«    Июль 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус | Партнеры--



Сейчас на сайте:
Пользователей: 0
Отсутствуют.

Роботов: 2
YandexGooglebot

Гостей: 13
Всех: 15

Сегодня День рождения:

  •     stasy (23-го, 30 лет)
  •     WARLOCK (23-го, 30 лет)
  •     Тореро (23-го, 28 лет)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 1865 Кигель
    Дискуссии О культуре общения 183 Моллинезия
    Стихи молчание - не всегда золото 250 Filosofix
    Флудилка Время колокольчиков 198 Герман Бор
    Флудилка Курилка 1954 Герман Бор
    Обсуждение вопросов среди редакторов сайта Рабочие вопросы 517 Моллинезия
    Флудилка Поздравления 1635 Герман Бор
    Стихи ЖИЗНЬ... 1600 Lusia
    Организационные вопросы Заявки на повышение 775 Моллинезия
    Литература Чтение - вот лучшее учение 139 Lusia

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    НЕЗДЕШНИЙ

    <!--[if gte mso 9]>

    <!--[if gte mso 9]> Normal 0 false false false RU X-NONE X-NONE <!--[if gte mso 9]> <!--[if gte mso 10]> /* Style Definitions */ table.MsoNormalTable {mso-style-name:"Обычная таблица"; mso-tstyle-rowband-size:0; mso-tstyle-colband-size:0; mso-style-noshow:yes; mso-style-priority:99; mso-style-parent:""; mso-padding-alt:0cm 5.4pt 0cm 5.4pt; mso-para-margin-top:0cm; mso-para-margin-right:0cm; mso-para-margin-bottom:10.0pt; mso-para-margin-left:0cm; line-height:115%; mso-pagination:widow-orphan; font-size:11.0pt; font-family:"Calibri","sans-serif"; mso-ascii-font-family:Calibri; mso-ascii-theme-font:minor-latin; mso-hansi-font-family:Calibri; mso-hansi-theme-font:minor-latin;}

    10.

    Предместье Города, где жили Фонтейны, было застроено однотипными двухэтажными домами с крошечными закопчёнными окошками  и одиноко торчащими печными трубами, из которых, не переставая, валил едкий черный дым. Половину дома занимала кузница, жилая часть располагалась в отдельном флигеле.

    Мари привела меня в маленькую душную комнату с низким закопченным потолком, очевидно исполнявшую роль столовой. По сравнению с роскошными чертогами графа Никту, в которых мне посчастливилось побывать до этого, дом кузнеца казался воплощением скромности и практичности. Простая, грубо сколоченная мебель и кухонная утварь весьма неказистого вида -  все убранство дома лишь исполняло свое функциональное предназначение, но не служило украшением интерьера.

    Семья Фонтейнов, состоявшая из уже знакомой мне Мари, самого кузнеца и его жены, а так же двух старших дочерей, приняла меня на удивление радушно.

    Меня усадили за стол и попросили немного подождать, пока обед будет готов.

    Поскольку мне нечем было заняться – вся многочисленная женская часть семейства усиленно хлопотала по хозяйству, накрывая на стол, - то я внимательно разглядывал как обстановку скромного жилища Фонтейнов, так и его обитателей. Зрелище, надо сказать, было весьма интересным.

    Главу семейства звали Теодор Фонтейн.

    Я смотрел много фильмов, и мне казалось, что я доподлинно знаю, как выглядит кузнец. Почему-то люди этой профессии мне представлялись грозными исполинами, способными одним ударом своей десницы отправить в нокаут любого богатыря. В одной руке, казалось мне, кузнец должен держать молот, а в другой наковальню. И не выпускать их даже во время обеда – должен же быть у людей этой профессии обед, выходные и оплачиваемый отпуск?

    Я ошибался.

    Теодор Фонтейн не отличался ни внушительным ростом, ни богатырским телосложением. Он был абсолютно обыкновенным человеком весьма почтенного возраста, в котором не было ничего устрашающего, и почему-то очень сильно напоминал мне осветлённую версию актера Моргана Фримана.

    Жена кузнеца, высокая светловолосая женщина с лицом строгим, но вместе с тем приветливым, носила гордое имя Диана, которое, по моему мнению, подходило ей как никакое другое.

