«    Июль 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус | Партнеры--



Сейчас на сайте:
Пользователей: 2
Filosofix Моллинезия

Роботов: 1
Yandex

Гостей: 19
Всех: 22

Сегодня День рождения:

  •     klykin_pavel (20-го, 30 лет)
  •     Kukh (20-го, 32 года)
  •     Mr. S (20-го, 19 лет)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 1864 Кигель
    Дискуссии О культуре общения 174 Моллинезия
    Стихи молчание - не всегда золото 250 Filosofix
    Флудилка Время колокольчиков 198 Герман Бор
    Флудилка Курилка 1954 Герман Бор
    Обсуждение вопросов среди редакторов сайта Рабочие вопросы 517 Моллинезия
    Флудилка Поздравления 1635 Герман Бор
    Стихи ЖИЗНЬ... 1600 Lusia
    Организационные вопросы Заявки на повышение 775 Моллинезия
    Литература Чтение - вот лучшее учение 139 Lusia

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    ИЕРОГЛИФ

    Глава 5.
    ПЛАНЕТА ВИРН

    Планета Вирн, поселение Гердфарен.

    Тихая и спокойная планета Вирн насчитывала не более четырех миллионов жителей. Ландшафт этой крошечной планеты не отличался разнообразием, здесь были только горы, леса и озера. Из-за сложного рельефа здесь не было городов в общепринятом смысле этого слова. Их роль исполняли поселения, занимавшие огромную площадь. Расстояние между соседними домами в таких поселениях могло достигать десятка миль и включать в себя скалы, долины, глубокие пропасти, речушки со стремительным течением. Горы соединялись хрупкими подвесными мостами, а основным видом транспорта был фуникулер. Из-за бездорожья и пересеченной местности здесь было мало машин. Лишь немногие люди могли позволить себе это дорогое средство передвижения, а еще меньше было тех, кто в этих средствах передвижения нуждался.

    Логично предположить, что нация, сформировавшаяся при столь суровом ландшафте, отличалась своеобразием. Так оно и было. Фиолетовоглазые вирнианцы были суеверными, мнительными людьми, которые с большой опаской относились ко всему новому и неизвестному. Суеверность жителей Вирна вошла в поговорку, она проникала во все сферы их жизнедеятельности, зачастую все усложняя. Именно суеверность вирнианцев была причиной того, что у них даже не было имен, только фамилии. Считалось, что, постоянно называя человека одним и тем же именем, можно было наслать на него беду. Вот почему домашние называли человека своим прозвищем, коллеги по работе – своим, а малознакомые люди имели право обращаться исключительно по фамилии.

    Вирнианский же язык, в период Великих Астрографических открытий повсеместно вытесненный единым языком Рами, был сложен, неуклюж, и более всего напоминал лай собак различной степени рассерженности.

    Промышленность на планете была сведена к минимуму. Все заводы сосредоточились возле поселения Штернекорд к северу от экватора. Своего межпланетного флота у Вирна не было, да и сами местные жители не изъявляли желания летать на Хартум или Этон, предпочитая оставаться в изоляции. Было два космопорта, один действующий, в сорока километрах от Штернекорда, другой заброшенный, у подножия горы Хейдверт. Последний межпланетный лайнер, прибывший на этот космопорт, был кораблем с тысячей беженцев с Хартума, искавших на Вирне убежища. С тех пор космопорт не функционировал.

    Недалеко от заброшенного космопорта, в двадцати милях от горы Хейдверт, раскинулось поселение под названием Гердфарен. В переводе с Вирнского это слово означало «Милостивый». В этом поселении жила самая большая община хартумцев, насчитывающая более пятисот человек. Местное население относилось к синеглазым инопланетянам спокойно, хотя и недоверчиво.
    Гердфарен был пожалуй единственным поселением на планете, которое стремилось к гордому понятию «город», и в этом была заслуга господина Вольмера, вирнианца по происхождению, главного зодчего поселения. Гердфарен разрастался, украшался новыми сейсмоустойчивыми домами, а сотни молодых хартумцев из общины работали на благо планеты, так любезно их приютившей.

