«    Июль 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус | Партнеры--



Сейчас на сайте:
Пользователей: 2
Chel Георгий Жуков

Роботов: 1
Yandex

Гостей: 17
Всех: 20

Сегодня День рождения:

  •     KADGAR (19-го, 4 года)
  •     Mary MkLair. (19-го, 21 год)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Дискуссии О культуре общения 171 Filosofix
    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 1863 Кигель
    Стихи молчание - не всегда золото 250 Filosofix
    Флудилка Время колокольчиков 198 Герман Бор
    Флудилка Курилка 1954 Герман Бор
    Обсуждение вопросов среди редакторов сайта Рабочие вопросы 517 Моллинезия
    Флудилка Поздравления 1635 Герман Бор
    Стихи ЖИЗНЬ... 1600 Lusia
    Организационные вопросы Заявки на повышение 775 Моллинезия
    Литература Чтение - вот лучшее учение 139 Lusia

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    Мертвая земля. 2 часть

    Дождь  хлестал,  не  переставая,  небо  черное  и  лишь  на  мгновение,  его  освещало  молнией, так  близко  как  будто  вот-вот  ударит  в  дерево  рядом  с  тобой. Потом  раскаты  грома.  Жуткое  зрелище.  При  этом  ветер  гнул  деревья  так,  что  скрипели  стволы  и  ломались  ветви.  Закутавшись  в  длинные  дождевики  с  капюшонами,   мы  продвигались  перебежками,  избегая  дороги.

     «Спасибо  тебе,  Вожак,  за  твое  неповторимое,  уникальное  чутье», - подумал  я.

    Выбравшись  за  периметр  поселка,  Дилан  не  сразу  свернул  к  дороге.

    - Надо  осмотреться, -  сказал  он. – Француз  обследуй  трапу  ведущую  влево,  да  не  высовывайся.   Змей - к  правому  ответвлению. Стрелок – к  развилке. Остальные  замерли  и  ждем.

    Дороги,  по  которым  можно  было  добраться  до  Городских  развалин  из  Лесного  поселка, было  три.  Вернее  одна  с  двумя  ответвлениями.  Одна,  как  и  водится,  прямая  и  широкая   но,  с  военными  постами. И  две  окольных  длинных  и  не   пригодных  для  проезда  из-за  оврагов,  но  вполне  годных  для  пеших  походов.  Вообще,  дорога  из  Лесного  поселка  велась  кругами,  но  тот,  кто  часто  бывал  здесь,  знал   тропки,  по  которым  можно  было  сократить  путь,  да  не  угодить  в  засаду.

    Ждать  пришлось  недолго.  Первым  вернулся  Стрелок.

    - У  развилки  в  засаде  военный  патруль,  человек  десять,  -  сказал  он  отдышавшись.

    - Нас  ждут, - тихо  заметил  Вожак. -  Кто-то  навел  их  на  нас. Узнаю,  ноги  выдерну.  Нет,  лучше  язык.

    Зашуршали  кусты,  и  в тот  же  миг,  перед  ними  появился  Змей.

    - На  правой    тропе,  в  двести  метрах  отсюда,  засада.  Пять  человек,  вооруженные.  Военные.

    - Ну,  что ж,  будем  ждать  Француза.

    Арман  появился  минут  через  десять,  после  Джамея.  Вылез  неслышно  из  кустов,  как  хищник  на  охоте.

    - На  левой  тропе  засада,  человек  семь-восемь.  Военные.  Машина,  бронированная  в  кустах.

    - Будем  прорываться  лесом,  дождь  нам  в  помощь.

    Чтобы  обойти  военные  посты,  нам  пришлось  дать  большой  круг  по  мокрому   лесу.   Промокли  до  нитки,  торопились,  чтобы  успеть  к  каньону  пока  не  рассвело.   Там  был  подвесной  мост  но,  уверенности  в  том,  что  нас  не  ждут  на  другом  берегу,  не  было.

    До  моста  мы  добрались  под  утро,  дождь  прекратился,  и  белый  туман  окутал  берега.  Туман  был  такой  густой,  что  скрыл  оба  берега,  даже  моста  не было  видно. Подобравшись  ближе,  мы  прислушались.  Слышно  было  шум  воды,  легкий  скрип   деревянных  половиц,  чуть  покачивающихся  на  ветру,  щебет  ранних  птиц.  Других  звуков  не было.

    - Дакота,  Снайпер – вперед,  на  мост, -  прошептал  Вожак.

    Мы  тихонько,  пригнувшись,  ступили  на  мост.  Я  шел  первым,  Киаран  за  мной.  Впереди,  на  расстоянии  двух  метров  ничего  не было  видно.  Доски  на  мосту  под  нами  тихонько  скрипели.  Они  были  настланы  поперек,  с  большими  промежутками,  приходилось  делать  широкие  шаги.  Вдруг,  одна  доска  громко  треснула  и  проломилась  под  Киараном. Снайпер  провалился,  издав   душераздирающий  вопль,  но  успел  зацепиться  за  канат,  которым  были  обвязаны  дощечки.  Крик  его,  пронзил  мертвую  тишину,  и  прокатился   эхом  на  много  миль   в округе.  Да  было,  отчего  кричать,  мост  висел  над  бурной  каменистой  рекой,  на  высоте  около  пятидесяти  метров. А  внизу  туман,  ничего  не  видно.  Я  быстро  подскочил  и  помог  нигеру   забраться  обратно  на  мост.  Таиться  больше  не было  смысла.

    - Если  не  хочешь  пройти  тихо,  - сказал  Вожак,  сплюнув  от  досады. -  Пошли  в  разведку  этих  двух  придурков.

    Противоположного берега  мы  достигли  быстро.  Киаран  скачками, не  останавливаясь,  ринулся  вперед  меня.  Благо,  что  берег  был  чист,  а  то  бы  он   сбил  с  ног  весь  военный  состав,  сидящий  в  засаде.

