«    Июль 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус | Партнеры--



Сейчас на сайте:
Пользователей: 0
Отсутствуют.

Роботов: 2
YandexGooglebot

Гостей: 22
Всех: 24

Сегодня День рождения:



В этом месяце празднуют (⇓)



Последние ответы на форуме

Дискуссии О культуре общения 183 Моллинезия
Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 1864 Кигель
Стихи молчание - не всегда золото 250 Filosofix
Флудилка Время колокольчиков 198 Герман Бор
Флудилка Курилка 1954 Герман Бор
Обсуждение вопросов среди редакторов сайта Рабочие вопросы 517 Моллинезия
Флудилка Поздравления 1635 Герман Бор
Стихи ЖИЗНЬ... 1600 Lusia
Организационные вопросы Заявки на повышение 775 Моллинезия
Литература Чтение - вот лучшее учение 139 Lusia

Рекомендуйте нас:

Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



Интересное в сети




 

 

-= Клуб начинающих писателей и художников =-


 

Шахматная партия: Игра окончена

Шахматная партия: Игра окончена
«Вы услышите истинную историю этого убийства»
27 сентября
Сегодня я приехал в Прагу. Один из самых загадочных и мистических городов, в которых я когда-либо жил. Меня пригласили знакомые, фамилия которых Мачек, по случаю "Дня чешской государственности", хотя ею я нисколько не интересовался. Просто не хотел быть неучтивым. В тот день дождь лил, как из ведра. Ещё хорошо, что добирался я на такси (дом, куда мне надо было приехать, находился за городом). Темные готические башни возвышались над Прагой и производили жуткое впечатление, но в то же время они казались такими величественными и властными, что можно было подумать, эти каменные императоры вот-вот завладеют и тобою. Моё такси проезжало по пустым, безлюдным улицам, то и дело сворачивая вправо, потом влево, пока, в конце концов, я совсем не запутался. Мне стало совсем непонятно, где я нахожусь, и долго ли еще ехать до нужного места.
Серое небо низко опустилось над землёй, и крыши пражских зданий растворились в тёмных клубящихся облаках. Фонари зажглись, и в их свете я через стену дождя разглядел силуэты прохожих. Машина выехала из города, и теперь за окном мелькал лес. После лес закончился. Мы ехали ещё с полчаса, и внезапно такси остановилось.
- Ну, вот и приехали, - сказал таксист, оборачиваясь ко мне.
- Спасибо, что подвезли, - ответил я, расплачиваясь.
- Пожалуйста, всегда рады помочь, - таксист развернул машину и уехал, исчезнув во мраке.
Месяц выглянул из-за туч. В свете луны я разглядел большой трёхэтажный загородный дом.
- Похоже, мне сюда, - подумал я, - а дом то совсем недурной.
Дождь ещё не прошёл. На мне было серое пальто, кепи, а на ногах сапоги. Я начинал замерзать и быстрыми шагами направился к дому. Я постучал в дверь. Через минуту-две мне открыл старый человек в чёрном костюме и с, также чёрной, бабочкой на шее.
- Здравствуйте, пан Войцеховский? - спросил он, посмотрев на меня.
- Совершенно верно, я приглашён Станиславом Мачеком по случаю Дня чешской государственности,-ответил я старику,-А как вас зовут, пан?..
- Гусак, Франтишек Гусак. Дворецкий.
- Очень приятно познакомиться.
Я вошёл в дом. Передо мной раскинулась просторная гостиная. В большом камине пылал огонь, и я сразу согрелся. Окружающая меня обстановка напоминала "Старую Добрую Англию". Деревянная лестница, камин, красивый деревянный стол посреди гостиной, два кресла, золотая круглая люстра-везде преобладал английский стиль. Одна вещь вдруг пришла мне в голову: если хозяева этого дома такие патриоты, отмечают День чешской государственности, то почему они обустроили своё жильё по-английски. Лучше уж дождаться Дня английской государственности. Правда не знаю, есть ли у англичан такой праздник?
Гусак снял с меня пальто и кепи. Я переобулся, надел свои вычищенные до блеска ботинки, и вошёл в гостиную.
- Все гости сейчас переодеваются к праздничному обеду,-сказал Гусак,-Вы можете подождать всех здесь, в гостиной. Садитесь в кресло.
