одела юбку. Поднявшись меня, охватил животный страх, около дерева стоял Феликс и рыл яму, чуть дальше лежал открытый пакет для мусора, из него торчали рыжие окровавленные волосы, еще дальше валялся еще один пакет, а рядом с ним…Паук насиловал обезглавленное тело Светы.
    -Вы что с ума сошли???!!! Что вы делаете!!! – заорала я, и поняла, что меня может ждать такая же учесть, и побежала…за мной никто не побежал, зато в голову что – то сильно ударило, и я снова потеряла сознание.
      Меня окатили холодной водой, и я очнулась. Сильно болела голова, я дотронулась до своего затылка, волосы склеились и что – то сильно пульсировало, рядом со мной на корточках сидели Паук и Феликс, они тревожно на меня смотрели.
    - Сильно, наверное, ты её приложил.- Сказал Паук.
    - Не убивайте меня..я не скажу никому. – Заплакала я.
    - Убить тебя? Если бы мы хотели тебя убить, убили бы уже давно. И вообще, напомнить, кто убил Лизу? – спросил Паук. Я громко заплакала.
    -Я не убивала её! Я толкнула, она упала!! Меня посадят в тюрьму!! Все видели!! ААААА! – кричала я.
     -Да тихо ты! – закрыл мне рукой рот Паук, он сел под дерево и посадил меня у себя между ног, но рот не отпускал.
    - Слушай и запоминай…ни кто ничего не видел, если бы видели, забились бы в истерике, как и Света, и на тебя бы начали орать. Это же дети... они видели, как ты её скинула, поняли, что ты победила и разошлись. Всё!! Ясно? – спросил Паук, я кивнула. Это было не правильно, и я начинала бояться этих двоих по- настоящему.
     -Зачем ты насиловал труп Светы? И где её голова? – спросила я. Паук отпустил мой рот.
    - Ну не отказывать же себе в удовольствие, самое интересное ты пропустила. Мы думали, ты тоже откинулась, и чуть не отпилили тебе голову, хорошо Феликс заметил, что ты дышишь. Я бы очень не хотел с тобой расстаться. – Паук поцеловал меня в голову. – У тебя волосы слиплись сильно, давай отрежем? 
      Я не успела ничего сказать, как Феликс отхватил мне острым тесаком волосы и отдал в руку.
    -Где мы? – спросила я.
    - В лесу, прикопали трупики, их скоро найдут, и свалят это все на кого – нибудь маньяка. Не бойся, тебе ничего за это не будет. Расслабься и получай удовольствие. – Улыбнулся Паук.
      Мы вышли из леса, было прохладно, я снова, как и тем вечером чувствовала себя не понятно, страшные картины стояли перед глазами, очень хотелось плакать, но слез не было. Я добрела до дома, около подъезда уже стаяла машина милиции. Меня искали. Мама обняла меня. Я снова соврала, и сказала, что нас с Лизой и Светой посадили в машину насильно, мне удалось выпрыгнуть на ходу, а девочек увезли…вот тут и подкатили слезы, я соврала! Соврала грязно и жестоко, теперь мне не будет покоя, я никогда не врала, кроме той ночь…и сегодняшней. Спать не хотелось, хотя утром, я решила идти в школу, я сидела у окна, и пила кефирчик наблюдая, как по двору носится мама Лизы и истерично орет. Лиза жила не в нашем дворе, но милиция стояла у нашего подъезда до утра, потом привезли маму Светы, она тоже громко плакала, и я поняла, милиция нашла девочек…
      Я шла в школу, вернее ноги сами меня несли, не хотелось разговаривать не с кем, мне было очень плохо, и очень грязно на душе, я знала, что отмыться от этого уже не получится.
      Я вошла в кабинет, и села, за свою парту молча, даже не поздоровавшись с Пауком. Все дети, смотрели на меня с интересом и сочувствием.
    - Синицына, почему не в форме? – спросил Паук, делая вид, будто его ничего не касается. Я громко заплакала и уткнулась в парту. Он подошел ко мне.