    В зеленой долине, раскинувшейся у подножий двух гор, было построено главное питейное заведение в поселении. Называлось оно Таверна. Просто Таверна, и все тут. Название было донельзя старомодным, но окрестить унылое сооружение, примостившееся в аккурат над самой пропастью, гордым словом «кафе», язык не поворачивался. Сюда приходили рабочие со стройки пропустить кружечку другую отменного вирнианского айна, здесь обретались шумные бестолковые школяры из соседнего лицея, здесь можно было встретить серьезных вирнианских негоциантов, словом, Таверна была местом сосредоточения социальной активности всех слоев населения.

    И в этот вечер Таверна была полна разношерстной публики. За столиков в углу сидели четверо молоденьких хартумцев: братья Ле-Ко и Ко-Ле, Вредина Ли и малыш Эри. Близнецам, самым старшим из четверки, было двадцать два года, младшему, Эри, только-только исполнилось восемнадцать, а его лучшему другу, хмурому и недружелюбному Ли, было двадцать лет. Эти ребята работали на стройке у господина Вольмера и души не чаяли в своем начальнике, несмотря на то, что он не был хартумцем.

    Но главным гвоздем вечера был, конечно же, Сайнури, местный сумасшедший, по общему признанию поселенцев. На самом деле безумца звали Фли, а прозвище Сайнури, что в переводе с хартумского означало «странный человек», ему дал кто-то из местных. Сайнури вполне оправдывал свое ироничное прозвище. Он много пил, а после очередной кружки хмельного забористого айна у него развязывался язык. Слушатели находились сразу, ибо местные жители были охочи до увлекательных историй, коих в запасах Сайнури было бесчисленное множество.

    Вот и сегодня Сайнури собрал вокруг себя толпу слушателей и зрителей и вещал, как тот глашатай на центральной площади. Столы сдвигались поближе, чтобы лучше слышать, что он говорит.

    - А представьте себе, - осушая четвертую кружку айна, возопил странный Сайнури-Фли, - нет, друзья, только представьте себе, кем я был прежде! Шел две тысячи девятьсот девяносто девятый год от Рождества Богини, простите, я ненавижу этот новый календарь, введенный этонианцами…я вообще ненавижу этонианцев! Так вот, шел две тысячи девятьсот девяносто девятый, до революции оставался год, а наша планета вступила в пору своего рассвета. Мне было девятнадцать лет, всего лишь девятнадцать, я был полон амбициозных помыслов и мечтаний. Я писал чудесные стихи, я был популярен в своем кругу, я мечтал стать поэтом!!! Извините!

    Сайнури в голос икнул, сделал огромный глоток из кружки, которую только что ему принесли, икнул еще раз, а затем продолжал.

    - Итак, я чувствовал крылья за спиной, я рвался в полет, но крылья мои обрезали. Случилась революция, и я был отправлен в крепость Тармин. Вы же знаете, что такое Тармин?
    - Тюрьма? – уточнил кто-то из посетителей.
    - Это не просто тюрьма! – горячо воскликнул Сайнури. – Это самая страшная тюрьма в мире! И я там провел десять лет своей жизни.
    - Как же вам удалось сбежать? – спросил кто-то из вирнианцев, кажется, бородатый Брундт.
    - Я не сбежал, помилуйте! – горько усмехнулся Сайнури. – Меня выпустили. За примерное поведение. Слава Богине!
    - А вы верите в Богиню? – раздался голос с одного из дальних столиков.
    Сайнури прищурился и всмотрелся. Ну точно, это вещал Вредина Ли. Сайнури его побаивался.

    Этот вихрастый светловолосый мальчишка с огромными синими глазами никогда не улыбался. Никто и никогда не видел ни малейших признаков радости на этой хмурой физиономии. Такое ощущение, что у Ли отсутствовала какая-то струна в душе, которая отвечала за нормальные человеческие эмоции. Зато дрался он отменно. Слухи о его подвигах давно уже пересекли границу поселения Гердфарен.

    - Я верю в Богиню и всегда верил, - ответил Странный Сайнури.
    - И даже когда этонианские войска захватили планету? – переспросил Ли.
    - И даже тогда, а что?
    - Но почему ваша Богиня не спасла Вас? Почему не защитила от Этонианцев? Где она была, когда истребляли хартумцев?
    - Ли!
    - Ну где она была, когда убивали ни в чем не повинных людей? – продолжал вопрошать Вредина Ли.
    - Я не могу ответить тебе на этот вопрос, - грустно произнес Сайнури.
    Он залпом осушил очередную кружку айна. Больше за весь вечер он не произнес ни слова.

