«    Июль 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус | Партнеры--



Сейчас на сайте:
Пользователей: 4
barmaglot mik58
Владимир Самсонов Георгий Жуков

Роботов: 2
GooglebotYandex

Гостей: 17
Всех: 23

Сегодня День рождения:

  •     ana_grimm (17-го, 19 лет)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Дискуссии О культуре общения 128 mik58
    Стихи молчание - не всегда золото 250 Filosofix
    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 1862 Кигель
    Флудилка Время колокольчиков 198 Герман Бор
    Флудилка Курилка 1954 Герман Бор
    Обсуждение вопросов среди редакторов сайта Рабочие вопросы 517 Моллинезия
    Флудилка Поздравления 1635 Герман Бор
    Стихи ЖИЗНЬ... 1600 Lusia
    Организационные вопросы Заявки на повышение 775 Моллинезия
    Литература Чтение - вот лучшее учение 139 Lusia

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    Глава 4. Первый полёт. (окончание)

    Вдруг погас свет, и включилось аварийное освещение, зазвучал сигнал тревоги. Все вперились в главный курсовой экран. Дани заметил, что картина звёздного неба изменилась. На экране в строке сообщений мигала надпись: «Столкновение с неизвестным телом – аварийное перемещение. Критическая ситуация – недостаточно энергии для защиты корабля».

    – Это всё-таки произошло! Проклятье! – выругался Ноах.

    Рука его потянулась к стартовой кнопке синхротронов.

    – Надо срочно вводить синхротроны. Надеюсь, всё получится.

    Ноах нажал на стартовую кнопку, но, увы, ничего не произошло, и индикаторы параметров синхротронной энергосистемы остались на нулевых значениях. На экране добавилась надпись: «Недостаточно энергии для запуска синхротронов, используйте аварийный генератор». Ноах выдвинул клавиатуру и набрал команду: «Запустить аварийный генератор». Вычислитель выдал: «Неизвестная команда. Используйте справочник команд». У Ноаха в груди похолодело – он понял, что натворил. Понял, что после экспериментов с ориентированием, надо было в срочном порядке запускать синхротроны, а он этого не сделал. Ноах вызвал справочник команд, но там ничего об аварийном генераторе не упоминалось. Ноах вызвал справочник капитана. Вычислитель сообщил, что, возможно, сделает запись в бортовом журнале о вероятном несоответствии капитана и пригрозил квалификационной комиссией, и после ответа Ноаха: «Да, на всё согласен», на запрос об аварийном генераторе, выдал ценнейшую инструкцию: «Поручите запуск аварийного генератора вахтенному энергетику, не покидайте рубку управления, контролируйте ситуацию на корабле». Дани разбирал смех, и он едва сдерживал себя, чтобы не прыснуть. Эстер ко всему относилась гораздо серьёзнее брата. Она положила руку на руку Ноаха и сосредоточилась.

    – Учитель, аварийный генератор находится где-то на нижней палубе, и его надо запускать вручную. Вам туда идти нельзя, пошлите Дани, – он справится.

    – Это расчёт моей судьбы, Эсти?

    – Да, вам туда нельзя, поверьте!

    – Я не могу послать стажёра на рискованное дело, – это не обсуждается! Но прежде чем идти, я должен что-нибудь узнать об этом генераторе, – где он расположен, и как с ним обращаться. Придётся вызвать на связь короля Шломо. Пожалуйста, соблюдайте тишину, подключайтесь к моему мозгу и внимательно слушайте.

    Ноах сосредоточился. Король ответил не сразу, но всё же ответил.

    – Ноах, что случилось, почему экстренный вызов?

    – Произошло столкновение с метеоритом при выключенных синхротронах, и теперь не хватает энергии, чтобы их запустить. Нужны сведения по аварийному генератору, причём срочно, корабль остался без защиты.

    – Сейчас найду кого-нибудь из космопорта. Не прерывай ментальный контакт, Ноах, и ты всё услышишь сам.

    Шломо вызвал по сетевой видеосвязи космопорт.

    – Дежурный диспетчер космопорта на связи!

    – Говорит телепат третьего уровня Шломо бен Давид. Со мной в контакте Ноах бен Дан, и ему срочно нужна техническая консультация по энергетике линтера.

    – Сейчас переключу на специалиста, ваше величество.

    – Шошана бат Гад – специалист центра обучения космонавтов.

    – Не хватает энергии для запуска синхротронов! Что делать?

    – Необходимо запустить аварийный генератор. Он расположен на нижней палубе рядом с инжектором синхротронов. Вот посмотрите на план.

    На экране Шломо появился план нижней палубы.

    – Генератор можно запустить даже тогда, когда ничто не работает, и не осталось никакой энергии. Смотрите следующую картинку. Слева вы видите два газовых редуктора давления и два манометра. Введите редуктор водорода и установите давление двадцать атмосфер. Затем, нажимая на педаль внизу, раскрутите первичный генератор возбуждения обмоток и зажигания, смотрите на измеритель напряжения, когда напряжение достигнет двадцати четырёх ЕН, включите тумблер зажигания. Затем введите кислородный редуктор и установите давление десять атмосфер. Вы услышите, как заработает газовая турбина, и увидите, как появится сетевое напряжение в энергосистеме линтера. Через пятнадцать минут конденсаторы накопят достаточно энергии для запуска синхротронов. После успешного запуска основной энергосистемы нужно вывести газовые редукторы – сначала кислородный, затем водородный.

    – Благодарю, госпожа Шошана, возможно, что мы с Ноахом потревожим вас ещё раз, если возникнут какие-то проблемы. До связи!

    – До связи, ваше величество.

    – Информация принята! Благодарю за помощь, дорогой Шломо, – сказал Ноах, – пойду пробовать, до связи.

    – До связи, друг мой, если что – вызывай без церемоний.

    – Все всё слышали и все всё запомнили, я надеюсь! – сказал Ноах.

    – Учитель, разрешите, я пойду! – сказал Дани, – У нас в мастерской есть газовый редуктор на кислородном баллоне, через него подаётся газ в масляную фефочку для сварки, так что я умею с таким редуктором обращаться!

    – Нет, Дани, извини, но это невозможно. Оставайся здесь за навигатора. Эсти остаётся за капитана, а я попробую быть энергетиком.

    – Учитель! Выключите хотя бы нагрузочный костюм! – сказала Эстер.

    – Я лучше себя чувствую, когда под ногами опора – летая как мячик, я, пожалуй, лоб разобью.

     Ноах вышел из рубки и пошёл по кольцевому коридору налево, дойдя до радиального коридора, свернул в него. Спуск на нижнюю палубу находился около центральной опоры. Освещение было тусклым, Ноах спустился вниз, полумрак царил и здесь, он помнил, где должен быть инжектор синхротронов и направился прямо туда. Пройдя несколько шагов, Ноах наступил на цилиндрический индивидуальный дозиметр, потерянный кем-то из энергетиков, нога поехала, и Ноах грянулся об пол. Нагрузочное магнитное поле линтера, взаимодействуя с электромагнитной курткой, исправно заменило собой гравитацию. Свет померк в его глазах; ничего не успев понять, Ноах потерял сознание.

