«    Июль 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус | Партнеры--



Сейчас на сайте:
Пользователей: 0
Отсутствуют.

Роботов: 0
Отсутствуют.

Гостей: 17
Всех: 17

Сегодня День рождения:

  •     Eroshkun (16-го, 20 лет)
  •     gellety (16-го, 31 год)
  •     Gr0m1990 (16-го, 28 лет)
  •     Lileslava (16-го, 20 лет)
  •     Дмитрий Гаев (16-го, 25 лет)
  •     темненькая (16-го, 25 лет)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Дискуссии О культуре общения 101 Герман Бор
    Стихи молчание - не всегда золото 250 Filosofix
    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 1862 Кигель
    Флудилка Время колокольчиков 198 Герман Бор
    Флудилка Курилка 1954 Герман Бор
    Обсуждение вопросов среди редакторов сайта Рабочие вопросы 517 Моллинезия
    Флудилка Поздравления 1635 Герман Бор
    Стихи ЖИЗНЬ... 1600 Lusia
    Организационные вопросы Заявки на повышение 775 Моллинезия
    Литература Чтение - вот лучшее учение 139 Lusia

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    Нездешний-2. Игрушечная революция.

    1.

    Главная зала была настолько огромной, что на ее территории можно было устраивать футбольные матчи. В прежние времена зала освещалась тремя огромными люстрами, свисавшими с потолка, теперь же эти люстры лишь беспомощно покачивались, издавая противное, как зубная боль, скрипение. Источниками света в гигантском помещении были только факелы, беспорядочно закрепленные на стенах, и грозившие в любой момент опрокинуться, вызвав тем самым нешуточный пожар. Впрочем, иного средства для освещения у нас не было. Последняя свеча сгорела еще в первую неделю осады.

    Мы держались из последних сил и молили Бога, чтобы осада закончилась как можно скорее. Увы! То ли мы как-то неправильно выражали свои просьбы, то ли адресат был занят чем-то другим, более важным, но наши противники не сдавались, и упорно не желали уходить.

    Нас в полутемной зале было двое: я и мой визави, коренастый человек неопределенного возраста, чей внешний вид послужил бы неплохой иллюстрацией к странице учебника по истории.

    Тусклое освещение залы создавало странный эффект: мне казалось, что лицо собеседника то приближается ко мне, то удаляется.

    Возможно, поэтому мне было так тяжело сконцентрироваться и понять, что он мне говорил.

     - Господин барон, у нас практически не осталось продовольствия! Если осада будет продолжаться, боюсь, что люди начнут умирать с голода!

    Человека, стоявшего передо мной, звали Раулем Этьеном, и был он начальником отряда кирасиров Его Высочества.

    Собственно, назвать шестеро отщепенцев в потертых латах гордым словом «отряд» язык не поворачивался, но, черт возьми, это были единственные военные, не предавшие Герцога и не переметнувшиеся на сторону мятежников.

     - Сколько, по-вашему, мы сможем продержаться? – осторожно спросил я.

     - У нас есть одна ночь, господин барон, - спокойно ответил Рауль.

     - Одна ночь? Но этого не может быть! – возмутился я.

     - Может. И дело тут не в количестве продовольствия. Мятежники поставили нам ультиматум. Если этой ночью мы не сдаемся, утром они взрывают замок.

     - Что за глупость! – возмутился я. – Как они смогут взорвать замок, это же технически невозможно!

     - Вполне возможно, ваша светлость. Не забывайте, что замок стоит на холме. Им не составило труда сделать подкоп и прорыть несколько ходов внутри этого холма. Во все эти ходы и заложена взрывчатка. Ее так много, что хватит на то, чтобы обрушить все три башни замка и похоронить под их обломками всех, кто находится внутри. Мы уже не сможем спастись.

     - Черт подери, и откуда в этом треклятом мире порох! – вскричал я, не в силах сдержать подступившее к горлу раздражение.