Гусак ушёл. Я сел в кресло и стал ждать. Какое-то недоброе предчувствие овладело мной. Я хотел избавиться от этого ощущения, но у меня ничего не получалось. Оно не исчезало. Вдруг дверь напротив кресла, в котором я сидел, отворилась, и в гостиную вошёл Станислав Мачек. Хозяин этого дома. Мы познакомились очень давно. Ему суждено было стать свидетелем одного преступления, которое раскрывал я. Благодаря его показаниям преступник был пойман. Впрочем, я не стану возвращаться в прошлое и подробно описывать наше знакомство. Это не имеет никакого смысла.
Станислав Мачек вошёл в комнату и, увидев меня, воскликнул:
- Неужели сам Джегош Войцеховский! Ну здравствуй, дорогой друг.
- Приветствую тебя, дружище,-ответил я, и мы обнялись.
- Ну что, есть какие-нибудь новые преступления?
- Да нет. И от этого становится скучно. Давненько не было интересных дел. А ты как живёшь?
- Работаю в ювелирном магазине отца. Очень прибыльное дело. В общем, всё у меня в полном порядке...
И в этот момент в гостиную вошёл толстый весёлый человек лет пятидесяти, с чёрными волосами, в сером костюме с красным галстуком и в жёлтых ботинках. Я обратил внимание на лицо Мачека: оно ежеминутно менялось и изображало то ненависть, то умоляющий взгляд, то радость, пока совсем не окаменело.
- Какой чудесный вечер, не правда ли?-весело промолвил толстяк.
- Это мой друг,-сказал мне Станислав Мачек уже с приветливым и радостным лицом,-Мы вместе работаем в ювелирном магазине.
- Вацлав Новотный всегда к вашим услугам,-повернувшись ко мне, сказал толстяк,-А как ваше имя, пан?
- Джегош Войцеховский,-ответил я Вацлаву Новотному.
- Джегош Войцеховский! Великий сыщик, который раскрыл больше десятка дел?!
- Он самый.
- Я очень рад с вами познакомиться! Я был так впечатлён вашим умом! Скажите, вы играете в шахматы?
- Да, я очень люблю играть в шахматы.
- Прекрасно, а то из гостей, кроме меня, никто толком не умеет играть. Я надеюсь, вы со мной сыграете хоть одну партию?
- Непременно.
- Вот и замечательно!
- Извините, - сказал вдруг Мачек,-я должен позвонить своему отцу. Так что побудьте здесь без меня.
Он достал из своего кармана маленькую бутылочку для лекарств, взял оттуда одну таблетку и принял её.
- От головной боли, - сказал мой друг,-Сегодня весь день голова раскалывается.
Мачек встал и вышел из гостиной.
- Ну что ж, пора и мне принимать лекарства, - сказал Новотный и тоже ушёл.
Я остался один. Это предчувствие, овладевшее мною с того самого момента, как я вошёл в дом, не покидало меня. Я никогда не ошибался, чувствуя приближение неминуемой беды. Я снял свои промокшие очки, стал протирать их и ходить взад вперёд по гостиной.
Тут в комнату вошли Станислав Мачек со своей женой, Вацлав Новотный, человек лет тридцати, в чёрном костюме и с рыжими тёмными волосами и Мартин Клос. Он - инспектор полиции в отставке. Очень приятный человек. С ним я познакомился, как и с Мачеком, раскрывая очередное преступление.
- Здравствуйте, - сказал я всем вошедшим.
- Доктор Иржек Блажек, - представился рыжий.
- Господа, - обратился к гостям Мачек,-познакомьтесь с моим другом Джегошом Войцеховским. Это великий человек. Ему просто нет равных в раскрытии преступлений, как тебе, Блажек, - обратился он к рыжему-Нет равных в медицине.
- Весьма благодарен, - сказал я Мачеку, - Ты позвонил отцу?
- Нет, что-то со связью. Гусак посмотрит, в чём дело.
- Никак не мог найти своё лекарство, - сказал Новотный, доставая лекарство из кармана,-А оно у меня в пиджаке лежало!
Все гости сели за стол. Праздничный обед был превосходным. Подавали разные блюда, напитки. Особенно восхитительным было красное вино. Его я выпил два бокала. После гости разошлись по своим комнатам, а Гусак стал прибираться в гостиной.
На улице до сих пор шёл дождь. Я лёг на кровать, но долго не мог заснуть. Дурное предчувствие никак не хотело покидать меня. Наконец, я заснул, и надо мной поплыли серые клубящиеся облака...
28 сентября
Утром меня разбудил стук в дверь.