    – Я больше не чувствую его мыслей, Эсти, с Ноахом что-то случилось.

    – Наверное, он всё-таки убился, проклятье! И почему меня никто не воспринимает всерьёз! Какой толк от моей интуиции, если я всё равно ничего не могу изменить! Пойдём найдём его. Надеюсь, он хоть жив остался!

    Брат с сестрой спустились вниз.

    – Вот он, ну, так и есть! Лежит без сознания, – сказала Эстер.

    Она проверила пульс на шее.

    – Слава Всесильному, он жив, но, возможно, у него сотрясение мозга.

    – А вот на чём он поскользнулся, – сказал Дани, поднимая с пола цилиндрик дозиметра. – Он магнитный – притягивается к полу.

    – Наверное, для того, чтобы не летал по помещению, а то ещё замкнёт что-нибудь. Дани, как его отключить, я имею в виду костюм?

    – Подожди, Эсти, надо всё же запустить генератор. Забыла – корабль без защиты!

    Дани нашёл редукторы давления, о которых говорила Шошана, и благополучно запустил аварийный генератор. Загорелся свет обычной яркости.

    – Порядок! Теперь можно и Ноаху помочь, выключатель костюма здесь – в правом нагрудном кармане, в самом низу. Вот так, отлично – теперь он ничего не весит, давай его за ноги – за руки, отнесём обратно в рубку.

    Дани с сестрой легко доставили члена Большого Совета до рубки и бережно усадили в кресло навигатора.

    – Поскольку он в бессознательном состоянии, – сказала Эстер, –  предпочтительней его уложить на пол в, так называемое спасительное положение, – на правый бок, голова запрокинута, лицо повернуто к земле, левая рука и нога согнуты под прямым углом в локтевом и коленном суставах. Эта позиция, обеспечивая свободное прохождение воздуха в легкие и беспрепятственное вытекание жидкости изо рта наружу, предотвращает нарушение дыхания вследствие западения языка, или затекания в дыхательные пути слюны.

    – Всё это, наверное, сработало бы в условиях нормальной гравитации.

    – Пожалуй, ты прав. Тогда надо его перенести в медотсек и подключить искусственную вентиляцию лёгких.

    – Не надо, друзья, я уже очнулся, – сказал Ноах.

    – Учитель! Ну, почему вы меня не послушали? Я же говорила! А генератор, всё-таки, запустил Дани.

    – Я раскаиваюсь, Эсти, я наказан. Уж кому, как не мне, знать о могуществе ментоса, а твой дар просто уникален. Дани, раз уж ты там сидишь, на месте капитана, запусти, пожалуйста, синхротроны.

    Дани вывел на экран все параметры энергосистемы.

    – Так, где это? А вот вижу, заряд силовых конденсаторов – равен восьмидесяти процентам. Подождём, пока будет сто – чтобы уж наверняка. Учитель, а не надо нам послать радиосигнал?

    – Да, Дани, найди там команды, чтобы включить сферический передатчик и посылать, каждые пять секунд, наш позывной по всем направлениям. Извините, что я не сам, ещё плохо себя чувствую, надеюсь, что нанопроциты скоро меня подлатают. Ждать ответа придётся долго – у нас большая реальная скорость – около двухсот километров в секунду, и поэтому нас отбросило, наверное, на расстояние не менее одного светового часа.

    – Я предлагаю запустить обзор пространства направленной антенной, тогда, если мы обнаружим позывной второго линтера, мы сможем узнать направление на него и пойдём на сближение.

    – Прекрасно, Дани, выполни и это.

    – Смотри, уже сто процентов заряда, – сказала Эстер брату.

    Дани нажал стартовую кнопку синхротронов. Появился характерный звук, и вскоре вся энергосистема отрапортовала о полной готовности, показав на курсовом экране нормальные параметры по всем пяти отделам.

    – Пойду выключу аварийный генератор, чтобы не жечь зря кислород, – сказал Дани.

    – Я пока займусь передатчиком и обзорной антенной, – ответила Эстер.

    Через час с небольшим она засекла позывной второго линтера. Дани  развернул линтер на этот сигнал и, врубив скважность на последнюю позицию, пошёл на сближение.

    – Интересно, если и они идут нам навстречу, как сложатся наши скорости?

    – А ты как думаешь? – спросил Ноах.

    – Я думаю, это будет обычная сумма векторов, потому что реальная скорость не так велика, и эффектами околосветовых скоростей на поверхности текущего момента можно пренебречь. Поэтому через полчаса нам следует вывести скважность и лечь в дрейф.

    – Всё верно, Дани, так и сделаем.

    * * *

    Через пятьдесят минут второй линтер экспедиции состыковался с номером двести двадцать три. Капитан Дедан, переодевшись в своей каюте, пришёл в рубку.

    – Что у вас тут произошло! Искать вас пришлось – целый час! Ох уж эти учёные – не могут без происшествий!

    – Простите, капитан, – сказал Ноах. – Произошло столкновение с неизвестным телом, но то, что полностью вырубилась энергосистема – это моя вина. Я вам тут ещё корабельный журнал испортил. Разрешите, я сделаю реабилитирующую запись.

    – Да уж, пожалуйста, господин Ноах, если вас не затруднит…

    – Если можно – я здесь, не буду пересаживаться – головой ударился и меня всё ещё мутит.

    Капитан выдвинул клавиатуру на месте Ноаха и ввёл ключевой код для записей в корабельный журнал. Ноах подробно описал произошедшее и прибавил, что капитана не было в рубке по условиям экспедиции, и что он один несёт ответственность за критическую ситуацию. Затем он ввёл свой личный код, скрытой записью, и подписал так: «Ноах бен Дан, член Большого Совета, телепат дальней космической связи четвёртого уровня».

    – А как же вам удалось запустить аварийный генератор, мы ведь этого не проходили.

    – Теперь все будут это проходить, таких ошибок повторять нельзя! Мы всё узнали от Шошаны, через короля Шломо, но ведь не на каждом линтере есть телепаты! Всё сделал Дани. К счастью, он уже имел опыт по использованию газовых редукторов и слова Шошаны не были для него чем-то непонятным. И ещё, я настаиваю, чтобы подробная инструкция по запуску аварийного генератора была внесена в справочник команд, хоть это и не команда вычислителю.

    – Безусловно, господин Ноах. Всё будет исправлено, разбор этого полёта пройдёт по всему флоту. Прошу медика пройти в рубку, – сказал капитан, включив громкую связь. – Сейчас вам окажут помощь.

