«    Июль 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус | Партнеры--



Сейчас на сайте:
Пользователей: 1
Lusia

Роботов: 1
Yandex

Гостей: 16
Всех: 18

Сегодня День рождения:

  •     KADGAR (19-го, 4 года)
  •     Mary MkLair. (19-го, 21 год)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Дискуссии О культуре общения 171 Filosofix
    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 1863 Кигель
    Стихи молчание - не всегда золото 250 Filosofix
    Флудилка Время колокольчиков 198 Герман Бор
    Флудилка Курилка 1954 Герман Бор
    Обсуждение вопросов среди редакторов сайта Рабочие вопросы 517 Моллинезия
    Флудилка Поздравления 1635 Герман Бор
    Стихи ЖИЗНЬ... 1600 Lusia
    Организационные вопросы Заявки на повышение 775 Моллинезия
    Литература Чтение - вот лучшее учение 139 Lusia

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    Векша

    - Блин, ща всё веселье пропустим! – донеслось до Инги. В мозгу словно щёлкнули переключателем, она с не рассуждающей решимостью бросилась в воду, совершенно не чувствуя холода. Наган показался невесомым, лодка с неясными во мраке фигурами села на пенёк мушки…

    Вспышки выстрелов ослепляли, казалось, закрывая весь мир, хлопки выстрелов хлёстко и больно били по ушам, Инга шла вперёд, вглубь, вжимая спуск, пока не услышала холостой щелчок, которому вторили крики боли… Полуслепая, полуоглохшая, она с глубоким вдохом прыгнула щучкой, уходя под воду, в холодную темень, мощными гребками бросая себя в глубину, плывя по памяти к лодке. Кажется, крики раненых пробивали толщу воды – а может, в ушах всё ещё звенело от стрельбы. В руках пусто – походу, просто отшвырнула оружие. Пальцы легли на рукоять зарукавного ножа…

    По спине ширкнуло чем-то твёрдым, широким, округлым – днище лодке, а что же ещё?

    Инга толчком всего тела выбросила себя на поверхность, извернувшись, вцепилась в борт свободной рукой, резко накренив судёнышко… Кто-то не удержал равновесия от неожиданности, заваливаясь спиной назад, Инга поймала его за руку, потянула на себя, всаживая нож по рукоять в податливое тело, провернула, вырвала и ударила ещё раз, чувствуя судорожные рывки противника, слыша его хрип… Оттолкнув обмякающее тело, вбросила себя на борт, влепив обеими ногами по ближайшему, рывком села на колени, наотмашь ударив ножом – попала! – и ещё раз, и ещё, вертясь волчком. В лодке оказалось тесно от сгрудившихся тел, промахнуться она не смогла. Кто-то ещё кричал, ужаленный пулей, задетый клинком, кто-то неподвижно лежал – Инга отмечала это всё краешком сознания, бешено размахивая клинком, попирая тела, неподвижные и шевелившиеся, коленями и локтями… Кажется, при этом из горла рвался то ли рёв, то ли рык…

    Как в руке очутился скрамасакс, Инга так и не поняла, рубя размашисто, вкладываясь в каждый удар, совершенно не ощущая веса оружия. Иногда лязгала сталь – наверно, клинки задевали оружие… Под острыми лезвиями чавкало, хлюпало, в лицо брызгало новой влагой – липкой, солоноватой…

    А потом резко, толчком пришло осознание, что никто уже не двигается. Удушливый тяжёлый запах крови ударил в нос с особенной, дурманящей остротой, враз отяжелевшие руки и ноги оказались в чем-то влажном, липком… Случайно выпустив рукоять ножа, Инга попытавшись найти его, ухватила пальцами что-то длинное, скользкое, смявшееся в руках.

    Желудок сжался, подскочив к горлу, едва Инга поняла, что это, и удержать рвущееся наружу не было сил. Её рвало долго, мощными, выворачивающими толчками спазмов буквально скручивая, омерзительное тепло пульсировало под рёбрами, выдавливая, выжимая из неё всё, что можно. Даже когда блевать стало нечем, её всё равно крутило и гнуло новыми спазмами.

    Обессиленная, опустошённая, Инга перегнулась через борт и с тяжёлым всплеском рухнула в воду, вынырнула, отфыркиваясь. Едва её окутало холодом, стало легче. Оба клинка остались в лодке – но вернуться за ними её бы ничто не заставило.

    Шумно плеснула вода, маленькие, но сильные руки ухватили её за плечи, вытягивая на берег. Парнишка, конечно, кто ж ещё.

    Добравшись с его помощью до отмели, Инга растянулась на песке, дыша тяжело, чувствуя, как сердце тяжело молотит в рёбра грудной клетки и пульс молотом бьёт в виски и уши.

