«    Сентябрь 2022    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус |

Сейчас на сайте:
Пользователей: 0
Отсутствуют.

Роботов: 2
GooglebotYandex

Гостей: 12
Всех: 14

Сегодня День рождения:

  •     anna.rose (29-го, 23 года)
  •     BanShiZA666 (29-го, 25 лет)
  •     Sanrom (29-го, 28 лет)
  •     Майя (29-го, 8 лет)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 2827 Кигель
    Флудилка Поздравления 1823 Lusia
    Стихи Гримёрка Персона_Фи 47 ФИШКА
    Флудилка Время колокольчиков 221 Muze
    Обсуждение вопросов среди редакторов сайта Рабочие вопросы 740 Моллинезия
    Стихи Сырая картошка 22 Мастер Картошка
    Стихи Когда не пишется... 52 Моллинезия
    Флудилка На кухне коммуналки 3073 Герман Бор
    Флудилка Курилка 2277 ФИШКА
    Конкурсы Обсуждения конкурса \"Золотой фонд - VII\" 8 Моллинезия

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    Я за мир в Украине

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    Исход. Окончание.

    Непрекращающийся дождик, прохладный осенний ветерок, шепот старинных деревьев, обсуждающих наше появление в их владениях – депрессивная атмосфера, проникающая в мои внутренности.
    - Миш? – спросил я своего друга, желая избавиться от накатившей меланхолии.
    - Да?
    - А на кой хрен ты поперся с нами, у тебя же здесь вроде как жизнь наладилась, должность какая-никакая есть, работа и все такое. А? – Я посмотрел ему в глаза, не знаю, что я там намеревался увидеть.
    - А. – Махнул он рукой. – Нечего мне тут больше делать. Бесцельное шатание по городу в поисках чего-то… да я даже не знаю, не вижу смысла… Просто тупо жить в ожидании чуда и в итоге попасться в лапы шиза или тени. Нет, это не по мне.
    - Бывает. А если честно?
    - Не знаю. Просто нечего тут делать, все друзья, каких знал, разъехались, или в не зоны досягаемости. Загнивать в таком дерьме, мне не особо хочется. Я вижу как другие, те с кем я работаю по поддержанию, якобы порядка в городе, спиваются от безысходности. Некоторые пытаются построить некое подобие социального общества, как они его называют, но… - Он махнул рукой и замолчал.
    - Человек – стадное животное, в любом случае произойдет слияние, просто для этого нужен центр, вожак, который объединит всех вокруг себя. – Вмешался Саня.
    - Лидер, вожак. Они сейчас только у военных и бандюгов, в наших краях пока что каждый сам за себя, никакой организованности. Если б не военные… - Луговкин снова замолчал, рассматривая заросли, окружающие берега канала.
    - Наметил куда дальше пойдешь? – Мне было интересно.
    - Попробую добраться до Уфы, у них там хорошо, - ответил Михаил.
    - Откуда такая уверенность? – поинтересовался я.
    - Девушка там живет, общался с ней по телефону.
    - Что ты мелешь, все телефоны давно накрылись, - возмутился Саша.
    - Не спорю, только вот спутниковые еще работают.
    - И где же ты нашел такой телефончик? – буркнул док.
    - А ты не забывай, что я в комендатуре числился, а у вояк все есть, - он задумался, - почти все.
    Саня фыркнул:
    - Живем в дерьме, зато по спутниковому телефону разговариваем.
    - Санек, успокойся, в России ведь живем, - сказал я, посматривая на тополя, устроившиеся у самой кромки воды, говорившие о скором повороте к шлюзу.
    - Всегда такая фигня, что раньше, что сейчас. – Фримэн сильнее налег на весла.
    Что не говори, а он прав, да каждый из нас прав, только своей правотой сделать ничего не может, а кто может – не хочет, так и топчемся на месте, словно лебедь, рак и щука.
    - Ты как добираться-то собрался? До Уфы путь не близкий.
    - Пока не знаю, до столицы добраться бы, а там, посмотрим, - ответил Михаил.
    Впереди показался поворот, вот и приплыли, можно сказать. 
    Лодки остановились, едва из-за угла показался шлюз и дом, стоящий на берегу канала.
    - Что там? – прошептал Роман.
    - Все нормально, - ответил я, рассматривая дом в бинокль.
    Вроде никого.
    - Давайте не спеша, оружие наготове, - обратился я к команде. – Плывем вдоль левого берега.
    Сколько не вглядывались и не искали в прицел хоть кого-нибудь живого, так никого и не нашли. Дом оказался покинутым. Тишина, лишь шепот деревьев и ничего более.
    - Кажись, нет тут никого, - заметил Михаил.
    - Видимо ты прав, - пробормотал я, не сводя глаз с темных окон старинного дома, ожидая увидеть там кого-нибудь. – Санек, медленно, давай к пристани.
    Я забрался на берег, за мной шел Фримэн, потом Михаил, бережно передавший Эль в мои руки. Нет ничего приятнее, чем снова оказаться на земле. Нет, я не страдаю от морской болезни, просто на земле, я чувствовал себя намного спокойнее.
    Остальной народ, то же выполз на берег.
    - Дальнейшие наши действия? – задал вопрос Рома.
    - Для начала осмотримся, а там видно будет, - только и ответил я.
    Как я и предполагал, дом оказался заброшенным, жильцы, наверное, съехали с самого начала, от того все в таком запустении. Огород порос травой, сарай, дровяник, все это сгнило и почти развалилось. Внутри самого дома царила сырость и пустота, затхлый запах брошенного места, из которого ушли хозяева. Поморщив нос, я вышел на улицу.
    - Ничего и никого. Огород нам не помощник. В подполе тоже ничего нет, - заключил Михаил, Делать тут нечего.
    - Ты прав, ты абсолютно прав. Нам пора уходить, до монастыря осталось совсем чуть-чуть, но мне хотелось бы успеть да темноты, - заявил я, поднимая к небу глаза.
    До чего же оно прекрасно, осеннее небо, такое безмятежное, спокойное. Облака единой пеленой растеклись по всему небосклону, превращая его в океан, мрачный с небольшими просветами, отражающий картину настоящего в своих серых красках.
