«    Июль 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус | Партнеры--



Сейчас на сайте:
Пользователей: 0
Отсутствуют.

Роботов: 2
YandexGooglebot

Гостей: 16
Всех: 18

Сегодня День рождения:

  •     ana_grimm (17-го, 19 лет)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Дискуссии О культуре общения 102 Safona
    Стихи молчание - не всегда золото 250 Filosofix
    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 1862 Кигель
    Флудилка Время колокольчиков 198 Герман Бор
    Флудилка Курилка 1954 Герман Бор
    Обсуждение вопросов среди редакторов сайта Рабочие вопросы 517 Моллинезия
    Флудилка Поздравления 1635 Герман Бор
    Стихи ЖИЗНЬ... 1600 Lusia
    Организационные вопросы Заявки на повышение 775 Моллинезия
    Литература Чтение - вот лучшее учение 139 Lusia

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    Невеста мафии

    1
    Нью-Йорк, сентябрь, 1918 год.
    День клонился к закату, который опалил своим заревом город, откуда-то с востока подул холодный пронизывающий ветер. Роксана поежилась. В осени здесь было особое очарование, но она за несколько лет жизни в Штатах так и не привыкла к этому климату до конца. Она обвела взглядом собравшихся.
    Проводить ее мужа в последний путь пришло много народу, и надо отдать должное дону Понтини – похороны были шикарными, и главное, глава Семьи Понтини сделал так, что похороны его Сonsigliere, советника, были закрыты от вездесущей прессы. Дон всегда делал так, что бы все мероприятия, неважно какой характер они носили, в Семье были закрытыми для прессы.
    Черная прозрачная вуаль позволяла незаметно наблюдать за присутствующими. Caporegime Семьи – Карло, Лука, Вито и Санни. Карло, самому старшему двадцать девять, Вито, самому младшему – двадцать четыре года, дон предпочитал принимать к себе на службу молодых людей, не старше тридцати пяти. Лука Сентенджело прибыл с женой Лизой. Роксане отчего-то подумалось, что если бы черный цвет не шел так к белокурой головке синьоры Сентенджело и ее светлой коже, она бы никогда не одела черное одеяние. Лука и Лиза были женаты всего год, они поженились почти в одно время с Рокко и Роксаной.
    Карло Стаччи. Высокий светловолосый молодой человек. Из силовиков он самый старший по возрасту, коренной сицилиец, но, не смотря на эти обстоятельства, не гласным лидером среди них был Санни. Роксану никто не посвящал в эти тонкости взаимоотношений в Семье, она от природы была наблюдательна, и тонко чувствовала настроение окружающих. Карло она знала уже несколько лет, еще с тех времен, как жила в Палермо. Всегда вежливый и услужливый шофер ее мужа стал в те времена ее единственным другом и поддержкой в трудные минуты, а их было не мало.
    Рядом с Карло стоял Вито Розатто. Молодой человек с детской беззащитной улыбкой, самый молодой capo, пожалуй, на всем восточном побережье. Да что там побережье! Наверное, во всех Штатах не найти такого молодого Caporegime! Дон Микелле Понтини обладал даром привлекать к работе очень способных людей. Но Роксана никак не могла понять, какими способностями обладает Вито, ей казалось, что с такой наивной улыбкой делать в Семье нечего. Вито Розатто был простодушным человеком, он был лишен всякой хитрости и изворотливости. Карло как-то заметил, что, пожалуй, Вито назначили Caporegime шутки ради, но видимо, дон так не считал.
    Неподалеку от нее стоял Сантино Андарини, или же Санни, как его все называли. Санни был красивым брюнетом среднего роста, который из-за худощавого телосложения казался немного выше. Он был самым близким другом покойного Рокко Франко. Теперь по законам Коза Ностры забота о вдове лучшего друга ложиться на его плечи.
    Роксана поморщилась. Сантино в обычной жизни был не слишком ответ-ственным человеком, бабник, без конца заводил новые романы и разрывал их, имел по нескольку связей сразу. Но законы и обычаи сицилийской мафии он соблюдал строго. Так что избавиться от опеки Санни практически невозможно. Хотя почему? Если поговорить с ним…
    Но вряд ли поможет. Если дон Понтини прикажет, он будет следовать за ней словно тень. Да, по обычаю отныне забота о ней лежит на нем, но она не нуждается в опеке! Да и сам Сантино ей был не приятен. Всегда.
    Роксана не могла сказать, что он чем-то обидел ее, нет, никогда. Всегда был с ней вежлив и учтив, впрочем, как и все члены Семьи. Но именно Сантино больше всего раздражал ее без видимых причин. Она и сама не могла объяснить себе, почему этот человек ей столь не приятен. Даже наемный убийца Родриго Лачетти, с мутным взглядом, который, даже разговаривая с ней, смотрел будто сквозь нее, и всем видом давал понять, что Роксана – не его поля ягода, не раздражал ее так сильно как Санни Андарини, который всегда был с ней вежлив и предупредителен! Санни видимо почувствовал ее взгляд, и посмотрел на нее, Роксана быстро отвернулась.
    Погребальная церемония подошла к концу, присутствующие направились к своим автомобилям. Роксана чувствовала, как ей ужасно хочется курить, но сделать это было никак нельзя. Присутствующие, она знала, и так не лучшего мнения о ней, не стоит им добавлять еще тем для разговоров. Хотя им хватит и сегодняшнего дня для разговоров о ней.
    Может, кого-то и удивило сдержанное поведение вдовы усопшего, но ей было все равно. Для нее и Рокко этот брак был основан на доводах рас-судка нежели на чувствах. Она не испытывала к мужу сильных чувств, но ей было его жаль.
    Молодой, способный человек, к своим двадцати семи годам добился многого, и неожиданно погиб от рук неизвестных. Женщина обернулась. Неподалеку от могилы Рокко виднелась женская фигура в темном платье. Уже начинали сгущаться сумерки, и Роксана находилась уже довольно далеко и не могла, как следует, разглядеть женщину. Наверное, она пришла навестить кого-либо из родных. На какой-то миг ей показалось, что женщина отчего-то пристально смотрит на нее…
    -Роксана, как ты себя чувствуешь?— К ней приблизился дон Понтини. Ему уже было за пятьдесят лет, это был красиво стареющий импозантный мужчина.
    -Спасибо, дон Понтини, так себе.
    -Тебе нужно отдохнуть.
    -Я воспользуюсь вашим советом.— Кивнула девушка.— Сейчас поеду до-мой.
    -Мне бы не хотелось, что бы ты садилась за руль в таком состоянии. Тебя отвезет Дженко.
    -Благодарю вас, дон Понтини, вы очень добры.— Когда дон отошел, она обернулась. Женщины уже не было. Может, ей показалось, и незнакомка вовсе не следила за ней? Может просто пришла на могилу к какому-нибудь родственнику, и, пользуясь, случаем, поглазела на похороны одного из членов Коза Ностры? И такое может быть. Но очень уж пристально женщина смотрела на нее. Разглядеть ее как следует, Роксане не удалось, но незнакомка была молодой.
    -Синьора Франко, ваш «Форд» готов.— К ней подбежал личный шофер дона, Дженко.
    -Спасибо, Дженко, идем, уже начинает темнеть.— Роксана уверенным шагом направилась к выходу кладбища.

