«    Июль 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус | Партнеры--



Сейчас на сайте:
Пользователей: 3
Filosofix Ivan_Al
StreloK

Роботов: 1
Googlebot

Гостей: 15
Всех: 19

Сегодня День рождения:

  •     ana_grimm (17-го, 19 лет)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Дискуссии О культуре общения 139 KURRE
    Стихи молчание - не всегда золото 250 Filosofix
    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 1862 Кигель
    Флудилка Время колокольчиков 198 Герман Бор
    Флудилка Курилка 1954 Герман Бор
    Обсуждение вопросов среди редакторов сайта Рабочие вопросы 517 Моллинезия
    Флудилка Поздравления 1635 Герман Бор
    Стихи ЖИЗНЬ... 1600 Lusia
    Организационные вопросы Заявки на повышение 775 Моллинезия
    Литература Чтение - вот лучшее учение 139 Lusia

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    ТАЙНА ЧЁРНЫХ СКАЛ

    *
           ВАЛЕРИЙ КАЗАНЦЕВ
           ТАЙНА ЧЁРНЫХ СКАЛ
                                                                      Глава пятая
                                                                  На осеннем балу



           Приближался осенний бал — праздник, которого ждали многие школьники, мечтающие пригласить понравившуюся им одноклассницу на медленный танец.
           В школе к нему ещё заранее готовились очень тщательно: репетировались концертные номера, разучивались новые песни. Потом девочки прибирали сцену и украшали актовый зал.
           И вот, наконец, праздник наступил.
           Встречу назначили на шесть часов вечера. И, точно по команде, актовый зал заполнился многоголосым гулом.
           После небольшого представления ребята из младших классов с гиканьем понеслись одеваться, а старшеклассники, составляя стулья к стенкам, быстро освободили место для танцев.
           Юра подошёл к Анатолию и, только собрался предложить ему сходить с ним в буфет, выпить стаканчик-другой лимонада, как увидел Маринку — первую девчонку в его жизни, к которой он не был равнодушен. Она шла с каким-то парнем, на год или даже на два старше её. Юра невольно напрягся, впившись глазами в незнакомца непринуждённо шедшего с таким близким и родным для него, как он считал про себя, человеком.
           — Ты чего? — удивился Анатолий. — Случилось что-нибудь?
           — Да так... Извини, иди пока один... Я потом тебя догоню... — Юра от волнения начал недоговаривать слова, словно они застревали у него в горле.
           Анатолий в недоумении пожал плечами, оставив товарища одного.
           Юра присел на стоявший поблизости стул и с тоской устремил пылающий от ревности взгляд на Маринку. Она, держа парня под руку, прошла мимо него по коридору. В душе у Юры что-то оборвалось и гнетущее настроение, постепенно вытесняя радость от праздника, стянуло ему грудь невидимыми тисками. Сердце заныло и забилось, отдаваясь пульсирующими толчками в висках, словно пытаясь вырваться наружу.
           В это время на сцене заиграли вальс. Все потянулись к центру зала и принялись танцевать. Но Маринка с незнакомцем, войдя в актовый зал, сели у колонн и, наблюдая за танцующими, о чём-то заговорили. Юра немного успокоился, почувствовав как стали уменьшаться частые биения его сердца.
           "Хорошо хоть не танцуют, — подумал он. — Может ей совсем не нравится он?" — успокаивал себя парень, но всё оказалось напрасно. Его слабая надежда потерпела крах. Маринка неожиданно взяла старшеклассника за руку и потянула его танцевать.
           Чтобы не видеть, как она обняла партнёра во время танца, Юра, больше не смотря в их сторону, вышел в коридор.
           "Да, женщины коварны, — вздохнул он, прогоняя выступившие было слёзы. — Да и этот щёголь: костюм серый, а носки жёлтые — так и бросаются в глаза из-под коротких брюк... Выделиться хочет, что-ли?"
           Трудно объяснить какие чувства владели Юрием. Парень ревновал и ненавидел. Злился на себя и на всех окружающих и, иногда, когда сердце совсем разрывалось от какой-то необъяснимой, ноющей боли, впадал в полное безразличие, прислушиваясь к слабым порывам своей души, стремившейся хоть как-то оградить его от приближавшейся депрессии.
           Юра с нетерпением дожидался объявления директора, когда тот скажет, что осенний бал заканчивается и всем можно расходиться по домам, но, как назло, когда чего-нибудь сильно хочешь, время течёт слишком медленно.
           Совсем измучившись, парень вышел на улицу.
           Над вершинами деревьев светила луна. В её жёлтых лучах медленно кружились сорванные ветром листья.     Тихая ночь заполнила улицы города и каждый шорох, доносившейся из тьмы, слышался особенно отчётливо и ясно.
           Вскоре, пробившись через стены школы, до него долетел смех и шум голосов; он сразу же явственно выделил из всеобщего гула немного басовитый голос Анатолия.
           Двери открылись и в тёмную мглу один за другим стали уходить стремительные тени, растворяясь в сумерках.
           Юра вздохнул и тоже поплёлся им в след. Он не помнил, как вышел из двора школы, как перешёл дорогу и как очутился на улице где жила Маринка.
           Когда же он очнулся, прогнав надоедливые мысли, то увидел в впереди себя её и того старшеклассника, с которым она танцевала. Они шли, обнявшись, и над чем-то смеялись. Не удивившись и не испугавшись, он машинально прибавил шаг, догоняя их. Идя у них за спиной, он, не замеченный, так и добрёл до дома Маринки. Юра видел, как они остановились возле подъезда, и слышал, как девушка тихо шептала ему:
           — Не надо, Саша... Не надо, Саша...
           "Что, не надо? — с горечью спросил себя Юра. — Целовать? — голова у него болела и раскалывалась от горя и обиды. — Не любит... Не любит... Не любит!.. — в отчаянье повторял он, чувствуя, как непрошенные слезинки вновь выкатились из его глаз и потекли по обветренным щекам, оставляя мокрые солёные дорожки. — Не любит и ведь не знает, что я люблю её больше своей жизни!.."
           Не дожидаясь, когда они расстанутся, Юра направился домой.
           Вынув из кармана маленькую фотокарточку Маринки, вырезанную из общего фото класса и бережно хранившуюся до сих пор в потайном кармане его пиджака, он яростно разорвал её на мелкие кусочки. Когда же рвать было уже нечего, Юра подбросил остатки фотографии вверх и ветер тут же раскидал их по всей улице...