    «Великолепно», - я восхищался творением природы, сожалея о том, что у меня нет возможности запечатлеть ее произведение на века.
    - Что задумался? – Роман подошел так тихо, что я невольно вздрогнул.
    - Ничего, все нормально. Вы готовы? – чуть помолчав, спросил я.
    - Только тебя ждем.
    - Тогда пошли. – И я пошел вперед.
    - Ты тут раньше бывал? – Роман шел рядом.
    - Да, раньше я бывал, в детстве и юношестве, а что? Что-то не так?
    - Просто, хочется быть уверенным, в том, что вы ребята знаете, что делаете.
    - Расслабься, или ты считаешь, что я подвергну опасности свою дочь? – Я погладил, шедшую рядом девочку, по голове.
    «Косички мы так и не заплели», - вдруг вспомнил я.
    - А что там дальше, если не секрет?
    - Военные склады, аэродром и все это в окружении болота и лесов.
    - Ясно. 
    Дождик усилился, его крупные капли барабанили по моей униформе, приятно, чуть слышно, немного убаюкивающее. Да, я обожал дождь, пожалуй, это самая любимая моя погода. Обычно, в такое время, мне хотелось бы оказаться где-нибудь в теплой, уютной комнатушке, в объятьях очаровательной девушки, с бокалом теплого вина, но только не сейчас. Я слегка улыбнулся. В данный момент меня радовала она – старая, заброшенная грязная дорога, ведущая к нашей цели среди поросших березками полей. Путешествия, они всегда манили меня, открыть новые места, посетить памятники архитектуры. В свое время я достаточно покатался по нашей необъятной родине. Можно было бы и еще, да вот кто ж знал, что такое произойдет. Хотя, теперь можно ехать, куда душе угодно.
    - Слушай, а как вы в город попали, если здесь не проходили? Может нужно было по старому, проверенному маршруту возвращаться, что вы здесь поперлись? – Очередной вопрос от Романа.
    - А кто тебе сказал, что мы из города уходили?
    - Да просто слышал разговор, Михаила с Александром.
    - А-а-а, - протянул я, оглядываясь назад. Михаил и док шли замыкающими, и о чем-то переговаривались.
    - Мне интересно просто стало, как вы сюда попали и почему назад не вернулись той же дорогой?
    Чувствую, прилип. Настырный паренек. В принципе, чего тут скрывать.
    - Через карьер мы шли, это по другую сторону железки, - и я махнул рукой, указывая примерное расположение карьера, - по озеру до Пригородного, а там и дом не далеко.
    - Так, что же назад, никак?
    - Никак. Мы в спец костюмах шли, которые потом выбросили. Фонили сильно. – Я посмотрел на него.
    - Ясно, билет в один конец значит? И как же вы планировали вернуться?
    - Так и планировали, как сейчас возвращаемся. Самый верный способ остался и быстрый. Хотя я предлагал сплавляться по реке. Дойти до крупного города и если повезет, дальше уже на транспорте.
    - Мы сами, сначала хотели на машине, да только в городе машин не осталось, что были, все порасхватали, другие радиоактивны… - он вздохнул и сплюнул.
    Дорога потихоньку сворачивала влево.
    - Машина это не надежное средство для перемещения в таких условиях. Горючего много не достанешь, если вообще достанешь. Только у военных и купишь, и то не всегда, поэтому своим ходом, хоть и опасно, зато надежно. Да и то, еще не известно, что опаснее, на тачке, или пешком. Так ты ни в чем не стеснен, а на машине… многим хочется иметь у себя стального коня. – Я многозначительно посмотрел на собеседника.
    - Мда, - только и ответил он.
    По левую сторону появились первые признаки цивилизации – покосившиеся столбы с обрывками колючей проволоки.
    - А это тут зачем? – спросил Роман, рассматривая остатки ограждения.
    - Я же говорил, тут военный городок при советах располагался, аэродром, склады, воинская часть, но это там, дальше.
    Еще сотня метров и мы остановились.
    - В чем дело? – поинтересовался подошедший к нам Александр.
    - Надо быть на стороже, рядом с гарнизоном, может быть все что угодно, давайте особо не растягиваться и смотреть в оба. Лучше прислушивайтесь, на всякий пожарный. – Это обращение было адресовано всей команде.
    Команда поняла. Теперь все двигались не спеша, по моим расчетам, мы должны достигнуть монастыря до сумерек, идти-то осталось совсем немного, только бы преодолеть склады и аэродром.
    Песчаная дорога, по которой мы брели все это время, уткнулась в развилку.
    - Теперь куда? – Роман шел со мной бок о бок.
    - На право, там тупик, так что нам налево.
    Остановка. Мы присели.
    Стая волков пронеслась мимо нас. Небольшая такая, особей пять, но ни в этом дело. Дело в другом, от кого они так энергично удирали?
    Мы отошли в кювет.
    - Не нравится мне это, - шепнул Рома
    - Волки? – Я посмотрел на него.
    - Да нет, не они, те, от кого они так убегали.
    Алексей, сидевший до этого тихо и который вообще ни с кем никогда не разговаривал, вдруг ожил:
    - Шизы.
    Сказал он это так, словно увидел нечто невероятное и сверхъестественное.
    Шизы, десяток, все гнались за волками. Ясен перец, не догнать им их, просто ради азарта, мания у них такая на всех кидаться.
    - Слышь, пока эти шизоиды за волками погнались, нам бы проскочить успеть. – Михаил был прав, и мы рванули, через кустарник, по бурьяну, утопая в мокрой траве, мы подбежали к дороге.
    Черная, от насыпанного на ней шлака, она встретила нас с распростертыми объятьями.
    - Оба на, - тяжело дыша, прошептал я, глядя на толпу тварей, стоящих в конце дороги и жадно осматривающих местность.
    - Что же делать будем? – запаниковали девчонки.