     - Один человек принес его из другого мира, господин барон! – степенно ответил Рауль. – Вместе с огнестрельным оружием.

    Я пропустил дерзость мимо ушей, прекрасно понимая, что сейчас не время и не место для того, чтобы разжигать конфликты. Увы, перед нами сейчас стояла трудная, почти невыполнимая задача. Мы должны были выжить.

    А человеком, подарившем миру Здесь порох и огнестрельное оружие, был я.

    И вот теперь мне аукается моя же собственная ошибка.

    - Я поговорю с Герцогом, - поспешил сменить тему я.

     - Хорошо,  - ответил мне Этьен.

    Я покинул огромную залу и стал подниматься по узкой винтовой лестнице, ведущей на самый верх башни. Лестница не было освещена. Единственным источником света была старая крикетовская зажигалка, которую я по случайности прихватил из нашего мира. Ее света хватало лишь на то, чтобы я мог смотреть под ноги, не боясь оступиться. В противном случае я запросто мог бы свалиться с лестницы и свернуть себе шею.

    Наконец, я поднялся, возблагодарив Бога за то, что остался целым и невредимым, и открыл дверь в маленькую комнату, служившую местом  добровольной эвакуации Герцога.

     - Ваше Высочество! – тихо произнес я, закрывая за собой дверь. – Разрешите побеспокоить?

    - А, это ты, Анриэл, - раздался из полумрака приглушенный голос Герцога. - Есть новости? Присаживайся.

    Впотьмах я пытался нашарить хоть что-нибудь, отдаленно напоминающее стул. Наконец, мои тактильные поиски увенчались успехом, и я приземлился на какую-то конструкцию, относительно пригодную для посадки.

    Единственным источником света в комнате была одинокая плошка с ворванью, сиротливо примостившаяся на столе.

     - Есть, и неутешительные, - вполголоса ответил я. - Мятежники обещали взорвать замок, если мы не сдадимся до утра. Они настроены очень серьезно.

     - Ерунда! – отмахнулся Герцог, как будто речь шла о чем-то незначительном.  – Они пугают нас, не более того!

     - Увы, нет, Ваше Высочество! Их намерения серьезны. Они и в самом деле осуществят задуманное, если мы не капитулируем.

     - Почему ты так решил?

    - Я просто очень хорошо знаю человека, который возглавляет мятежников. Слишком хорошо. И я с полной уверенностью могу сказать лишь одно. Он не отступится. Он никогда, ни при каких обстоятельствах не сдавался.

    Я замолчал. Мне показалось, что я и так сказал слишком много. Но Герцог, видимо, решил, что я не поставил точку. Он увидел запятую.

     - Я повторяю еще раз, - спустя недолгую паузу переспросил Его Высочество. – Почему ты так уверен в своих словах…относительно мятежника?

     - Потому что он мой лучший друг, - честно ответил я. – Точнее, был моим лучшим другом.

    Герцог ничего не сказал. Он только вздохнул, но во вздохе этом было больше горечи, чем в самой противной микстуре от кашля.

    Мне оставалось последовать его примеру и испустить самый глубокомысленный и печальный вздох, который только можно было представить. Черт побери, и что я Здесь делаю?

    С одной стороны, я всячески проклинал тот день, когда поддался уговорам Его Высочества, и вернулся в мир Здесь, дабы спасти своего сюзерена от неминуемого позора. Если бы я не послушался Герцога, то сидел бы сейчас  в своей уютной квартирке, пил  вкусное темное пиво, смотрел  «Доктора Хауса» на чешском, и в ус не дул. В моей жизни не было бы места осажденным замкам, вооруженным мятежникам и перспективам ближайшей и неминуемой смерти.

    С другой стороны, я любил мир под названием Здесь, гораздо больше, чем привычную мне реальность, и готов был уцепиться за любую возможность вернуться в этот странный мир. Вот только мое возвращение оказалось тесно связанным с такими вещами, как осажденные замки, вооруженные мятежники и перспектива ближайшей и неминуемой смерти.