    В очередной раз я поразился тому, как странно сочетаются у них имена и фамилии. Взять хотя бы младшую дочь - если у нее была английская фамилия Фонтейн, то по всей логике ее имя должно было произноситься как Мэри, а не Мари. Однако же оно звучало именно так, а не иначе.

    В очередной раз я понял, что не следует искать аналогий с нашим миром. Фамилия кузнеца вовсе не была английской, она просто была ПОХОЖА на английскую. Соответственно, имена у них могли быть какие угодно.

    Головная боль потихоньку улетучилась, и я вдруг почувствовал, что голоден, ибо не ел со вчерашнего вечера. Поэтому я с удовольствием разделил  с Фонтейнами их скромную трапезу.

    Мы сидели за столом и молча обедали. Я не покривлю душой, если скажу, что потребительская корзина знатного человека и ремесленника отличалась коренным образом. Передо мной поставили тарелку с жидким супом, который я идентифицировал как луковый, а на второе  подали жареное мясо.  Скорее всего, это была говядина. Я был готов поклясться, что бык или корова, чье мясо сейчас лежало на тарелке,  умерли естественной смертью, то есть от старости.

    С каким удовольствием я бы сейчас позвонил и заказал пиццу! Впрочем, с этим возникли бы проблемы. Для начала надо было объяснить почтенному семейству, что такое пицца, а вкупе с этим рассказать об устройстве телефона.

    Я отогнал от себя навязчивые мысли о кусочке «Маргариты»  и полностью сконцентрировался на предложенных мне яствах.

    Наконец, неловкое молчание, воцарившееся в столовой, показалось настолько гнетущим, что надо было срочно что-то предпринимать. Однако я не решался ничего произносить.

    Первым разговор начал сам Фонтейн.

    - Да уж, пришлый, попал ты в передрягу, - глубокомысленно произнес он. - Но скажи мне, как ты умудрился поссориться с бароном?

    Говоря это, Теодор в буквальном смысле сверлил меня пристальным взглядом своих глубоко посаженных глаз. Такой точно взгляд был у Мари, когда она впервые меня увидела.

    Кажется, пожирать глазами собеседника – это какой-то фамильный наследственный признак рода Фонтейнов.

    - Если бы я знал, кто это такой! - вздохнул я.

    - Я могу тебе помочь, - ответил Фонтейн. – Тебе нужна шпага? За две ночи я смогу тебе выковать такое оружие, которого даже у барона Анриэла нет и не будет. Потому что мне тебя жаль, чужестранец. А с его светлости давно пора сбить спесь. И если никому это раньше не удавалось, может, получится у тебя.

    Фонтейн говорил весьма убедительно. Вот только я помнил наши с Уткиным уроки фехтования, по итогам которых я твердо решил никогда больше не брать в руки холодное оружие, сделав исключение разве что для кухонного ножа, и знал, что мне барона ни за что не одолеть.

    -Может быть, вы и сможете выковать лучший в мире меч за две ночи, - ответил я, с трудом подбирая нужные слова. -  Вы – мастер своего дела, и в ваших способностях я не сомневаюсь. Все дело во мне. Я никудышный боец. И за две ночи не смогу научиться драться. Барон убьёт меня за милую душу.

     - Его светлость в любом случае не оставит тебя в живых, - сухо сказал Фонтейн.  – Убьет ли он тебя на дуэли, или подошлет своих молодчиков прирезать тебя – не важно. Выбора, пришлый, у тебя нет.

    До чего же все-таки суровые нравы в этом странном мире! Моя привычная реальность не отличалась гармонией и справедливостью, но Здешний мир бил все рекорды жестокости.

     - Неужели барон не может оставить меня в покое? – задал я вопрос, который спустя секунду после его произнесения попал в разряд «риторических».

     - Вы оскорбили его светлость. Для него это позор. Позор, который можно смыть только кровью.

     - А как же дуэльный кодекс? Барон – знатная вельможа, я – простолюдин, да к тому же еще и пришлый. Наша дуэль – это прямое нарушение кодекса.

     - Барон Анриэл был первым, кто этот кодекс нарушил. Поверь мне, Вензелес, ты не первый простолюдин, который сражается с бароном на дуэли.

    Я не стал уточнять, что произошло с предыдущими бедолагами.

     - Иными словами, мне нужно покинуть этот мир?

     - Да, и чем быстрее ты это сделаешь, тем лучше.

    Кажется, я был обречен.

    Еще вчера я был готов бежать из этого мира со скоростью света.