    - Спокойно Маша, я Дубровский, - пошутил Александр и спросил меня: - Где этот гребаный аэродром?
    - Справа, только там колючка.
    - Прорвемся! – бросил он и, посмотрев на шиз, метнулся через дорогу.
    - Прикрою, пошли! – Луговкин вскинул автомат.
    Мы пошли, со скоростью бега, только пятки засверкали.
    Голые ветки больно захлестали по лицу, мокрая трава цеплялась за ноги, из-за чего они полностью промокли и влага, неприятно чавкала в сапогах. Минута марша по роще и мы у заветного аэродрома.
    - Большой зараза, не ожидал, что у нас в городе есть такие места, - заметил Роман.
    - А ты как думал, это вам батенька не пиво водкой разбавлять. Теперь осталось только пройти это поле незамеченными и пол дела сделано. – Я посмотрел на дорогу, шиз вроде не было видно и это мне не нравилось.
    Гуськом, не спеша и стараясь, лишний раз не шуметь, мы пробрались вдоль забора к наиболее подходящей бреши.
    - Главное, это осторожность. – Саня пошел первым.
    Аэродром был пуст, насколько я помнил, все самолеты, в свое время представлявшие гордость нашей авиации, оказались порезанными на металлолом и свезены на чермет. Вот такая у них не легкая судьба, а ведь все могло бы сложиться иначе, сделали бы музей под открытым небом, водили бы сюда туристов, и что мешало? Хотя ясно что. Впрочем дела минувших дней не столь важны, как ситуация возникшая во время настоящее.
    - Ходу! – Я махнул рукой, приказывая всем следовать за мной и пригнувшись, побежал наискось вправо.
    - Ты куда нас повел? – залепетал Алексей, - церковь вон там, - и он указал на появившиеся среди веток очертания золотых куполов.
    - Ты что сдурел, там полно шиз, а мне к ним на обед не хочется. Придется в обход, - цыкнул на него я.
    «Не нравится мне этот парень» - заметил я про себя.
    По моим расчетам, мы должны будем упереться в военный гарнизон сразу после аэродрома, посему я вел команду к самому его краю.
    «Как меня уже запарила эта трава, блин, я от нее сдохну быстрее, чем от кого-либо другого» - Действительно, продираться через сплошную стену репья, оказалось настоящей пыткой. Штаны промокли насквозь, плюс ко всему, мы по пояс оказались истыканы колючками, от которых было просто невозможно избавиться. Только Эль молчала, она словно кошка, ловко маневрировала между сырыми стеблями, ступая за мной след в след.
    Дождь усилился. Небо затянуло мрачными тучами, они сгущались и сгущались над нами.
    - Шизы! – завопил Леха.
    - Идиот, - рявкнул на него Ромик, но поздно.
    - Ноги в руки и бегом! – крикнул я, осматриваясь в поисках Эль. Хотя, что я беспокоился, она лучше всех нас могла действовать в данной ситуации.
    Скрываться теперь не было смысла, они нас заметила и точно по прямой бежали в нашу сторону.
    Команда держалась вместе. Девчонки без паники, но с явным выражением страха на лице, а вот Алексей… он совсем ошалел. Одного взгляда в его бегающие от страха глаза, можно было понять, что человек на грани.
    - Фримэн, к бою! – последние мои слова.
    Первый шиз получил точно в голову, его тело откинуло назад, на приближающихся собратьев.
    «Еще шесть», - мелькнуло в голове.
    Одиночные выстрелы. Очередной убитый свалился в траву, подняв в воздух комки грязи. Остальные, с легкими ранениями набросились на слабый пол. Девчонки закричали и принялись палить в разные стороны, несколько пуль свистнули под моими ногами. Ситуация вышла из-под контроля. Пара одиночных выстрелов, удар и я на земле. Тварь запрыгнула на меня и тут же, отлетело в сторону с дыркой в башке.
    - Вставай! – кричал Миха, судя по всему мне.
    Перекатившись, я вскочил на ноги. Оставшиеся два шизоида навалились на отвлекшегося Романа.
    Подоспел Санек, ударом ноги откинувший одного и сошедшийся в рукопашной с другим.
    Никогда не видел его в драке, но зрелище захватывающее.
    - Уходим! – проревел я, оглядываясь назад.
    Толпа тварей неслась к нам через поле аэродрома. Сколько их там на этот раз, я боялся даже представить.
    Эль, возникла из ниоткуда.
    - Леха, стой! – кричал ему вслед Роман, а тот в свою очередь, бежал очертя голову, благо хоть в нужном направлении.
    - На базу! – заорал Санек.
    - Там эти твари, - возразил, было Луговкин.
    - А там тем более эти твари! – Док махнул за спину, указывая на приближающихся шиз.
    Травяной ковер резко исчез. Пошли нагромождения плит и обломков мусора, бежать стало легче.
     -Прикрываю!- Я обернулся и принялся отстреливать приближающихся тварей.
    Гулкий хлопок, после чего взрыв, разбросавший шизоидов по полю.
    Подствольник Романа вступил в дело.
    - Отходите! – кричал он девушкам.
    Дальше небольшая рощица и забор, точнее то, что от него осталось.
    Сменяя друг друга, мы отходили к части.
    Первым на забор забрался Алексей, он развернулся к нам лицом, в его глазах застыл панический ужас. Не долго думая, он открыл беспорядочный огонь по нападавшим. Это не сильно помогла.
    Девушки тем временем принялись карабкаться на забор. Эль проделала данную процедуру примерно за две, три секунды. Примерно столько времени, понадобилось шизам, накинуться на нас, да еще и с фланга успеть обойти. Елену сбили с ног и принялись яростно рвать на части. Ее подруги кричали, что-то не разборчиво.
    Выстрелы, дождь, хрипящий рев ошалевших тварей, почуявших кровь – хаос воцарился на подступах.
     Выстрел, второй, короткая очередь и остановка. Магазин опустел, а тварь летит на меня. Удар в челюсть прикладом, от отдачи я отпрянул немного назад. Еще один. Подмоги мне не ждать, друзья сами увязли в потасовке. Спасало только одно, то, что шизы шли не скопом, а маленькими кучками, растянувшись по всему аэродрому.