    До чего же нелепо складывалась моя судьба! До двадцати восьми лет я был заурядным московским неудачником, никому не нужным офисным планктоном, а потом мой лучший друг сделал мне такой подарок, который навсегда изменил мою жизнь. Он пригласил меня в мир под названием Здесь, неполноценную реальность, так не похожую на нашу, и я влюбился в этот мир! Я стал называться Вензелесом, а потом, после дуэли, получил титул барона, и поместье «Страна Чудес» в придачу. Я стал величаться его светлостью бароном Анриэлом.

    А потом мой лучший друг стал моим лучшим врагом. И мне пришлось возвращаться в мой мир. Впрочем, не навсегда.

     Послышалась неторопливая возня. Это Герцог встал со своего кресла и пошел куда-то вглубь комнаты. Что именно он там делал, я не видел. Не хватало разрешающей способности плошки с ворванью.

    Наконец, он вернулся, держа в руках здоровенную пузатую бутылку.

     - Выпьешь? – поинтересовался он, не без усилий водружая бутылку на стол.

     - Ваше Высочество! – взмолился я. – Я замертво свалюсь от одного только запаха алкоголя! Я уже два дня ничего не ел! Два дня, понимаете!

     - Я три, - сказал, как отрезал, Герцог.

    Словно фокусник, достающий кроликов из рукава, он достал откуда-то два стакана, и быстренько разлил золотистую жидкость.

     - Лучший в мире Здесь херес! – прорекламировал Его Высочество.

     - Ох! – ответил я, но все-таки сделал первый глоток.

    Огненная жидкость обожгла пищевод, подобно раскаленной лаве, и, как мне показалось, сразу же проникла в мозг.

    Я моментально почувствовал слабое опьянение. Голодному человеку много не нужно!

     - Ваше Высочество, что вы намерены делать?

     - Пить херес. Разве ты не видишь?

     - Я серьезно! Нам грозит гибель!

     - Нам каждый день грозит гибель, - глубокомысленно изрек герцог.

     - Да, но не с вероятностью, равной ста процентам! – вспылил я. – Мы все умрем!

     - Я настоятельно рекомендую тебе успокоиться. Мне вовсе не нужен взвинченный экзальтированный собеседник, лезущий в бутылку. И, кстати, не называй меня Вашим Высочеством. Раз уж это моя последняя ночь, я хочу, чтобы ты называл меня по имени.

    Я набрал воздуху в легкие.

     - Хорошо, Андрей Викторович. Пусть будет по-вашему.

     - Итак, мой дорогой Ваня, хочешь ли ты услышать историю моей жизни? У меня сейчас такое настроение…словоохотливое. Я выпимши, и мне хочется, чтобы меня кто-нибудь послушал.

    Я одним махом проглотил все содержимое стакана.

     - Валяйте, Ваше Вы…Андрей Викторович. Я, кстати, кое-что про вас знаю. В тот раз, когда мы встретились в Брно, вы про себя рассказали. Я знаю, что вы по образованию инженер, родились в Питере…

     - В Ленинграде, - поправил меня Герцог.  – Не путай, юноша. Я родился в Советском Союзе, и вырос в СССР. Какая злая ирония судьбы…Страна, которой нет, и город, которого не существует…

    С этими словами он наклонил бутылку, и в мой стакан с веселым бульканьем полился херес.

     - Я учился в школе. Был октябренком, потом пионером, потом комсомольцем. Все, как полагается.

    Тошнота подступила к моему горлу. Кажется, выпитый херес захотел наружу.

     - После школы поступил в институт. Отучился, потом встретил девушку, влюбился и женился.

    В ответ я издал нечленораздельное кряканье.