    Я мечтал вернуться в мою реальность, где самую большую угрозу для меня представляли алкаши, вечно обретавшиеся возле метро «Красносельская», и где меня не преследовали знатные вельможи, давшие зарок меня убить.

    Еще вчера у меня не было друзей Здесь, и мне абсолютно нечего было терять.

    Что изменилось сегодня? Почему мне расхотелось удирать из этой реальности как подлому трусу? Что я мог противопоставить Анриэлу и его бравым охранникам?

    Нелепость, сущая нелепость! Почему я, человек из двадцать первого века, должен пасовать перед полуграмотным невежественным вельможей только потому, что на его стороне сила и власть? Ответ на мой вопрос заключался в самом вопросе.

    Какая деталь сломалась в моем мировоззрении, и почему эта маленькая поломка так сильно меня изменила?

    Все эти вопросы стремительно пронеслись в моей голове, как титры в конце долгого фильма.

    Итогом всех моих скоропалительных размышлений явилась одна только мысль. Я не хотел уходить из этого мира.

    Мне показалось, что ко мне пришла спасительная идея. Я сам не верил, что мне удастся ее осуществить, но попробовать стоило.

    У меня был шанс выиграть дуэль.

    - Господин Фонтейн, - издалека начал я. - Дуэль состоится. В любом случае. Я не трус. Но... мне нужно будет на время покинуть этот мир. Мне нужно будет вернуться туда, откуда я пришел.

    В комнате воцарилась гулкая и звонкая тишина. Слышно было, как умывается кот, сидящий на печке.

    - Зачем? - холодно спросил Фонтейн.

    - Я не могу вам об этом сказать. Просто…есть вероятность того, что я смогу победить Анриэла. Эта вероятность ничтожно мала, но она существует.

    Кузнец молчал, очевидно, полагая, что я не договорил.

    - В общем, мне нужно найти Паромщика, - закончил я.

    В этот миг тишина стала абсолютной. Даже кот перестал умываться и удивленно затих.

    Старик обвел пристальным взглядом всех собравшихся.

    - Оставьте нас с господином Вензелесом наедине.

    Женщины ушли без пререканий.

     -Не могу я понять, что именно ты задумал. Одно меня удивляет: сначала ты боишься барона и мечтаешь вернуться в свой мир, а секунду спустя уже полон решимости драться с ним на дуэли.

    Тут я неожиданно произнес фразу, которая заставила удивиться меня самого.

     - Господин Фонтейн! – гордо сказал я, хотя у самого поджилки тряслись. – Если вы думаете, что я пришлый, и потому мне не знакомо понятие «честь», то вы глубоко ошибаетесь!

     - Удивительно! – тихо, как будто обращаясь к самому себе, произнес кузнец. – А ведь он еще не знает главного…

     - Это вы обо мне? – оживился я.  – Чего я не знаю?

    Фонтейн молча вздохнул.

     - Говорите же! – нетерпеливо воскликнул я.

     - А стоит ли?  - глубокомысленно спросил Теодор и просканировал меня самым внимательным взглядом, на который только был способен.

    Если бы этот взгляд мог бы менять температуру в помещении, я превратился бы в ледышку. Причем  - заметьте странность! – это была бы ледышка из огня.

     - Что вы от меня скрываете?

     - Спроси лучше, что от тебя скрыл Анриэл. Барон самовольно изменил дуэльный кодекс, разрешив драться с не только с дворянами, но и с простыми людьми. Знатные люди были возмущены столь неслыханной дерзостью барона, осмелившегося посягнуть на незыблемые устои. В ответ на это в дуэльном кодексе появилась еще одна статья, согласно которой простолюдин, участвующий в поединке со знатным господином, в случае своей победы, и, соответственно, смерти дворянина, автоматически получает его титул и его поместье. Эта поправка была принята для того, чтобы отвадить вельмож драться с людьми низших сословий. Впрочем, барона это не остановило.

     - Он настолько уверен в своих силах?

     - Нет ни одного человека, который владеет шпагой или иным холодным оружием лучше, чем его светлость. Он непобедим, и прекрасно знает это.

     - А если мне удастся его победить? Я получу его титул? Я стану бароном Анриэлом?

     - Веришь ли ты сам в то, что говоришь? – вопросом на вопрос ответил Фонтейн.

     - Да, - еле слышно ответил я.