    -Ну что ты, солнышко моё. Я понимаю, что тяжело.…Давай я тебя домой отведу? Родители дома? – спросил он. Я отрицательно кивнула.
    -Ключи есть? – спросил он.
    - Да. – Сквозь слезы сказала я. Он выбежал из кабинета, и вошел уже с директором. 
    - Ну, раз так плохо, если можно проводите Алёну, и побудьте с ней, если вас это не затруднит.- Сказала директор и села за учительский стол.
    - Нет, что вы. Дети для меня всё! Я забочусь о своих учениках,…а девочек упустил..как же так - он говорил скрипучим грустным голосом.
    - Павел Александрович, не вините себя, вы их отпустили домой, за территорией школы уже не ваша обязанность следить за ними. – Ответила директор.
     Паук собрал мой рюкзак, и мы вышли из класса.
    - Врун! – сквозь слезы сказала я.
    -Это ложь во благо..в первую очередь тебе. Идем. – Паук отдал мне рюкзак, и мы вышли из школы. Мы шли, молча, мне было очень плохо, и очень страшно, глаз у меня не открывался, ночью мама вызвала скорую потом, что меня тошнило, врач замазал чем – то мой глаз и одеж повязку. А про голову сказал, что похоже на сотрясение, и чтобы я зашла послезавтра…ну то есть уже завтра.
      Я заплеталась в собственных ногах, здоровый глаз закрывала пелена слез. Мне не хотелось разговаривать с Пауком, все меня очень и очень не радовало. Мы пришли ко мне домой, и я рухнула на постель лицом вниз. Паук села на пол рядом со мной, и начал гладить мою голову.
    - Опеши мне своё состояние? – сказал нежно Паук.
    - Мне очень больно, я убила человека, и в смерти Светы тоже виновата я. Я вру родителям, что все хорошо, у меня очень болит голова…, и по моему гноится глаз. Что мне делать? – спросила я сквозь слезы.
    - Для начала, постарайся не плакать, я понимаю, что это хорошая разрядка, но с твоим гноящимся глазом этого лучше не делать, поверь мне как бывшему врачу. – Паук посадил меня, привалив к спинке кровати. – Так, давай переоденемся, чтобы тебе было полегче, и я займусь твоим здоровьем. – Паук поднялся и подошел к моему шкафчику, он открыл его. Глаза Паука сияли, будто он нашел клад. Он долго рылся и что – то рассматривал, я не видела той стороной, но чувствовала, что Паук не просто ищет мне вещи. Он нашел мои старые джинсы, они были все в краске, и старую майку, которая к тому же была очень растянутой.
    - Переодевайся. – Сказал он.
    - Почему именно в это? – спросила я, и начала снимать свитер.
    -Потому, что при лечение, возможно, ты испачкаешься, лучше пусть будет так. Ты главное не бойся, и, не в коем, случае не плачь. Слезы размывают твой глаз, ты можешь вообще его лишиться, я просто посмотрю. А чтобы не было проблем с болью… - Паук задумался. – Где у вас лекарства?
    - В коридоре, в шкафчике. – Ответила я. – Если ты учитель, как же ты был доктором?
    - Помимо учителя и врача, я обладаю еще множеством разных навыков, это называется жизненный опят. О, нашел! – обрадовался Паук, он что – то намешал и высыпал в стакан с водой.
    - Выпей, протянул он мне стакан, и чтобы с тобой не происходило, ничего не бойся. То, что ты сейчас выпьешь, тебя успокоит, расслабить, и подействует, как обезболивающее, не бойся. – Паук улыбнулся. Я выпила горькое содержимое стакана, одним глотком.
      Паук наблюдал за моей реакцией сидя на полу. Сначала ничего не было, потом начали неметь пальцы рук и ног, в глазах все поплыло, все вокруг казалось желеобразным, я не чувствовала своего тела.
    - Как ты? – спросил Паук.