                                                                      Глава шестая
                                                                      Горечь любви



           Домой Юра вернулся расстроенный и ослабевший от переживаний.
           Горбовский сидел за столом и читал книгу.
           — Ты что такой мрачный? — спросил он, взглянув на сына.
           — Да так, настроения нет...
           Горбовский нежно потрепал Юру по голове.
           — Пошли обедать, — предложил он,— а заодно и поужинаем. Как прошёл вечер?
           — Отлично...
           Юре, вообще-то, было не до разговоров, и за столом он сидел молча.
           "Не везёт мне в любви, — с тоской думал он. — Она даже и не смотрит в мою сторону. Неужели не догадывается, что я люблю её?"
           Размышления парня прервал голос Горбовского.
           — Молодой человек, — постучал он ложкой по столу, — о чём это вы опять задумались?
           — Да так, ни о чём. Кое-что вспомнил...
           — Может, расскажешь?
           — Нет, не могу. Это моё личное дело, — ответил Юра, помимо своей воли заливаясь краской.
           — А-а-а, понимаю. Тут наверняка замешена женщина...
           Юра взглянул на отца из-под угрюмо сдвинутых бровей, посмотрев прямо ему в глаза. Смущение охватило его.
           Горбовский, заметив неловкость сына, как бы оправдываясь, произнёс:
           — Понимаешь-ли, Юра, ты же уже почти взрослый.
           — Мне всего только пятнадцать лет...
           — Ну, вот видишь! Это тоже немалый возраст. Раньше в твои годы я уже вовсю ухаживал за своей покойной женой; целовались в парке на скамеечке, гуляли с ней под ручку до самого утра, рассвет вместе встречали...
           — Да ну-у! — не поверил Юра.
           — Точно! Я говорю с тобой вполне серьёзно — как мужчина с мужчиной. Может, скажешь, кто она?
           — Девчонка как девчонка, — задумчиво произнёс Юра. — Её Мариной зовут, — и сердце больно защемило у него в груди от сказанных слов.
           — Мари-и-на,— повторил Горбовский, и на его ещё молодом лице пролегла глубокая морщинка на переносице. — Хорошее имя... А она красивая?
           — Да! Очень! — вырвалось у Юры, но он тотчас же замолчал.
           — Если кого любишь, то не видишь его недостатки, — мягко произнёс Горбовский, — а если и видишь, то они тебе кажутся такими незначительными, что и говорить о них не хочется. Вот, к примеру, у человека курносый нос.   Одному он нравится, а другому — наоборот. Или, хотя бы, веснушки...
           — Да хоть бы их у меня вообще небыло! — со злостью выкрикнул Юра.
           — Не паникуй, сынок, — ласково успокоил его Горбовский. — Давай лучше замнём про это. Извини, я не хотел тебя обидеть.
           В комнате повисла тягостная тишина.
           — Слушай! — предложил вдруг Горбовский. — А не махнуть ли нам на осенних каникулах в деревню? Знаешь, какая там природа?! Отдохнём, порыбачим... Я до сих пор вспоминаю того тунца, которого ты поймал возле Чёрных скал. Помнишь?
           Юра недоверчиво посмотрел на отца.
           — Что, не веришь?
           — Не знаю...
           Горбовский протянул руку сыну:
           — Слово мужчины! — сказал он твёрдо.