     - Знаешь, пришлый, я не хотел тебе говорить об этой поправке к дуэльному кодексу, и о том, что ты сможешь в одночасье сделаться знатным человеком. Я видел в тебе лишь трусливого инородца, которому нет места в нашем мире. И тут буквально на моих глазах что-то изменилось. Не прошло и часа, а ты уже полон решимости одолеть барона.

     - Виной тому моя идея, - в тон Фонтейну ответил я.  – Она пришла ко мне неожиданно, я сам был весьма удивлен. Но, повторяю, - вам я ничего не скажу.

     - Так тебе нужен Паромщик, говоришь?  - моментально сменил тему кузнец.

     -Нужен! – умоляющим тоном воскликнул я. - Вы поможете мне его найти?

     - Имя Паромщика ты знаешь?

     - Его сиятельство граф Никту говорил мне, что Паромщика зовут Джеронимо Аскери.

     - Что ж, твой знатный друг тебя не обманул, - подытожил Фонтейн.  – Не могу понять в чем дело, пришлый, но чем-то ты мне приглянулся. Я помогу тебе найти Паромщика.

     - Спасибо вам, - ответил я, чувствуя, как тяжелая ноша сваливается с моих плеч. – А Матерого можете оставить себе. Мне пока не нужен конь.

    Человек  способен свернуть горы, если у него появляется надежда.

    А в самом деле, чем я хуже того янки из Коннектикута, который попал во двор короля Артура и получил титул Хозяина?

    11.

     

    Унылое бревенчатое здание приютилось в самом конце улицы. Оно было бы совершенно непримечательным, если бы не огромная жестяная вывеска, гордо красовавшаяся на одной из стен.

    СТУДИЯ МГНОВЕННОЙ ЖИВОПИСИ БРАТЬЕВ АСКЕРИ

    Внизу мелким шрифтом было приписано:

    Принимаем заказы на изготовление мгновенных картин. Портретная съемка, съемка детей и домашних любимцев.

    А по соседству болталась еще одна вывеска, явно выполненная другим человеком. Вывеска была настолько старая и ржавая, что часть букв на ней стерлась, поэтому текст примерно выглядел вот так:

    М…ГАЗИН  ГАТОВЫХ  И… …ЕЛИЙ

    В очередной раз я поразился нелепости и нелогичности этого мира. Здесь книгопечатание – большая роскошь, а фотографию уже изобрели!

    Но у меня не было времени задумываться об этом вопиющем нарушении причинно-следственной связи. Мне надо было найти Паромщика.

    Поэтому я бодро шагнул в сторону М…ГАЗИНА.

    Тяжелая металлическая дверь открылась с ужасающим скрипом. Я зашел внутрь, стараясь производить как можно меньше шума. Почему-то весь этот дом производил впечатление настолько ветхого и хрупкого сооружения, что я боялся производить резкие движения и громкие звуки. Мне казалось, что этого достаточно, чтобы дом развалился.

    «Магазин готовых изделий» представлял собой маленькое полутемное помещение, освещенное одной-единственной керосиновой лампой. По всему периметру магазина шли стеллажи, на которых стояли какие-то картинки в рамках.

    Взглянув на одну из них, я понял, что представляет собой эта «мгновенная живопись». Здешнее фотографическое искусство пока находилось на уровне дагеротипных портретов. До мокрого коллодионного процесса, который с недавнего времени у нас был повсеместно вытеснен цифровой фотографией, они еще не додумались.

    В углу стоял столик конторского типа. За этим столиком сидел старичок лет семидесяти в огромных очках и с увлечением что-то записывал в огромную тетрадь, которую мне хотелось назвать словом «гроссбух».

    Секунду спустя старичок поднял глаза на меня.

     - Вам что-нибудь подсказать? – тоном консультанта из Евросети поинтересовался старичок.  – Что именно вас интересует? Есть картинки с красивыми барышнями, пейзажи, котята.

    Я обратил внимание, что целая стена была посвящена «мгновенным картинам» с кошками. Оказывается, популярность этих маленьких пушистых зверьков простиралась далеко за пределы моей реальности.

    - Нет, спасибо. Я пришел по другому делу. Мне нужно найти паромщика, Джеронимо Аскери. Мне сказали, что он здесь работает.

     - Вы нездешний? – спросил старичок, и строго посмотрел на меня поверх очков.