     - После института устроился на работу в Конструкторское Бюро. За два года стал главным инженером с окладом в пятьсот рублей. И все в моей жизни было в порядке. Тебе, наверно, меня не понять? Тебе сколько лет, а, парниша?

     - Я не могу точно сказать, - сознался я. – Со всеми этими перемещениями из мира в мир…

     - Ну, в каком году ты родился?

     - Кажется, в восемьдесят пятом.

    Герцог озадаченно замолчал.

    А я про себя поразился всей нелепости нашего разговора. Вся нелепость произрастала из того, что двое русских людей, в разное время сваливших в мир Здесь, обсуждали прежнюю жизнь, находясь в стенах осаждаемого средневекового замка!

    Такому очевидному нарушению пространственно-временного континуума позавидовали бы даже создатели сериала «Доктор Кто»!

    Добавьте к этому внутреннее убранство башни, все эти факелы на стенах, канделябры и плошки с ворванью – и вы увидите лучший образец когнитивного диссонанса, который только можно вообразить!

    Впрочем, в моем желудке возник настолько сильный диссонанс, что я подпрыгнул со своего места, как ужаленный.

     - Ведро! – промычал я, прикрывая рот рукой.

     - В углу,  - лаконично ответил Герцог, наливая себе ещё отравы.

    Я еле успел добежать до помойного ведра, как все мое нутро выплеснулось наружу с громким звуком «Бееее!» Это был мучительный процесс. Мне казалось, что мой желудок и пищевод останутся на дне ведра.

    Наконец, меня отпустило, я выпрямился, вытер пот со лба, и торопливо засеменил к столу.

    Я уселся на свое прежнее место. Ощущения у меня были такие, как будто я в одиночку одолел Змея Горыныча. Зеленого Змея Горыныча.

     - На, - буркнул Андрей Викторович, протягивая мне что-то, что при ближайшем рассмотрении оказалось куском яблочного пирога столетней давности.

     - Спасибо! – искренне поблагодарил я, вгрызаясь в неподатливый кусок черствого пирога.

     - Не за что. Мне не нужен собутыльник, который будет орать на помойное ведро каждые пять минут. У нас еще целая ночь впереди.

     - Да, - угрюмо ответил я. – Боюсь, это будет очень долгая ночь!

     

    Продолжение следует...

     


    0


    Ссылка на этот материал:


    • 0
    Общий балл: 0
    Проголосовало людей: 0


    Автор: empty_child
    Категория: Фантастика
    Читали: 42 (Посмотреть кто)

    Размещено: 30 марта 2014 | Просмотров: 262 | Комментариев: 1 |

    Комментарий 1 написал: Eleonora Ellington (11 мая 2014 20:04)
    Начало я комментила на форуме, поэтому начнем с середины (простите за тавтологию)

    Я замолчал. Мне показалось, что я и так сказал слишком много. Но Герцог, видимо, решил, что я не поставил точку. Он увидел запятую.(мне нравится!!!)

    - Я повторяю еще раз, - спустя недолгую паузу переспросил (как-то некрасиво смотрятся эти глаголы в таком порядке... а может сначала задать вопрос, а потом уточнить, что переспросил?)Его Высочество. – Почему ты так уверен в своих словах…относительно мятежника?

    - Потому что он(тире) мой лучший друг, - честно ответил я. – Точнее, был моим лучшим другом.

    Герцог ничего не сказал. Он только вздохнул, но во вздохе этом было больше горечи, чем в самой противной микстуре от кашля.(мне нравятся ваши сравнения))

    Мне оставалось последовать его примеру и испустить самый глубокомысленный и печальный вздох, который только можно было представить. Черт побери, и что я Здесь делаю?

    С одной стороны, я всячески проклинал тот день, когда поддался уговорам Его Высочества, и вернулся в мир Здесь, дабы спасти своего сюзерена от неминуемого позора. Если бы я не послушался Герцога, то сидел бы сейчас в своей уютной квартирке, пил вкусное темное пиво, смотрел «Доктора Хауса» на чешском, и в ус не дул. В моей жизни не было бы места осажденным замкам, вооруженным мятежникам и перспективам ближайшей и неминуемой смерти.