    * * *

    Обратный путь два линтера проделали без осложнений и происшествий. Наами, ожидая своего мужа, зря времени не теряла и воспользовалась каналом радиосвязи с Аресом, который действовал только здесь в космопорте, договорилась о проведении совместной конференции  по новым толкованиям Торы в связи с последними научными открытиями. Для большей убедительности, и чтобы продемонстрировать свой чисто научный интерес к посещению ближайшей колонии, Наами попыталась приобрести билет на ближайший линтер до Ареса. В кассе её попросили предъявить медицинские документы, удостоверяющие посещение криобанка и подсадку нанопроцитов. Наами сделала недоумённый вид и сказала: «Я не знала, что это надо делать заранее и по месту жительства». Кончилось тем, что администратор космопорта выдал Наами полётную карточку и попросил пройти в Шинаре все подготовительные процедуры для посещения колонии на Аресе. Наами была счастлива, ей казалось, что дело уже сделано и теперь у неё обязательно будет ребёнок. На обратном пути в Шинар Наами поделилась с Эстер и Дани своими достижениями.

    – Наами, ты просто прелесть, – сказала Эстер, сидя на диване в общем зале вагона. – Теперь у нас не будет проблемы с количеством нанопроцитов. Скажи, пожалуйста, а с Ноахом ты говорила насчёт нашей затеи? Он не будет сердиться на тебя за то, что ты хочешь ребёнка?

    – Нет, конечно, он и сам давно уже этого хочет, с тех пор как получил от тебя пророчество, я же тебе говорила, что он очень заинтересован.

    – Тогда давай обсудим с ним подробности, как нам провести эксперимент и не нарушить при этом никаких законов Исраэля.

    – Я сейчас схожу за ним.

    Когда пришёл Ноах, Эстер рассказала ему о своей идее и намерении провести эксперимент, и о том, что Наами вызвалась быть испытуемым добровольцем, не утаила она и о возможных политических проблемах.

    – Эсти, я уже не твой учитель, но я очень хочу остаться твоим другом, поэтому называй меня на «ты» и просто по имени. Вообще-то у телепатов так принято – мы все в одной команде.

    – Я согласна. А Дани?

    – С Дани, разумеется, то же самое. Как, Дани, ты согласен?

    – Мне будет трудно привыкнуть, но я попробую… и, разумеется, я за неформальное дружеское общение.

    – После того, как вы с Дани сдали экзамен, наш статус стал равным.  Мы все на службе арамейского народа – телепаты дальней космической связи. Для начала вам назначается оклад по пятьсот шекелей в месяц. Взамен вы обязаны принимать вызовы от любого из телепатов, где бы он ни находился – в колонии или на Эреце, или на исследовательском корабле. Ваши данные для вызова уже есть у всех телепатов. У вас тоже есть все данные для вызова – они на ваших экзаменационных карточках. Выучить их наизусть – тоже ваша обязанность. Давайте теперь обсудим наше дело. Идея Эсти просто блестящая, это несложно и гениально. Но это возможно осуществить, если привлечь всех создателей нанопроцитов, и вот здесь-то я начинаю видеть трудности. Совершенно понятно, что Большой Совет не захочет, чтобы в Исраэле росла популяция людей потенциально неустойчивых к тёмному потоку. Я это говорю потому, что знаю своих коллег и их взгляды на эту проблему. Эта тема обсуждалась давным-давно, когда только что был синтезирован антифактор, и были получены первые результаты по его практическому применению. Тогда обсуждалось, как вариант, такое решение – женщина может родить одного ребёнка, а уже потом она получает антифактор. Были произведены тщательные расчёты роста популяции, и это решение было отвергнуто, как неприемлемое. Ввели лицензии, конкурсы и розыгрыши, а все неустойчивые женщины, как, впрочем, и мужчины, были выведены из игры. Это всё я говорю к тому, что рассчитывать на поддержку казны в организации лаборатории по этой теме не стоит, соответственно и привлечь разработчиков нанопроцитов не удастся. Следовательно, для Дани и Эсти задача из простой превращается в сверхсложную, – надо будет взломать все слои кода нанопроцитов, чтобы заставить их выполнить задуманное. Однако в законе всё же есть подходящая для нас, «заговорщиков», лазейка. Можно организовать частную лабораторию, – этого закон не запрещает. Частная лаборатория может проводить любые исследования, даже потенциально опасные, а уже потом, по результатам будет принято решение Большого Совета, – продвигать дальше заявленное открытие или нет. Частная лаборатория, как и любое частное предприятие, будет законной, если она организована либо одной семьёй, либо коллективом сотрудников на паях. В последнем случае заключается договор между участниками, и все авторские права на изобретения, так же как и денежные расходы, делятся в равных долях между пайщиками. Если составим паевой договор между тремя участниками предприятия, то есть Эсти, Дани и Наами, то тогда задуманный эксперимент будет законным, и если всё получится, то ребёнок Наами тоже будет законным. Правда, мне нужно будет официально подарить свою лицензию Наами, потому что я, по этическим соображениям и по закону, как член Большого Совета, не могу участвовать в частных предприятиях. Я  помогу составить договор, он обязательно должен включать формулу изобретения, и сразу же этот договор мы зарегистрируем в банке изобретений и открытий. Так что можно приступать к работе. Давайте распределим роли. Эсти?

    – Я буду автором основной идеи и программистом верхних слоёв кода нанопроцитов.

    – Я буду программистом нижних слоёв кода, – сказал Дани.

    – Ну, а я буду добровольным объектом эксперимента, как девушка не прошедшая практику, но имеющая лицензию, подаренную мужем, – сказала Наами.

    – Прекрасно, – сказал Ноах, – я подготовлю текст, и вы все его подпишите, отправим заявку на изобретение и зарегистрируем новое частное предприятие в администрации Адмы. Юридический адрес, я думаю, пусть будет ферма Авив. Эсти, ты должна мне помочь в части формулы изобретения.

    – Нет проблем, Ноах, хоть сейчас напишу!

    Когда вагон Ноаха добрался до Адмы, договор был уже составлен и подписан, а заявка на изобретение зарегистрирована. Ноах и все «заговорщики» решили сразу посетить администрацию и оформить своё предприятие. Шиммон вызвал Аду по коммуникатору.

    – Шимми, это ты! Наконец-то! Я так соскучилась! Как дети?

    – С ними всё в порядке. Экзамены сдали, Ноаха спасли, линтер починили, но они сами тебе всё расскажут.

    – Ты меня пугаешь! Что-то случилось в полёте?

    – Нет, ничего серьёзного, Ноах слегка промахнулся с управлением линтером, но всё обошлось, слава Всесильному, они ведь все телепаты, и сумели получить нужную информацию с Эреца. Так что не волнуйся, всё  хорошо, и никто не пострадал. Я вот только думаю, как добраться до дома, тебе ведь нельзя покидать ферму из-за ребёнка.