    И как только они все определяют, что я пришлый? На мне где-то висит бейджик, который не замечаю? Или у меня выражение лица какое-то не такое? Или у них в самом деле настолько маленький мир, что они всех своих в лицо знают?

    Мне порядком надоел этот расклад.

    Однако я не стал огрызаться и вежливо ответил:

     - Да, я не из этого мира.

     - И зачем вам Паромщик?  - продолжал расспросы старичок. – Вам не нравится Здесь?

     - О нет, очень нравится, - честно ответил я. – Именно поэтому мне и нужен Паромщик.

    Старичок смотрел на меня так внимательно, что мне вдруг стало не по себе. А еще в помещении было холодно настолько, что зуб на зуб не попадал. И вообще, здесь было очень уныло. Почему-то все эти «мгновенные картины» навевали жуткую тоску. Хотелось поскорее выбраться из этого затхлого помещения.

     - Пойдемте, - принял решение старичок и медленно поднялся со своего места.

    В очередной раз я поразился тому факту, что в этом мире я только и делаю, что за кем-то иду.

    Мы прошли через черный ход и оказались во внутреннем дворике, крошечном и захламленном. Там и сям были разбросаны какие-то лопаты, метлы и другие непонятные предметы, назначения которых я не знал. Посреди этого дворика стоял деревянный сарай. Я рискнул предположить, что здесь находится лаборатория.

    Старичок открыл дверь этого сарая, наполовину просунулся внутрь и что-то взволнованно зашептал. Слов я не разобрал.

    Минуту спустя старичок повернулся ко мне лицом и произнес:

     - Господин Аскери сейчас выйдет. Ждите его здесь.

    С этими словами он вернулся в свой магазинчик.

    Аскери не появлялся минут десять. Я уже начал нервничать и дрожать мелкой дрожью. Это место все-таки не отличалось позитивной энергетикой.

    Наконец, Джеронимо явил мне свое лицо.

     - Здравствуйте, - холодно поприветствовал он меня.

    Паромщик, он же господин Аскери, оказался невысоким крепким мужчиной лет сорока, одетым в длинный плащ с капюшоном, наподобие тех, какие носили средневековые монахи. Вид у него был угрожающий, если не сказать, зловещий. Из-под капюшона на меня зыркали маленькие светлые глазки, лицо же его было покрыто жесткой щетиной. Почему-то складывалось впечатление, что все его тело, и руки, и ноги, и спина, покрыто этой самой щетиной землистого цвета.

    Доверия этот человек не внушал. От него, кажется, можно было ожидать чего угодно. Даже того, что он нападет на тебя с ножом в глухой подворотне с криком «Азазель!»

    Я робко поздоровался, ожидая, что сейчас опять начнутся расспросы. Я не ошибался.

     -Как зовут?

     - Вензелес.

     - Давно Здесь?

     - Шестые сутки.

     - Кто привел?

    Казалось, Паромщик не был  в состоянии произнести фразу, состоящую больше, чем из двух слов. Он как будто обрубал слова острым ножом.

     - Граф Лиахим Никту.

     - Зачем уходите?

     - Неотложные дела в моем мире. Я ненадолго. Потом я снова буду Здесь.

    Кажется, я заразился от господина Аскери его манерой говорить четкими, лающими предложениями.

    - Десять тысяч золотых монет, - сухо ответил Аскери.

     - Согласен.

    Я достал из-за пазухи кошель и высыпал здоровенную горсть монет.

    Аскери с видимым удовольствием пересчитал деньги.

     - За мной! – скомандовал Паромщик.

    Мне ничего не оставалось делать, как последовать его приказу.

    Мы сели в дилижанс и долго ехали по ночному городу. Мелькали сонные улицы, освещенные тусклыми фонарями, крошечные окна домов, в которых теплилась какая-то жизнь, неведомая мне и незнакомая.

    Я прощался с миром Здесь, но прощался не навсегда.

    Наша поездка не отличалась особым комфортом. Если вы думаете, что почтовый дилижанс, запряженный тройкой лошадей, - это удобное средство передвижения, то вы заблуждаетесь. Мы подпрыгивали на ухабах до самого потолка, кроме того, внутри было слишком тесно для шести пассажиров, поэтому мы отчаянно толкались и пихались.  Впрочем, для меня, привыкшего к московским «газелям», ничего страшного в этой тряской поездке не было.