    Мой маленький топорик вновь вышел на тропу войны. Летящий на меня шизоид, с раскрытой звериной пастью, иначе это никак не назвать, ибо все человеческое умерло в нем давно, его встретило холодное лезвие, срубив голову чуть выше нижней челюсти.
    Сердце готовое выпрыгнуть из груди, бешено колотилось, заставляя все тело работать в ускоренном режиме.
    Очередная тварь, взмах топорика, выстрел из пистолета. Неровная поверхность, обломки плит, ноги заплетаются в траве. Я смотрю на друзей. Александр с ножом, отбивался от наседавших тварей, Луговкин передергивая затвор, подскочил к Фримэну, открывая огонь, почти в упор по окруживших их шизам. Док прыгает на забор, таща за собой Михаила. Рома помогает ему. Лена мертва. Эль нигде не было видно.
    Удар наотмашь. Вонючая кровь, обжигающе хлестнула по лицу и в тот же миг, земля ушла из-под моих ног. Моя спина врезалась во что-то мягкое, я покатился вниз.
    «Колодец», - только и успел подумать я, глядя на то, как белое пятно света, становится все меньше и меньше.
    Очередной удар и я остановился. Все звуки стихли, мне даже показалось, что я попал в другой мир и остался совсем один.
    «Странно, очень странно». – Поднявшись, подумал я.
    Фонарик осветил пологий склон тоннеля по которому я скатился сюда, он уходил дальше, в неизвестность.
    - Просто великолепно, очередная дыра, - прошипел я и решил попробовать выбраться тем же путем, каким попал сюда.
    Возня, другими словами и не назовешь то, чем мне пришлось заниматься. Скользкий пол тоннеля не позволял нормально держаться на своих двоих, ноги все время скользили в грязи, постоянно приходилось опираться руками о стены, что бы хоть как-то удержать равновесие.
    Наверху по прежнему стояла мертвая тишина, все это было очень странно, только я слышал выстрелы, как тут же все смолкает, даже шизы и то затихли, и чем ближе я приближался к заветному отверстию, тем больше меня это беспокоило.
    Душа ушла в пятки, когда чья-то рука схватила меня за шиворот и потащила на поверхность.
    - Эль! – Немного отпустило, я аж разнервничался, наверное, отключился при падении, а теперь, когда все шизы ушли, она вернулась за мной, только почему одна, где все?
    Сконцентрировано удалось смотреть только на девочку, вернее в ее черные глаза, остальная картинка оказалась размытой.
    Я цеплялся за края ямы, Эль тащила меня изо всех сил, но я соскальзывал.
    «Странно, почему нет дождя, нет неба. Нет ничего кроме ее глаз»
    Руки соскользнули с края, мой ворот вырвался из маленьких ладошек девочки, и… мелькнула секунда, перед тем как я оказался снова на прежнем месте. Пятно светы подернулась рябью, несколько раз качнувшись в разные стороны, становясь то ближе, то дальше, после чего просто замерло на месте.
    «Тень», - мысль, словно молния, прочертила по моему сознанию.
    Не долго думая, я включил фонарик на лбу, достал еще один и, прикрепив к нагрудному карману, включил тоже. Третий у меня горел прикрученный к стволу автомата.
    Назад дорога закрыта, значит, придется выбираться через другой выход, если он конечно есть. Осторожно, не спеша, я побрел в темноту, тщетно пытаясь разогнать ее своим светом.
    Черные, покрытые влагой стены, сложенные из каких-то блоков подобно огромному прессу сдавливали меня с двух сторон, влажный затхлый запах гнили и гнетущая, удушающая тишина, все они накатывались подобно невидимой волне, непрерывно, с определенной периодичностью.
    Она возникла прямо передо мной, снова в образе старухи, дряхлая, укутанная рваной шалью, больше напоминающей паутину из серо-синей материи. Ее пепельное лицо растянулось в форму блина. Тень раскрыла глаза и рот, внутри только черная пустота, бездна, оглушительный крик заставил меня зажать уши, фонарик на лбу продолжал удерживать существо на расстоянии в пучке света, но это не особо помогало, я чувствовал, как она приникает в мой мозг. Боль, пронзающая сознание, подобно тоненьким иглам, медленно ползла к центру головы. Я заорал, сильно, что было мочи, подаваясь вперед, не позволяя себе упасть на спину. Свет вонзился в мерзкую сущность, заставляя ее отпрянуть. Иглы, проникшие в голову, вышли наружу, обдав меня ознобом. Мириады маленьких, холодных капелек пота покрыли все тело. Я задрожал, но продолжал светить на нее, а она… неожиданно стала распадаться, втягиваться в стены, превращаясь в субстанцию, напоминающую нефть.
    Тяжело дыша, я привалился спиной к сырой стене. Трясясь, от холода, я прикладывал огромные усилия, чтобы успокоить свое взбунтовавшееся сердце. В груди болело, голова, словно онемела.
    «Закрыть глаза и глубоко вздохнуть, только не спешить. Я же сказал, не спешить»! – прокричал себе я. – «Прекрасно, а сейчас, такой же спокойный, медленный выдох».
    Открыв глаза, я потихонечку встал.
    - Не останавливаться. – Голос словно другого человека.
     Вперед и только вперед.
    Шум за спиной, я резко обернулся. Никого, даже мерцающее пятнышко той дыры, через которую я попал сюда, и то исчезло.
    Теперь шум спереди, словно что-то тяжелое скребло о стену.
    Дикий смех, громкий, режущий слух. Прижавшись к стене, я направил фонарики в разные стороны. Слева. Огромная изломанная фигура, похожая на мешок набитый тряпьем, она двигалась на меня, скрежеща одним из своих не в меру огромным боком. Голова, свернутая на бок, чертила своим ухом по потолку, сдирая оттуда грязь и промокшую паутину.
    Выстрел, еще один. Существо дернулось и распалось на огромные хлопья рваной ткани, падающие на стену вопреки всем законам притяжения. Процесс не занял много времени, тоннель снова оказался чист.