    - Всё плывет. – Медленно ответила я, потому – что быстро не могла не говорить, не двигаться, мыслила я быстро, но тело меня не слушалось.
    - Отлично. – Сказал Паук и принялся снимать повязку с моего глаза, Паук тоже плыл, плыло всё…кроме двух черных силуэтов, я не понимала кто это, потому – что дома кроме нас с Пауком никого не было. Я услышала плач,… этот плач я уже слышала, он разрывал мне голову,… это был плач Светы, от него не куда было деться. В размытых фонах я увидела абсолютно четко Лизу и Свету, Света плакала, Лиза злобно смотрела на меня. Мне стало очень страшно.
     -Что вам нужно?! Зачем вы пришли? – заорала я, невыдержан, но получилось это очень медленно, и хрипло.
     - Кто? – удивился Паук, оглядываясь туда, куда смотрела я здоровым глазом. Он быстро успокоился. – Я не думал, что тебя так торкнет. Что бы, ты не видела сейчас, это абсолютно безобидно, потому что это галлюцинации. Просто помни это. Алёна, ты слышишь меня,…ой фу,… серьезно твой глаз запустили, кажется, я опоздал. – Паук начал, что – то делать, но я ничего не чувствовала, вернее чувствовала только то, как по моей щеке течет что – то теплое.
    - Ты убила нас! Её то, за что? – кивнула на плачущую Свету Лиза. Обе девочки были синие, лицо Светы было какое – то черное, а у Лизы во лбу была дырка, она стояла в драной, школьной форме подперев бока.
    - Это не я её убила! – прошипела я.
    - Он убил её, из – за тебя, ты тварь! Ты животное!! Ты должна сдохнуть медленно и мучительно!- орала Лиза.
    - Заткнись, я жива,… а ты всего лишь приведение!! Ты ничего мне не можешь сделать, кроме – того, как свести меня с ума!!! Я умнее тебя!! Я выживу! Ты бесишься потому – что проиграла! Потому – что я победила!!! Ты сдохла!!! А я жива!!! Да если хочешь знать, я рада, что тебя больше нет!!! – шипела я от злости, хотелось орать, но не получалось, я сжимала одеяло в кулачках.
    - Как всё серьезно. – Сказал Паук, смотря как, я корчусь от злости. – Я уже заканчиваю, потерпи еще чуть – чуть и я верну тебя в этот мир.
    - Ты еще не знаешь, что натворила! Наша смерть навсегда останется на твоей совести!!! Ты будешь мучиться, это будет хуже, чем смерть!!! – засмеялась Лиза, и исчезла, потому, что Паук облил меня водой. Постепенно предметы начали приобретать свой нормальный вид, и начал ныть глаз.
    - Всё, что ты видела, это твои мысли, то, что у тебя сейчас в голове, не волнуйся, всё будет хорошо,…а вот глаз твой видимо спасти не удастся, я сделал все, что смог, ну это пусть настоящие врачи решают. – Сказал Паук, и, открыв окно, закурил, на меня подул прохладный ветер.
    - Зачем ты помогаешь мне? – спросила я, и посмотрела на себя, вся футболка была в гное и крови, Паук был прав, теперь эти вещи только выкинуть осталось.
    - Ты такая маленькая, а задаешь всегда такие взрослые вопросы. Я просто хочу тебе помогать, тебя это не к чему, не обязывает, ну почти не к чему, кстати, когда твои родители вернуться? – спросил он, смотря на часы.
    - Ещё не скоро, ближе к ночи. – Ответила я, посмотрев на часики на руке, на них было всего 15 08. Паук курил и пристально смотрел на меня, прищурившись. Он будто чего – то ждал.
    - Подойди сюда. – Тихо сказала я, и смущенно опустила голову. 
    - Что? – улыбнулся Паук, он видимо не ожидал подобного. Но всё равно присел рядом со мной. Я обняла его и привалилась головой ему под руку, улыбка сползла с лица Паука.
    - Я не боюсь тебя, даже зная что, ты сделал, и что еще сделаешь, я всё равно не боюсь тебя. Ты хороший, ты нравишься мне. Рядом с тобой мне спокойно. – Сказала я, стараясь не плакать, очень не хотелось потерять глаз. Паук тоже обнял меня и положил подбородок мне на голову.