- Пан Войцеховский, - кричал голос Мартина Клоса, - вставайте.
Я встал с кровати, оделся и открыл дверь. На пороге моей комнаты стояли Мартин Клос, Иржек Блажек, Вацлав Новотный и Франтишек Гусак.
- Что случилось? - спросил я у них.
- Станислав Мачек умер, - коротко и тихо ответил доктор Блажек.
Я не поверил своим ушам.
- Что?..
- Станислав Мачек умер, скончался сегодня утром.
- Что с ним случилось?
- Видимо, его отравили. Я думаю цианистым калием. Мачек принимал утром таблетки от головы, а они были отравлены. Самоубийство исключено.
- Нет, я вчера вечером видел, как Мачек принимал эти таблетки. И, тем не менее, с ним ничего не случилось.
- Значит, получается, кто-то поменял лекарство на яд.
- Именно. И в тот самый момент, когда каждый гость находился у себя в комнате.
- Почему? - спросил меня Клос.
- Потому что смерть моего друга и потеря связи-не совпадения.
- Кстати, я нашёл на полу в комнате Мачека вот эту бутылочку, - он показал небольшую коричневую бутылочку из-под лекарств,-сами таблетки, которые здесь хранились, куда-то исчезли.
- А кто первый обнаружил труп?
- Франтишек Гусак, позже на место трагедии пришли все остальные гости. За исключением вас.
- Пан Войцеховский, - обратился ко мне дворецкий.
- Что, Гусак?
- Кто-то перерезал телефонные провода. У нас совсем нет связи с окружающим миром.
Мои догадки подтвердились.
- Думаю, что убийца, отрезав нас от всей Чехии, хотел двух вещей: уничтожить до приезда полиции все улики, которые он оставил после преступления, и помешать Мачеку позвонить отцу. Пан Новотный, у вас случалось недавно в ювелирном магазине что-нибудь необычное?
- Разве что большая недостача... - ответил Новотный.
- Именно так, - сказал я себе, - именно так, как я думал. Господа, - обратился я ко всем присутствующим, - Я делаю следующее предположение: шантаж.
- Что? - удивлённо сказал доктор.
- Шантаж. Станислав Мачек ворует деньги из ювелирного магазина, и кто-то из вас знает об этом. А когда обнаруживается недостача, Мачека начинают шантажировать. Либо он платит деньги за молчание, либо его тайна раскроется. В конце концов Мачек совсем отчаивается и уже сам хочет сознаться отцу в воровстве, а заодно и назвать имя шантажиста. В страхе, что Станислав выдаст его секрет, убийца перерезает телефонные провода, тем самым лишая Станислава возможности позвонить отцу. Теперь вопрос: кто из вас знал, что Мачек воровал из магазина деньги? Этот вопрос не из лёгких. Мне нужно два дня, и я дам на него ответ.
Все переглянулись и разошлись. Я же, сняв очки, стал их протирать и расхаживать по комнате. Предчувствие меня не обмануло. Серые облака вновь поплыли надо мной, опускаясь всё ниже и ниже над Прагой...
29 сентября
Утро
Только на следующий день я пришёл в себя после того, как узнал о смерти Станислава Мачека, и взялся за расследование. В первую очередь я должен был осмотреть комнаты подозреваемых. Ими являлись все люди, находившиеся в доме. Кроме меня, конечно.
Итак, я преступил к осмотру комнат.
Комната, которую я осматривал первой, принадлежала доктору Иржеку Блажеку. Она была маленькой. Письменный стол стоял в углу, другой же угол занимало мягкое кресло. Шкаф у стены сразу меня заинтересовал. Я подошёл к нему и открыл дверцы. На первой полке шкафа располагались какие-то бумаги, которые я не стал рассматривать.
На второй полке лежали очки, трубка со спичками, табакерка и портсигар. Сразу было видно, что доктор любит курить. Последние же две вещи я осмотрел, но никакого яда не нашёл. Этой полке я тоже не уделил особого внимания.
А вот третья полка сильно меня привлекла. Эта полка была настоящей аптекой. Здесь находились разные лекарства. И таблетки, и сиропы, и шприцы, и горчичники. Я позвал доктора Блажека и спросил у него следующее:
- Доктор, у вас есть цианистый калий?
- Есть, но я его не видел очень давно. Никак не вспомню, куда он запропастился! Вроде бы я кому-то давал этот самый цианистый калий...