    Целый день лил дождь. К вечеру тучи рассеялись и солнце, пользуясь моментом, купалось в лужах на улицах города. Уже совсем стемнело, когда Сантино Андарини прибыл на Лонг-Айленд, где жила преимущественно верхушка Семьи Понтини. Caporegime все жили на одной улице, и Санни хорошо зная, их привычки мог сказать, чем они сейчас заняты. В окнах дома Вито было темно. В свободные дни от работы он любил ложиться рано, и, наверное, уже спал. У Карло тоже было темно, но он, скорее всего, развлекался в городе с девочками – дон запрещал приводить временных пассий сюда.
    Санни уже загнал «Шевроле» в гараж, когда вспомнил о важном деле: Роксана. Теперь ему надлежит заботиться о ней. Нужно будет поговорить с ней. Зная, по опыту, что самые не приятные дела нужно делать первыми, Санни направился к ее дому. Девушка открыла сразу. Она видимо собиралась ложиться, так как была одета в шелковый халат персикового цвета, который подчеркивал достоинства ее гибкой стройной фигурки.
    Ее темно-серые глаза потемнели еще больше – верный признак того, что она недовольна. Впрочем, как и всегда, когда он бывал здесь.
    -Тебе чего?— Не слишком вежливо спросила она.
    -Можно зайти?
    -Да.— Она посторонилась.— Нечего стены подпирать!
    Они прошли в гостиную. Роксана закурила, по комнате поплыл дым крепких сигарет, да и обходилась она без мундштука, курила как-то по-мужски.
    -Я слушаю тебя. Говори скорее, я хочу спать.
    -Я не займу много времени. Ты одна?
    -Похоже, что здесь есть еще кто-то?— Манера Роксаны в общении с ним отвечать вопросом на вопрос была не приятна Санни. Но если он начнет препираться, то это затянется надолго.
    -Нет. Ты не скучаешь здесь?
    -Нет. Я провела время в обществе Эдгара По.
    -Вижу, он забыл здесь свою шляпу.— Санни кивнул на диван, где лежала черная шляпа.
    -Карло заходил ко мне недавно. Так что тебе нужно?— Роксана решила вернуть разговор в нужное русло.
    -Ты знаешь обычаи Семьи, я не вижу смысла рассказывать о них тебе. Ду-маю, ты сама догадываешься, зачем я пришел.
    -Конечно.— Роксана выпустила струйку дыма изо рта,— ты был лучшим другом Рокко, и теперь должен заботиться о его семье. А его семья – это я.
    -Верно, об этом я и пришел поговорить.— Он сел на диван, Роксана так и осталась стоять у стола напротив него.— Детей у вас с Рокко нет, следова-тельно, помощи в их воспитании тебе не нужно. Ты взрослый человек, и думаю, в таком случае моя задача несколько облегчается, но не исчезает.
    -Что ты имеешь в виду?— Насторожилась Роксана.
    -Мой долг теперь заботиться о тебе, думаю, это долго не продлиться. Ты снова выйдешь замуж, и заботиться о тебе будет твой новый муж.
    -Это мое личное дело!
    -Дай мне договорить. Ты, как уже я сказал, взрослый человек, и можешь распоряжаться своей жизнью как пожелаешь. Можешь заводить себе хоть дюжину любовников – это твое право, я не буду вмешиваться в твои личные дела, но я должен знать, где ты находишься, и что с тобой все хорошо.
    -Ты противоречишь сам себе. Ты сказал, что не будешь вмешиваться в мою личную жизнь, и тут же ты заявляешь, что должен знать, где я и с кем.
    -Это палка о двух концах. Я не буду поучать тебя, как следует жить. Исходя из соображений о твоей личной безопасности, я должен знать, где ты и с кем, а как ты проводишь время, мне не интересно.
    -Я теперь обязана докладывать тебе?— Обозлилась Роксана. Похоже, ее опасения подтвердились – Санни намерен честно выполнять свой долг.
    -Все, что мне нужно знать, я узнаю и так. Я понимаю, что тебе не слишком хочется опеки, но таковы наши законы. Никто другой не стал бы тебя так уговаривать, как я сейчас это делаю.— Санни чувствовал, что начинает терять терпение, поэтому следовало уходить.— Я, пожалуй, пойду.
    -Желательно поскорее.— Девушка погасила окурок в пепельнице.
    Санни поднялся с дивана. Все прошло быстро, и это хорошо. Роксана, правда осталась не довольна. Ну и черт с ней! Он будет выполнять свой долг честно, нравится это ей или нет.
    -Почему ты завесила зеркало тканью?— Он только сейчас заметил, что в прихожей зеркало было занавешено темной тканью.
    -Так надо. Душа умершего может заблудиться в зеркальном коридоре, и не попасть в мир иной. Ты имеешь что-то против?
    Роксана уже несколько лет проживала в Штатах но до конца так и не американизировалась. Сантино всегда удивляло то, как в ней сочетался американский образ жизни и менталитет переселенцев с Балкан. До конца Роксана так и не утратила внутренней связи со своими хорватскими корнями.
    -Нет, что ты. Поступай так, как посчитаешь нужным.— Быстро произнес он. Почему душа покойного может оказаться в зеркале, он не понимал, на его взгляд это была чушь, но если вдове так хочется занавешивать зеркала, пусть, только бы не начинала скандал.

    Роксана сжалась, в ожидании нового удара, чувствуя во рту солоноватый привкус крови. Снова придется говорить, что ночью споткнулась и упала, хотя вряд ли кто-то спросит, все сделают вид, что все как обычно. Она подняла глаза и увидела лицо Марио, в его руке сверкнул нож.
    Она вскрикнула и открыла глаза. Темноту в комнате разрывал лишь яркий свет уличного фонаря за окном. В его свете на полу шевелились тени деревьев, растущих у дома. Она тяжело дыша села на постели. Сначала с некоторым удивлением рассматривала комнату, потом откинулась на подушки. Нет, Сицилия далеко, так далеко, словно в другом мире. И Марио Лавацца тоже далеко. Кошмары давно уже не снились ей. Виргилио был прав: смена обстановки лишь на пользу.
    Видимо в связи с событиями последних дней ночные кошмары вернулись вновь. Роксана протянула руку в сторону ночного столика, нащупала пачку сигарет и коробку спичек. Она закурила. Горьковатый дым сигарет немного успокаивал.
    Интересно, Марио еще помнит ее, жену, которая ушла от него к другому? Она была уверена что да. Второй муж был не из тех людей, которые забывают прошлые обиды, и было задето его самолюбие. Мужское самолюбие ее мужа было задето в день свадьбы, вернее в первую брачную ночь. Тогда он едва не сломал ей руку. В ушах до сих пор звучал его злобный голос:
    -Putana. Ты меня обманула.
    Она не сразу поняла, в чем дело. Удивленная сверх меры, она села на постели, и произнесла:
    -Но Марио, ты же знаешь, что я была замужем.
    Ее слова тогда утонули в потоке брани, которые вылетали из уст мужа. Никакие доводы на него не действовали. Марио никогда не забывал упрекнуть жену в том, что она вышла за него замуж будучи женщиной, и подозревал в измене. Хотя последнее было вполне оправданным, но любовника жены Марио искал совсем не там, где следовало искать, и ревновал не к тем мужчинам, к которым следовало бы ревновать. Это была словно шахматная партия: Роксана старалась обставить Марио. Она хорошо понимала, что на измену ее толкнул он сам. Он говорит, что его жена putana, значит, так и будет.
    Ее даже забавляло, что Марио не видит очевидных вещей. То, что Виргилио Маранцалла часто приезжает к нему по делу гораздо раньше, чем хозяин вернется домой и ожидает его там, Марио не удивляло. И видимо он не допускал мысли, что во время того, как его жена и Виргилио, с которым связывали его дела, остаются в доме наедине между ними может что-то произойти.
    Роксана рассчитывала, что связь с Виргилио Маранцалла со временем сойдет на нет, но она ошиблась. Виргилио был тем, кто понял ее. Он никогда не смеялся над ее акцентом, не твердым знанием итальянского. У него не вызывало возмущения, если Роксана закуривала сигарету. Он был пожалуй, единственным человеком на Сицилии, кто пожелал понять ее и принять такой, какой она была.
    Роксана хорошо помнила то, что произошло месяц назад, и почему Рокко, ее муж, даже наедине ничего ей не сказал, привело ее в некоторое замешательство. Она не видела Виргилио около года или чуть больше, и никак не ожидала встретить его на вечере в доме дона Тасси.
    Виргилио тоже видимо не рассчитывал на встречу с бывшей женой. Несколько секунд они смотрели друг на друга, затем одновременно направились друг к другу. Как впоследствии узнала Роксана, на них смотрели все присутствующие. Но тогда ей было плевать. Важно было лишь то, что она снова видит Виргилио. Вирджи. Ее Вирджи.
    -Signora, я могу пригласить вас на танец?— Быстро и несколько резко произнес он. Роксана видела, как он волнуется.
    -Кажется, будет румба сейчас.— Очень тихо, словно про себя произнесла она. Потом посмотрела в глаза Виргилио, и уже громче произнесла.— Да, конечно.— И протянула руку. Виргилио учтиво поцеловал кончики ее пальцев.
    Первым танцем, который они танцевали, с Виргилио был вальс. Тогда они танцевали в доме у ее второго мужа, Марио Лавацца. Виргилио долго кружил ее по комнате, пока они оба обессилев, не упали на диван. Они несколько секунд смотрели на друг друга, затем Виргилио осторожно взял ее за подбородок и поцеловал. Как же давно это было!
    Тот танец совсем был не похож на эту румбу здесь, в ярко освещенном зале, где собралось так много людей, но это был все тот же Виргилио Маранцалла, который некогда вскружил ей голову в том шутливом круге вальса. Роксане казалось, что она словно вернулась в прошлое, и она та же signora Лавацца, о которой столь не лестно отзываются окружающие, в особенности женщины.
    Когда музыка окончилась, Виргилио так же учтиво поцеловал кончики ее пальцев, и вернулся к своей супруге, лицо которой по цвету сравнялось с переспевшим помидором. Роксана шла к своему мужу не оглядываясь, чувствуя на себе не добрые взгляды окружающих, и лишь один сочувствующий, добрый: Виргилио, Вирджи.
    К ее удивлению Рокко даже наедине не сказал ей не единого слова по поводу того случая. Будто и не было ничего. Если бы супруг ударил ее, обозвал шлюхой, это может, унизило бы и его и ее, но такая реакция была бы ожидаемой и понятной. Но Рокко вел себя так, словно ничего не произошло, а если и произошло, то с кем-то другим. Он ни разу не заговорил с Роксаной о случившемся, она тоже не решалась. Хотя пожалуй, говорить было не о чем: с Виргилио она более не виделась, так что говорить было не о чем.
    Шум внизу вывел ее из воспоминаний. Роксана нащупала револьвер под подушкой, и, ступая на цыпочках, спустилась на первый этаж.