    - Надо идти, надо идти, - твердил я, стоя на одном месте, чувствуя, как влага проникает через ткань униформы.
    Холод стены словно приковал меня к себе, я понимал, что не могу пошевелиться, но ничего не мог сделать, только молча смотрел перед собой, на противоположную стену и молчал.
    На этот раз, ей удалось подобраться намного ближе. Блоки стены ожили, я ощущал, как мое тело погружается в них, словно муха в кисель. Края стали жесткие, их кромка резала мою кожу на лице и руках. Боль, снова боль, ободранные места защипало. Я не мог пошевелиться, я мог только догадываться о происходящем и немного видеть краем зрения.
    Металлическая арматура с хрустом вырвалась из бетона, окатив меня градом обломков. Скрежещущий звук, пруты арматуры принялись вращаться вокруг своей оси и поползли ко мне. Они походили на гигантских, хищных червей, поймавших свою жертву и, наслаждаясь ее беспомощностью, медленно, рассудительно приближались к ней в желании попробовать на вкус свежего мяса.
    Концы арматуры уткнулись в виски и принялись вгрызаться в мою плоть. Треск ломающихся костей и нечеловеческая боль, сдавливающая череп, сводили с ума. В глазах все замельтешило, завертелось. Пруты пробили височную кость, кровь сочилась на скукоженные плечи.
    «Мой мозг, она хочет проникнуть в мой мозг»! – последнее, что появилось на просторах мутного сознания.
    Уродливая физиономия тени возникла над моей головой. Снова эти черные дыры вместо рта и глаз, пепельное лицо, шипение…
    Мощный порыв ветра снес уродливое лицо в сторону, из просвета в пространстве передо мной возникла Эль, точнее ее глаза, они пронзительно смотрели на меня. Я смог сфокусироваться, боль отступила. Она метнулась ко мне, выныривая из рябящего комка света, словно из отраженной в поверхности воды, луны. Меленькие, детские руки с силой схватили мой ворот и принялись тянуть к себе. Стена не отпускала.
    Ее глаза, черные, немыслимо прекрасные. Омут, я охарактеризовал их именно так, и этот омут притягивал меня к себе. Возникало ощущения полета.
    Мое тело стало разрываться на куски, часть оставалась в стене, а другая часть тянулась к Эль. Арматура сдвинулась назад, изгибаясь, ломая мне черепную коробку. Боль, новая порция, это оказалось просто не выносимо, глаза вылезли из орбит, теперь я уже видел всю картину целиком, однако сосредоточиться мог только на одной цели – глаза. О, на сколько же они были притягательны и прекрасны. По позвоночнику потекло приятное ощущение тепла, лицо похолодело, закололо. Остальные ощущения растворились в ее глазах.
    Я почти достиг поверхности светового пятна, когда собравшаяся в пучок, темная материя закрыла мне взор. Время застыло на месте, только безумный хоровод не читаемых мыслей и туманное видение того, как моя девочка борется с какой-то темной массой, но преимущество оказалось на стороне тени, мерцание, неяркая вспышка и источник света пропал, а вместе с ним пропала и Эль.
    Меня словно схлопнули, будто я шкатулка, крышки которой беспощадно сомкнули друг с другом. Оглушительный грохот, очередное помутнение сознания и бегающие перед глазами мошки – результат очередного нападения тени.
    Я заорал, что было мочи. Стены затряслись, реальность моргнула и вновь, все встало на свои места.
    Открыв глаза, я обнаружил, что лежу на полу, уткнувшись лицом во влажную землю. Перед моим носом копошились какие-то букашки. Я сплюнул и поднялся на четвереньки. Голова гудела. Немного подождав, попытался встать, получилось где-то с третьего раза. Оружие осталось висеть на плече, фонарик, который был в другой руке, куда-то пропал. Я нашел его в метре от себя.
    «Работает засранец». - Улыбнулся.
    Осмотревшись, обнаружил, что все стены покрыты пулевыми отверстиями. Видимо стрелял, но я этого не помню.
    Поменяв магазин, двинулся дальше.
    Время, я потерял его счет, оно прекратило свое существование в этом месте, но думаю, прошло его достаточно много, достаточно, что бы эта тварь накопила силы для очередного удара, однако тень не появлялась, возможно, Эль ее сильно потрепала и она теперь зализывает раны.
    Зря я так опрометчиво о ней думал, не стоит недооценивать своего врага, особенно, если не в состоянии понять его.
    Идти стало тяжело, ноги не слушались, налились свинцом и продолжали им наливаться по мере моего продвижения.
    - Вперед, только вперед! – кричал я себе, рассматривая в нескольких метрах впереди себя, огромную металлическую дверь.
    Ноги увязали в земле, я направил фонарик вниз. Собачьи морды, формировавшиеся из мокрого песка, взмывали ко мне и вгрызались в мои ноги. Тело превращалось в желе.
    Кап, кап, что-то капало на меня сверху, потом стук, легкие, едва заметные хлопки по голове, по одежде.
    «Что на этот раз». – Подымаю голову вверх.
    Свет фонарика пронзает потолок, которого нет, свод тоннеля уходит на непреодолимую высоту, а его поверхность теперь состоит из маленьких, ползающих друг по другу червей.
    «Пиявки, так вот что ты придумала на этот раз». – Злость вспыхнула во мне и так же быстро угасла, едва только одна из пиявок вонзила в меня свои челюсти.
    Я словно видел каждое их лицо – маленькая копия лица тени. Они ползали по мне, проникая под одежду. Скользили вниз за воротник, вгрызались в кожу, сверлили плоть. Я чувствовал, как они ползают у меня внутри, как проскальзывают еще глубже, извиваются, сосут кровь. Я чувствовал их по всему телу, мерзкие, скользкие создания, вползающие под кожу. Некоторые осели на щеках, другие заползали под веки, пытаясь проникнуть в череп. Они падали сверху, все больше и больше. Они лезли в меня и лезли.