    – Свяжись с Эйтаном, он мне последнее время  помогает с покупками и снова снабжает твою лабораторию. Так что ты ему должен денег на топливо, не забудь, а сегодня он подцепил нашу автомотрису, словом, она где-то на станции. Когда вы приедете?

    – Точно не знаю, у нас тут ещё дело есть к администратору Адмы. Потерпи ещё немного, радость моя.

    * *  *

    Компания вошла в приёмный зал администрации Адмы. Азриэль, как всегда, был на посту в окружении своих верных вычислителей.

    – Мир вам, друзья! О… и господин Ноах с вами, а вы у нас кто, добрая девушка?

    – Мир вам, господин администратор, я законная супруга Ноаха – Наами бат Меннаше, будем знакомы.

    – Азриэль бен Нафтали, старший администратор Адмы, да… вот сделали меня старшим. Бывшему моему начальнику надоело это дело, и он уехал на юг, я имею в виду –  в южную часть континента. Завербовался в экологическую экспедицию и уехал, – они там исследуют возможность заселения территорий, подвергшихся радиационному заражению в ходе романско-эллинской войны. Шестьсот с лишним лет уже прошло, и если не найдут плутония двести тридцать девять, то, как он сказал, можно будет уже осваивать эти земли, – осколочные радионуклиды: цезий сто тридцать семь и стронций девяносто уже распались до приемлемого уровня. Ну, а теперь рассказывайте, что за дело вас привело в столь скучное место, как администрация?

    – Нам нужно зарегистрировать частную лабораторию на паях, – сказала Эстер. –  Вот наш паевой договор. Целью этого частного предприятия будет исследование возможности нестандартного использования нанопроцитов. Если всё пройдёт успешно, то разработанная методика позволит мне использовать популяцию нанопроцитов и для реализации моего другого, известного вам, алгоритма. То есть, если вы согласитесь участвовать в следующем эксперименте нашей лаборатории, то тогда мне не придётся ждать, когда представится возможность выращивать исоргов для испытания алгоритма воспроизведения индивидуальных черт лица.

    – Очень заманчивая перспектива, страшновато, правда. Но зато можно обойтись без операции. Нанопроциты мне ввели, когда спасали моё тело… Да! Пожалуй, я бы поучаствовал в вашем следующем эксперименте… теперь о регистрации, присядьте на десять минут, я прочитаю текст договора и, если всё правильно, выдам вам документ о регистрации. Да, я вижу, что господин Ноах вам помог, но я всё равно прочитаю – это моя работа, подождите, пожалуйста.

    Через полчаса все формальности были соблюдены. Счастливые девушки, ставшие лучшими подругами, и Дани получили от Азриэля документ на своё предприятие, названое Наами «Тиква-лаб» [лаборатория надежды]. Члены команды, скинувшись по сто шекелей, открыли в банке счёт на юридическое лицо.

    – Начинаем работать с завтрашнего дня, Дани, – сказала Эстер. – Дай мне руку, так… прогноз такой: примерно через восемь месяцев мы будем готовы пробовать. Первый опыт проведем с Бильхой, а еще через три месяца уже приступим к работе с Наами. Тебе придётся поселиться у нас на ферме, на  некоторое время. Как ты, сможешь?

    – Конечно, Эсти. К этому времени у меня уже будут нанопроциты и лицензия –  можно будет пробовать.

    – Сначала мы загрузим новые программы в твои нанопроциты, потом сконцентрируем шестьдесят процентов их популяции в мозгу, затем дадим команду начать генерацию экранирующего поля. Далее ты снимешь индивидуальный экран, и мы проведём измерения этого поля по всему телу, потом, если всё будет хорошо – можешь переселяться к нам на ферму. Два месяца просто будешь жить без экрана. Ну, а потом… проглотишь лицензию.

    – Здорово! А что ты хочешь попробовать на Бильхе?

    – Она имеет статус домашнего любимца, и поэтому она не беременеет, хотя и ходит в лес каждый день и встречается там с котами.

    – Откуда ты знаешь, что встречается?

    – Когда у неё эструс – это сразу видно по её поведению, а потом состояние эструса проходит и не возникает несколько месяцев, – следовательно, встреча с самцом была, и произошла овуляция. Да, не удивляйся, у кошек всё происходит именно так, – овуляция не сама по себе, как у нас, а только при встрече с котом. И, кроме того, мы с Дани можем с ней просто поговорить.

    – И что же ты задумала сделать с Бильхой?

    – Раз она не беременеет, значит, у неё есть нанопроциты половой защиты. Сделав такое предположение, я потом убедилась в том, что это действительно так, прочитав книгу по домашней ветеринарии. Так вот, я  хочу попробовать команды низкого уровня на её нанопроцитах половой защиты. Организуем Бильхе одноразовую «лицензию» –  пусть, хоть раз в жизни, родит котят, а потом мы отпустим их в лес.

    – А это не опасно, ведь кошки становятся агрессивными, когда у них котята?

    – Ну, вообще-то, да, для этого, собственно, и вводят половую защиту домашним кошкам, но в Бильхе я уверена на все сто процентов, она же постоянно говорит с нами и очень нам доверяет.

    Подруги расстались на перроне станции Адма, Наами с Ноахом отправились в свой загородный дом рядом с Шинаром. Это был один из элитарных поселков Исраэля. Дома там стоили очень дорого, как правило, их строили по индивидуальным авторским проектам. Прилегающая к дому территория имела размер сто на сто метров. Железнодорожный путь заходил прямо во двор и заканчивался в ангаре, где стоял частный вагон. Ноах, конечно, мог себе позволить такой дом, ведь зарплата его, как телепата дальней космической связи четвёртого уровня, составляла четыре тысячи шекелей в месяц. Кроме того, он получал двести пятьдесят шекелей за работу в Большом Совете, но это он считал мелочью и отдавал Наами на карманные расходы. По понятиям жителей Исраэля Ноах был очень богат, но его уровень собственности был пределом – иметь что-то более дорогое, чем такой как у него загородный дом, было просто невозможно, – объекты недвижимости или технические средства большей стоимости не продавались частным лицам, а все солидные предприятия принадлежали казне. Возможно, такой подход к промышленности  сдерживал темпы технического прогресса и рост суммарного продукта экономики, но жителям Исраэля слишком большой темп не был нужен. Конкурирующих народов не было. Хара пока конкурентами не считались. Политика же Большого Совета была направлена, прежде всего, на соблюдение баланса в биосфере и предполагала медленную и взвешенную эволюцию техники и технологии под девизом: «Не вреди», потому что Исраэль ни за что не хотел разделить печальную судьбу романской и эллинской цивилизаций. В обществе считалось неприличным кичиться своим богатством, и это позволяло Ноаху водить дружбу с кем угодно.

    Шиммон, найдя, наконец, своё счастье с Адой, был всецело доволен жизнью. Хороший дом, семья, интересная работа – что ещё нужно человеку? Ноах даже немного завидовал своему другу, так как он зарабатывал деньги и уважение в обществе своим умом, а не природным даром. Когда Шиммон и дети добрались до дома, Ада, накормив свою семью, потребовала подробного отчёта о полёте и всех происшествиях. Шиммону удалось улизнуть в лабораторию лишь спустя два часа.