    -Черт побери, Карло, я не сумасшедшая!— Роксана нервно закурила. А мгновение огонек спички разорвал темноту осенней ночи.— Прекрати разговаривать со мной словно я помешанная.
    -Рокс, я не считаю, что ты сошла с ума. Просто говорю, что тебе от переживаний могло показаться. Зеркало могло упасть и треснуть само по себе.
    -У моего народа есть поверье. Зеркала в доме усопшего нужно завешивать. Иначе душа умершего может заблудиться в зеркальном коридоре. А треснувшее зеркало означает, что душа, которая заблудилась там, вырвалась наружу.— Ее темно-серые глаза смотрели серьезно.
    -Думаешь, так и было в случае Рокко?— Уточнил Карло.
    -А кто же еще?
    -Рокс, любому событию должно быть разумное объяснение.
    -Хорошо, -- она кивнула головой, -- найди в данном случае разумное объяснение. Хочу услышать.
    -Не кипятись. Возможно, веревка, на котором висело зеркало, была плохой, и оборвалась. Зеркало упало со стены, и треснуло при падении.
    -Хорошо. А как на счет запаха любимого одеколона Рокко? И открытая входная дверь? Я запирала ее изнутри на ключ.
    -Я не силен в таких вещах, но думаю не чистой силе не нужно отпирать дверь, дабы проникнуть в дом. Может быть, ты забыла запереть дверь?— Предположил он. Чертовски хотелось спать, но не оставлять же Роксану одну. Она позвонила ему около получаса назад, попросила выйти на улицу для разговора.
    Карло хорошо знал, что подруга ни за что не стала бы его беспокоить среди ночи по пустякам. Он сразу заметил хрупкую фигурку напротив своего дома. Роксана накинула пальто поверх халата и ночной рубашки. Даже при свете уличного фонаря было заметно, насколько она побледнела.
    -Ничего я не забыла!
    -Хорошо, только не злись. Давай поступим так: я останусь на ночь в твоем доме. Если ты права, я тоже замечу что-то странное.

    Карло читал книгу сидя за столом. За окном накрапывал мелкий дождик. Санни стоял у окна, и курил, глядя на улицу. Офис их клана размещался на третьем этаже пятиэтажного дома в Бруклине. Окна офиса выходили на небольшой парк.
    Листья на деревьях уже пожелтели, и укрывали землю желтым ковром, небо над городом было затянуто серым саваном туч — типичная осень в Нью-Йорке. Ночь он провел в доме вдовы Рокко Франко. Но лучше его коллегам не знать об этом. Никто не поверит, что между ним и Роксаной ничего не было, что он провел ночь в гостиной на диване, а Роксана в своей комнате.
    Эту женщину он никогда не воспринимал как возможную пассию. Роксану ему представил его саро как свою жену, а это означало что как женщина, для Карло она не существовала.
    Signora Лавацца обладала яркой, не итальянской красотой, а некоторый аристократизм в облике выделял ее из толпы, и приковывал взгляды окру-жающих мужчин.
    Он часто оказывался наедине с этой женщиной, и мысль, что он мог бы воспользоваться ситуацией, пришло ему в голову гораздо позднее. Роксана очень хорошо относилась к подчиненному своего мужа, часто кормила обедом, а когда он заболел, оплатила визит дорогого и хорошего доктора. Карло, было заподозрил, что нравится ей, но потом понял, что Роксана очень одинока на Сицилии, и нуждается в общении.
    Благо Марио Лавацца, его саро, не ревновал жену к нему. Марио видимо считал, что его личный шофер не может стать любовником его жены.
    Ничего странного за прошедшую ночь в доме Роксаны он не заметил. Может
    быть, Роксане показалось? Хорошо, если бы она тоже в это поверила, так ведь действительно можно сойти с ума. Роксана сама сказала:
    -Я бы очень хотела, что бы этому всему было рациональное объяснение. Но я не могу его найти.
    Она была права. Должно ведь быть разумное объяснение этому случаю. Мертвые никак не могут приходить домой к себе, и пугать собственную жену. Тогда кто? Неужели кто-то решил нарушить их законы? Но кто? Быть может, этот человек не связан с гангстерами?
    -Если ты закончил рассматривать рекламу оливкового масла на стене здания через дорогу, может, все же займемся делами?— Раздался за спиной не довольный голос Санни.
    -Извини, задумался.
    -Да.— Вздохнул Санни. Он сегодня был в сером костюме.— Есть о чем задуматься. Роксана не говорила тебе, что собирается делать дальше?
    -Дальше?
    -Я в том смысле, не собирается ли она уехать к родным?— Он встал.
    -В Стамбул она не поедет, пока не завершится война. А на счет других мест не могу сказать тебе ничего. Почему ты спрашиваешь?
    -Я теперь забочусь о ней. Вы общаетесь, тебе она могла сказать. Думаю, все же моя забота о ней не на долго.
    -Ты о чем?— Насторожился было Карло. Нет, Санни не стал бы заниматься подобными вещами. Действовать из-под тишка не было его стилем. Роксана относилась к нему не слишком хорошо, но пугать ее он не стал бы.
    -Роксана не долго пробудет одна, думаю, она, как только приличия позволят, выйдет замуж вновь.
    -Все возможно.— Пожал плечами Карло, и вдруг спросил.— Ты хотел бы этого?
    -Идем, некогда болтать о ерунде.— Сантино надел свое пальто и шляпу.
    Карло кивнул, и последовал за ним. Похоже, в чем-то он прав.
    2
    Погода в тот вечер радовала окрашенными в розовый цвет заходящего солнца крышами и стенами домов. По вечернему небу словно были размазаны розовые и синие разводы. «Розовое небо – будет на следующий день ветер» - вспомнилась фраза жены, а теперь уже и вдовы Рокко Франко.
    За окном виднелась часть улицы, дом Карло Стаччи, который располагался напротив. Было видно, как зажегся яркий электрический свет в комнате, видимо в гостиной. Он увидел, как Роксана задернула шторы на окне. Настенные часы пробили шесть. Что же, приличия пока не нарушены, не стоит вмешиваться.
    Микеле Понтини не пришел в восторг от того, что его сonsigliere решил жениться на этой женщине: репутация невесты оставалась желать лучшего, но поделать он ничего не мог: новые времена, молодежь имеет другие взгляды на брак и семью.
    Жена Рокко конечно не могла быть образцовой женой. Она курила, много пользовалась косметикой, ее наряды были иной раз откровенными, она смело вступала в разговор с мужчинами, и даже отстаивала свою точку зрения, если это требовалось. Но что удивительно, она не вызывала у самого дона негативных эмоций. Роксана была интересным собеседником, и часто рассказывала ему о своей жизни в Стамбуле.
    Рокко и Роксана были хорошей парой, и если бы Рокко не погиб, возможно, у них появился бы ребенок. Но возможно, что и нет, ведь в предыдущих браках у Роксаны так и не родились дети. Что думал по этому поводу Рокко, его дон не знал, тот не делился с ним своими размышлениями относительно жены.
    Рокко погиб, теперь его ближайший друг, Сантино Андарини, должен заботиться теперь о его вдове. Отношения между ними были натянутыми, это было трудно не заметить. Чем была вызвана неприязнь Роксаны к Сантино Андарини сказать было трудно.