- Если найдёте его, то сообщите мне немедленно!
- Хорошо, пан Войцеховский, - и доктор ушёл.
Остальные комнаты я тоже осмотрел, но ничего интересного не нашёл.
Полдень
Я не мог есть и отказался от обеда. В моих ушах звучал какой-то странный звук. В глазах мелькали лица подозреваемых, серые и мрачные пражские облака, готические башни... Вскоре я всё же спустился из своей комнаты в гостиную, чтобы выпить горячего чаю. Я так погрузился в расследование этого жуткого преступления, что не заметил одну вещь: по-прежнему шёл дождь. Такой осени в Праге я не помню. Такое было в первый раз.
Когда я вошёл в гостиную, ко мне подбежал Мартин Клос и тихо сказал:
- Ружена Мачек мертва.
Вот только теперь я понял, что надо действовать быстро.
- Как это случилось?
- Самоубийство.
- Вы в этом уверены?
- Сомнений нет.
Тут же к нам с Клосом подбежал Блажек и произнёс такие слова:
- Я вспомнил!
- Что вы вспомнили? - спросил я у доктора.
- Я вспомнил, кому отдал цианистый калий.
Я думал, что сейчас упаду в обморок.
- Кому, кому вы его отдали?!
- Франтишеку Гусаку!
Теперь я знал самую необходимую вещь и сказал Иржеку Блажеку:
-Осмотрите тело пани Мачек, а я переговорю с Гусаком. Господа, - обратился я ко всем гостям, - Сейчас попрошу вас всех, кроме Гусака, разойтись по своим комнатам. Дело очень серьёзное. Также речь идёт и о вашей безопасности.
- Можно мне выйти на улицу? Я хочу прогуляться, - сказал мне Новотный.
- Хорошо, только не простудитесь. И возьмите зонт. На улице дождь.
- А как насчёт партии в шахматы?
- После, после. Сейчас я очень занят.
- Понимаю, до скорой встречи, - улыбающийся толстяк взял зонт, накинул на себя плащ и, надев шляпу, вышел на улицу.
То же дурное предчувствие овладело мной. В итоге два трупа. Подозреваемых не так уж и много. Их всего пятеро: Мартин Клос, Иржек Блажек, Вацлав Новотный, Франтишек Гусак и, я этого не исключал, пани Мачек. Она могла убить своего мужа, а затем покончить с собой. Но тогда каков её мотив? Кто же из них убийца? Одна ошибка и вся пирамида событий рухнет.
После полудня
- Зачем вы попросили меня остаться? - спросил Гусак, когда все вышли из гостиной.
- Я знаю, Гусак, что вам доктор Блажек давал цианистый калий. Зачем он был вам нужен?
Дворецкий побледнел и сказал дрожащим голосом:
- Я не у кого ничего не брал.
- Лгать нехорошо, Гусак. Скажите, зачем вам понадобился цианистый калий?
- Это... это не для меня.
- А для кого же?
- Меня...
- Что?
- Меня попросили принести цианистый калий.
- Так кто вас попросил его принести?
Но ответа я не услышал, так как Франтишеку Гусаку в шею прилетели две пули. Багровый фонтан брызнул из горла дворецкого, и он упал навзничь прямо передо мной, истекая кровью. Я успел заметить на втором этаже за углом чёрную перчатку, держащую пистолет. Я достал свой револьвер и стал стрелять в ту сторону, где мелькнула перчатка. Ждал я недолго. Из-за угла вновь высунулся пистолет и выстрелил в меня. Но промах. Снова стрельба и снова промах. Я тоже произвёл выстрел. Послышался ответный. И тогда пуля задела большую люстру. Та закачалась и полетела вниз. Изо всех сил я побежал в коридор, поскольку люстра с грохотом разбилась об пол, уничтожив гостиную. К счастью, я не пострадал. На лестницу выбежали Мартин Клос и Иржек Блажек, а в дом вошёл Вацлав Новотный.
- А что здесь случилось? - удивлённо спросил он.
Я не ответил и быстро направился к тому самому углу, за которым прятался стрелок. На секунду я оглянулся и увидел окровавленный труп дворецкого. У меня в голове мелькнула мысль, что всё кончено. Главный свидетель был мёртв. Но, как оказалось, было потеряно ещё не всё. На полу, как раз рядом с укрытием преступника, я увидел следы, которые тотчас сфотографировал. Далее я снова обследовал комнаты присутствующих и попросил доктора отнести труп Гусака в подвал.
Вечер
- Так что же, всё-таки, произошло? - спросил меня за ужином Новотный.
- Произошла перестрелка с убийцей, - таков был мой ответ.