    - Представляешь, я прожил долгую жизнь, я уже очень не молод, и даже был женат, но даже от жены я никогда не слышал подобных слов. – Паук отодвинул меня и смотрел на мое лицо, и в здоровый глаз.
    - А сколько тебе лет? – спросила я.
    - Мне…32. –сказал он. – Ты, правда, необыкновенное существо…ты мне тоже очень нравишься, но… я больше не куплюсь на нежность. – Паук осторожно перевернул меня на живот, и сделал всё как всегда, только теперь это было не в вонючем подвале. До самой темноты мы валялись на кровати и разговаривали, а потом Паук ушел, он был злым и жестоким, но почему – то казался мне таким родным и близким. Невыносимая тяжесть в сердце не давала мне покоя, я слышала, как пришли родители, но сделала вид, что сплю.
      Была уже глубокая ночь, спать совсем не хотелось, я смотрела на тени проползающие по потолку.
    - Чудовище! Я тебя ненавижу!!! – раздался уже знакомый голос, я вскрикнула. Около моей кровати стояла Лиза, из её синего лба сочилась струйка крови, девочка была не похожа на тебя.
    - Завтра наши похороны! Ты обязана там быть! – В приказном тоне сказала Лиза.
    - Зачем? – спряталась я под одеяло.
    - Просто приходи, и прихвати этих двоих, им тоже будет полезно посмотреть! Они тоже приглашены…мной. – Усмехнулась Лиза.
    - Хорошо, мы придем. – Сказала я. Мне было очень страшно, из под одеяла я вылезти так и не рискнула, хотя воздуха не хватало, и было очень жарко, я чувствовала, что девочки у меня в комнате, и что Лиза, стоит над моей постелью, хотелось плакать, но я вновь сдерживала слезы, чтобы не потерять глаз, почему – то я верила Пауку. До утра я так и не уснула, это были вторые сутки без сна. Мне было очень плохо, но я пошла на похороны, одевшись соответственно. Родители не возражали. 
      Ноги с трудом меня несли. Феликс сидел на своем месте, рядом сидел Паук, они о чем – то разговаривали, я подошла к ним.
    - Мы обязаны пойти на похороны девочек! – без лишних предисловий сказала я.
    - О, как. Нас вроде бы никто не звал. – Сказал Феликс. 
    - Ночью они приходили ко мне, и сказали, что мы обязаны там быть! – меня трясло.
    - Тихо, малышка, ты чего? Не спишь по ночам что ли? – Паук нежно взял меня за руку, но я вырвалась.
    - Вы обязаны! - крикнула я так громко, что взлетели птицы с деревьев, это отразилось в моей голове так громко, что я закрыла уши и упала на колени.
    - Ладно, ладно. Мы пойдем. Успокойся только. – Сказал Паук, и, взяв меня на руки куда – то понес.
      Шли мы не долго, я почти дремала на его плече. Мы зашли в какой – то дом, а потом и в квартиру, где, как я поняла, и жили Паук с Феликсом.
    - Почему вы живете вместе? – спросила я, вытирая засыпающий здоровый глаз.
    - Может быть потому, что мы родственники? – спросил у меня Феликс, он весело подмигнул мне. – Кефирчику хочешь? Я кивнула. Пока я ходила и рассматривала дом, они уже переоделись в строгие костюмы, а Паук изобразил прискорбную гримасу на лице.
    - Что ты рожи, корчишь! Это не правильно! Неужели тебе совсем наплевать? – возмутилась я.
    - Нет, малышка, что ты?! Я учитель, и для меня это очень серьезная потеря…как я упустил их! Ах, я несчастный! И не будет моей совести на земле покоя! – запричитал он совсем реалистично – Да и в аду мне покоя не будет. – Нагнулся он ко мне и поцеловал в губы.
    - Идем – те, а то опоздаем еще, я бы хотел посмотреть на открытые гробы. – Поправил галстук Феликс.