    Санни прошелся от окна до двери и обратно. Потом он остановился и посмотрел на хозяина киностудии, и произнес:
    -Наша Семья дала тебе денег на то, что бы ты смог отремонтировать этот сарай, а потом прийти и узнать, что ничего ты нам отдавать не собираешься!
    -Нет, что вы что вы, что вы, синьор Андарини! Я собирался. Просто моя дочь вышла замуж, у нас ушли все деньги на свадьбу, мы даже остались должниками. Подождите до послезавтра, мы все отдадим!— Хозяин киностудии в эту минуту успел пожалеть о том, что взял в долг у Семьи Понтини. И вдруг спросил,— вы не из Сиракуз?
    -Не пытайся давить на жалость.— Санни с минуту помолчал, и произнес.— Хорошо, сегодня я прощаю. Но если и в следующий раз повторится тоже самое, я лично подожгу этот курятник. Ясно?— Он повернулся к присутствующим,— уходим!
    Когда все вышли, он вытащил пачку денег, и протянул должнику:
    -Держи, отдашь в следующий раз под видом долга. Пользуйся моментом, пока я добрый. И не приведи Господь тебе об этом кому-то рассказать!
    -Спасибо, дон Андарини! Вы так добры к нам! Храни вас Господь!— Рассыпался в благодарностях должник.
    Санни лишь вздохнул, и вышел. Его люди курили возле своих машин. На пороге стоял, Вито, и почему-то загадочно улыбался.
    -Чему ты хоть радуешься?— Раздраженно спросил Санни.
    -Это удивительно, что может сделать с крутым парнем одна девушка, при том даже не итальянка!
    -Ты о чем?
    -О тебе. Это все она? Я угадал?
    -Кто «она»?
    -Роксана. Думаешь, я не понимаю ни черта? Ты остался, что бы дать нашему должнику денег, что бы он вернул нам их под видом долга в следующий раз.
    -Что ты городишь! При чем здесь Роксана, и с чего ты решил, будто я буду давать деньги нашему должнику? Я похож на идиота?
    -Нисколько. Просто, прежде чем что-то сделать, ты думаешь: «а одобрила ли бы это она?». Ты хочешь выглядеть в ее глазах лучше, даже на подсознательном уровне.
    -Вито. Сделай доброе дело: замолчи.
    -Хорошо, как скажешь. Но ты знаешь, вы с Рокс в чем-то похожи.
    -Вито!
    -Хорошо, молчу.
    Вито невольно напомнил ему о Роксане. Нужно было к ней сходить, не только для того, что бы выполнить поручение дона, но и по другому важному делу.
    А ведь Вито прав! Он перед тем, как что-то сделать, всегда думает, как бы отнеслась к этому Роксана, если бы узнала. Может, не зря знающие люди говорят, что любовь меняет человека? Может и так. Но то, что заставляет страдать— это безусловно! Санни убедился в этом на своем опыте.
    Объект его любви издевался над ним, как умел. Вернее умела. Но за что? Он ничего плохого ей не сделал. Не обидел, ни словом, ни делом.
    Раньше Санни обычно не задерживался около одной девушки, больше чем на неделю. За неделю любовница ему надоедала, и он быстро расставался с ней. Но речь не об этом.
    Санни всегда удивляло то, что некоторые его знакомые совершали порой безумные поступки ради женщин. Он всегда посмеивался над ними. Но теперь, ему казалось, что ради Роксаны он способен на какое-нибудь безумие. Но, по-видимому, Роксане это было не нужно, от него, так это уж точно.
    3
    Роксана курила, стоя у окна. По ее щекам градом катились слезы. Она плакала тихо, как-то беззвучно. Такую роскошь – поплакать, она позволяла себе очень редко, но сегодня случай был особый.
    -Я тебе всегда говорил, что доктора бездельники. Они, что бы залезть в чужой карман, еще не такое придумают!— Ободряющим голосом произнес Карло.
    -Это хороший доктор.— Роксана повернулась.
    -Да все они одинаковы! Что они понимают, эти доктора?!
    Карло старался приободрить Роксану, хотя в душе и сам понимал шаткость своих доводов. Роксана выходила замуж пять раз, у нее были любовники. Ни в одном из браков, и ни от одной из ее любовных связей детей не было. Даже в браке с Виргилио Маранцалла. За Виргилио Роксана дольше всех была замужем – три с половиной года. После развода Виргилио не долгое время был холостяком, женился вновь. Вторая жена очень быстро родила ему четверых детей. Так же и у других мужей Роксаны, которые вторично вступили в брак, родились дети.
    И если в случае с другими мужьями и любовниками все можно было списать на не продолжительность брака или любовных отношений, то в случае с Маранцалла, Карло не знал что и думать. Роксана прожила с Виргилио довольно долго, за это время она могла забеременеть, но этого так и не произошло. И в другом браке у Виргилио родились дети. И Карло Стаччи склонен был думать, что причина все же в Роксане.
    -Не обманывай меня, Карло. Я же все понимаю. Доктора говорят, что я здорова, но почему я не могу родить ребенка – не знают. Этот доктор тоже. Он сказал, что возможно, Господь, таким образом, меня карает за что-то. Я, кажется, знаю, за что, вернее за кого.— Роксана не выдержала, и всхлипнула.
    -Ты до сих пор винишь себя в произошедшем?
    -Да.
    -Ты ни в чем не виновата, пойми же! Этот доктор всю свою не умелость сваливает на Божье провидение. Так все могут. Бывают такие случаи, что детей нет долго. Ты сама говорила.
    -Это еще когда было! Дело во мне, я же знаю. У моих родственников всегда было по многу детей, самое меньшее – трое. А я так и не смогла родить.— Роксана очень внимательно посмотрела на него. На миг Карло показалось, что ее серо-голубые глаза словно затягивают его внутрь. «Ведьма» − подумал он.— Я могу быть с тобой откровенна?
    -Конечно.— Кивнул Карло. Красивые женщины редко бывают одни, но часто бывают одиноки. Так и Роксана. Лишь Карло Стаччи знал, насколько одинока эта молодая женщина. Поделиться своими переживаниями она могла разве что с ним, да и то не всегда. Часто по вечерам она звонила Карло, и они долго разговаривали. Она не рассказывала другу всех своих проблем, но Карло догадывался об их существовании.
    -Мы с Виргилио прожили в браке довольно долго – три с половиной года. И понимаешь, это происходило несколько раз за ночь, почти каждую ночь…Но так ничего и не случилось. Потом я рассталась с Виргилио и вышла замуж за Джонни. У Виргилио во втором браке появилась куча детей. Значит, дело все же во мне!— Ее голос налетел на фарфоровую чашку на столике, и она жалобно зазвенела.
    Карло уставился на нее. Мысли она его прочла, в самом деле? Он ведь тоже подумал так, но решил не говорить девушке, что бы не расстраивать ее.
    -А почему ты пошла к доктору? Когда ты вышла за Рокко ты практически перестала посещать врачей.
    -Сама не знаю.— Роксана пожала плечами.— Возможно, я чувствовала, что наш брак с Рокко недолговечен. Если бы его не убили, мы бы все равно расстались, раньше или позже – не так важно.
    -Что теперь угадывать, кто его знает, как сложилось бы.
    -Карло, за мной следили на похоронах.— Роксана рассказала о женщине, которую видела на кладбище.
    -Брось, тебе показалось! Кому это нужно? Кто-то пришел навестить могилу своего родственника, и не более того.
    -Карло, она смотрела на меня по-особенному. Так не смотрят на не знакомых людей, даже из чистого любопытства. Такое ощущение, что она меня знала, и оказалась рядом не случайно.
    -Не взвинчивай себя, тебе просто показалось.— Карло попытался успокоить подругу.
    -Смерть Рокко загадочна, мы не знаем, кто его убил и за что.
    -В любом случае тебя не тронут, таковы наши законы, можешь не бояться.
    -Ты не понял меня. Я не боюсь, просто мне это кажется странным. У Рокко была любовница?
    -Ты у меня спрашиваешь?— Хмыкнул Карло, и закурил.— Я думал, что ты должна знать. Я только что подумал, что практически не знаю о твоем ныне покойном муже ничего ровным счетом. Рокко никогда не говорил на личные темы, я и понятия не имел, да пожалуй, и все остальные сaporegime, как проводит время Рокко Франко после работы, о чем мечтает, например. И, наверное, по этому новость о том, что Рокко жениться стала для нас всех неожиданностью.
    Дон отправил Рокко на работу в Чикаго, через два месяца он приехал, и заявил нам, что жениться в ближайшее время. Потом появилась ты.
    -Думаю, Санни знал об этом.
    -О нет. Санни услышав эту новость, был удивлен не меньше нашего. До последнего момента он ничего не знал. Рокко был человеком рассудка, и это, пожалуй, было самое не предсказуемое решение в его жизни.
    -В моей - тоже.
    -Тебе виднее.— Хмыкнул Карло. Роксана всегда была импульсивной и не предсказуемой женщиной. Многие считали ее, вполне справедливо, вульгарной, меркантильной, но по силе характера с ней не могли тягаться многие мужчины. Ее манера держаться поневоле внушала уважение. Даже Винченцо Молинари, который мог одной рукой согнуть медяк пополам, и считал переселенцев с Балкан недочеловеками, когда Роксана входила в комнату, всегда поднимался со своего места, и учтиво обращался к ней – «Синьора Лавацца…». Каким-то не постижимым образом, Роксана внушала ему уважение к ней.
    Когда Роксана вошла в гостиную в доме Микелле Понтини то увидела Санни. Он сидел на диване. Если он и удивился, то сумел это скрыть.
    -Что ты здесь делаешь?— Глупый вопрос, естественно он пришел к дону!
    -Жду дона. А ты что?— Санни мысленно выругал себя. Зачем он отчитывается перед ней?!
    -Мне тоже нужен дон Понтини.— Роксана села рядом.— Он скоро придет? У меня к нему есть разговор.
    -Так может ты бы ко мне обратилась?— С каким бы вопросом Роксана не обратилась к дону, Санни получит выговор от него. Дон Микелле решит, что Санни с ролью опекуна вдовы не справляется.
    -Потому что я решила обратиться к дону.— С нажимом произнесла девушка, этим она давала понять, что не собирается обсуждать эту тему с ним.
    -Пойду, узнаю у Луиджи, когда дон вернется.— Санни вышел на кухню. Там была Мария, жена дона, и Луиджи.
    -Луиджи, а дон Микелле скоро придет?— Спросил Санни.
    -Думаю, что да. Я звонил ему, он уже собирался ехать.— Луиджи посмотрел на жену друга. Мария казалась недовольной, молча резала зелень. Она вдруг спросила.— Ты поужинаешь с нами, Сантино?
    -Спасибо, синьора Понтини, но я не голоден.— Санни покачал головой, и вернулся в гостиную. В общении с женой дона он чувствовал неприязнь с ее стороны. Санни догадывался, с чем это связано, и старался как можно реже общаться с женой босса.
    Луиджи вздохнул, но промолчал. Здесь он не мог ничем помочь обеим сторонам. Здесь уже никто не поможет. С улицы раздался звук подъезжающего автомобиля.
    -Дон приехал.— Произнесла Роксана, не двигаясь с места. Она была какой-то взволнованной, как показалась Санни.
    Микелле Понтини вошел в гостиную и увидев посетителей, произнес:
    -Как раз вы мне нужны оба, на ловца и зверь бежит!
    -У меня к вам дело.— Быстро произнесла Роксана, не глядя на Санни.
    -Что ж, я с удовольствием помогу вдове моего подчиненного. Думаю, это можно обсудить после ужина. Ты согласна?
    -Да, дон Понтини.— Кивнула Роксана.
    -У тебя все хорошо, Роксана?
    -Да, у меня все хорошо.— Роксана поймала на себе взгляд Санни. Он смотрел на нее оценивающе. От такого взгляда ей стало сначала жарко затем холодно.— Только есть небольшая проблема, с ней и пришла к вам.
    -Хорошо, мы попытаемся решить ее.— Он перевел взгляд на Санни, тот подавил вздох. Скорее всего, выговора ему не избежать.— Но сначала ужин.
    Роксана догадывалась, что Санни не хочется ужина, равно как и ей, но отказаться было не возможно, пришлось садиться за накрытый стол. Для себя она решила, что проведет здесь около получаса, и уйдет домой. На такую тему она не может беседовать с доном, он не поймет ее. И вполне возможно, что он ее осудит – не хорошо обсуждать грехи умерших людей.
    -Я, пожалуй, пойду, уже поздно.— Она поднялась из-за стола.
    -А как же твое дело?— Спросил дон.
    -Дело? Знаете, я подумала, и решила, что справлюсь с ним сама. Это ерунда, не стоит ваших беспокойств.
    -Ты не заболела случайно?— Участливо спросила Мария.— Может, у тебя температура? Ты неважно выглядишь.
    -Нет, все хорошо. Спокойной ночи.— Роксана стремилась уйти поскорее, но Микелле Понтини решил пресечь ее планы.
    -Роксана, подожди.— Остановил ее дон.
    -Что?
    -Тебя проводит домой Санни. Уже поздно. Хоть район у нас тихий, все знакомы друг с другом, но все же.
    -Не стоит.— Попыталась отказаться девушка, но дон был непреклонен в своем решении.
    -Роксана, я настаиваю.
    Роксана подавила вздох. Спорить с доном бесполезно. Если что решил, то уже все.
    4
    Санни поднял воротник своего пальто, и поежился: этот октябрьский вечер был холодным, да еще и пронизывающий, ледяной ветер не добавлял ему романтического флера. Но рядом с ним была Роксана, и на все было плевать.
    -Холодно.— Роксана надевала перчатки.— Санни, давай сделаем так. Я сейчас пойду домой одна, ты где-нибудь здесь погуляешь минут десять, а потом зайдешь, скажешь дону, что меня проводил и все.
    -Нет, я получил четкие указания от дона, и должен их исполнить. Так что идем.— Твердо произнес он. С этой женщиной по-другому просто нельзя.
    Роксана обозлилась на дона. Она вполне способна и без провожатого до-браться до дома. Дон Микелле будто на зло потребовал, что бы Санни проводил ее! Девушка выругала себя мысленно: дура! Почему она стала расспрашивать о личной жизни Рокко, Карло? Ведь ближайший друг ее покойного мужа, Сантино Андарини, нужно было сразу обратиться к нему, а не к Карло или к дону!
    -Санни…что ты знаешь о моем покойном муже?
    -То есть, о чем ты?— Санни непонимающе уставился на молодую женщину. Вопрос прозвучал неожиданно, и он даже не знал, что ответить.
    -Вы ведь близкие друзья?— Роксана уклонилась от ответа.
    -Да, мы росли вместе.— Подтвердил Санни.— А почему ты спрашиваешь?
    -У моего мужа была любовница?
    -Не знаю.— Сантино ошарашенно уставился на нее.
    -Как не знаешь? Вы ведь были лучшими друзья, должен знать.— Если не знает Санни, тогда не знает никто.
    -Рокко был из тех людей, которые редко кого пускают в свою душу. Да, мы были близкими друзьями, но он никогда не говорил со мной на личные темы. Я понятия не имел о его любовных связях. О том, что он жениться, я узнал в последний момент, впрочем, как и все. Рокко приехал из Чикаго, и сообщил нам, что жениться в скором времени на тебе. Карло еще пошутил, что если бы раньше, то ваша свадьба с Рокко была бы в один день со свадьбой Луки и Лизы.— Собеседник закурил.— У Рокко, земля ему пухом, было мало друзей – я и Лука Сентенджело. Но не думаю, что Лука знает больше меня о личных делах Рокко. Мы были очень удивлены, когда Рокко объявил нам, что жениться.— Санни посмотрел вдаль. Он хорошо помнил тот день, когда Рокко сообщил, что скоро Роксана станет его женой. Имя невесты показалось Санни смутно знакомым. На его вопрос Карло Стаччи ответил:
    -Ты ее знаешь, вернее должен помнить. Она была на похоронах дона Феруччи в Чикаго.
    Санни вспомнил ее. Ныне покойный дон Феруччи был другом дона Понтини, поэтому они присутствовали на его похоронах. Санни обратил внимание на красивую девушку в трауре. Тонкие черты ее лица, изящность, и какая-то не итальянская красота, поневоле приковывали к ней взгляды. Девушка находилась рядом с Джонни Рицци – главный подручный для исполнения смертных приговоров в Семье Феруччи, хрупкая девушка едва достигала по росту его плеча.
    -Кто эта девушка рядом с Джонни? Она не итальянка.
    -О, даже не мечтай!— Едва заметно улыбнулся Карло.— Это Роксана Лейденеш, жена Джонни Рицци.
    -Его жена?!
    -Да, а что тебя удивляет в этом? Ничего удивительного не вижу.
    -Говорят, что у него не все в порядке с головой.— Заметил Санни. Девушка тем временем едва заметно кивнула кому-то, чем вызвала, мягко говоря, не довольный взгляд мужа. Тяжелый взгляд Джонни буквально метал молнии. Но это обстоятельство видимо не слишком занимало его жену.
    -Не знаю, как там с головой, все может быть, но с остальными органами у него все нормально, я так думаю.— Хмыкнул Карло.— Иначе он бы не был ее мужем больше трех дней.
    -Вы на похоронах находитесь.— Луиджи строго посмотрел на них.— Хватит говорить о бабах, только одно на уме!
    Примерно через полгода Рокко представил ее в качестве своей будущей супруги. Едва завидев Карло Стаччи, невеста Рокко с визгом бросилась ему на шею, чем привела в замешательство дона Микелле.
    -Это мой друг, дон Микелле.— На чистейшем итальянском произнесла она.— Мы давно не виделись.
    По взгляду дона можно было догадаться, что он мало верит в дружбу между Роксаной и Карло, без намека на что-либо, но видимо, Роксану это мало волновало. Мнение окружающих ее не волновало совсем, но все же в присутствии дона Микелле она не курила, зная, что дон не одобрит этого.
    -Карло говорил мне об этом.— Вмешалась в его воспоминания Роксана.— Для меня было странно, что Рокко решил жениться на мне. Мы были знакомы около года, он часто по делам бывал в Чикаго, Джонни был знаком с Рокко, он бывал у нас.
    -И что?
    -Он общался со мной исходя из представлений о вежливости – дежурные комплименты, два-три слова о погоде. А потом он приехал в Чикаго на пару месяцев, и вдруг начал ухаживать за мной.— Роксана закурила.
    -Странно конечно. Рокко не свойственны были не предсказуемые поступки, насколько я его знал.
    -Знаешь, иногда мы плохо знаем близких людей.— Философски заметила молодая женщина. Она вдруг вздохнула.— Иногда поведение Рокко ставило меня в тупик.
    -Что же он делал?— Скептически спросил Санни. Его ныне покойный друг отличался джентльменскими манерами по отношению к женщинам.
    -Ничего плохого.
    -То есть, если бы он поступил с тобой плохо, это было бы естественно.
    -Не говори ерунды! Просто Рокко был всегда очень спокойным, и уравновешенным, но его уравновешенность порой пугала меня. Рокко никогда не возражал мне. Кроме: «да, дорогая», «поступай как тебе виднее, милая», на мои просьбы или предложения я не слышала от него за весь наш брак.
    -Ты избалована мужским вниманием. Многие женщины отдали бы правую руку на отсечение, за возможность иметь подобного мужа.
    -Ты меня не совсем понял.— Вздохнула Роксана, она присела на край ни-зенького кирпичного заборчика, и закурила. На мгновение огонек зажженной спички осветил ее смуглое лицо с тонкими чертами.— Даже если люди очень любят друг друга, все равно в их паре время от времени возникают стычки и недоразумения, это естественно, ничего страшного в этом нет. Мы были женаты год, и за это время ни разу не поругались. Даже очень уравновешенный человек иногда может сорваться. Рокко – никогда в моем отношении. Если бы он закатил скандал, я бы поняла это. От его постоянного спокойствия мне иной раз было не по себе.
    -Мне трудно что-либо сказать по этому поводу. Но мне все же кажется, что в твоем случае проблемы просто надуманные.
    Роксана помолчала, и произнесла:
    -Я кажется, знаю, где нужно искать любовницу Рокко.
    -И где же?
    -В Адской кухне.
    -Где?— Санни уставился на нее.
    -Ты плохо слышишь? В Адской кухне. Или забыл, где прошли ваши детские годы?— Роксана выпустила струйку дыма изо рта.
    -Я помню. Но почему ты решила, что любовницу Рокко, если она конечно существовала, нужно искать там?
    -Очень просто. У Рокко была любовница. Какая бы женщина еще следила за мной на похоронах Рокко? Сестра? У Рокко нет сестер. Эта женщина не была посторонней.
    -Даже если это любовница Рокко, зачем ей следить за тобой? Какой смысл в этом?— Лучше отговорить как-то Роксану от затеи искать любовницу Рокко.
    -Я не знаю. Но выясню это обязательно.— Пообещала она. Ее серо-голубые глаза стали темнее.
    -С чего ты решила, что искать ее надо там?
    -Хорошо знала Рокко.— Усмехнулась женщина.— Следить за мной стала бы только любовница. А кто она? Она не уличная девка, ни девочка из борделя Тасси: Рокко не стал бы связываться со шлюхой, он в этом плане был брезглив, да и продажные девки ненадежны, вдруг начнет болтать? Нет. Это женщина со статусом выше. Но не из нашего окружения. Ни с кем из своего круга общения Рокко не стал бы заводить связь. Опасно, могут узнать. Женщина не из нашего круга общения. Может, не слишком состоятельна, но не думаю, что нищая. Возможно, у нее есть семья.
    -Роксана, не увлекайся!
    Роксана спрыгнула с заборчика, пошла вперед, и продолжила:
    -Он словно выполнял какую-то работу, а не просто вел семейную жизнь. Ну, вот, мы пришли. Долг ты выполнил, можешь идти.— Роксана вошла в маленький дворик с газонами, где располагался их с Рокко дом. Она чувствовала на себе его взгляд, но шла не оборачиваясь.
    Санни посмотрел ей вслед, вздохнул, и направился к себе домой. Для чего Роксана расспрашивала его о личной жизни Рокко? Если предположить, что у Рокко была любовница, эта новость вряд ли расстроила бы ее. Здесь было что-то другое, и очевидно важное для Роксаны, если она расспрашивала о любовных связях Рокко Карло Стаччи.
    Через месяц после свадьбы Рокко и Роксаны, Сантино констатировал факт: он влюблен в эту женщину. Он попросил дона:
    -Можно ли мне вместо Рокко поехать в Филадельфию? Он недавно женился, не нужно портить ему медовый месяц.
    Дон Микелле может, удивился, но не подал виду, и дал согласие. В Филадельфии он познакомился с Сандрой Росси, дочерью главы Семьи Росси. Знакомство переросло в роман. Сантино, вернувшись через два месяца в Нью-Йорк, считал, что забыл Роксану, и чувство к ней прошло, ровно до того момента, когда она открыла ему дверь их с Рокко дома. Увидев на пороге эту хрупкую красивую девушку, которая весьма не вежливо спросила:
    -Чего тебе?
    Сантино Андарини со злостью понял, что не разлюбил эту женщину. Даже наоборот, его чувство стало еще сильнее. Он был зол на себя и на Роксану. На себя – за то, что не мог разлюбить эту женщину, на нее – что она почти всегда норовила обидеть его. Санни хорошо знал женщин, и мог сказать точно: Роксана не равнодушна к нему. Да, она не испытывает к нему теплых чувств, но он ей не безразличен. Иначе откуда все эти придирки? Карло Стаччи. Он бы многое отдал, что бы Роксана относилась так же как к Карло!