    - Ну,  его, -  сказал  Снайпер  на  берегу. – Больше  не  пойду  через  этот  мост.

    - Поплывешь? – спросил  я,  прислушиваясь.  Тишина.  Здесь  нас  никто  не  ждал.

    Вся  группа  благополучно  перешла  мост  без  приключений.   Проходя  мимо  нас,  Вожак  укоризненно  покосился,  но  ничего  не  сказал.

    - Мост - то  старше  моей  бабушки, - попытался  оправдаться  Киаран. – Сгниет  скоро  совсем.  А  еще  этот  дождь,  сыро,  скользко.

    - Я  понимаю, -  ответил  Дилан. – Но  можно  же,  было,  не  орать  так?

    Вожак  ушел  вперед,  скрывшись  в  сыром  тумане.

    - Сам  бы  попробовал, – процедил  сквозь  зубы  Киаран.

    - Я  все  слышу, -  донеслось  из  тумана.

    Дальше  мы  продвигались  вдоль  реки   по  уже  натоптанной  тропе.  И  когда  солнце  поднялось  довольно  высоко, решили  сделать  привал. Это  место  было  нам  знакомо  давно.  Если  спуститься  вниз, к  реке, пробраться  сквозь  прибрежные  высокие  кустарники,  то  попадешь  в  довольно  просторную  пещеру.  Там  мы  ночевали  уже  не  раз.  Кроме  нас  этой  пещерой  пользовались  некоторые  проводники  одиночки.  

    Сбросив,  наконец – то,   тяжелый  рюкзак  на  плоский,  большой  камень,   я  сел  рядом  и  протянул  ноги,  облокотившись  спиной  о  холодную  стену  пещеры.

                                                                d♠c

    В ночном  баре  тускло  горел  свет. У  барной  стойки, позевывая,  скучал  бармен. Посетителей  было  не  много.  За  столом  у  окна  сидел  одинокий  человек,  он  заходил  сюда  не  часто  и  почти  ни  с  кем  не  общался.  За  другим  столом,  напротив  бармена,  сидели  четверо,  двое  головорезов  из  шайки  Инграма,  и  двое  незнакомцев,  прибывших  в  Городские  развалины  вчера  вечером.  Бармен  Джо,  именно  так  звали  молодого  худощавого  парня, обслуживающего  это  заведение,  знал  это  точно. Они  остановились  в  комнате  наверху. Больше  в  баре  никого  не  было. Четверо  посетителей  играли  в  карты.

    - Все, ставлю  последнее,  что  у  меня  есть, - сказал  один  из  них, темноволосый  незнакомец   с  карими  глазами.

    Он  достал  из  кармана  ярко  красный  камень,  величиной  с  голубиное  яйцо.  Это  был  артефакт  очень  редкий  и  довольно  крупный.  Встречался  он  действительно   не часто,  так  как  возрождался  на  месте  очень  опасной  аномалии – дьявольском  шаре.  Огненный  шар  возникал  внезапно,  в  любом  месте,  размер  его  тоже  менялся  от  гусиного  яйца,  до  трех  метров  в  диаметре.  Шар  мог  взорваться  в  любую  минуту,  парализуя   все  живое  на  расстоянии  двадцати  метров,  и  сжигал  все  дотла.  После  его  взрыва  на  выжженной  земле  находили  целебные  артефакты -  камешки  коричневого  цвета,  и  очень  редко – ярко  красные.  Красные   ценились  намного  дороже.  С  помощью  этих  камней,  можно  было  защитить  организм  от  радиации  и  других  опасных  болезней.  

    - Вот  это  да! - воскликнул  один  из  Инграмовцев. – Дьявольский  шар?  Ставь!

    - Адлэй,  может,  хватит?  Оставь  себе,  это  же  такая  редкость, - попытался  остановить  его  друг,  светловолосый,  худощавый  парень.

    - Нет, Броз,  я ставлю  его.

    Броз  махнул  рукой  и  встал  из-за  стола.

    - Я буду  наверху.

    Он  ушел.  Остальные  начали  игру.  Вскоре  все  было  кончено,  всю  ставку  выиграл  здоровяк  из  шайки  Инграма. Он  встал,  похлопал  Адлэя  по  плечу.

    - Ничего,  друг, в  следующий  раз  тебе  повезет.

    Инграмовцы  вышли  из-за  стола,  и  покинули  бар.

    Адлэй  остался  сидеть  за  столом.  Он  взял  кружку,  допил  пиво  и  тоже  хотел  уйти,  но  тут  вдруг  к  нему  подсел  незнакомец,  сидевший  до  этого  у  окна.

    - Хочешь, сыграем? -  тихо  спросил  он.

    - У  меня  уже  ничего  нет.  Все  спустил  за  вечер.  Ну,  если  только  пара  ножей  да  полу разбитый  ПДА.  Оружие  не  дам!

    Незнакомец  снисходительно  улыбнулся.

    - Мне не  нужно  твое  оружие.  Давай  так,  я  ставлю  это, - он  достал  из  внутреннего  кармана  куртки  толстую  пачку  денег,  и  положил  ее  на  стол  перед  Адлэем. – А, ты,  ставишь  свою  жизнь.

    Адлэй  удивленно  поднял  брови,   такой  ставки  ему  еще  никогда  не  предлагали, и  подумал – «Зачем  ему  моя  жизнь?». Но, вид  денег,  которые  с  легкостью  могли  перекочевать  со  стола  в  его  карман,  мешали  ему  отказаться  от  этого  сомнительного  предложения.

    - А, что  будет,  если  я  проиграю? – спросил  парень,  чувствуя  сухость  в  горле.

    Незнакомец  пододвинул  ему  кружку  с  пивом,  которую  только  что  поставил  перед  ними  бармен.