    -Вы совсем больные, сейчас сходим на похороны, и я вас не знаю, и вы меня тоже! Договорились? – я посмотрела на Паука.
    - Нет, не договорились. – Широко улыбнулся он, и, взяв меня подмышку, вынес из квартиры. 
      Мы пришли домой к Лизе, Паук знал, где она живет. На матери Лизы не было лица.
      - Здравствуйте Алевтина Юрьевна, соболезную вам. Это Алёна, одноклассница Лизы, а это её брат Феликс. Лиза была очень хорошей девочкой, мне будет её не хватать. – Паук заплакал, и мать Лизы обняла его.
    - Нам всем будет не хватать её. – Сказала она.
    - Мама Светочки у вас, наверное? Я бы хотел её увидеть, тоже. – Сказал Паук. Я заплакала. Он врал, врал открыто, нагло, теми же руками, которыми он обнимал сейчас мать Лизы, он убил и Свету, и надругался над их телами.
    Мама Лизы обняла меня, я заплакала еще сильнее.
    - Это всё не правда! Это ложь! Он говорит не правду! – Тихо сказала я, но Феликс услышал.
    - Не обращайте внимания, Алёна не спит уже вторую ночь, мы поим её успокоительными, но ничего не помогает, она такое пережила, у нее иногда случаются галлюцинации и бред. Алёнка, очень любила Лизу, она не верит в её смерть. – Феликс подтащил меня к себе.
    -Да, я прекрасно её понимаю. Девочка так намучалась. Мы скоро поедим на кладбище, а пока можете посмотреть на девочек, они прекрасно выглядят. – Мама Лизы пошла в самую большую из четырех комнат.
    - Какого черта ты несешь! Тебе что, рот надо зашить было? Уймись и прими это так, как оно есть! – Феликс приобнял меня, и мы вошли в комнату. Там было много народа, они обступили два маленьких гроба. Феликс провел меня к самим гробам. Я не верила глазу. Девочки были как живые, Света была с головой, но в платье с высоким воротом, а у Лизы, не было дырки во лбу. Я отшатнулась на Феликса, он прижал меня к себе. Напротив меня через гробы стоял Паук, и слегка улыбался, со стороны было, похоже, что он как настоящий мужчина сдерживает слёзы, но я знала…, это наглая жестокая улыбка. Лицо Светы было, как восковое, на сколько я помню, от лица у нее было только месиво, видимо, мама Светы очень хотела похоронить дочь красивой.
    - Им было всего 10 лет!!!! Какой зверь мой это сделать!!! – зарыдала мать Лизы, так громко, что я вздрогнула, её увели, мать Светы я не видела, её тоже было очень плохо. И только зверю, который это сделал, было хорошо…
      Мы приехали на кладбище, гробы наполовину погрузили в могилы, и уже опускали, я подошла, чтобы положить цветы на гроб Лизы, который уже закрыли, и спросила:
    - Почему вы пришли ко мне, а не к Пауку?
    - Потому, что нам нужна ты!!! – раздался смех Лизы, и её синий призрак схватил меня за руку, я закричала и упала в могилу прямо на гроб. Мать Лизы снова заплакала, Феликс и Паук помогли мне вылезти, я плакала, громко, так что не могла остановиться, я не думала о глазе, мне было очень страшно, Паук прижал меня к себе. И мы пошли к могиле Светы, я слышала её громкий плач, и, плакала, вместе с ней, бесконечно повторяя:
    - Простите меня!! Простите!! Не забирайте меня! – громко плакала я. Паук взял меня на руки.
    -Бедная девочка… - шептались гости - столько перенесла…
    - Я же говорил у Алёночки галлюцинации, простите ее. – Сказал Феликс. 
    Я отбилась от Паука, и нагнулась положить цветы на гроб Светы, я слышала её плач до того момента, как могилы закопали совсем. Потом всё стихло, в моей голове будто гулял ветер, я ненавидела себя,…ненавидела Феликса,… но больше всех я ненавидела Паука,…но и любила одновременно,…но настоящему, по – взрослому.