    – Мир вам, дорогие коллеги, – сказал Шиммон, заходя в вагон. – Чем порадуете или огорчите?

    – И вам мир, Шиммон, – ответил за всех Элияху. – Пациента из наркоза вывели. Он очень разочарован и впал в депрессию. Ругается на своём языке – Арье его понимает. Называет нас грязными животными и клянётся убить при первой возможности. Ну, а как ваши дела?

    – Полёт прошёл удачно, дети экзамены сдали и теперь приняты на службу… Убить, значит, хочет? Вряд ли мы дадим ему эту возможность. А слова, которые я подобрал в качестве дрём-кода, пробовали?

    – Да, попробовали, излучатель промодулировали вашими текстовками в харовской кодировке, но, увы, ничего не получается, – надо искать другие фразы.

    – Было бы странно, если бы всё сразу получилось, ничего, отрицательный результат – тоже результат. Господин Арье, вы здесь?

    – Да, координатор, есть идеи?

    – Пока ничего конкретного, подготовьте, пожалуйста, обучающую программу для дрёмера с последними добавлениями, мне нужно это выучить, и тогда я попробую вступить с ним в переговоры. Кстати, как его зовут, вы узнали?

    – В информационной игре он представился как Фйор-сат. Сат – это что-то вроде благородного титула. А прочие хара носят титул дэв – это, вроде, просто человек, а мы у них – животные, причём грязные и вредные.

    – Про дэвов я помню, но вот сат при мне не упоминался.

    – Значение этого суффикса выяснилось недавно, и имя своё он раньше не называл, представлялся словом «учитель». Что касается обучающей программы, то она готова. Всё новое, что узнаю, я сразу заношу в эту книгу. Берите и учитесь.

    – Отличная работа, Арье, благодарю. Как бы нам выяснить социальную структуру их общества?

    – Для этого нашего словарного запаса пока не хватает, вот если бы разведчика  послать, прямо на их острова. А зачем вам это?

    – Врага надо знать во всех подробностях, боюсь, что, продвигаясь по галактике, мы рано или поздно столкнёмся с другими хара, не одичавшими как наши, а вполне развитыми. А насчёт разведчика я подумаю – хорошая идея. Сделаем клона из нашего хара, и в возрасте трёх лет подкинем на северные острова. А на корочку клона запишем личность какого-нибудь нашего старого психолога-профессионала, тогда, пройдя школьный курс хара, он сможет всё узнать об устройстве их общества.

    – Сделать клона хара? Разве это возможно? Их биоморфология совершенно не изучена, пройдут десятилетия, прежде чем мы ею овладеем.

    – Я же сказал не исорга хара, а именно клона, то есть можно воспользоваться эденитом и их естественной биоморфологией!

    – Да, это, наверное, получится, надо поговорить с Элияху.

    – До завтра, Арье, пойду запишу себе в память ваши добавления.

    Шиммон вышел из лаборатории и отправился домой. В его кабинете на диване сидела неразлучная парочка – Дани и Эстер.

    – Доброго вечера, «заговорщики», чем обязан на этот раз?

    – Дядя Шимми, мы хотели попросить вас, чтобы вы раздобыли для нас обучающую программу по языку хара, возможно она есть у господина Арье? – спросила Эстер.

    – И ещё, если можно, запись эксперимента с хара, на котором я присутствовал, – добавил Дани.

    – И что же вы такое затеяли, если не секрет?

    – Хотим проверить связь через хей-ментос.

    – Как, прямо здесь, не покидая диска галактики?

    – Да, прямо на Эреце, есть идея, – сказал Дани. – Если мы наденем индивидуальные экраны с нормальной мощностью и разойдёмся на десять километров, то связаться друг с другом сможем только через хей-ментос. Ведь нормальная мощность экрана обмена с хей-ментосом не подавляет.

    – А ведь верно! Ты молодец, Дани, что ж, попробуйте, эксперимент будет интересным, расскажете потом, что получилось. Книга по языку хара у меня с собой, сейчас я вам скопирую. Запись эксперимента принесу завтра, а она вам зачем?

    – Подберём ключевую фразу для входа в хей-ментос без участия хара.

    – Ага, понятно. Как хорошо, что я вас нашёл на острове, чует моё сердце, что вы совершите немало открытий. Вот книга с языком, удачи!

    Шиммон отдал Дани блок электро-полевой памяти.

    – Как дрём-код, дядя Шимми? – спросила Эстер. – Удалось усыпить хара с помощью излучения?

    – Пока нет. То, что мне казалось дрём кодом хара, – не сработало, надо искать что-то новое.

    – Есть идея на этот счёт. Пусть подставной персонаж в информационной игре вступит с нашим хара в оплодотворяющий контакт, не знаю, как это у них правильно называется! И пусть он, точнее оно – это существо, забеременеет и родит ребёнка. И тогда ему споют колыбельную песенку, она, наверное, будет содержать дрём-код.

    – Прямо скажу – идея стоящая, если бы ещё знать, сколько у них длится беременность…

    – Это легко выяснить в процессе – персонаж вполне может спросить об этом своего наставника.

    – Гениально! Молодчина, Эстер! Завтра же начнём разработку этого сценария. В процессе игры скорость времени можно менять, если декорации заранее заготовлены, так что недели через две, он родит, а через месяц у нас будет дрём-код! Нет, не могу терпеть, пойду поделюсь с коллегами. До завтра! Заходите за записью эксперимента.

    Эстер и Дани отправились к себе, а Шиммон опять в лабораторию. Рассказав коллегам об идее Эстер, он распорядился подготовить сценарий для реализации этого сюжета.

    – Элияху, как вы думаете, какова может быть у хара длительность  беременности?

    – Я не знаю точно, но возможно года полтора, когда я пытался их клонировать, ничего не получилось, это понятно – у меня не было синего эденита. Меньше чем у человека длительность беременности быть не может, – они ведь существа не менее сложные, чем мы. Скорее всего, она будет больше, и, наверное, она зависит от количества эденита, который есть в распоряжении беременного.

    – Да, это, кстати, очень может быть, ведь от его количества зависит скорость обмена с хей-ментосом. Как вы думаете, коллега, почему хара внешне так на нас похожи, ведь биологически – даже лягушки для нас ближе, чем они?

    – Вероятно потому, что их создатели и наши создатели состоят в родстве, и, если их тоже создавали «по образу и подобию» ангелов, то понятно, почему их внешность и интеллект близки к человеческим.

    – Вы сказали «в родстве», а почему создатели не те же самые, что у нас?

    – Один и тот же создатель не будет делать две аналогичные, но разные системы, как думаете, Калев?