    - Ты  пустишь  пулю  себе  в  лоб.

    Незнакомец  снова  улыбнулся,  при  этом  его  жесткие,  стального  цвета  глаза,  остались  холодными.  Заглянув  в  них,  Адлэй  на  мгновение  почувствовал,  как  будто   проваливается  на  самое  дно  глубокого  ледяного  ущелья,  а  холодные  искорки,  в  глазах  незнакомца,  они  словно   серые  льдинки  втыкаются  в  его  сердце  все  разом.  Разум  подсказывал  парню,  что  не  стоит  принимать  игру  незнакомца,  но  слова,  словно  против  его  воли  вырвались  наружу:

    - Согласен.

    Незнакомец  взял  колоду  карт  и  перетасовал  ее  как  заправский  шулер.  Раздал.  Игра  закончилась  быстро.   Адлэй  проиграл.  Он  сидел  неподвижно, словно  в  оцепенении.  Карточный  долг,  это  больше  чем  просто  долг.  Но  цена-то  высока.

    Бармен,  который  стал  свидетелем  этой  сцены,  тоже  замер  в  ожидании  развязки,  еще  бы, не  каждый  день  увидишь,  как  в  карты  проигрывают  жизнь. « Надо  будет  хозяину  рассказать.  Наверное,  не  поверит», -  подумал  он.

    Адлэй  вопросительно  взглянул  на  того,  кому  только  что  проиграл  свою  жизнь.

    - Пойдем,  подышим  воздухом, - сказал  незнакомец  и,  поднявшись  из-за  стола,  направился  к  выходу.  Адлэй  последовал  за  ним,  почти  на  ватных  ногах.

    Ночь  была  душная,  слабый  ветерок   шелестел  листвой.  Сверчки  на  удивление  стрекотали  громче  обычного.  Бар  находился  далеко  за  поселком,  вдали  от  Городских  развалин.  С  крыльца  бара  были  видны  высокие  стены  полуразрушенного  города. 

    Они,  молча,  стояли  на  крыльце.  Курили.

    - У  тебя  есть  выбор, - внезапно  сказал  незнакомец. – Или  ты  пустишь  пулю  себе  в  лоб  прямо  сейчас,  или  найдешь  мне  одного  человека.

    - Какого  человека? – спросил  Адлэй,  охрипшим  голосом,  надежда  на  спасение  затеплилась  в  душе.

    - Его  звали – Савьер.  Это  было  много  лет  назад.  Теперь  его  зовут  по-другому.

    - Как?

    - Вот  ты  и  узнай  это. Найдешь – убей.  Принесешь  мне  в  доказательство  золотую  цепь  с  медальоном, в  виде  клеверного  листка -   трилистника.  Он,  наверное,  все  еще  его  носит.

    - Какой  срок  ты  мне  дашь  на  это  дело?

    - До  конца  твоей  жизни.  Помни – это  теперь  твой  долг.

    - Где  я  смогу  найти  тебя,  если  мне  удастся  выполнить  свой  долг?

    - В  поселке.  В  баре  китайца  Линя.  Берегись,  Савьер  очень  опасен.

    - А  как  зовут  тебя?

    - Ветер.

    Незнакомец  ушел,  а  Адлэй  еще  долго  смотрел  ему  в  след,  пока  одинокий   силуэт  не  растаял  во  мраке  ночи.  И  в  этот  миг,  стоя  на  старом  крыльце  бара,  он  поклялся  больше  никогда  не  брать  в  руки  карты  или  что-то  подобное.

                                                        d♠c

    Логово  Инграма  находилось  в  самом  центре  Городских   развалин.  Как  раньше  назывался  город,  до  всемирной  катастрофы,  которая  случилась  много  лет  назад,  никто  не  помнил.  Да  и  ни  кому  это  было  не   нужно.  Город  был  пустынным,  заброшенным  и  там  аномалия  росла  и  процветала,  меняя  все  на  своем  пути,  образовывая  новые  ловушки.  Основное  население  Городских  развалин  обитало  в  пригородных  поселках,  на  подступах  к  городу.  Группировка  Инграма  состояла  из  одних  отморозков,  преступников,  беглых  заключенных,  которым  удалось  бежать  с  большой  земли.  Только  здесь  они  могли  найти  себе  убежище,  не  боясь,  что  их  снова  арестуют.  Инграм  не  выдавал  своих  вояк  полиции.  Иногда  военные  патрули  делали  зачистку,  проверяя  пропуска,  обычно  это  заканчивалось  перестрелкой,  так   как  в  таком  месте  как  Городские  развалины,  найти  подлинный  пропуск  было  почти  не  возможно.  Пропуска  подделывали,  воровали,   отбирали,  ну  и  еще  было  много  способов   обеспечить  себе  жизнь,  относительно  спокойную,  в  аномальной  зоне.  Подделывали  допуск  неплохо, внешне  не  отличить,  а  вот  через  специальное  устройство  он  не  проходил.

    Вот  в  таком  месте, среди  полуразрушенных   многоэтажных  домов,  расположился  лагерь  Инграма.  А  точнее  сказать  в  подвале.  Подвал  был  бронирован,  своего  рода  бункер.  Тут  же  находился  склад  боеприпасов,  забитый  плотно  всеми  видами  оружия.  Лагерь  строго  охранялся,  и  вычислить  его  с  высоты  было  невозможно. Военные  патрули  часто  облетали  на  вертушках  окрестности  развалин,  местами  заросших,  со  временем,   густым  лесом.  Добраться  до  Инграма   было  сложно.  Так  же  сложно  узнать - кто  он  на  самом  деле. Ни  военные,  ни  полиция  с  большой  земли,  не  располагали  этой   информацией.  Они  даже  не  знали,   как  он  выглядит.  Часто,  тайно,   подсылая  своих  людей  в  его  логово,  они  получали  назад  мертвые  тела  своих  агентов.   Даже  самые  проверенные  люди,  приближенные  к  нему,  ничего  не  знали  о  его  прошлом,  до  того,  как  он  возглавил  группировку  в  Городских  развалинах.