    Сайнури любил вспоминать свою прежнюю жизнь, хотя эти воспоминания чаще причиняли боль, чем радовали. Раньше к его услугам был целый мир, полный развлечений и беззаботного веселья, а еще был город, красивее которого не найти на трех планетах. Теперь же единственным развлечением бывшего поэта были ежедневные попойки в местном кабаке. А больше на этой планете ничего и не было. Единственным занятием местных жителей, грубоватых и недалеких вирнианцев, еще сто лет назад было пасти иков на горных склонах. С началом Великих Астрографических открытий цивилизация пришла на эту отсталую планету, но в глубине души фиолетовоглазые вирнианцы так и остались неотесанными горцами. И грустно было видеть то, что молодые хартумцы, такие как Ли, все чаще попадали под их влияние.

    Сайнури покинул таверну заполночь. Там уже нарисовывалась какая-то потасовка, а бывшему поэту совсем не хотелось на нее смотреть.


    Глава 6.
    ЭРИ

    Планета Вирн, поселение Гердфарен


    День был жаркий, чрезвычайно жаркий для этих широт. К обеду напекло до такой степени, что решено было остановить работу.

    Жара была непривычным явлением для планеты Вирн, где почти круглый год шли дожди, а солнце месяцами не появлялось из-за туч. Здесь ходило поверье, что в жару обязательно случается что-то плохое. За сотни лет это поверье не забылось.

    Дом был почти построен. Господин Вольмер, главный строитель поселения, стоял на крыльце и любовался результатом своих трудов. Двухэтажное здание, построенное из голубого вирнского мрамора, было почти готово, оставалось доработать крышу, покрыть ее черепицей, и дом будет готов. Красивый, уютный дом, один из сотни домов, построенных Вольмером и его бригадой для Гердфарена.

    Вольмер еще раз зашел внутрь и огляделся. Очень, очень скоро в этом доме будет звучать веселый детский смех.

    Главному зодчему поселения недавно исполнился тридцать один год, и у него было, пожалуй, все, чем можно гордиться в этом возрасте: работа, уважение среди местных жителей, красавица-жена и огромный дом на склоне горы, видимый издалека.

    Вот и сегодня был обычный день в жизни Вольмера, и даже аномальная жара не могла испортить его настроение.

    Но куда же исчез Эри? Ведь договорились же, что пойдут обедать вместе, ребята уже давным-давно ушли к перевалу, волоча за собой здоровенные рюкзаки со съестными припасами, остались только Вольмер и малыш Эри, но последний куда-то подевался. Вот ведь несносный мальчишка!

    Проклиная про себя безалаберность Эри, Вольмер вышел из дома наружу. На крыльце никого, разумеется не было.

    - Эри! – прокричал господин Вольмер. – Эри! Где же ты?
    Вольмер решил обойти дом со всех сторон. Он зашел за угол, остановился и невольно вскрикнул.

    - Эри? Эри, что с тобой?
    Малыш Эри лежал лицом вниз. Лежал неподвижно, а на спине его зияло огромных размеров красное пятно.

    - Эри! Эри, нет, это не может быть!
    Господин Вольмер рухнул на колени и перевернул неподвижно лежащего Эри.
    Сомнений быть не могло.
    Он был мертв.
    Он был убит из пистолета, выстрелом в спину.
    Пуля прошла навылет.

    Одно утешало – малыш Эри умер сразу и не мучился. Наверно.
    Вольмер одним рывком поднялся с колен. В висках стучало, а в голове крутилась одна-единственная мысль – за что? За что убили восемнадцатилетнего Эри, кому он мог навредить за свою недолгую жизнь? И второй вопрос – кто это сделал? Кому понадобилось лишать жизни безабидного мальчишку, круглые сутки работавшего на стройке?