    Роксана сняла обувь, и с наслаждением прошлась по полу. Хорошо походить вот так, босиком, без привычных шпилек. Она села на диван, и вдруг увидела открытую дверку сейфа, где Рокко держал свои бумаги. Но кто его открыл?
    Она присела у сейфа и стала осматривать «домашнее хранилище». Замок был не взломан, похоже, его открыли ключом. Роксана не знала, какие бумаги хранились у мужа в сейфе, он говорил, что там бумаги, которые нужны ему для работы, она не особо интересовалась.
    Сейчас бы это пригодилось, хотя бы для того, что бы установить, исчезло что-либо из сейфа, или нет. Там так же хранились некоторые вещи Роксаны.
    Она осторожно обошла весь дом. Никого. Окна в доме запирались изнутри, на входной двери тоже не было следов взлома. В их с Рокко спальне ящик стола был отодвинут, и на столе лежал альбом с фотографиями, который принадлежал Роксане. В альбоме не хватало одной из ее детских фотографий. На исчезнувшей фотографии она была запечатлена вместе со своими родителями.
    Было ясно, что кто-то не понятно как забрался в дом, и крайне интересо-вался Роксаной, потому что забрал почему-то вещи, связанные с ее семьей: фотографии на которой она вместе с родителями. Но кому это нужно?