    Инграм  стоял  у  раскрытого  окна,  он  часто  поднимался  из  бункера  наверх.  Этот  дом  уцелел  полностью,  правда  стекла  все  были  разбиты  взрывной  волной.    Из  окна  был  потрясающий  вид,  на  то,  что  когда-то  было  городом.  Он  печально  смотрел  на  полуразвалившиеся  стены,  покрытые  мхом  и  зарослями  дикого   плюща,  на  полосу  густого  леса,  выросшую  в  этом  месте  за  последние  десятки  лет.

     - Инграм, - послышался  снизу  голос  Ноэля,  его  верного  помощника,  единственному  которому  он  доверял  как  самому  себе.  По  звуку  шагов,  он  догадался,  что   тот  поднимается  по  ступенькам  наверх.

    Ноэль  был  старше  Инграма  на  двадцать  лет.  Он  был  довольно  плотного  телосложения,  сильный  и  ловкий.  Все  свои  годы,  провел  в  борьбе  за  выживание  на  мертвой  земле.  С  Инграмом  они  встретились   десять  лет  назад,  когда  тот  внезапно  появился  в  баре  Городских  развалин,  двадцативосьмилетним  парнем.   Благодаря  своей  жестокости  и  напору,  парень  вскоре  стал  лидером  группировки  всех  головорезов  обитавших  на  этой  территории.  Инграм  не  церемонился  ни  с  кем,  установив  свои  права,  он  требовал  от  всех  полного  подчинения.   Неугодные  люди   пропадали  незаметно  и  навсегда.   Сейчас  ему  было  тридцать  восемь  лет,  выглядел  он  как  любой  житель  мертвой  земли  и  в  толпе  вряд  ли  кто  обратил  бы  на  него  особое  внимание.  На  нем  был  камуфляжный  костюм  и  высокие  армейские  ботинки.  Сам,  немного  выше  среднего  роста,  худощавого  телосложения,  жилистый  и  крепкий.  Волосы  черного  цвета,  глаза  темно  карие,  почти  черные.  Кожа  загорелая,  золотистая.  Никаких  особых  примет  нет,  ни  татуировок,  ни  серег  в  ушах,  ни  шрамов  на  лице – ничего.  И  еще  было  одно свойство,  он  при  желании  мог  затеряться  в  толпе,  и  потом,  его  никто  не  мог,  вспомнил.  Ноэль  часто  задумывался,  почему  так  происходит,  но  спрашивать  не  решался.  Может  это  дар,  которым  наделила  его  аномалия?

    - Инграм,  прибыл  беженец  с  большой  земли.  Просит  убежища, -  сказал  Ноэль,  поднявшись  на  площадку.

    - Сейчас  спущусь.

    Инграм  еще  раз  оглядел  печальным  взглядом  разрушенный  город,   и  отвернулся  от  окна.

    Беженца  проводили   в  кабинет  лидера  группировки.  Он  вошел  и  остановился  напротив  двух  сидящих  за  столом  мужчин.

    - Кто  ты? -  спросил  тот,  что  был  постарше.

    - Я – Лаверн.  Бежал  из-под   надзора  десять  дней  назад.  Все  это  время  пробирался  к  вам.  Я  первый  раз  в  зоне.

    - Как  же  ты  уцелел?  Без  проводника  тут  не  выжить  и  одного  дня  новичку. Кругом  военные  патрули  бродят,  и  аномалия  разная.

    - Мне  повезло.  Я  наткнулся  на  группу  проводников,  они  и  проводили  меня  до  Городских  развалин.

    - Кто  они?  Кто  лидер  группы?

    - Аспид.

    - Лерой  вернулся.  Это  хороший  проводник.   А  за  что  тебя  взяли  под  надзор  на  большой  земле? 

    - За  попытку  ограбить  банк.

    - Не  удалось?

    - Нет.

    - Сколько  людей  положили  при  этом?

    - Человек  десять-двенадцать.   Я  не  считал.  Потом  сказали.  Была  беспорядочная  стрельбы.  Непродуманно  получилось.

    - А  что  не  продумали-то?

    - Сначала  все  шло  по  плану,  друг  подвел,  дрогнула  рука  и  начал  всех  мочить  подряд.   Со  страху,  наверное.

    - А  где  же  друг?

    - Убили.  Трое  нас  было.  Один  остался.

    - А  как  бежать  удалось?

    - Помогли.

    - Ну,  смотри,  если  есть  что  рассказать – говори  сейчас,   когда  узнаем  сами,  будет  поздно.

    - Я  все  сказал.

    - Остался  кто  на  большой  земле?

    - Нет  никого.

    Инграм  молча,  наблюдал  за  допросом,  внимательно  изучая  Лаверна.  На  вид  тому  было  лет  сорок  пять,  крепкого  телосложения,  голова   коротко  стриженая,  шея   мощная.

     «Качек», - подумал  Инграм.  

    По  внешнему  виду,  Лаверн,  скорее  всего,  был  латиноамериканского  происхождения.

    - Отведи  гостя  к  Мэтту,  пусть  покормят  его  и  позаботятся  о  нем, - тихо  прошептал  Инграм,  так,  чтобы  его  мог  услышать  только  Ноэль.   Ему  очень  часто  приходилось  принимать  в  группировку  новых  людей.  Из-за  частых  перестрелок  на  зачистках,  численность  членов  группы  то  увеличивалась,  то  уменьшалась.   Допрашивал  всегда  Ноэль,  но  Инграм    присутствовал  при  этом,  чтобы  самому  убедиться,  что  в  его  логово  не  пробрался  лазутчик  с  большой  земли  или  шпион   с   группировки  Гленна.  Он  всегда  слушал  внимательно,  и  никому  из  них  не  верил.