    – Это точно, биосфера так сложна, что просто не потянуть два разных варианта. Это как операционные системы низкого уровня у процессоров. Процессоры завода «Шеифа» имеют одну систему команд, а процессоры завода «Йецира» – совершенно другую. Операционки высокого уровня, при этом, очень похожи, они аналогичны, и пользователь не замечает разницы, не подозревая, что внутри процессоров в этих двух случаях выполняются совершенно разные команды низкого уровня. Заводы соревнуются, спорят между собой – чей процессор лучше, как специалист скажу, что каждый имеет и плюсы и минусы. Но представить себе, чтобы коллектив одного завода создавал разные, в корне отличающиеся процессоры – это просто немыслимо! По-моему, люди и хара – именно такой случай. Создатели явно состоят в родстве, но не менее явно, что это разные  коллективы ангелов.

    – Хотелось бы знать, какие между ними сложились отношения? Ладно, пойду готовиться к переговорам с этим представителем иного мира.

    Шиммон вернулся к себе, вставил в дрёмер блок электро-полевой памяти с обучающей программой и лёг спать. Утром, наскоро перекусив тем, что осталось от ужина, он снова отправился в лабораторию.

    – Доброго утра, коллеги. Пожелайте мне удачи, я иду на контакт.

    – Надеюсь, он вас не съест, Шиммон. На вас экранирующая шапочка в порядке? А вдруг он попытается вас гипнотизировать? – спросил Элияху.

    – Если бы он мог, он бы уже попытался. Дани как-то раз заходил, ещё до наркоза пленника, он бы почувствовал.

    – Наверное нет, не почувствовал бы, он ведь не знал языка хара, а хара не знал нашего. Нельзя ничего внушить, не зная языка.

    – Да, наверное, вы как всегда правы. Я сейчас проверю свой экран, даже дрёмер включать не придётся, у меня ведь есть Дани. Экран вагона выключен?

    – Да.

    Шиммон вызвал Дани по коммуникатору и попросил прочитать что-нибудь у него в голове.

    – Ничего не получается, дядя Шимми, – вы под экраном.

    – Прекрасно, благодарю, до связи, дорогой. Всё в порядке, я пошёл.

    Шиммон вошел в помещение, где лежал пленник, и начал разговор на языке хара.

    – Доброго света тебе, пленник. Я пришёл поговорить. Моё имя – Шиммон. Назови своё имя.

    – Как ты узнал наш язык? Ты – вредный зверь!

    – От тебя самого и узнал, у нас есть способ – покопаться у тебя в мозгах. Но я пришёл не для того, чтобы демонстрировать тебе свою силу. Я лишь хотел узнать, почему вы, дэвы, так ненавидите нас, что готовы убивать до полного уничтожения.

    – Потому, эллин, что вы – звери, коварные хитрые звери, укравшие силу богов. Вас не должно быть в этой вселенной. Боги спасли нас, боги создали вселенную для нас. Вы, эллины – ошибка или чьё-то предательство. Вы злые, безнравственные, отвратительные уроды, вы – искажённая жизнь, которой не должно быть.

    – Что же с нами не так? Что тебе не нравится?

    – Посмотри на свою руку – одного пальца не хватает. Но это не самый большой недостаток. В основе жизни лежит число шесть, для вас же – это не так.  Ваши устремления так же уродливы, как ваши основы жизни. Понятия чести и достоинства для вас не существуют. Вы способны убивать друг друга и радоваться этому. Вы разделены на две категории и неспособны полюбить своего лучшего друга и создать с ним семью. Какие ещё нужны доказательства?

    – Да, мы другие, но разве это основание для уничтожения? Вы ведь тоже по способу питания – хищники. Вы убиваете и едите животных, разве это нравственно?

    – В нашем родном мире, которого больше нет, мы ели только низших животных, безмозглых созданий специально предназначенных богами для питания. Высших животных убивать было невозможно, безнравственно, преступно, они были созданы для счастья и для дружбы. Оказавшись здесь, в вашем враждебном мире, нам пришлось охотиться на всех животных, чтобы выжить, в том числе и на вас – эллинов. Принципиальных различий  между вами, косулями или кошками нет. Все здешние животные достаточно умны. Но эллины – самые хитрые, вредные и опасные. Почему бы не охотиться и на них тоже. Кроме того, эти твари выгнали дэвов с континента на острова, изобрели «невидимую смерть» – какое-то вещество, которое убивает в ничтожных количествах; и хотя те эллины, что воевали с нами, сами погибли, из-за «невидимой смерти», мы не можем вернуться в наши леса. Поэтому эллины, как никто другой из животных этого мира, заслуживают смерти.

    – Почему ты называешь меня эллином, я принадлежу к другому народу.

    – И в чём же различие?

    – Другой язык, другая культура. Мы нашли способ получать пищу, не убивая животных.

    – Это – ложь! Я чувствую по запаху, что ты сегодня ел зайца. Всё – ложь, ничем вы не отличаетесь!

    – Значит вы, дэвы, видите в нас людях, это общее название для всех народов нашего биологического вида, угрозу для себя и поэтому убиваете нас?

    – Пока вы существуете, мы не будем чувствовать себя в безопасности.

    – Но мы можем договориться. На севере западного континента уже можно жить даже дэвам. Прошло шестьсот лет после войны, и «невидимая смерть» распалась в достаточной степени. Мы можем провести исследования и точно сказать, можно ли вам вернуться.

    – Мы не так глупы, чтобы верить, как ты говоришь – людям. Надёжней и спокойней победить вас раз и навсегда.

    – А ты не думаешь, что мы можем уничтожить вас, тоже раз и навсегда?

    – Если бы вы могли, то давно бы так и сделали.

    – Нравственный закон не позволяет нам уничтожить целый биологический вид, к тому же совершенно уникальный. Что бы ты понял, я покажу тебе видео. Ты посмотришь на вашу столицу сверху, и сможешь узнать её, потом я покажу тебе военные заводы, какими они были до того, как вы с твоим напарником напали на наш город. А потом ты увидишь, что наши корабли сделали с вашей промышленностью. Этот удар из космоса по вашим городам был результатом вашего нападения, это даже не …

    Шиммон понял, что не может перевести на харский слово «месть».

    – Смысл удара был в том, чтобы приостановить ваше развитие, отбросить вас лет на сто назад, чтобы обезопасить себя от ваших вылазок. Ваш народ вынужден будет заняться восстановлением, а нас пока оставить в покое. Посмотрев это видео, ты поймёшь, что мы можем легко и просто уничтожить вас всех, но не делаем этого. Смотри на экран.

    Шиммон проиграл перед хара давно заготовленную видеозапись расправы над промышленными объектами на северных островах. По глазам хара он понял, что тот впечатлён и напуган.

    – Ну, как, убедился в наших возможностях?

    – Люди вне всяких сомнений украли силу богов! Странно, что вы эту силу не применили раньше.