    Здесь было полно шпионов. Шпионов среди местного населения, среди вирнианцев, недовольных присутствием здесь синеглазых инопланетян. Они следили за хартумской диаспорой и обо всем докладывали президенту Улльпатлару. Логически поразмыслив, можно было сделать вывод, что вся эта информация затем отправляется в Юнион, прямиком в Министерство Государственной Безопасности, возглавляемое Эйвином Амьером. Скорее всего, убийство совершил кто-то из них. Но зачем? Одно дело, шпионить за хартумцами, а другое дело убивать их. Неужели даже на суверенной планете их не оставят в покое? И почему все-таки Эри?

    Вольмер снова опустился на колени и принялся обшаривать землю. Пуля прошла навылет, значит, где-то же ее можно найти!

    Минуту спустя Вольмер нашел то, что искал. Пулю. Он принялся усиленно ее осматривать. Он не очень-то разбирался в оружии, но даже его нехитрых познаний хватило на то, чтобы понять, что пуля выпущена из револьвера марки «Шторм» двадцать шестого калибра, выпущенного ограниченным тиражом, а точнее, сделанного мастером оружейником Гевердом Штормом в единственном экземпляре на заказ. На всей планете Вирн был только один человек, кто мог обладать таким необычным оружием. И этим человеком был сам Вольмер.
    Получается, малыша Эри убили из его собственного пистолета?

    Вольмер спрятал пулю в карман. Поднявшись, он увидел, как к нему направляется человеческая фигура. Фигура стремительно подошла ближе, и стало ясно, что это никто иной, как Вредина Ли.

    - Господин Вольмер, что случилось? Почему вы не идете обедать?
    - Ох, Ли! Смотри сам!
    - Я не…что с Эри? Ему плохо?
    - Эри мертв, - спокойно ответил господин Вольмер.

    Он сам поразился своему внешнему спокойствию.

    Внутри кипела буря, но, как будто попав в закрытое пространство, не находила выхода. Хотелось сейчас же, прямо сию секунду найти негодяя, совершившего это преступление, посмотреть ему в глаза и задать один-единственный вопрос: «Зачем?»

    А потом расправиться с ним со всей жестокостью. Ибо человек, стреляющий в спину, милости не заслуживает.

    - Кто. Это. Сделал? – раздельно произнес Ли.

    Странная вещь. Он тоже не кричал. Он был спокоен. Двадцатилетний мальчишка, у которого почти на глазах убили его лучшего друга.

    - Скорее всего, кто-то из шпионов, - вздохнул Вольмер.
    Господин Вольмер старался не смотреть в глаза Ли.
    - Поможете перенести его домой? – деловито, как будто Эри всего лишь перебрал в Таверне забористого айна , спросил Ли.
    - Да, конечно.

    Ли и Эри были не просто лучшими друзьями. У счастливчика Ли были живы отец и мать, а родители Эри погибли еще на Хартуме. Так что мальчишки воспитывались вместе с раннего возраста и были друг другу почти как братья.
    Спустя полтора часа Вольмер вернулся домой.
    Их с Эрхан дом располагался почти возле самой вершины горы. Чтобы попасть внутрь, надо было пройти по извилистой винтовой лестнице, установленной почти параллельно склону.
    - Я тебя уже заждалась! – воскликнула Эрхан, как только Вольмер появился на пороге.
    Эрхан была единственной дочерью богатого вирнианского купца, поэтому к роскоши она привыкла с детства. Внешне типичная вирнианка: темноволосая, фиолетовоглазая, с точеными чертами лица, высокими скулами и маленьким капризным ротиком, она была настоящей красавицей, пожалуй, самой красивой девушкой в поселении.

    - Прости, Эрхан. Я…занят был.

    Эрхан вздохнула и надула губки, что на ее безмолвном языке означало разочарование, смешанное с нетерпением. Она всегда так делала, когда хотела рассказать что-то интересное, а собеседник не проявлял любопытства к ее рассказу.

    Вольмер молча сел за стол, где его терпеливо дожидался остывший ужин.
    - Молти, - ласково произнесла Эрхан и улыбнулась.

    Молти в переводе с вирнианского означало «Милый». Подобными ласковыми прозвищами вирнианцы компенсировали отсутствие собственных имен. Жену господина Вольмера тоже звали не Эрхан.

    - Я слушаю.
    - Представляешь, сегодня приходила тетушка Эйни, приносила платья. Красивые-красивые, по последней моде!