    Ноэль  увел  беженца  из  кабинета  и  Инграм  остался  один.    Что-то  настораживало  его в  этом  человеке,  но  он  никак  не  мог  уловить   причину,  по  которой   не  хотел  встречаться  с  ним.  Но  что  сделано – то  сделано,  Лаверн  уже  зачислен  в  его  группировку.  

    «Надо  понаблюдать  за  ним», - подумал  он.  Дальше,  мысли  его  плавно  перетекли  в  другое  русло. – «Значит,  вернулся  Лерой».

    Аспид  и  его  люди  не  входили  в  группировку   Инграма,  так   же,  как   не  входили  ни  в  одну  другую  группировку.   Они  не  были  в  дружеских  отношениях,  но  и  не  считались   врагами.  Так,  нейтралитет.  Тем  не  менее,  они  иногда  встречались  в  баре  за  кружкой  пива,  в  те  дни,  когда  Лерой   появлялся  в  Городских  развалинах.   Аспид  не  приводил  с  собой  в  бар  Пантеру  и  Сойку,  считая,  что  им  не  место  там,  где  толпы  пьяных  отморозков.  Инграм  всего  один  раз,  мельком,  видел  девушек  Аспида,  и  отметил,  что  Кейт  очень  хороша   собой.  Вторую  девушку  не  успел  разглядеть,  все  время  ушло  на  первую.  Лерой  не  часто  посещал  Городские  развалины,  а  только  тогда,  когда  путь  его  вел  мимо  владений  Инграма.  

    «Надо  расспросить  его про  этого  Лаверна».

      Инграм  считал  удачей,  что  именно  Аспид  подвернулся  Лаверну  в  лесу.   Этот  проводник  чувствует,  из  чего  состоит  человеческая  сущность.  А  за  время  пути,  совместного,  он  мог  что-нибудь  заметить.

    Инграм  вышел  из  кабинета   и  отправился  в  свои  апартаменты.  Проходя  мимо  железной  двери  оружейного  склада,  он  обратил  внимание  на  дозорного,  который  сидя  на  ящике,  привалившись  спиной  к  стене  и  надвинув  на  глаза  кепку,  дремал,  обняв  свой  автомат.   Инграм  легонько  пнул  дозорного  по  ботинку.  Тот,  не  поднимая  кепки,  недовольно  пробурчал:

    - Что  надо  то?

    - Если  еще  раз  увижу  спящим,  пристрелю  на  месте,  даже  будить  не  стану, -  прорычал  он.

    Дозорный,  узнав  голос,  быстро  стащил  кепку  с  головы  и  вскочил  с  ящика.

    - Если  меня  будут  спрашивать – меня  ни  для  кого  нет.  Понял?

    - Понял.

    Комната  Инграма  находилась  в  тридцати  шагах  от  оружейного  склада,  он  прошел  по  коридору  и  свернул  за  угол.   Переодевшись  под  обычного  жителя  зоны,  надев  куртку  и  штаны  защитного  цвета,  он   натянул  капюшон  на  голову.   Взял   с  собой  винтовку   и  автоматический  пистолет – пулемет,   закрыл  дверь  комнаты  на  задвижку  изнутри  и,  приоткрыв  потайную  дверь,  проник  в  узкий  длинный  коридор.   Про  этот  черный  ход,  знал  только  он  и  Ноэль. А  те  люди,  которые  построили  его,  давно   бесследно  исчезли.    

    Туннель  был  длинный  и  выходил  далеко  за  домами  в  лесу. Выбравшись  наружу,  Инграм  зашагал  по  высокой  густой  траве,  не  выходя  на  дорогу.   Сделав  еще  несколько  шагов,  он  вдруг  остановился  и  напряженно  прислушался.  Характерный  шелест  листьев  заставил  его  внимательно  осмотреться.

     «Так  и  есть», -  уловил  взглядом  круговое  вращение  воздуха.  – «Портал».

    Аномалия  создала  новую  ловушку.  Если  бы  не  ветка,  которая  предательски  шуршала  листьями,  вращаясь  в  круговороте,  он  мог  и  не  заметить  портал.  А  потом   кто  знает,  когда  бы  он  оттуда  выбрался.  Инграм  уже  хотел  двинуться  дальше,  как  откуда  ни  возьмись,  нахлынули  воспоминания  из  детства,  заставившие  его  остаться  на  месте.  И  словно  давно  забытое  кино,  они  вновь,  по  кадрам,  мелькали  перед  его  глазами.  Вот  так  же,  тридцать  лет  назад,  он  стоял  перед  раскрывшимся  порталом,  в  котором  сгинули  его  отец  и  старший  брат.   Он  в  восемь  лет  отроду,  остался  один,  в  темном  лесу,  среди  всей  этой  нечисти,  которых  создала  аномалия.  Нет,  он  не  боялся,  он  был  частью  ее.  Она  создала  и  его,  так   же,  как  и  Копьехвостов,  как   болотных  людей,  как  всех  других  мутантов.

     Когда  родился  Инграм,  мать  сразу  отказалась  от  него,  потому  что  он  был  весь  покрыт  черной  шерстью.  Он  родился  мутантом.  Отец  пожалел  его  и  оставил,  но  мать,  не  смирившись  с  этим,  покинула  их  и,  забрав  с  собой  двух  дочерей,  ушла  на  большую  землю.  В  семье  Инграма  не  любили,  брат  всегда  насмехался  над  ним,  за  что  и  получал,  ведь  мутант  был  сильней  человека,  хоть  и  младше  него  на  пять  лет.  Отец  терпел  его,  но  иногда,  Инграм  замечал  в  его  взгляде  ненависть.  Ведь  из-за  него  мать  покинула  семью.  Один  раз,  во  время  конфликта,  Джейк,  брат  его,   выкрикнул:

    - Это  из-за  тебя,  наша  мама  ушла  от  нас.  Но  она  вернется,  обязательно  вернется,  когда  тебя  не  станет.   Отец  обещал  ей  избавиться  от  тебя,  когда  тебе  исполнится  десять  лет.  Он  уведет  тебя  далеко  в  лес,  там  твое  место  звереныш.