    – Украли или не украли, разве в этом дело? Ты увидел, что сила у нас есть. Что такое «невидимая смерть» нам тоже хорошо известно, применять оружие такого рода мы не стали специально, чтобы жертв было как можно меньше.

    – Моё имя – Фйор-сат, и хотя я принадлежу к высшему сословию, у меня нет полномочий вести переговоры. Я вижу, что переговоры – единственный выход из создавшейся ситуации, но не знаю, как вам их начать.

    – Может быть, ты вернёшься к своим и расскажешь то, что узнал.

    – Это невозможно, я должен был умереть. Готовность к самопожертвованию ради достижения цели – это проявление благородства высшего сословия нашего общества, это привилегия. Я ни в коем случае не должен был допустить своего пленения. Придётся вам ждать другого случая.

    – Ладно, мы никуда не торопимся. Может быть, ты мне расскажешь, почему ваш родной мир больше не существует?

    – Всякое материальное тело не вечно, как не вечна и сама материя. Просто пришло время, когда ткань пространства, времени и вещества под действием медленных изменений фундаментальных постоянных взаимодействий стала разрушаться, – так гласит наша главная легенда. Бог открыл секрет, как построить корабли, которые смогут пережить гибель вселенной и рождение новой. Последний тибер лет [1728 лет], перед тем как свет перестал существовать, весь народ дэвов строил дюжину дюжин кораблей [Хара используют двенадцатеричную систему счисления, в которой десятичное число 144 записывается как 100]. На каждом корабле должен был спастись тибер [1 тибер – 12^3 – 1728] избранных дэвов. В число продолжателей рода попадали, прежде всего, дэвы, способные жить в диких условиях. Когда корабли спасения были построены и укомплектованы, бог забросил их в, так называемые, «скрытые измерения». Перед этим бог пообещал создать новое пространство,  новое вещество и новую жизнь. И тогда спасённые должны были вернуться к нормальной жизни и построить новую цивилизацию. Корабли были умными машинами и предназначались для автоматического поиска подходящего пространства,  подходящей звезды и планеты. Легенда гласит, что внутри корабля спасённые дэвы, сменяя поколения, жили дюжину тиберов лет, прежде чем корабль доставил нас на  эту планету.

    – От момента рождения наша галактика совершила около двадцати семи на десять в шестой степени оборотов, такое число даёт математическая модель, которая вычисляет эволюцию галактики от водородного облака соответствующей массы до современной развитой структуры. И поскольку длительность одного оборота примерно равна двести тридцать семь на десять в шестой степени лет, то получается, что возраст галактики составляет 6.57 на десять в пятнадцатой степени лет. Если хочешь, можешь на досуге пересчитать эти числа в вашу дюжинную систему. Так что, ваши корабельные часы сильно отстали.

    – Я прекрасно знаю, что время относительно, особенно если речь идёт о «скрытых измерениях». Выйдя из корабля, мы обнаружили совсем другую жизнь. Но к счастью, эта жизнь хоть и была другой, но оказалась вполне съедобной. Но каково же было возмущение дэвов, когда явились эллины и начали нас убивать. Убивать не потому, что хотели есть, а просто потому, что мы другие. Так началась война между людьми и дэвами. Наш высший круг учёных никак не может понять, как в новой вселенной роль носителей цивилизации получили такие страшные и безнравственные существа, как люди. Получается, что бог нас обманул или забыл. Или, может быть, он погиб, а на смену ему пришли другие существа высшего порядка. Возможно, ты прав, человек Шиммон, возможно ваш народ несколько лучше, чем эллины, но я не смогу убедить в этом правительство дэвов.

    – Мы – арамейцы, тоже очень сильно пострадали от эллинов и их противников – романцев. Обоих этих народов больше нет, они уничтожили друг друга. Мы сделали выводы из их мрачной истории и научились жить по-другому. Что касается зайца, которого я съел на завтрак, то убил его не я, а моя подруга – хищница, кошка. Я кормлю её, а она пытается отплатить мне тем же, принося часть своей добычи. Чтобы не обидеть её, я и моя семья разделяем еду с нашей подругой, хоть это и противоречит моральным нормам нашего общества.

    – Ты дружишь со зверем?! Невероятно! Нам, девам, так этого не хватает! Все наши высшие животные остались в погибшей вселенной, а с местными тесного общения не получается. Возможно, они чувствуют нашу чужеродность.

    – Последний вопрос – какую судьбу ты бы хотел для себя? Насколько я понял, если ты вернёшься к своим – тебя казнят.

    – Да, там на родине, кроме позорной смерти меня ничего не ждёт. Если ты такой могущественный, то, может быть, ты вернёшь меня туда, откуда взял несколько дней назад. Сначала я был парализован в результате ранения, остановить сердце не получилось. Потом я каким-то чудом оказался в лесу и нашёл там соплеменника, который сбежал от эллинов, значит, не все эллины погибли, кто-то их них всё-таки выжил. Верни меня туда к моему товарищу – в мой родной лес. Ты ведь узнал от меня всё, что хотел.

    – Хорошо, я выполню твою просьбу, но только если ты выполнишь мою. И я выполню твою просьбу не сразу, потому что это не так просто выполнить – надо подготовиться.

    – Чего же ты ещё хочешь, человек Шиммон?

    – Сущий пустяк! Я хочу записать колыбельные песни вашего народа, чтобы лучше понять вас и найти что-то общее в наших культурах. Вы поёте колыбельную песню вашему ребёнку?

    – Да, у нас есть три главные песни для детей, их знают все. Мне, правда, не удалось создать семью, но я в детстве слышал их каждый день от моих родителей. Ты хочешь записать слова? Мелодию я записать не смогу – я воин, а не музыкант.

    – Пой. Мои товарищи записывают звук, каждое слово и его тон. Просто пой.

    – Первая песня, чтобы успокоить ребёнка и подготовить его ко сну, вторая песня навевает сон, а третья призывает сновидения и сохраняет душу ребёнка. Обычно её исполняют, когда служитель храма даёт в семью, на время, камень жизни.

    У Шиммона захватило дух: «Наконец-то! Наверное, Эстер права, конечно – она права! Её интуиция ещё никогда не подводила! Сейчас запишем, и дело будет сделано». Хара запел. Он старался изо всех сил. Он пропел все три песни, они оказались довольно красивыми.

    – Мне понравились твои песни. Поверь, ты постарался не зря. Эта звукозапись спасёт немало жизней твоих соплеменников. Ещё один вопрос, чисто теоретический: допустим, дэвы победили людей, и угрозы с их стороны больше нет. Как бы ты поступил с оставшимися людьми? Полностью уничтожил бы их или оставил жить в резервации?

    – Если бы люди смирились с поражением и оставили попытки уничтожить дэвов, я бы выбрал второй вариант.