    - Не стреляют больше, - - прошептал пацанёнок, склонившись над ней, заслонив курчавой головой половину небосвода. Инга с трудом приподняла отяжелевшее тело, сев. И впрямь больше не стреляют…

    - Помоги мне, - прохрипела она, не узнавая свой голос. – Надо залезть наверх.

    - Там могут быть враги! - возразил парнишка. Ингины пальцы сомкнулись на детской шейке, чуть стиснув упругую трубку гортани.

    - У меня там родители наверху! – хрип превратился в рык. – Да и твои родные там!

    - У нас оружия нет! – пацан без труда отнял руку Векши от горла.

    - Там, в лодке, его полно… Но я за ним не пойду…

    - Я принесу, - парень стремглав кинулся в воду, Инга не успела его удержать. Ну и хрен с ним, пусть возится в крови и кишках! Боже…

    При мысли о том, что пацану предстоит увидеть, Ингу едва вновь не вывернуло. Справившись с собой, Инга негромко сказала:

    - Вот тебе и косуля…

    Она поползла к обрыву на разъезжающихся, вязнущих в песке руках и ногах, однако втащить собственное свинцовое, неподъемное тело не удалось. Дважды чуть не сверзившись, Инга бессильно плюхнулась на задницу, вслушиваясь в темноту, преодолевая гул бьющегося сердца.

    Сверху доносились протяжные вопли – то ли от боли, то ли от горя, а может, и сразу вместе. Что-то тихо трещало – кажется, пламя. Может, кибитки подпалили…

    Охватившее её после схватки оцепенение захватывало мозг, отчего мысли становились столь же неподъёмными, неповоротливыми, с трудом ворочаясь под черепной коробкой.

    Спустя бесконечные минуты вернулся пацан.

    - Держи, - он всучил ей короткий автомат, ствол которого был украшен толстой трубкой. Глушитель, ну да…

    Оружию явно довелось побывать в воде, оно было слишком чистым после случившегося в лодке – ну, немудрено…

    Такой же автомат был и у парнишки – правильно, на неё сейчас никакой надежды, раскисла, как сухарь в воде.

    Худенький, но сильный, словно подросший волчонок, он буквально вволок Ингу наверх.

    Кибитки казались целыми. Из-за повозок, с той стороны, доносились голоса.

    Пацан что-то крикнул на незнакомом языке – наверняка цыганский. Между двух кибиток слева протиснулся ражий бородатый мужик с винтовкой.

    - Они ушли, - сказал он, зло выдохнув. – Убежали, но не все! Много людей убили! Идём!

    Он схватил Векшу за руки, почти потащив за собой, парнишка держался следом.

    Когда они обогнули повозки, в голове зашумело, мир перед глазами поплыл, норовя закрутиться в воронку, уносящую сознание, но Инга усилием воли удержалась на краю обморока, буквально заставив себя смотреть.

    Тела, тела… Тела торговцев, тела своих. Кто-то ещё жил, беспокойно ворочаясь, крича – над ним хлопотали уцелевшие… Боже, как мало выживших!

    Медвежа баюкал на руках младшую сестрёнку – окровавленная головка ребёнка безвольно свисла плетью… Трупы, трупы… пули ложились кучно, словно косой по овсу, хлестнув по толпе, промахнуться было нельзя… И запах крови, тяжёлый солоноватый смрад её… Своя кровь, человеческая, пахла тяжелее…

    - Папа! Мама! – закричала Векша, быстро шаря взглядом по усыпанному телами пространству. Рослую фигуру, качавшуюся в странном ритме, она заметила сразу. И на ватных ногах кинулась бегом к ней, едва успевая перепрыгнуть через распростёртые тела…

    Мама лежала неподвижно, какая-то тонкая, особенно хрупкая… А батя ритмично надавливал ей на грудь в области сердца… На чёрно алом льне платья не видно крови, но в тусклом свете костров, ещё пылавших невдалеке, Инга увидела кровь на ладонях отца, увидела неживой блеск, которым отсверкивали широко раскрытые мамины глаза, слепо устремлённые в звёздный небосвод.

    Батя же, словно заведённый безмолвный автомат, продолжал массировать её сердце, на губах, жёстко сжавшихся в ниточку – подтёки крови, он пытался делать ей искусственное дыхание. Только сейчас Инга заметила тонкие, черные в сумерках, ниточки от уголков маминых губ.

    - Оленька, Оленька… - расслышала Инга, сидя на коленях возле мамы, стискивая в руках тонкую ладошку, холодевшую едва ли не с каждой секундой… Пульс тонкой ниточкой протянулся под пальцами – но мигом позже стало ясно, что это лишь руки отца поддерживают биение маминого сердца.