    Но  случилось  так,   что  звереныш  остался  один,  не  потому   что  отец  и  брат  отказались  от  него,  а  из-за  нелепой  случайности.  Просто,  продвигаясь  в  ночи  по  лесу,  отец  не  заметил  портала  и  вошел  в  него,  следом  нырнул  Джейк.  Инграм  своим  чутким  зрением,  звериным,  уловил  круговорот  воздуха  и  остановился.   Он   мог  пойти  за  ними  следом  и  вывести  их  из  портала,  но  он  не  стал  этого  делать.  Портал  захлопнулся.

     Инграм  покинул  те  места,  и  долго  бродил  по  мертвой  земле,  пока  его  судьба  не  привела  в  Городские  развалины.  Никто,  даже  Ноэль,  не  подозревал,  что  лидер  их  группировки – мутант.  Мутантов  не  любили,  их  уничтожали.  Инграм  еще  в  детстве  научился  контролировать  себя,  и  только  в  минуты  дикой  ярости,  в  нем  просыпался  зверь.  Он  мог  растерзать  человека  зубами.  Шерсть  сошла  с  него  еще  в  два  года,  но  осталось  звериное  чутье,  острое  зрение,  заостренные  клыки,  которые  он  не  демонстрировал  никому, и  способность  оставаться  незамеченным.  И  даже  сейчас  он  не  знал,  вышли  ли  его  родные  из  портала  или  сгинули  там,  как  и  многие  другие.

    Все  эти  воспоминания,  пронеслись  так  быстро,  словно  дуновение  ветерка,  но  оставили  в  душе  звереныша  глубокий,  болезненный  след,  как  порез  острым  ножом.  Ненависть  ко  всему  живому,  нормальному,  не  такому  как  он,  возросла  с  новой  силой.  И  если  бы  тут,  в  данную  минуту,  оказался  бы  кто  угодно,  любой  человек,  он   растерзал  бы  его  в  клочья.  Инграм  присел  в  траву  и,  выдохнув,  прикрыл  ладонями  лицо.

    Немного  позже  он  вошел  в  бар  и,  остановившись  у  дверей,  оглядел  посетителей  внимательным  взглядом.  Лерой  сидел  в  дальнем  углу,  он  был  один, перед  ним  стояла  полупустая  кружка  с  пивом,  а  взгляд  его  небесно-голубых  глаз  уткнулся  в  стол.  Аспид  о  чем-то  напряженно  думал.  Но  вдруг  тряхнув  головой,  заросшей  светлыми  кудрявыми  волосами,  свисавшими  до  плеч,   словно  отгоняя  дурные  мысли,  он  поднял  глаза  и  встретился  взглядом  с  Инграмом.

    Инграм  прошел  через  весь  зал,  не  скидывая  капюшона  с  головы.  Никто  на  него  даже  не  обратил  внимания.  Он  подсел  к  Лерою  и,  махнув  рукой  китайцу  Линю,  сказал:

    - Слышал,  что  ты  привел  в  развалины  беглеца?

    - Да,  мы  нашли  его  у  подвесного  моста.  Он  был  напуган  и  утомлен.

    - Что  ты  о  нем  думаешь?

    - Трудно  судить.  Парень  вроде  бы  неплохой,  но  кто  знает  этих  парней  с  большой  земли.

    - А  ты  сам,  куда  путь  держишь?

    В  этот  момент  к  ним  подошел  китаец  Линь с  подносом  в  руках  и  поставил  на  стол  две  кружки  пива  и  чашку  с  сушеной  рыбой.  Обычно  это  работа  бармена,  но  когда  приходит  Инграм,  то  Линь,  в  дань  уважения,   лично  подает  ему  заказ.

    - Мы  направляемся  к  водопаду, - сказал  Аспид,  когда  отошел  китаец.

    - Слышал,  там  артефакты  редкие  находят.  Но  далековато  это.

    - Да,  далеко.

    Они  выпили  пиво,  заказали  еще  и,  принялись  за  рыбу.  Рыба  была  немного  пересоленной,  но  в  совокупности  с  пивом,  была  даже  ничего.

    Хлопнула  дверь  и  в  бар  вошли  посетители.  Инграм  сидел  спиной  к  двери,  но  по  взгляду  Лероя,  понял,  что  вошел  кто-то  знакомый  тому. 

    - Кто? – спросил  Инграм.

    - Вожак  с  группой.

    - Давно  они  у  нас  не  были.

    - Слышал,  их  нанял  Ловэль.  Хочет  найти  убийцу  своего  брата  и  сына. Знаешь  что  об  этом?  Косого  убили  на  твоей  территории.

    - Помню.  Его  зарезали  собственным  ножом.  Нож  был  необычный,  старинный.  Он  хвалился  им  в  этом  баре.

    - Не  видел  ни  разу, - ответил  Лерой  и  снова  бросил  взгляд  туда,  где  разместились  проводники.

    - Ты  почему  один? – спросил  Инграм. – Где  Хищник  и  Скиф?  Не  спрашиваю  про  девочек, -  он  хитро  улыбнулся.

    - Скиф  и  Хищник  спят,  устали  с  дороги.  А,  девочкам  тут  не  место.

    - Понятно, - Инграм  допил  пиво  и  встал. – Увидимся, - сказал  он  и  направился  к  выходу.  Проходя  мимо  барной  стойки,  он  бросил  быстрый  взгляд  туда,  где  разместились  вновь  прибывшие.  Их  было  семеро.  Инграм  видел  их  уже  не  раз,  и  знал  о  каждом  по  минимуму.  Они   небыли   врагами  и  поэтому,  не  интересовали  его. 