    С другой стороны, я любил мир под названием Здесь, гораздо больше, чем привычную мне реальность, и готов был уцепиться за любую возможность вернуться в этот странный мир. Вот только мое возвращение оказалось тесно связанным с такими вещами, как осажденные замки, вооруженные мятежники и перспектива ближайшей и неминуемой смерти.

    До чего же нелепо складывалась моя судьба! До двадцати восьми лет я был заурядным московским неудачником, никому не нужным офисным планктоном, а потом мой лучший друг сделал мне такой подарок, который навсегда изменил мою жизнь. Он пригласил меня в мир под названием Здесь, неполноценную реальность, так не похожую на нашу, и я влюбился в этот мир! Я стал называться Вензелесом, а потом, после дуэли, получил титул барона, и поместье «Страна Чудес» в придачу. Я стал величаться его светлостью бароном Анриэлом.

    А потом мой лучший друг стал моим лучшим врагом. И мне пришлось возвращаться в мой мир. Впрочем, не навсегда.

    Послышалась неторопливая возня. Это Герцог встал со своего кресла и пошел куда-то вглубь комнаты. Что именно он там делал, я не видел. Не хватало разрешающей способности плошки с ворванью.(не поняла Оо)

    Наконец, он вернулся, держа в руках здоровенную пузатую бутылку.

    - Выпьешь? – поинтересовался он, не без усилий водружая бутылку на стол.

    - Ваше Высочество! – взмолился я. – Я замертво свалюсь от одного только запаха алкоголя! Я уже два дня ничего не ел! Два дня, понимаете!

    - Я три, - сказал, как отрезал, Герцог.

    Словно фокусник, достающий кроликов из рукава, он достал откуда-то два стакана, и быстренько разлил золотистую жидкость. (еще один плюсик за сравнение)

    - Лучший в мире Здесь херес! – прорекламировал Его Высочество.

    - Ох! – ответил я(как-то громко сказано "ответил"), но все-таки сделал первый глоток.

    Огненная жидкость обожгла пищевод, подобно раскаленной лаве, и, как мне показалось, сразу же проникла в мозг.

    Я моментально почувствовал слабое опьянение. Голодному человеку много не нужно!

    - Ваше Высочество, что вы намерены делать?

    - Пить херес. Разве ты не видишь?

    - Я серьезно! Нам грозит гибель!

    - Нам каждый день грозит гибель, - глубокомысленно изрек герцог.

    - Да, но не с вероятностью, равной ста процентам! – вспылил я. – Мы все умрем!

    - Я настоятельно рекомендую тебе успокоиться. Мне вовсе не нужен взвинченный экзальтированный собеседник, лезущий в бутылку. И, кстати, не называй меня Вашим Высочеством. Раз уж это моя последняя ночь, я хочу, чтобы ты называл меня по имени.

    Я набрал воздуху в легкие.

    - Хорошо, Андрей Викторович. Пусть будет по-вашему.

    - Итак, мой дорогой Ваня, хочешь ли ты услышать историю моей жизни? У меня сейчас такое настроение…словоохотливое. Я выпимши, и мне хочется, чтобы меня кто-нибудь послушал.

    Я одним махом проглотил все содержимое стакана.

    - Валяйте, Ваше Вы…Андрей Викторович. Я, кстати, кое-что про вас знаю. В тот раз, когда мы встретились в Брно, вы про себя рассказали. Я знаю, что вы по образованию инженер, родились в Питере…

    - В Ленинграде, - поправил меня Герцог. – Не путай, юноша. Я родился в Советском Союзе, и вырос в СССР. Какая злая ирония судьбы…Страна, которой нет, и город, которого не существует…

    С этими словами он наклонил бутылку, и в мой стакан с веселым бульканьем полился херес.