    – Вот видишь, соглашение между нашими видами всё же возможно – мы тоже выбираем второй вариант. А теперь мне нужно кое-что узнать о жизни твоего народа, чтобы правильно подготовить тебя к возвращению в лес. Этот лес – тот самый лес на западном континенте, из которого дэвов выгнали эллины. Итак, какова средняя продолжительность жизни дэва?

    – Дюжина дюжин лет, если нет нехватки пищи.

    – В каком возрасте можно заводить детей?

    – Возраст две дюжины считается подходящим.

    – Насколько отличается продолжительность года в вашем родном мире от здешнего года?

    – Практически не отличается, корабль спасения был так запрограммирован, чтобы найти звезду такой же температуры и планету подходящей массы на таком же расстоянии от неё, как в родной системе, поэтому – год такой же.

    – И последнее, твой возраст в день отправки на задание?

    – Мне было три дюжины лет и ещё два года.

    – Не удивляйся, если в лесу ты найдёшь себя несколько помолодевшим.

    – Почему?

    – Нам нужно восстановить твоё тело. Точнее, даже воссоздать его, поэтому твой физический возраст будет – двадцать лет.

    – Я не понимаю, как же это может быть?

    – Да тебе и не нужно понимать, меньше знаешь – лучше спишь. Прощай Фйор-сат.

    Шиммон перешёл на арамейский.

    – Шмуэль, Калев, запись первой и второй песни сожмите в сто раз и промодулируйте этой информацией торсионный излучатель, мощность импульса вдвое больше обычной.

    Шиммон сел в кресло рядом с хара и стащил с себя экран.

    – Заканчиваем… готово!

    – Тогда, огонь!

    – Шиммон, вам бы лучше уйти.

    – Нет, испытаю на себе, каков будет эффект для человека. Огонь!

    Шиммон потерял сознание, но через три секунды очнулся. Голова слегка кружилась.

    – Элияху, как хара?

    – Спит как младенец!

    – Прекрасно! Наблюдайте за ним. Кажется нам, наконец, улыбнулась удача. Завтра проведём ещё ряд экспериментов, попробуем только вторую песню. Произведём выстрелы на разных мощностях. Но я думаю, главное уже сделано. Я пойду готовить отчёт для публикации, а вы, коллеги, подумайте, в какой форме вы бы хотели получить награды Большого Совета.  Да, чуть не забыл, идея с колыбельными песнями принадлежит Эстер бат Ашер – блестящая идея!

    – Что же вы будете делать с хара дальше, когда мы закончим все испытания,  – спросил Элияху.

    – Я думаю, пусть он поспит, пока мы построим лабораторию для клонирования. Как вы считаете, господа, заслужил наш пленник жизнь?

    – Безусловно, – сказал Элияху. – С его помощью мы совершили прорыв в изучении хара. Мы записали и расшифровали их язык. Выполнили главную задачу лаборатории, – дрём-код хара для психотропного оружия у нас в руках. Хей-сонер теперь дело техники. С его помощью мы сможем наловить хара на границе сколько захотим. Сможем их клонировать и начать разведывательную операцию. В общем, теперь можно будет подробно изучить их культуру, вступить в переговоры с их правительством и положить конец этой войне.

    – Я думаю, все коллеги согласны с Элияху, – сказал Калев.

    – Я готов пойти в разведку, – отозвался Арье. – Культура хара, этой чужой цивилизации, что может быть интересней для лингвиста-компаративиста?! Кому подавать прошение?

    – Можно будет начать изучение биоморфологии хара, – добавил Лаван.

    – Я так думаю, коллеги, что наша лаборатория продолжит свою работу, и, возможно, вырастет в институт цивилизации хара, – подытожил Шиммон. – Я считаю, что лучшего места, чем эта ферма, для секретной стационарной лаборатории по дальнейшему изучению хара, мы не найдём. И поскольку мы победители, совершившие несколько открытий, теперь мы имеем право сами определять темы для дальнейших исследований. Я легко смогу получить от хозяйки фермы разрешение на строительство. Построим несколько подземных этажей, чтобы не портить лес. С энергетикой, водой и канализацией проблем не будет – на ферме всё это есть. Завтра закажу проект, и начнём строительство. Затем клонируем Фйор-сата, под синим эденитом. Выращивать клонов придётся естественным путём, пока без искусственной биоморфологии. Поймаем второго хара, возьмём у него клетки и отпустим на их островах. Сделаем второго клона и запишем в него информационную личность нашего игрового персонажа. Когда клон Фйор-сата будет готов, запишем в мозг его личность со всеми воспоминаниями как игровыми, так и настоящими. Таким образом, через двадцать лет, двое молодых хара будут выпущены на западный континент, и начнут там новую жизнь. Чтобы они не заметили подвоха, последние два месяца своей информационной жизни они должны провести в местности,  скопированной с реальной на западном континенте. Туда мы их в последствии и выпустим.

    – Шиммон, записать личность в мозг клона – не то же самое, что записать её в мозг исорга, – сказал Шмуэль. – Мозг исорга девственно чист, эту чистоту можно поддерживать в течение года, пока исорг растёт. Для клона, который отличается от исорга своей естественной биоморфологией, и растёт двадцать лет, девственной чистоты мозга добиться нельзя. Перезапись будет означать убийство.

    – Я всё это знаю, но, во-первых, я пообещал жизнь нашему пленнику, и теперь отступать некуда; во-вторых, законы, запрещающие клонирование человека, не распространяются на хара; а в-третьих, я придумал, как поступить с клоном, чтобы перезапись личности не выглядела  так чудовищно с точки зрения нашего очень морального общества. Информационную личность хара мы разложим на слои по месяцам его жизни и каждый месяц будем заносить в мозг клона соответствующий слой.

    – Но это колоссальная работа! Придётся устраивать для него спектакль, не в машине, а в реальной жизни, – посетовал Калев.

    – Я не возражаю против прямой однократной перезаписи, – ответил Шиммон. – Если же вы хотите соблюсти моральные нормы – придётся потрудиться. Со вторым клоном надо будет сделать то же самое. Ну, а когда дело дойдет до клонов-разведчиков, придётся всё-таки перезаписывать личность без церемоний. Правда засылать разведчика надо в возрасте всего трёх лет, я думаю… иначе, он провалится, а с ребёнка – какой спрос. И чем скорее, коллеги, вы изучите геном хара и разработаете его биоморфологические алгоритмы, тем скорее мы сможем перейти с клонов хара на исоргов хара.

    – Грандиозные у вас планы, Шиммон, – сказал Элияху. – Сотни лет-то хватит?

    – Не знаю, но зато как будет интересно…

     

    ISBN 978-5-9904766-1-5

    © Шен Александр Андреевич

    shena1622@gmail.com

     

     


    0


    Ссылка на этот материал:


    • 0
    Общий балл: 0
    Проголосовало людей: 0


    Автор: shena1622
    Категория: Фантастика
    Читали: 69 (Посмотреть кто)

    Размещено: 15 мая 2014 | Просмотров: 181 | Комментариев: 0 |
    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2018 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.