    Глава 3. « Новая жизнь».

      После похорон девочек, мы с родителями переехали из того района за город, в огромный дом. Меня перевели в частную школу, но я её долго наблюдалась у психотерапевта, на дому, училась много лет тоже на дому, я боялась быть одна, боялась темноты, боялась света, часто плакала, глаз спасти мне так и не могли, я ходила с пластмассовым протезом. Об этом не знал никто кроме родителей врачей и меня. Только к 10 классу, я смогла посетить школу, и с отличием ее закончить, я поступила в институт, и уже обо всем почти забыла. Мне было легко и спокойно.
      Однажды мне приснился Паук, такой высокий красивый, такой, каким я увидела его первый раз. Проснувшись утром, я поняла, что очень хочу увидеть его, каким бы он не стал, что хочу увидеть Феликса, наш двор, мой подъезд, и подвал, интересно, там до сих пор валяется старая, вонючая, шуба?
      Я села на мотоцикл, который мне подарили на 20и летие, и понеслась туда, где прошли самые страшные месяцы моей жизни. Проезжая подворотню я остановилась у подвала, поставила мотоцикл, и начала спускаться вниз, в голове всё всплыло так, будто это было вчера, я вошла внутрь, на глаз навернулась слеза радости. Вон она та самая шуба! Я закурила, это успокаивало меня. Посидев немного на шубе, я поднялась, и тут же бросила взгляд на площадку. Ноги бежали быстрее меня, я набросилась на сидящего уже синеволосого Феликса, я узнала его со спины и не ошиблась! А вот он меня не признал.
    - Девушка, вы конечно ослепительны, но какого чёрта? – выкатил он на меня глаза.
    - Дай сто рублей, а о у меня хулиганы отобрали, а мне за кефирчиком надо, мама ругаться будет! – сказала я. После чего Феликс выкатил глаза ещё больше, на его лице выражалось нечто напоминающее ужас и радость одновременно.
    - Алёнка…шоколадка! – Феликс, вскочил со скамейки, и крепко обнял меня, я была ниже него, конечно не на столько, как тогда, но на две головы точно.
    - Какая ты красивая стала! – он прошелся вокруг меня. Он говорил еще что – то, но я его не слышала, я увидела Паука, он шел, опустив голову, и курил, всё такой же высокий и красивый, но уже с небольшими мужественными проседями.
    - Опять к девушкам пристаешь! – сказал он и сел на лавку. Я не могла свести с Паука глаз, он для меня всё равно оставался самым лучшим. Но ко всей любви, я его люто ненавидела. Я поставила ногу в высоком военном ботинке у него между ног.
    - Ну, здравствуй, Паук! – Сказала я, и нагнулась к нему, моё платье раздувало ветром, и на боковой стороне правой ноги было видно татуировку в виде паука на паутине, большого, черного паука.
    - Девушка, вам чего? – невозмутимо откинулся на спинку Паук.
    - Нам? Кефирчику! – крикнула я. Он тут же сбросил меня на землю, с испуга, а я громко засмеялась, поджала под себя ноги и снова закурила.
    - Твою ж мать! – только и смог сказать он. Паук долго, молча, рассматривал меня. Феликсу, кто – то позвонил на сотовый. Он отключил телефон и сказал:
    - Меня жена домой просит прийти, с сыном посидеть, вы это, заходите. – Сказал он серьезно. – Как всё таки здорово, что ты приехала! – улыбнулся он, и, потрепав меня, по волосам убежал.
    -О, как. Даже Феликс женился. Чудеса случаются… - улыбнулась я и подняла на Паука голову. – Ну чего ты так смотришь? Скажи что – нибудь!
    Паук, молча, протянул мне руку, я поднялась и отряхнулась.
    - Ну что, в подвал? Вспомним старые времена? – подмигнула я ему. Паук отрицательно покачал головой, его лицо не выражало ничего, я не понимала, что хочет сделать этот человек, да и стал ли он человеком, я тоже не понимала. Мы шли, молча, туда, где я была всего один раз, куда он нес меня на руках, а я пыталась задремать, к ним с Феликсом домой, но сам Феликс убежал в совершенно противоположную сторону. Меня, как и в детстве, охватил необыкновенный интерес, и страх одновременно. Мы вошли в квартиру, так же молча, Паук привел меня в комнату. Он залез в шкаф и достал оттуда маленькую коробочку.
    - Открой. – Сказал он бесцветно, с точно таким же выражением лица. Я открыла крышку, и заплакала. В коробочке лежала моя туфелька, которую с меня стянул хулиган, мои волосы, с резинкой, которые отрезал Феликс, и моё личное дело из школы №345.
    - Я ждал тебя,… после того как вы уехали, я больше не приставал к детям, я не дрался, и никого не насиловал, я не убил не одного человека. Я медленно и мучительно умирал без тебя, я знаю, что нравился тебе. Я очень хотел верить, что нравлюсь, как мужчина. Но найти тебя я не смог, я узнал, что ты лечишься в психиатрической больнице, и понял, что сделал, и что делал раньше,…я знаю, это звучит смешно, но ты изменила, всю мою жизнь. Я лю… - Паук недоговорил, я закрыла ему рот рукой, слёзы бесконечно телки по моей щеке, и он заметил, что только по одной.
    - Глаз, они так и не смогли тебе спасти, вот сволочи! – усмехнулся Паук.
    Он погладил меня по лицу. – Не уезжай больше, я не хочу жить, зная, что ты где – то живешь, и тоже мучаешься от боли.
    Я крепко обняла Паука и заплакала еще сильнее.
    - Ты! Ты! Ты животное!!! Ты меня детства лишил!!! Я ненавижу тебя!!! Сволачь! Ты даже не знаешь, зачем я приехала! – прохрипела я.
    - Зачем? Может подружек навестить?- спросил Паук.
    - Вот же, гад,...к тебе я приехала! Ты, мне снился, и мне очень захотелось тебя увидеть! – сказала я, и присела на кровать.
    - На кой чёрт я тебе сдался? – удивился Паук и закурил, он сел рядом со мной. Я достала из коробки туфельку, и поставила рядом с ней свою ногу в сапоге.
    - Ты маленькими девочками больше не интересуешься? – спросила я.
    - Не, а. Алёнка, а ты знаешь, что ты маленькое омерзительное чудовище!? – улыбнулся он, повернувшись ко мне.
    - Знаю, потому, что я полюбила того, кто меня изнасиловал, и потому, что убила девочку, ну, в общем – то, вторая тоже умерла по моей вине. – Я поддевала носком сапога туфельку.
    - Да уж, ты еще большая тварь, даже чем я! – засмеялся Паук. Я Села к нему лицом на ноги.
    - Так, что же нам мешает? Теперь – то? – Я крепко впилась в губы Паука, он снова поймал меня в свои сети…и теперь уже навсегда…