    - Это не правда. - Удар в лоб, проникающий в самую сердцевину рассудка.
    - Этого не существует, это лишь иллюзия. – Прозрачная, еле различимая в свете фонарика, Эль стояла перед закрытой дверью.
    Капельки слез выступили на моих глазах. Пиявки тут же вцепились в слезные железы, жадно поглощая появившуюся влагу. Хотелось моргнуть, глаза жгло, но ползучие твари оккупировали мои веки.
    Боли я не ощущал, мое сознание теперь полностью сконцентрировалось на девочке. Хоть пиявки и мешали мне нормально ее рассмотреть, я все же мог видеть ее глаза и этого, оказалось вполне достаточно.
    - Отпусти себя, раскрой свой разум, познай истину, - твердили ее немые уста.
    Я шел к ней, тело полностью перестало слушаться, оно действовало машинально, получив изначальную команду двигаться вперед, оно послушно шло, но не более.
    - Откройся. Прими истину. Отринь эту иллюзию, загляни в меня, - шептала она и я заглянул.
    Ее глаза поглотили меня, острая, режущая боль потекла сквозь меня к мозгу, к центру моего я, к тому месту, в котором жила моя личность.
    Пиявки старались, как могли, песчаные морды собак бросались на ноги все сильнее и сильнее. Тяжесть, неимоверная тяжесть. Дыхание либо остановилось, либо я его просто не ощущал. Я вообще уже ничего не ощущал, только скелет, они ползали внутри моих костей, пожирая костный мозг, разрушая костную ткань.
    «Если я не доберусь до двери, то я останусь здесь навсегда»! – Мощная вспышка пронзила разум.
    Образ Эль передо мной, он разделился, я четко осознавал то, что я вижу перед собой, но в тоже время… внутри зрело чувство… 
    - Да, откройся. Слышишь меня, это лишь иллюзия, иди ко мне, смотри на меня, смотри мне в глаза. – Ее голос, мягкий и нежный, проникал в самую глубь, отталкивая кольчатых червей, которые злобно рычали, но не могли прикоснуться к той заветной области, в которой содержалось то, что делало меня таким, какой я есть.
    Я безоговорочно отдался во власть этих черных, наполненных нежностью и в то же время, невероятной силой, глаз.
    Скальп сполз с моего черепа. За ним последовали другие части тела. Мышцы принялись отваливаться одна за другой, но я продолжал идти. Я продолжал свой путь, ведь я теперь знал, знал истинную сущность тени, ее способности. Эль питала меня, наполняла энергией.
    Все это не настоящее, иллюзия, созданная тенью. Наши кошмары, имитация жизни, неизменно ведущей к смерти. Теперь я знал это и теперь это знала она, та что сейчас шипела, извивалась внутри меня, пытаясь дотянуться своими пальцами-пиявками до моего сознания, но не могла.
    Руки схватили ручку двери, огромный вентиль. Вспомнилась дверь подводной лодки. Я крутанул рукоять, жалобный скрип и она поддалась.
    Тем временем, я продолжал медленно терять свое тело.
    Эль смотрела на меня, я на нее. Она тоже ухватилась за ручку двери и тоже вместе со мной принялась ее открывать.
    Лицо девочки расплылось, его черты подчеркнуто засветились. Пылающие линии, на фоне которых все так же мягко сверкали два черных глаза.
    Дверь поддалась. Я услышал дикий вопль тени.
    Резко распахнувшаяся дверь откинула меня назад, но Эль, возникшая из ослепительного потока яркого света, ухватила меня и потянула к себе. Рот девочки открылся, и она заорала, только крик превратился не в звуковую волну, а в волну испепеляющего света. Огонь растлевал мое тело, разъедая пиявок вместе с остатками онемевшей плоти.
    Мне показалось, что ее маленькие пальчики вонзились в мой затылок и, проникнув в мозг, вырвали мое сознание наружу. Прижимая к себе, она потащила меня в поток яркого света.
    В очередной раз, мир завертелся перед глазами, калейдоскоп разноцветных картинок обрушился на мой истерзанный мозг, потом все померкло.
    Я вздрогнул. Ощущения снова вернулись ко мне. Я чувствовал свои руки, ноги, тело. Я вновь ощутил, что дышу.
    «Какой мерзкий запах», - подумал я и обрадовался, ведь если мыслю, чувствую – значит живу.
    Первое, что увидел, открыв глаза – лицо Эль. Она смотрела на меня своими черными, как ночь, глазами и улыбалась. Я улыбнулся ей в ответ.
    Девочка придерживала мою голову над полом. Ее маленькие пальчики скользили по моему лицу, стряхивая с него прилипшую паутину, обрывки каких-то бумажек.
    Глаза постепенно привыкли к яркому свету, прорывавшемуся сквозь распахнутую дверь. Осмотрев помещение, я понял, что нахожусь в каком-то доме, лежа на старой лестнице, ведущей в подвал. Вокруг летали непонятные хлопья чего-то черного, какой-то пепел, но запаха гари я не ощущал. Пахло все тем же осенним городом, который я запомнил, покидая его. Хотя сейчас я уже не мог с точной уверенность сказать – покидали ли мы его вообще.
    Эль помогла мне приподняться. Силы покинули меня, возникало ощущение, будто я весь день таскал мешки с цементом, тело ныло, болью отзывалась каждая мышца моего многострадального организма. Кряхтя, мне все же, не без помощи дочки, удалось выбраться из подпола и растянуться на полу.
    Пепел крупными хлопьями кружился по помещению, медленно, не спеша, опускаясь на старые доски. Мне было хорошо, несмотря на боль, мне было хорошо.
    Эль снова пришла на помощь. Минута с зажатыми зубами не прошла даром – я встал, тяжелый вдох, затем такой же выдох, разгоняющий мельтешащий у самого носа пепел и сделал шаг. Ноги словно ватные, но все же они меня слушались. Еще шаг. Меня манила к себе открытая дверь, за которой стоял холодный осенний день, наполненный каплями дождя.