    Инграм  вышел  из  бара,  повесил  винтовку  на  плечо,  и  направился  по  натоптанной  тропе  через  лес  в  сторону  поселка.  Пройдя  несколько  шагов,  он  вдруг  услышал  звонкий  девичий  смех, тот  пробился  издалека,  сквозь  дуновение  ветра,  шелест  листвы,  и  слился  с  пением  птиц.  Но  звереныш  услышал  его  и,  потянув  носом   воздух,  сошел  с  тропы.

    Кейт  и  Джейн,  расстелив  тонкие  куртки,  лежали  в  цветах.  Поляна,  вся  освещенная  солнцем,  была  усеяна  желтыми  цветами  и  от  этого  казалась   необычайно  светлой.  Стрекотали  кузнечики,  пели  птицы,  солнце  нежно  грело  кожу.  Как  будто  это   вовсе  не  мертвая  земля  аномальной  зоны.  Кейт  приподнялась  с  земли  и  села,  распустив  до  пояса  густые  каштановые  волосы.  Они  отливали  золотом  на  солнце,  и  ветер  перебирал  каждую  волосинку,  нежно,  ласково.  В  ее  карих  глазах,  играли  лучики  света,  а  золотистая,  загорелая  кожа  казалась  необычайно  гладкой.

    - Пантера, - прошептал  Инграм,  следя  из-за  кустов  за  каждым  ее  движением,  за  каждым  изгибом  стройного  тела.

    Сойку  не  было  видно,  она  лежала  на  спине  и  смотрела  огромными  голубыми  глазами  в  небо,  такое  же  голубое,  такое  же  бездонное.

    - Смотри, - сказала  Кейт,  сорвав  один  из  цветков,  на  котором  примостился  радужный  жук.  Жук  не  упал,  он  обхватил  лапками  кончик  лепестка  и  повис  на  нем. 

    Джейн  приподнялась  и  тоже  села,  скрестив  ноги.  Инграм  видел  ее  впервые  и  теперь  пытался  рассмотреть  девушку  внимательно.  Сойка  была  невысокого  роста,  стройная,  копна  золотисто-светлых  волос  подстрижена  ровно  по  плечам,  глаза  необычно  большие,  голубые  как  небо  или  озера  в  его  родном  краю,  которое  он  не  видел  уже  тридцать  лет.  И  снова   воспоминания  из  детства  пытались  вылезти   наружу.  Снова  он  четко  увидел  отца  и  брата  на  берегу  большого  горного  озера.  Они  садились  в  лодку,  отправляясь  за  рыбой.

     Звереныш   тряхнул  головой,  отгоняя  мысли,  он  не  хотел  сейчас  погружаться  туда,  откуда  вырвался  много  лет  назад.   Девушки  были  необычайно  хороши,  и  если  Пантера   принадлежала  Лерою,  то  Сойка  была  свободна.  Насколько  он  знал.  Но  Инграму  было  все  ровно,  что  скажет  Аспид.

    Он  тихо  выбрался  из  кустов  и  легкой  поступью  направился  к  ним.  Девушки,  завидев  его,  насторожились,  взявшись  за  оружие.  Но  видя,  что  он  не  снимает  винтовку  с  плеча,  немного  расслабились  и  встали  с  земли. 

    - Кто  это? – тихо  спросила  Джейн.

    - Не  знаю, - так  же  тихо  ответила  Кейт.

    К  ним  направлялся  незнакомый  парень,  в  защитной  куртке  с  капюшоном  на  голове.  На  вид  ему  было  лет  тридцать  пять,  худощавого  телосложения,  выше  среднего  роста,  черноволосый,  глаза  темные,  почти  черные,  холодные,  взгляд  тяжелый,  колючий.  Он  подошел  к  ним  вплотную  и,  взяв  Пантеру  рукой  за  запястье,  нагнулся  к  ней.

    - В  полночь  жду  тебя  на  этой  поляне, - прошептал  он  ей  на  ухо,  так  тихо,  что  она  сама  кое - как  разобрала  его  слова.

    Сойка  не  могла  его  услышать,  только  с  удивлением  смотрела  на  них,  ничего  не  понимая.

    Инграм  отпустил  руку  Кейт  и,  не  оглядываясь,  пошел  дальше,  через  солнечную  желтую  от  цветов  поляну. 

    - Что  он  сказал? – спросила  Джейн,   сгорая  от  любопытства.

    - Я  не  поняла, - прошептала  растерянно  Кейт. -  Он  сказал  так  тихо,  я  не  поняла  ничего.

    - Он странный  какой-то.

    - Давай  вернемся  в  дом?

    Кейт  не  дожидаясь  согласия  подруги,  подхватила  с  земли  куртку  и  автомат,  который  она  выронила  в  тот  момент,  когда  он  взял  ее  за  руку, и  поспешила  в  сторону  поселка,  где  они  сняли  дом  на  несколько  дней. 

    Пантера  шла  быстро,  Сойка  едва  успевала  за  ней,  путаясь  в  высокой  траве.

    - Да  не  беги  так, - крикнула  она  подруге,  но  та  даже  не  оглянулась, не  остановилась.

    Кейт  не  понимала,  что  творится  с  ней,  рука  горела,  как  будто,  он  все  еще  держал  ее  за  запястье.  Его  шепот,  словно  набат,  звучал  в  голове.  Непонятный  страх  сковывал  мышцы.  Уже  на  подходе  к  поселку,  она  остановилась  и  дождалась  Джейн.

    - Ничего  не  говори  им,  -  предупредила  она  ее. – Ты  же  знаешь  Лероя,  он  будет  в  бешенстве.