      

    Р.S. Я проснулась ночью от громкого плача, перекликающегося с робким детским смехом. Паук спал, я не стала его будить, поднявшись с постели, я пошла на звук, он шел с кухни.
      Я включила свет. По всюду была кровь Лиза и Света сидели за столом, Лиза была почти скелетом, из нее ползли черви, но все еще проглядывали рыжие волосы и её наглая усмешка, Света плакала, её тело сидело покорно держав изуродованную плачущую голову в маленьких синих ручках. Я громко заорала, так что, наверное, проснулся весь дом.
    - мы навсегда останемся в твоей голове!! Навсегда!!! Навсегда, слышишь!!!??? – Лиза громко смеялась. А я упала на пол и билась в истерике, Лиза стала моей совестью, тем, от чего душу можно очистить только собственной кровью.


    0


    Ссылка на этот материал:


    • 0
    Общий балл: 0
    Проголосовало людей: 0


    Автор: Joy Shplint
    Категория: Боевик
    Читали: 137 (Посмотреть кто)

    Размещено: 14 мая 2010 | Просмотров: 1198 | Комментариев: 6 |

    Комментарий 1 написал: Ren (14 мая 2010 22:53)
    Ммм... триллер... Почитаем...

    Очень часто повторяется "был" в различных вариациях...
    И лучше не ставить пробелы там, где дефис. Воспринимается как тире...

    Эм... а маты здесь запрещено использовать... хотя бы прикрывать надо...

    И откуда у 10-ти летней грудь??

    Эх, даже не дочитал... Нелогично и "через чур"... И мне кажется, что не хватает психологии...



    --------------------

    Комментарий 2 написал: Karrde (14 мая 2010 22:54)
    Как-то слишком... стандартно. Слишком. Читаешь и уже знаешь, что будет дальше, кто что скажет. Слишком шаблонно. Не удивляет. Не интригует. И нет изюминки. Хоть бы расписали, как там оторванную голову Светы насилуют, или как ее красочно отрезают. Келенара читать надо, вот у кого учиться можно! ДАЙТЕ МНЕ ТРАГЕДИЮ, ТРАГЕДИЮ!!

    Маньяк-негр с говорящим баклажаном вместо члена насилует труп убитой шлюхи прямо в оторванную голову, а потом разьезжает с ним по выжженому ядерной войной Техасу, возя труп в багажнике и зарабатывая на жизнь тем, что дает его "поюзать" местным извращенцам. Вот это трагедия, изюминка! А ведь это Келенар юмористический рассказ писал. А такая красочная глава о том, о чем думает маньяк, что испытывает - вот где изюминка. Не на поверхности происходящего (в действиях), а в мыслях героях.

    И да, замените 10летку на 13летку минимум, а то уж вообще фантастика похлеще "Да придет спаситель"... Логово главного компьютера - огромное здание с комнатами и коридорами чтобы человек мог пройти - ЗАЧЕМ? Ха ха, вот тупой ИИ. Явно майкрософтский.



    --------------------

    Комментарий 3 написал: Дайдоджи (15 мая 2010 00:17)
    ммм...Замысел есть. Хоть и читала по диагонали, но местами было дейстивтельно интересно. Понравились моменты появления девочек-галлюцинаций, но хотелось бы чтобы они были обрисованы более психоделично чтоли...Действительно,психологии маловато,психологии психопатов и маньяков,утонченного садизма...От которого мурашки ползут по загривку,хехе)
    Почитайте Кинга-это мастер психологической мозговой мясорубки)


    Комментарий 4 написал: Lexi_Wild (16 мая 2010 10:14)
    Прочитала Ваш рассказ, собственно, ещё вчера, причём с начала до конца, вчитываясь, добросовестно, всю первую пару) Что и говорить, жёсткий рассказ. Ненавижу педофилов!
    Замечания Вам написали, собственно, к ним добавить уже нечего, и если последуете этим советам и доработаете, выйдет вещь.
    Правда, по ходу чтения, в том месте, где родители говорят девочке про классного руководителя, сразу догадалась, что им будет Паук, ну и исход драки между девочками тоже сразу был ясен. Хотелось бы неожиданностей!
    Вот, точно, что понравилось - это призраки девочек, тут здорово было!


    Комментарий 5 написал: Kattie.Meow (18 мая 2010 10:10)
    понравилось))
    но с такииим извращенским уклоном:)))


    Комментарий 6 написал: Joy Shplint (24 мая 2010 11:26)
    спасибо вам за коментарии, и оценку. На будущее учту все минусы, и исправлюсь в новой работе.

    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2021 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.