    А потом он просто припал к жене, почти накрыв её собой, и Инга услышала глухой бессильный звериный рёв. Выпрямившись, подняв бездыханное, безвольно-податливое тело супруги на руки, отец рычал – коротко, зло выдыхая сквозь стиснутые зубы, прикрыв глаза и запрокинув голову… Инга не сумела удержать горя в груди, вторив отцу протяжным воплем…

    А потом они безмолвно сидели, переживая одну на двоих пустоту, огромную, возникшую резко, пугающе внезапно. Мир сузился до размеров крохотного клочка пространства, до безжизненного, окровавленного тела…

    Инга не знала, сколько времени прошло, очнулась лишь когда с болезненной остротой ощутила холод, излучаемый мёртвой рукой. Бывший «змеезуб» пришёл в себя в тот же миг, бережно опустив жену на траву. Поднял голову. Сквозь темноту Инга почувствовала свинцовую тяжесть батиного взгляда.

    - Где ты была? – голос отца прозвучал бесцветно, на одной ноте…

    - Воевала… - отозвалась Векша. – К нам хотели с Чера подойти, на лодке… Трупы в лодке и остались…

    - Цела?

    - Да, - Инга кашлянула, прочищая горло, собираясь с духом, чтобы задать вопрос. – Как тут… всё случилось?

    - Били сперва с трёх точек, - начал батя тем же мёртвым тоном. – От опушки леса у реки, с вала, из кустов, и от места погребальных костров, были видны вспышки, словно мотыльки, я видел. Потом… Потом по нам ударил пулемёт с вышки – или часовой, или кто-то его снял и завладел оружием… Потом… То ли гранату кинули, то ли из миномёта шарахнули… И зачем?...

    - Это могла быть месть, Андрей говорил, что эти могут отомстить…

    - Запросто… Пора бы и нам огрызнуться… - батя мрачно усмехнулся вдруг. – Знаешь, что Кегут вёз Сколоту? Кошек-бегунов, которые и на четырёх, и на двух рассекают… У Дархова вроде как водятся, лесов не любят…

    - Он их выпустил? – догадалась Инга.

    Батя кивнул.

    - После обстрела появилось трое… как ниндзя, в чёрном все, только с автоматами. Кажется, решили девок поискать выживших… Ромалы кисок и выпустили. Одному сразу как-то не повезло, киски же лучше в темноте видят, куда до них человеку… двое успели убежать.

    - Двоим не повезло, - сказали сумерки голосом Араксина. – Ещё один сдуру на меня выскочил из кустарника, когда я вышел посмотреть, что за война началась…

    - Насмерть свалил? – спросил батя.

    - Да, - сказал Андрей, приблизившись. – Слишком царапучий был, гад… тётя Оля!

    - Она мертва… - произнёс батя. - Одна пуля всего. И столько крови…

    - Твою мать… - Андрей зло выдохнул. – Надо было взять того выб…дка живым, чтоб подыхал медленнее…

    Инга была согласна с ним, сама бы отвела душу, выместила бы всё горе. Пусть даже этим маму и не вернуть…


    0


    Ссылка на этот материал:


    • 0
    Общий балл: 0
    Проголосовало людей: 0


    Автор: Kors
    Категория: Фантастика
    Читали: 86 (Посмотреть кто)

    Размещено: 26 сентября 2013 | Просмотров: 296 | Комментариев: 7 |

    Комментарий 1 написал: evgen (28 сентября 2013 03:22)
    Браво, очень понравилось! Сцена в лодке супер, и как всегда - интересно, что же дальше. applause


    Комментарий 2 написал: Kors (28 сентября 2013 05:55)
    Постараюсь в ближайшее время выложить очередной массив информации))Благодарю за отзыв)



    --------------------

    Комментарий 3 написал: lika (29 февраля 2016 17:46)
    Какая грустная глава!

    Оттолкнув обмякающее тело, вбросила себя на борт, влепив обеими ногами по ближайшему, рывком села на колени, наотмашь ударив ножом – попала!

    ближайшему кому? тут уточнить нужно

    Медвежа баюкал на руках младшую сестрёнку – окровавленная головка ребёнка безвольно свисла плетью…

    голова не может свисать плетью...



    --------------------

    Комментарий 4 написал: Kors (1 марта 2016 22:18)
    ладно, что-нибудь придумаем, как исправить про плеть, просто хотелось передать именно вот то состояние трупной расслабленности, когда человек расслаблен настолько, что можно хоть в узел завязывать



    --------------------

    Комментарий 5 написал: lika (1 марта 2016 22:25)
    Игрушкой? сравнение не очень тоже, правда...



    --------------------

    Комментарий 6 написал: Kors (1 марта 2016 22:28)
    Разве что тряпичной куклой...



    --------------------

    Комментарий 7 написал: lika (1 марта 2016 22:33)
    Вот-вот... этои и мела ввиду



    --------------------
    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2018 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.