    Доехали до того места, откуда и началось мое знакомство с этим странным миром. Миром под названием Здесь.

     


    0


    Ссылка на этот материал:


    • 0
    Общий балл: 0
    Проголосовало людей: 0


    Автор: empty_child
    Категория: Фантастика
    Читали: 97 (Посмотреть кто)

    Размещено: 14 декабря 2013 | Просмотров: 383 | Комментариев: 10 |

    Комментарий 1 написал: Lil Cal (14 декабря 2013 19:45)
    Десять тысяч золотых монет

    Десять ТЫСЯЧ золотых монет. Монет. Хм. И каких размеров кошель он носит? Извините, но я просто не могу представить, как может выглядеть такая гора)) *разводит руками*
    И чего это он там задумал?.. Запрещённое оружие-но-дзюцу? -^_^- Так здорово предполагать... и так классно ошибаться! Чёрт. Что нравится в "Нездешнем" - так это мягкий юмор и отсутствие "роялей" и "баянов". Очень приятно...)



    --------------------

    Комментарий 2 написал: empty_child (14 декабря 2013 20:00)
    Ох! И вправду, я как-то не подумала о том, КАК будут выглядеть ДЕСЯТЬ тысяч золотых монет! И каких размеров должен быть кошель! Десять, конечно же просто десять!
    Срочно отменяем инфляцию!
    Спасибо, что обратили внимание!

    И да, там еще один косяк "Я зашел внутрь, стараясь производить как можно меньше шума. Почему-то весь этот дом производил впечатление..."
    Как говорится, исправленному верить!



    --------------------

    Комментарий 3 написал: Era (15 декабря 2013 15:33)
    Вообще, чтобы понять, хорошо ли человек пишет и дано ли ему это в принципе, достаточно пробежаться глазами по первым трем-четырем предложениям. так вот, вы однозначно можете писать и очень хорошо. И если будете заниматься этим всерьез (а может уже занимаетесь - не знаю), то вполне возможно скоро мы узнаем новое имя в среде писателей, да и не только.


    Комментарий 4 написал: empty_child (15 декабря 2013 15:53)
    У меня нет слов! Спасибо!
    Очень неожиданно (я не лукавлю!) и приятно!



    --------------------

    Комментарий 5 написал: Ксюха Ммм (19 декабря 2013 09:09)
    Интересно, я одна тут вижу лексические ошибки...


    Комментарий 6 написал: empty_child (19 декабря 2013 20:18)
    Ксюха Ммм, напишите!
    Я же вполне могла чего-то не заметить.



    --------------------

    Комментарий 7 написал: empty_child (22 декабря 2013 12:29)
    В сотый раз перечитывала этот текст, и обнаружила совершенно непростительный ляп.
    "Барон – знатная вельможа". Вот я двоечница, а!



    --------------------

    Комментарий 8 написал: empty_child (22 декабря 2013 18:35)
    Это точно.
    "...был не в состоянии произнести фразу..."
    "Не был в состоянии", да? Я просто вертела эту фразу и так, и сяк, в результате выбрала этот вариант.
    А вот насчет "я не ошибся" - "я не ошибался", да, там получается несоответствие. Я поздоровался - совершенный вид, соответственно и второй глагол должен быть в совершенном виде. Правильно действительно будет "я не ошибся".



    --------------------

    Комментарий 9 написал: Ульян (23 декабря 2013 13:38)
    Присоединяюсь к положительным отзывам - читается легко.
    Неплохо было бы разбить текст на абзацы и убрать лишние пропуски между строками.
    Насколько мне известно, на смену мокрому коллодионному процессу пришли сухие бромжелатиновые пластинки, а не цифровая фотография.
    Когда-то давно я читал сказку "Королевство кривых зеркал", поэтому имена , которые главные герои носят в альтернативном мире, звучат для меня немного по-детски.


    Комментарий 10 написал: empty_child (23 декабря 2013 16:56)
    Насколько мне известно, на смену мокрому коллодионному процессу пришли сухие бромжелатиновые пластинки, а не цифровая фотография.
    Не спорю, надо будет уточнить этот вопрос.Как-то я пропустила одну ступень в эволюции фотографии. Просто, согласитесь," цифровая фотография" как-то лучше звучит...
    Но в любом случае, при последующем редактировании все эти косяки мы уберем...



    --------------------
    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2018 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.