    - Я учился в школе. Был октябренком, потом пионером, потом комсомольцем. Все, как полагается.

    Тошнота подступила к моему горлу. Кажется, выпитый херес захотел наружу.

    - После школы поступил в институт. Отучился, потом встретил девушку, влюбился и женился.

    В ответ я издал нечленораздельное кряканье.

    - После института устроился на работу в Конструкторское Бюро. За два года стал главным инженером с окладом в пятьсот рублей. И все в моей жизни было в порядке. Тебе, наверно, меня не понять? Тебе сколько лет, а, парниша?

    - Я не могу точно сказать, - сознался я. – Со всеми этими перемещениями из мира в мир…

    - Ну, в каком году ты родился?

    - Кажется, в восемьдесят пятом.

    Герцог озадаченно замолчал.

    А я про себя поразился всей нелепости нашего разговора. Вся нелепость произрастала из того, что двое русских людей, в разное время сваливших в мир Здесь, обсуждали прежнюю жизнь, находясь в стенах осаждаемого средневекового замка!

    Такому очевидному нарушению пространственно-временного континуума позавидовали бы даже создатели сериала «Доктор Кто»!(как не вспомнить про любимку?)))

    Добавьте к этому внутреннее убранство башни, все эти факелы на стенах, канделябры и плошки с ворванью – и вы увидите лучший образец когнитивного диссонанса, который только можно вообразить!

    Впрочем, в моем желудке возник настолько сильный диссонанс, что я подпрыгнул со своего места, как ужаленный.

    - Ведро! – промычал я, прикрывая рот рукой.

    - В углу, - лаконично ответил Герцог, наливая себе ещё отравы.

    Я еле успел добежать до помойного ведра, как все мое нутро выплеснулось наружу с громким звуком «Бееее!» Это был мучительный процесс. Мне казалось, что мой желудок и пищевод останутся на дне ведра.

    Наконец, меня отпустило, я выпрямился, вытер пот со лба, и торопливо засеменил к столу.

    Я уселся на свое прежнее место. Ощущения у меня были такие, как будто я в одиночку одолел Змея Горыныча. Зеленого Змея Горыныча.

    - На, - буркнул Андрей Викторович, протягивая мне что-то, что при ближайшем рассмотрении оказалось куском яблочного пирога столетней давности.

    - Спасибо! – искренне поблагодарил я, вгрызаясь в неподатливый кусок черствого пирога.

    - Не за что. Мне не нужен собутыльник, который будет орать на помойное ведро каждые пять минут. У нас еще целая ночь впереди.

    - Да, - угрюмо ответил я. – Боюсь, это будет очень долгая ночь!


    Так вот.. вроде и печально, но весело! good
    Проблемы сплошняком это:
    1) - ПР, - а, - пр.
    2) перебор с я, меня, мне и тп (там местами подчеркнуто, а местами я заленилась...)
    и еще меня смущает деление на абзацы... как вот здесь например:
    Я еле успел добежать до помойного ведра, как все мое нутро выплеснулось наружу с громким звуком «Бееее!» Это был мучительный процесс. Мне казалось, что мой желудок и пищевод останутся на дне ведра.

    Наконец, меня отпустило, я выпрямился, вытер пот со лба, и торопливо засеменил к столу.

    Я уселся на свое прежнее место. Ощущения у меня были такие, как будто я в одиночку одолел Змея Горыныча. Зеленого Змея Горыныча.

    почему их 3? я вижу максимум 2, а вообще все в 1 можно.
    и здесь:
    Огненная жидкость обожгла пищевод, подобно раскаленной лаве, и, как мне показалось, сразу же проникла в мозг.

    Я моментально почувствовал слабое опьянение. Голодному человеку много не нужно!

    ну да вы поняли))



    --------------------
    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2018 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.