    Моя рука коснулась косяка, я застыл на мгновение, еще один вдох. Свежий воздух наполнил легкие, я почувствовал, как силы вновь возвращаться ко мне.
    - Спасибо тебе за все, - сказал я Эль и, подняв на руки, вышел под очищающий поток воды, ниспадавший на нас с небес.
    Подняв к небу глаза, я позволил дождю очистить его от грязи.
    Небо, осеннее небо, такое спокойное, невозмутимое. Огромные свинцовые облака, зависшие над самой землей, молчаливо смотрели на нас, проливая слезы, оплакивая судьбы тех, кому сегодня не повезло, но те слезы не про нас, ибо сегодняшний день, стал самым счастливым днем в нашей жизни. Только сейчас я осознал это, глядя на небеса, сквозь которое пробивались редкие лучики солнечного света. В этот момент я осознал произошедшее, понял, что сегодня мы все родились заново, ибо еще никому не удавалось победить тень, уйти из ее лап живыми и здоровыми.
    Капли дождя освежающе стучали по моему довольному лицу, застывая на мгновение, а потом устремлялись вниз. Я посмотрел на Эль, она улыбалась вместе со мной. Черные глазки поблескивали на свету, наполненные искренней детской радостью.
    «А косички-то мы с тобой, так и не заплели», - я засмеялся и смеялся еще долго, а девочка просто улыбнулась мне в очередной раз и с довольным видом, надела солнечные очки.
    Мой взгляд опустился на землю, я увидел своего друга, Александр лежал у ворот, прислонившись спиной к столбу. Он смотрел на небо, потом перевел взгляд на меня. Я подошел ближе. Я ощущал, как щупальца тени медленно угасали, покидая его сознание, покидая сознания каждого из нас, так как во дворе, а так же, судя по звукам и в доме, стали просыпаться члены нашей команды, сбрасывая с себя серое, изъеденное дырами, одеяло кошмаров, коим накрыла нас тень.
    - Неплохо мы за лодкой сгоняли, а? – усмехнулся я, глядя на друга.
    - Чего? – Он нахмурил брови.
    - Еще не заметил, мы у дома Лютого. Вон и гараж, откуда мы с Михой лодку тащили. – Я кивнул в сторону распахнутых ворот, покосившегося гаража. – Мы отсюда так никуда и не уплыли.
    - Что ты хочешь этим сказать? – Доктор приподнялся, судя по всему, его тоже мучили такие же боли, как и меня.
    - Я хочу сказать, что мы никуда не уезжали. Мы попали под власть тени.
    - Но это не возможно, я четко помню…
    - Это иллюзия, я то же помню, много чего, но это всего лишь иллюзия, пойми. – Я повернулся к дому, из дверного проема появился Луговкин, одной рукой он держался за голову, другой за дверь.
    - Что за фигня? – вырвался стонущий возглас.
    - Похмелье, это называется похмелье, - засмеялся я.
    Он непонимающе уставился на меня.
    За ним вышел Роман, он был примерно в таком же состоянии.
    - А где девушки?
    Мы принялись искать наших спутниц. Во дворе их не было.
    - Возможно на улице? – предположил Саша.
    Мы вышли за ворота. Как и сказал Александр, девушки оказались на улице. Они сидели на земле, судя по всему, плакали. Причину мы поняли только тогда, когда подошли ближе. Лена, она оказалась мертва, ее тело было изодрано в кровь, одежда порвана. Видимо во время галлюцинации, когда на нас напали шизы, она изорвала саму себя. Так тень сумела забрать с собой одного из нас.
    Девушка лежала, распластавшись на пожухлой траве, раскинув руки в разные стороны, а золотистая листва, кружившаяся в воздухе, не спеша, опускалась на ее застывшее личико.
    Меня передернуло, я сам вспомнил последние минуты, когда Эль боролась с тенью, пытаясь вырвать меня из ее безумных видений, спасая мне жизнь.
    «Не случись того, что случилось и я возможно так же, лежал бы в старом подполе». – Я смахнул со своей шевелюры накопившуюся влагу.
    Капли дождя текли по ее лица, словно слезы. Роман подошел к ней и, опустившись на колени, закрыл глаза.
    Чуть поодаль, в кустах, мы обнаружили тело Алексея. Он тоже погиб, свернул шею. Видимо перелезть через иллюзорный забор, ему так, и не удалось.
    Свой дальнейший путь, мы продолжили в молчании. Каждый новый фрагмент окружающей нас картины вызывал эффект дэжавю. Все еще было трудно привыкнуть к тому, что путь, проделанный до аэродрома, оказался всего лишь сном, сном, в котором погибло двое людей. Оставалось только надеяться на то, что мы не повстречаем шиз при выходе с территории аэродрома и благополучно доберемся до монастыря.
    Вечер, застиг нас бредущими к воротам монастыря. Господь услышал мольбы своих детей, посему, дорога в его обитель оказалась легкой и не принужденной, на сколько это было вообще возможно в наше сумасшедшее время, когда каждый день является по сути своей, вызовом, белой перчаткой, брошенной в лицо равнодушно улыбающемуся страху.
    Следующее утро группа встречала на железнодорожной станции. Поезд прибыл в точно назначенное время, несколько дряхлых вагонов, оказавшихся практически пустыми, приняли нас в свои прохладные объятья.
    Я посмотрел в окно, обведя родные просторы своим тусклым взором. Возможно, я вижу эти места в последний раз, а возможно… нельзя загадывать наперед, особенно сейчас, когда ты не знаешь, что ждет тебя в следующее мгновение.
    Поезд тронулся, пейзаж за почерневшим от грязи, окном вагона, поплыл, набирая скорость. Ностальгия сжала сердечную мышцу, дополняя серые будни оттенком легкой грусти. Мы уезжали из города, который считали своим домом и который, теперь стал таким холодным и не гостеприимным, что хотелось только плакать, но я себе не мог позволить такой роскоши, и от того, взглянул на Александра, на Михаила, на девочку, ставшую мне дочерью и слегка улыбнулся.
    Наш исход завершен…