    Лука вошел в свой двор, и увидел, как на пороге его дома сидит какая-то девушка в пальто. Кто она, и что делает у двери его дома? Что-то в ее внешности показалось Луке знакомым. Он подошел ближе, и узнал Роксану.
    -Что ты здесь делаешь?
    -Добрый вечер, правильнее будет сказать, доброй ночи. Лука, могу я к тебе обратиться с просьбой?
    -Смотря с какой.
    -Может, я, конечно, покажусь тебе странной, но могу ли я переночевать у тебя в доме?— Спросила Роксана. Она выглядела какой-то взволнованной.
    -У меня? Зачем?
    Роксана с минуту поколебалась, и произнесла:
    -Кто-то в мое отсутствие забрался в мой дом, и вскрыл сейф.
    -Что-нибудь пропало?
    -Да. Моя детская фотография, где я со своими родителями. В сейфе лежали пачки две-три денег и ценные бумаги, но их почему-то не тронули. Я не пойму одного: зачем кому-то нужна я и мои родственники?
    -Может это были грабители? В нашем районе живут богатые люди…
    -Нет, Лука, это другое.— Девушка закурила. Пламя от спички на короткий миг осветило ее красивое, породистое лицо. Она затушила спичку взмахом руки.— Воры не рискнули бы обчистить дом в районе, где живут представители Коза Ностры. Если они конечно не самоубийцы. Даже если предположить что это воры, то почему они не взяли деньги или ценные бумаги? Почему-то они обратили свое внимание только на мою семью. К деньгам они даже не притронулись. Поэтому я сделала вывод, что поскольку их это не интересовало, это не были простые грабители. Я боюсь ночевать в своем доме, вдруг они вернутся? Я же не знаю, кто это был, и зачем им нужны были сведенья обо мне. Поэтому и прошусь к тебе на ночлег. Пустишь?
    -Извини, к сожалению не могу. Лиза заболела, простуда. Она лежит с температурой, еще заразишься от нее. Так что прости, не обижайся.
    -Хорошо. Тогда дай попить воды, очень хочется пить.
    -Подожди здесь.— Лука вошел в свой дом, на ходу расстегивая пуговицы своего серого пальто.— Не заходи в дом, а то еще заразишься.— Через минуту он вынес ей чашку воды.
    -Спасибо, Лука. Пойду порошу пустить переночевать у кого-то еще.— Вздохнула Роксана.
    Уже совсем стемнело. Улицу пригорода, где жили люди, из Семьи Понтини освещали фонари. Вокруг было пустынно. Обычно в это время многие из тех, кто работал на Семью, были еще на службе, а их семьи ждали их дома. Caporegime Семьи жили все на одной улице. К кому-то из них и нужно было попроситься на ночлег.
    Вито, похоже, уже прибыл домой, в окнах горел свет. Но она уже однажды ночевала у него, и напрашиваться снова было неудобно. Карло дома явно не было, в окнах было темно. Вполне возможно, что он поехал развлекаться к «своим девочкам». Дон не разрешал силовикам привозить временных красоток в место, где они жили. Поэтому любовные похождения саро, и их подчиненных, которые жили здесь в основном, происходили где-нибудь в городе.
    Роксана была готова идти уже к дону, но тут увидела свет в окнах дома, где жил Санни. С Санни у нее натянутые отношения, но он же не выставит за дверь женщину, притом, если время ближе к ночи?
    5
    В то время как Санни готовил себе ужин, размышляя над отношением Роксаны к нему, Карло сидел в одном из портовых баров. Это заведение облюбовали контрабандисты, у которых Семья Понтини часто закупала оружие. Карло больше всего не любил слушать мужские откровения о несчастной любви. Как сейчас.
    -Ты ведь давно знаешь Роксану?— Джонни Рицци порядком выпил, и спо-рить с ним Карло не решался, зная его бешеный нрав. Следовало бы встать и уйти, но Карло казалось, что не хорошо оставлять Джонни в таком состоянии одного, он вполне был способен сотворить какую-нибудь глупость. Карло поспешно кивнул.— Да.
    -Тогда почему она меня не любит?!
    -Я не знаю, Джонни.— Пожал плечами Карло. Очевидно, в мире кроме мужской и женской логики существует еще логика Джонни Рицци. Нужно сказать Джонни. Да, пусть жестоко в данной ситуации говорить такие вещи, но так будет лучше для самого Джонни. Карло шумно вздохнул.— Когда ты собираешься вернуться в Чикаго?
    -Роксана в Нью-Йорке?
    -Да, но лучше тебе с ней не видеться.
    -Это еще почему?— Джонни начинал злиться, и Карло поискал глазами Джимми – вышибалу этого заведения.
    -Не стоит, Джонни.— Покачал головой Карло.
    -Говори толком!— Собеседник ударил кулаком по столу. Карло вздохнул – похоже, без Джимми не обойтись, а он куда-то отошел.
    -Я не хотел говорить тебе, но придется. Не нужно тебе с ней видеться, уж поверь мне. Ничего не получиться.
    -Рокко нет в живых.
    -Рокко здесь ни при чем. Роксана любит другого мужчину.
    -Ты его знаешь.— Утвердительно произнес Джонни.
    -Знаю.— Кивнул Карло. В данном случае лучше говорить правду добровольно, иначе Джонни просто выбьет из него интересующие его сведенья.— Но имени называть не буду, что бы ты, не натворил глупостей.
    -Имя.— Угрожающе произнес Джонни.
    -Все равно это ничего не изменит, ты должен это понимать. Даже если вы с ним сцепитесь, ничего ты не добьешься. Выбор все равно останется за Роксаной. Пойми это!
    -Я должен увидеть ее.— С нажимом произнес Джонни так, что Карло не усомнился – найдет способ увидеться.
    -Извини, но здесь я – пас. Здесь тебе я не помощник, в такие игры я не играю. Поверь мне, ты просто тратишь в пустую свое время, не говоря уж о моем времени!
    -Скажи его имя.
    Беседа в подобном духе длилась уже около часа, а то и больше, и по-рядком надоела Карло. Но Джонни Рицци был человеком настойчивым. В конце концов, Карло вырвал листок из своей записной книжки, что-то быстро написал на нем карандашом, и протянул своему собеседнику:
    -Держи, но если вздумаешь выкинуть что-нибудь, пеняй тогда на себя!