    Вольмер с трудом сфокусировал свой взгляд на Эрхан. Мешала головная боль, не сильная, но тягучая, как будто в голове усиленно и со скрипом поворачивали какие-то шестеренки. Было не то настроение, чтобы вести милую болтовню.

    - И сколько платьев ты купила?
    - Ну…все!
    Вольмер ничего не ответил, только рассмеялся.
    - Одно из них, между прочим, на мне! – воскликнула Эрхан и порывисто поднялась из-за стола.

    Длинное платье из красного шелка, украшенное какими-то немыслимыми оборками, с хитро устроенным рукавом и воротником-стойкой, и в самом деле было изумительно красивым.

    Удивительно, как старинная мода снова становилось актуальной.
    Сам Вольмер, как и его ребята, давным-давно перешел на практичную и неброскую униформу защитного цвета, изготовленную из плотной ткани, со множеством прочных и надежных карманов. Красивую одежду здесь было некуда носить.

    - Милая, тебе очень идет красный цвет!
    Эрхан перестала кружиться по комнате и села напротив мужа.
    - Ты чем-то опечален!
    - Малыша Эри убили сегодня днем.

    «А еще пропал мой пистолет», про себя подумал Вольмер, но вслух этого не сказал.

    - Убили? – испуганно воскликнула Эрхан. – Да у нас в жизни никого не убивали! Кто мог это сделать, Эри был еще совсем ребенком!
    - Значит, кто-то мог, - сухо ответил Вольмер.
    - Когда похороны?
    - Послезавтра. Эрхан, я не хочу говорить об этом. Хорошо?
    - Хорошо. Прости, Молти!

    Вольмер ласково взял Эрхан за руку.
    – Давай лучше поговорим тебе! - взяв жену за руки, мягко улыбнулся Вольмер.

    Эрхан посмотрела на мужа с той смесью невинности и лукавого превосходства, которая всегда на него действовала обезоруживающим образом.

    - Я тебе говорил, что ты самая красивая девушка на планете?
    - Трижды: в день, когда мы обручились, когда поженились и на пятилетии свадьбы! – хихикнула Эрхан.
    - Что, только трижды? Да не может такого быть, ты плохо считаешь!
    - А у меня всегда были проблемы с математикой! – Эрхан уже откровенно смеялась, от чего на щеках играли задорные ямочки, что так же могло обезоружить кого угодно. – Моя учительница меня ненавидела. Если бы не мой богатый папа, меня бы просто выгнали из школы!

    Вольмер слушал эту историю на протяжении десяти лет, но она до сих пор ему не надоела.

    - Тебе показать остальные платья? – забирая посуду со стола, спросила Эрхан.
    Молти проводил ее рассеянным взглядом.

    Кажется, шестеренки в его голове начали проворачиваться еще интенсивней.
    - А они все …такие же? Я имею ввиду, неудобные? У нас тут кругом горы и леса, выходить в таких платьях некуда.
    - А может, мы с тобой куда-нибудь слетаем? Я ведь нигде не была, кроме родной планеты?
    - А куда ты хочешь?
    - На Этон, например!
    - Ты же знаешь, я не люблю эту планету. Этонианцы – не более, чем воинственные агрессоры. Знаешь, что они сделали с хартумцами?
    - Вечно ты их защищаешь! Хартумцы не смогли даже отстоять свою родную планету!
    - Во-первых, на них напали внезапно. Это был удар в спину, подобный тому, какой получил сегодня малыш Эри. А во-вторых, хартумцы были исключительно мирным народом, они не умели воевать. Разве плохо, что человек не хочет причинять боль другому?
    - И все равно они странные и непонятные, эти хартумцы.
    Эрхан снова надула губки и молча продолжила елозить щеткой по уже чистой тарелке.

    Вольмер встал из-за стола и осторожно приблизился к ней.
    - Милая, мы обязательно куда-нибудь с тобой слетаем! – шепнул он в ухо Эрхан. – Обязательно! Вот только все образуется…

    0


    Ссылка на этот материал:


    • 0
    Общий балл: 0
    Проголосовало людей: 0


    Автор: empty_child
    Категория: Фантастика
    Читали: 71 (Посмотреть кто)

    Размещено: 9 ноября 2013 | Просмотров: 269 | Комментариев: 0 |
    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2018 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.