    Не бьется в груди нашей, пылкое сердце,
    По венам пустым, больше страсть не течет,
    Мы старая птица, упавшая с ветки,
    Желая лететь, в свой последний полет.

    И рваное небо, склонившись над телом,
    Заплачет холодным, осенним дождем,
    Последнее слово, мы сказать не умеем,
    Тому в кого верим, любим и ждем.

    Живя настоящим, просто смотрим под ноги,
    Не зная дороги, ведущей вперед,
    Нам хочется верить, отбросить тревоги,
    Надеясь на фразу: «Авось, пронесет».

    И так, шаг за шагом, идем мы по пеплу,
    Погибших иллюзий, сгоревших в огне,
    На новые грабли, становимся смело,
    Отдавшись на милость, капризной судьбе.

    Быть может, когда-то, найдем мы то место,
    Которое домом, своим назовем,
    Где будут нам рады, где будем мы вместе,
    Ну а пока… просто дальше идем.

    0


    Ссылка на этот материал:


    • 0
    Общий балл: 0
    Проголосовало людей: 0


    Автор: Теоретик
    Категория: Фантастика
    Читали: 114 (Посмотреть кто)

    Размещено: 14 августа 2009 | Просмотров: 1154 | Комментариев: 1 |

    Комментарий 1 написал: Blac-vu (19 августа 2009 16:10)
    Читается тяжеловато

    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2021 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.