    Санни уставился на Роксану. Уж кого-кого, а ее он не ожидал увидеть на пороге своего дома. Она переминалась с ноги на ногу, и не решительно смотрела на него.
    -Что случилось? Забыла сказать мне еще какую-нибудь гадость?
    -Можно мне переночевать в твоем доме? Неудобно как-то напрашиваться, опять к Вито. Я уже ночевала у него.
    -Проходи.— Пропустил ее Санни.
    -Большое спасибо. Ты один?— Роксана проскользнула в его дом. Было заметно, что она чем-то напугана.
    -Да. Мне так показалось, что у вас с Вито очень хорошие отношения, почему же ты не ночуешь у него?
    -А должна? Я уже ночевала у него однажды, и как-то не вежливо напраши-ваться к нему снова.— Объяснила Роксана.— Лука не пустил меня даже на порог, сказал, что Лиза болеет, и я могу заразиться от нее. Карло, похоже, даже нет дома, в окнах его дома темно.
    -Лиза простужена?— Удивленно спросил Санни.
    -Да, Лука мне так и сказал. Когда я попросила попить воды, он оставил меня на пороге, и вынес чашку с водой мне туда.
    -Не знаю, как сейчас, но утром он приехал в офис поздно, сказал, что ездил провожать Лизу на вокзал, она поехала навестить родителей в Новый Орлеан на выходные. Карло видел их утром. Не думаю, что Лиза с простудою поехала в гости.
    -Здесь ты, похоже, прав.— Роксана сняла пальто, и повернулась к нему,— тогда что бы это значило? Лука явно не хотел, что бы я заходила в дом. Может, решил насладиться своей трехдневной холостяцкой свободой, и привел в дом любовницу?
    -Нет, это исключено. Членам Семьи, которые живут в этом районе запрещено приводить своих любовниц сюда, к себе домой. Мы, имеем полное право развлекаться, после работы, как хотим и с кем хотим, но только в городе, не здесь. Это решение дона. Если каждый захочет привезти свою временную пассию сюда, представь, что здесь будет? Лука не исключение, ослушаться дона он не посмел бы. Я думаю здесь другая причина.
    -Какая?
    -Зная твою репутацию, Лука оставшись один, мог не решиться пустить тебя в дом, ты понимаешь, о чем я.
    -Но ты же не побоялся!— Возразила Роксана. Видимо, ее мысли занимало не только странное поведение Луки, но и что-то еще, если она не обратила особого внимания на слова Санни, о ее репутации.
    -Идем, покажу фокус.— Санни взял ее за запястье, и повел в гостиную. В комнате он подошел к стене, и поправил картину. Раздался глухой щелчок, и медленно открылась дверь, незаметная на фоне шпалер, которыми были оклеены стены гостиной. Сантино повернулся к Роксане, и широко улыбнулся.— Теперь понимаешь, почему я не опасаюсь, что кто-то увидит тебя у меня в доме?
    -Тайник!— Воскликнула Роксана.— Ты оборудовал тайник!
    -Я не имею к этому отношения. Он достался мне по наследству от Чезаре.
    -От кого?— Не поняла Роксана.
    -Чезаре Россини. До меня в этом доме жил Чезаре Россини. Очевидно, старина Чезаре крепко опасался за свою жизнь, если оборудовал в доме тайную комнату. Видимо, опасался он не без основательно, потому как однажды его нашли в доме с парой пуль в голове. Я до сих пор считаю, что если захотят убрать – то не спасет ни что, ни телохранители, ни даже всяческие тайники. Но Чезаре видимо был иного мнения, и не пожалел средств на оборудования тайника и хитрого механизма, который открывает тайник.
    -Может, он и подземный ход построил?
    -Не думаю. Если бы Чезаре вздумалось построить подземный ход, за который наверняка нужно выложить сумасшедшие деньги, то об этом узнал бы весь город. Я думаю, он заплатил хорошую сумму, что бы те, кто строил этот тайник, не распускали языки. Я случайно обнаружил тайник, и едва не отдал Богу душу от неожиданности, когда он открылся. Ты будешь ужинать?
    -Спасибо, наверное, нет. Мне не хочется.— Роксана покачала головой. От переживаний аппетит пропал надолго.
    -Тогда будем ложиться спать.— Предложил хозяин.
    Роксана кивнула. Санни предложил одну из комнат в своем доме.
    -Располагайся как тебе удобней.
    -Спасибо.— Кивнула Роксана, и вдруг спросила.— А почему ты рассказал мне о тайнике? Не боишься, что я могу рассказать кому-то?
    -Нет, не боюсь. А как ты объяснишь, при каких обстоятельствах я тебе об этом рассказывал? Сомнительно, что кто-то поверит в то, что мы спали в разных комнатах.— Хмыкнул Сантино.— По этой причине Лука не захотел, что бы ты оставалась в его доме на ночь. У него ведь нет тайной комнаты!
    -Ты мне отвратителен!— Роксана захлопнула перед его лицом дверь комнаты. Она села на кровать, и начал готовиться ко сну. Да уж, похоже, Санни был прав на счет Луки. Лука не хочет сплетен и слухов. Но это в сторону пока что. Кому понадобилась ее детская фотокарточка, где она запечатлена вместе с родителями?
    Ее родители расстались, едва она появилась на свет, отец вернулся в Америку, а ее мать умерла от оспы через несколько месяцев. Ее тетка, в доме которой она росла, редко и неохотно говорила о нем. Роксана лишь знала, что звали ее отца Стив Мор, он был ирландцем, и, по всей видимости, был красавцем, если немногочисленные фото карточки, где он был запечатлен, не лгали.
    Роксана не знала, по какой причине между ее матерью и отцом нача-лись размолвки, но в результате они расстались, и ее отец покинул Стамбул навсегда, когда ей было три месяца от роду. С тех пор он никак не давал о себе знать. И скорее всего даже не знал о смерти бывшей жены – он уехал, не оставив адреса. Иной раз в ее голову приходила мысль: а был ли в жизни ее матери этот Стив Мор? Чем старше становилась Роксана, тем больше отец казался ей какой-то мифической фигурой. Кому же могла понадобиться их семейная история? И явно понадобилась очень сильно, потому как тот, кто это сделал, очень сильно рисковал. Размышляя над этим, Роксана не заметно для себя заснула.
    -Роксана.— Раздался голос Санни издалека.— Проснись.
    Роксана открыла глаза. В окно комнаты ярко светило осеннее солнце, она находится в доме Санни Андарини, Марио Лавацца, ее бывший второй муж, находиться на Сицилии, далеко отсюда. Это был сон. Она быстро прикрылась одеялом – ведь находилась перед Санни в одном нижнем белье.
    -Доброе утро. Как тебе спалось?— Хозяин дома сидел на краю постели.
    -Нормально.
    -Тебе, очевидно, снился какой-то кошмар, ты звала сначала какого-то Джованни, потом Марио, это очевидно, твой второй муж. А кто Джованни?
    -Не твое дело.— Обозлилась Роксана.— Может, ты хотя бы отвернешься? Я хочу одеться.
    -Пожалуйста.— Он вышел из комнаты.