    Аспид  был  уже  в  доме,  когда  они  вошли,  он  недовольно  взглянул  на  них  и  прорычал:

    - Я  говорил  вам  сидеть  дома?  Какого  черта  поперлись  в  лес?

    - Ничего  не  случилось  страшного, - возразила   Кейт.

    Он  подошел  к  ней  вплотную  и  схватил  за  руку,  как  раз  за  то  место,  которое  у  нее  горело  после  прикосновения  незнакомца,  и  больно  сжал  запястье.

    - Когда  случится – будет  поздно. А  вы  куда  смотрели? -  последние  слова  были  адресованы  Скифу,  Сойкиному  отцу  и  Хищнику.

    - Мы  уходили  по  делам, - ответил   Хищник. 

    Когда  Аспид  был  не  в  духе,  с  ним  никто  никогда  не  спорил.  Лерою  было  тридцать  лет.  Но  он  уже  зарекомендовал  себя  как  жестокий  и  задиристый,  безбашенный  проводник.  Многие   слышали  о  нем  далеко  за  пределами  обжитых  мест  аномальной  зоны  и  старались  не  связываться  с  ним.  Его  группа   заходила  в  такие  места,  куда  еще  не  ступала  нога  человека.  Где  леса  были  перенаселены  дикими  животными – мутантами,  а   земля  покрыта  ловушками  аномалии.

    - Идите  в  свою  комнату, - сказал,  он,  немного  успокоившись.

    Девушки  скрылись  с  глаз,  прикрыв  за  собой  дверь.

    - Зря  он  так, - сказала  Сойка.

    - Он  прав.  Тут  опасно, на  нас  могли  напасть  головорезы   Инграма.  Или  еще  хуже,  мутанты  какие-нибудь. Хотя  нет,  в  этих  местах  нет  мутантов,  они  разбежались,  глядя   на  лагерь  преступников.

    Девушки  громко  засмеялись  и  тут  же  услышали  стук,  это  Лерой  запустил  в  их  дверь  своим  ботинком.

    За  окном  темнело.  Кейт  расстелила  постель,  на  которой  они  с  Лероем  проведут  эту  ночь.  Джейн  легла  спать  в  другой  комнате,  вместе  с  отцом  и  Хищником,  как  это  делала  всегда,  оставив  подругу  с  тем,  кого  та  любила.  Да,  Кейт  любила  Лероя,  не  смотря  ни  на  что,  и  даже  сейчас,  расстилая  постель,  она  предчувствовала  его  прикосновения  на  своей  обнаженной  коже.  Но  что-то  не  давало  покоя  ее  душе.  Сердце  учащенно  билось,  и  она  боялась,  что  Лерой  почувствует  в  ней  перемену.  Этот  незнакомец  перевернул  ее  душу,  поставил  все  с  ног  на  голову.  Она  не  собиралась  идти  в  полночь  на  поляну,  но  отчего  тогда  эта  дрожь  в  руках?  Этот  блеск  в  глазах?  Этот  трепет  в  душе? 

     


    0


    Ссылка на этот материал:


    • 0
    Общий балл: 0
    Проголосовало людей: 0


    Автор: Paprika1970
    Категория: Фантастика
    Читали: 53 (Посмотреть кто)

    Размещено: 18 июля 2013 | Просмотров: 234 | Комментариев: 2 |

    Комментарий 1 написал: lika (20 апреля 2015 15:43)
    Ух мне Инграм уже очень нравится!

    бармена, сидели четверо, двое

    двоеточие после "четверо"

    Так же как и возникал шар, так же

    в обоих случаях "также"

    Но, вид денег, которые с легкостью могут перекочевать со стола в его карман, мешали ему отказаться от этого сомнительного дела.

    мешал. Ключевое слово "вид"

    Но цена, то высока.

    цена-то

    Внимание! У вас нет прав для просмотра скрытого текста.

    никому

    где выбросы радиации порой превышали норму.

    обособить "порой"

    Основное население Городских развалин, обитали в

    обитало

    подлинный пропуск, было почти не возможно

    невозможно

    Подделывали допуск не плохо

    неплохо

    А точнее сказать в подвале

    запятая перед "в"

    Так же сложно узнать - кто он на

    также

    Часто, тайно, подсылая

    лишняя запятая после "тайно"

    группировки всех головорезов обитавших на этой территории

    нужна после "головорезов"

    , и потом, его никто не мог, вспомнил

    лишняя запятая после "потом" и
    "вспомнить"

    Внимание! У вас нет прав для просмотра скрытого текста.

    стрельба

    - А что не продумали то?

    продумали-то

    - Что надо то?

    надо-то

    надев куртку защитного цвета

    сомневаюсь, что есть такой цвет. Может, расцветки?

    по кадрам, мелькнули перед его глазами

    мелькали, промелькнули.

    но мать, не смерившись с этим,

    смирившись

    Они небыли врагами и по этому, не интересовали его.

    не были
    поэтому

    , щелист листвы, и слился с пением птиц

    шелест

    стройная, копна золотисто-светлых волос подстрижена ровно по плечам,

    светло-золотистых... и пострижена ровно по плечам, как-то...

    К ним направлялся не знакомый сталкер

    незнакомый

    Кейт не дожидаясь согласия подруги

    запятая после "КЕйт"

    но та даже не оглянулась, не остановилась

    второе лишнее

    что творится с ней, рука горела, как будто

    так, словно
    так. будто

    - Ничего не случилось страшного

    в реплике права не имею, но некрасиво построено предложение.

    Лероя, не смотря не на что, и даже сейчас

    несмотря
    ни на что

    Кейт села на кровать и положив на колени подушку

    запятая после "и"



    --------------------

    Комментарий 2 написал: Paprika1970 (21 апреля 2015 07:35)
    Мне легче застрелиться, чем исправить весь текст))))))

    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2018 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.