Толстяк сразу же замолчал.
Мартин Клос и доктор Блажек ели молча. После нашей скромной трапезы каждый пошёл в свою комнату. Как только я зашёл к себе и лёг на кровать, за дверью послышались осторожные шаги. Я прислушался. За дверью раздался противный голос:
"Удачи, она вам понадобится, пан Войцеховский", - понять, кто именно со мной разговаривает, было невозможно, - "Завтра всё кончится. И для вас, и для меня!"
Я достал свой револьвер и молнией выскочил в коридор. Но там никого не оказалось.
Тогда я погрузился в раздумья. Внезапно мне всё стало ясно. Нити, концы которых запутались в серых облаках, вели только к одному человеку. Мрачное небо начало постепенно растворяться.
30 сентября
Наступило утро. Я быстро встал, оделся и разбудил Иржека Блажека с Вацлавом Новотным. Мартин Клос уже проснулся и стоял у окна. Когда все собрались в изуродованной гостиной, я сказал:
- Господа, сейчас вы услышите истинную историю преступления, свидетелями которого вы являетесь. Пан Новотный, - обратился я к нему, - как насчёт того, чтобы сыграть в шахматы?
- С удовольствием, сейчас принесу шахматную доску,-он ушёл на несколько секунд в свою комнату, а затем вернулся с шахматной доской в руках.
Пока мы вдвоём расставляли фигуры, я начал свой рассказ:
- Мотив этого преступления, как было сказано мной с самого начала, - шантаж. Три трупа и трое подозреваемых. Мы столкнулись с очень опасным и хитрым человеком. Как вы считаете, доктор Блажек, кто этот человек?
- Не имею ни малейшего представления.
- А вы, пан Новотный?
- Я об этом не думал, - он закончил расставлять шахматы. Я играл чёрными.
- Ещё бы вы об этом думали!
- Что вы имеете в виду?
- Все нити ведут только к одному человеку. Убийца - вы.
Лицо весёлого жизнерадостного человека изменилось до неузнаваемости.
- Вы с ума сошли!
- Нет, вовсе нет. Именно вы знали, что Станислав Мачек ворует деньги из ювелирного магазина. Именно вы шантажировали его. Вы его и отравили цианистым калием.
- Ложь, - Новотный сделал свой ход.
- Всё началось с нашего знакомства. Когда мой друг ушёл звонить отцу, вы испугались, что он раскроет вашу тайну. Уходите следом за ним, перерезаете провода и заменяете таблетки от головной боли цианистым калием.
- Ну и что дальше?
- Дальше? Дальше вопрос: откуда у вас яд? Этот вопрос закрыт. Ответ на него знают все. Не так ли?
- Да, мы знаем, - вмешался в разговор доктор, - Продолжайте, пан Войцеховский.
- Мне сообщили, что яд доктор Блажек отдал Франтишеку Гусаку. В тот момент, когда я говорил с дворецким, вы были на улице?
- Да.
- Нет. Вы в тот момент находились в доме. Вы зашли в него через чёрный ход. И вы убили Гусака. Доказательство - следы, оставленные вами. Пока вы ужинали, я успел осмотреть вашу уличную обувь. Она была в грязи, и мне удалось сделать отпечаток. И знаете, следы убийцы дворецкого и ваши совпадают.
Я сделал свой ход.
- Шах и мат. Разум создан для сотворения, а не для разрушения, пан Новотный. И вечно будут цвести молодые умы, для которых не существует никаких границ, которые попытаются сделать мир лучше и совершеннее!
Новотный опустил голову. Мы вместе с доктором Блажеком и Мартином Клосом подошли к окну. Тучи рассеялись, и в небе засверкало солнце. Ко мне подошёл Вацлав Новотный и тихо сказал:
"Как вы правы, пан Войцеховский. Как вы правы!"
Конец

+10


Ссылка на этот материал:


  • 100
Общий балл: 10
Проголосовало людей: 1


Автор: Platon
Категория: Детектив
Читали: 71 (Посмотреть кто)

Размещено: 9 декабря 2014 | Просмотров: 259 | Комментариев: 2 |

Комментарий 1 написал: doctorz (10 декабря 2014 07:58)
Мне понравилось и даже очень)) правда маловато...



--------------------

Комментарий 2 написал: Platon (10 декабря 2014 09:03)
Спасибо огромное!

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
 
 

 



Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
© 2009-2018 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.