    Карло зевая, смотрел в окно. Сантино оторвался от газеты:
    -Послушай, раз у тебя рот все равно открыт, позвони Грину, и скажи, что бы не тянул с ответом. Карло…а кто такой Джованни?
    -Будто не знаешь кто! Джованни, сын дона Тасси. Сутенер.— Презрительно добавил Карло. Семья Тасси контролировала проституцию, и члены Семьи Понтини относились к занятию клана Тасси несколько презрительно.
    -Нет, я не о нем.— Санни отложил газету.— Роксана осталась ночевать у меня, она боялась оставаться одна дома. Ей приснился кошмар, она звала во сне какого-то Джованни. Я думаю, что это не Тасси.
    -Нет, конечно.— Покачал головой собеседник.— Тасси не связан с этой историей.
    -С какой историей?
    -Если Светлейшая не захотела тебе это рассказать, то и я не буду говорить об этом.
    -Карло, я теперь забочусь о Роксане, и должен знать это историю, иначе не смогу ей помочь.
    -Ты действительно хочешь помочь ей?— С недоверием спросил Карло. Проклятый Джонни! Из-за него он не смог выспаться, как следует.
    -Да, хочу.
    -Хорошо, я расскажу тебе, но пусть это останется между нами только.
    -Обещаю, что никто не узнает об этом.— Заверил его Санни.
    Свою брачную карьеру с представителями Коза Ностры Роксана Лейденеш начала довольно рано—в неполных восемнадцать лет. Первый ее брак распался через несколько месяцев, она вышла замуж за Марио Лавацца, и уехала с ним из родного Стамбула жить на родину мужа, в Сицилию.
    -Ее первый муж был обычным regime, кажется, его звали Паоло, точно уже не помню.— Рассказывал Карло.— Роксана мало говорила о нем. Каким бы он не был человеком, но думаю, что выходя замуж за Марио, который пусть даже был Сaporegime, по рангу выше Паоло, Роксана совершила ошибку.
    Родственники нового мужа живо дали ей понять, что они не собираются с ней считаться. Это и было причиной, многочисленных ссор со свекровью. Марио со временем изменил свое отношение к красавице-жене, к сожалению, не в лучшую сторону. Причиной этому было то, что Роксана не могла подарить мужу сына.
    Себя виновным в этом, не считал. Он винил во всем супругу, правда, не без помощи своей матери, Лукреции. Лукреция терпеть не могла невестку славянских кровей, «которая мнила себя королевой», и нашептывала в свободные минуты сыну:
    -Твоя жена, наверное, от того не беременеет, потому что хину пьет. Она не хочет рожать тебе детей.
    С легкой руки матери Марио обыскал вещи жены. Не найдя в них ничего, что бы свидетельствовало о том, что Роксана, не поставив его в известность, предохраняется от нежелательной беременности, Марио по идее должен был успокоиться и извиниться перед женой. Всякий нормальный мужчина поступил бы так, если его, конечно, не звали Марио Лавацца.
    Он избил Роксану. После чего, она, не медля, сказала, что разводиться с ним. Марио прижал жену к стене, и приставил к горлу нож:
    -Если ты бросишь меня, я тебя убью!
    -Только посмей. Сюда сразу же приедут мои родственники.
    -Они здесь никто, как и ты, и ничего не смогут доказать.
    Роксана испугалась угроз, и решила подождать.
    -Невеселая история.— Произнес Санни,— правда, ничего уникального здесь нет. Мужей-психопатов хватало во все времена. Так кто же такой Джованни?
    -Сын дона, на которого работал ее муж. Джованни был прекрасным человеком, земля ему пухом.— Карло вздохнул, и продолжил дальше.
    Джованни Сондиано был старше Роксаны на шесть лет. Он был старшим, из четырех сыновей дона. Именно ему дон Антонио и собирается передать дело в будущем. У Джованни была молодая жена и четырехлетний сынишка. Джованни довольно часто бывал у Марио дома. Особенно он зачастил с визитами, после того как тот женился, и привез из Стамбула Роксану.
    Когда Джованни приходил, он всегда дарил жене своего подчиненного полевые цветы. Был внимателен к ней, интересовался, как живут ее родственники, и всем таким.
    Свекровь девушки, которая тихо ненавидела ее, не могла смолчать в данном случае. Ее главной целью было избавить любимого сына от жены, и для достижения своей цели она не жалела методов. Как-то вечером Роксана, будучи с мужем в гостях у его родных, услышала случайно разговор между Марио и его матерью на кухне.
    -Джованни что-то часто приходит к вам. Все время цветы носит твоей же-нушке.— Шипела Лукреция.— А ты и ни сном, и ни духом. Ждешь, пока она изменит тебе с Джованни? Или ты думаешь, что он просто так, ей цветы носит?
    Тогда Роксане впервые пришло в голову, что может быть Лукреция и права, и Джованни не просто так приносит ей цветы. Она спросила Джованни напрямую. Джованни, по-видимому, смутился, но вдруг собрался с мыслями, стал перед женой подчиненного, на колени, и с чувством произнес:
    -Синьора Лавацца, я вас люблю!
    Роксану как будто ударили чем-то тяжелым по голове. Она стояла как громом пораженная, и не сразу сообразила, что надо делать в данной ситуации.
    - Джованни не был ее любовником. Он говорил, что ему все равно с кем Роксана, он не будет настаивать на более близких отношениях или же на разрыве с супругом.— Произнес Карло.— Эти сведенья я знаю от самой Роксаны, мы в то время подружились, и она иногда делилась со мной своими проблемами.
    Как-то Марио пришел домой поздно, почти ночью. В этом для Роксаны не было ничего удивительного, случалось, что он приходил домой и позже. Служба в Семье отнимала много времени и сил. Но в тот роковой вечер Роксане было не по себе. К тому же муж вернулся домой в подпитии, чего раньше не позволял себе, порядки в Семье Сондиано царили железные.
    -Что случилось, Марио?— Роксана накинув халат, вышла ему навстречу.
    -Иди, ложись, я сейчас приду.— Велел супруг.
    Ночью Роксана проснулас


    0


    Ссылка на этот материал:


    • 0
    Общий балл: 0
    Проголосовало людей: 0


    Автор: Настасья Михайловна
    Категория: Детектив
    Читали: 42 (Посмотреть кто)

    Размещено: 4 декабря 2016 | Просмотров: 73 | Комментариев: 2 |

    Комментарий 1 написал: luana (6 декабря 2016 23:53)
    Продолжение будет? popcorm


    Комментарий 2 написал: Настасья Михайловна (7 декабря 2016 21:22)
    да )

    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2018 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.