                                                                        Глава седьмая
                                                                      Встреча во дворе



           На следующее утро Юра проснулся один. Солнечный луч упал ему на лицо, и он невольно зажмурился. Из открытой форточки долетал шум проезжавших по автостраде машин и шелест опадающей листвы, скользившей иногда по оконным стёклам. До начало занятий оставалось ещё около часа. Торопиться было незачем и Юра, включив магнитофон, сначала не спеша сделал зарядку, потом пошёл на кухню разогревать завтрак.
           "Куда же он ушёл? — с беспокойством подумал парень об отце, но тут взгляд его упал на листок бумаги, приколотой к ковру на стене, и Юра, прочитав несколько строк, написанных второпях, заботливо решил: — Опять, наверное, что-нибудь случилось... И что ему не сидится? В отпуске ведь..." — он отложил записку и, немного поев, выбежал во двор, на ходу надевая курточку.
           — Эй, ты! — вдруг кто-то окликнул его. — Подожди!
           Юра обернулся.
           Перед ним стоял тот самый старшеклассник, с которым танцевала Маринка и, раскуривая сигарету, свысока смотрел на него. Одет он был довольно шикарно, но несколько вызывающе, а в руках держал совсем ещё новенький, обтянутый чёрной кожей дипломат.
           — Что тебе? — спросил Юра.
           Тот, не отвечая на вопрос, протянул руку:
           — Будем знакомы. Александр Ловцов. Мне Маринка про тебя рассказывала...
           Он сказал всё это так спокойно, что у Юры опять что-то заныло в груди. Он не собирался здороваться с     Ловцовым, поэтому так и не вынул рук из карманов своей курточки.
           Настроение у него моментально испортилось.
           В другое время, если бы ему кто-нибудь сказал то же самое, он бы задумался: почему же девушка, к которой он так трепетно и нежно относится, говорит о нём с другим?
           Но это был совсем не тот момент, чтобы придать этому значение.
           Поэтому Юра перевёл смысл слов Ловцова совсем в другое русло, которое указала ему внезапно вспыхнувшая ревность.
           Сашка, видимо заметив, что его признание не совсем пришлось по душе Юрию, успокаивающе похлопал парня по плечу.
           — Не переживай. Я же не виноват, что понравился ей... Ты уж извини.
           Юра тоскливо кивнул.
           "Влюбилась..." — подумал он о Маринке и, повернувшись, обходя Ловцова, зашагал проч.
           — Ты куда? — окликнул его снова Сашка. — Подожди! У меня дело к тебе есть.
           — Какое дело? — остановился Юра.
           — У тебя отец, где служит?
           — Он в отпуске.
           — Да я не о том... — в досаде отмахнулся Сашка. — Я слышал он у тебя капитан...
           — Да. Подводной лодки. Самой лучшей в мире.
           — Вот-вот, — обрадовался Ловцов. — Он-то мне и нужен.
           — Зачем? — удивлённо спросил Юра.
           Неприязнь, которую он до сих пор испытывал к собеседнику, уступило место любопытству.
           — Об этом потом... — увильнул Сашка от ответа. — Ты лучше скажи, когда он дома будет?
           — Не знаю. Приходи вечером, часов в семь. Адрес-то знаешь?
           — Нет.
           Юра показал на рядом стоящий дом и сказал номер квартиры.
           — Ну, хорошо, — понимающе кивнул Сашка в ответ. — Ты только предупреди его! Знаешь, мне о твоём отце Иван Иванович говорил. Он хоть и неприятный человек, но интересно обо всём рассказывает. Особенно про море, про Марианскую впадину, про океанических рыб... А я ими с детства увлекаюсь, читаю о них литературу. Вот он-то мне и подсказал к кому обратиться. Я ведь хочу попроситься к твоему отцу в юнги. Десять классов закончу и — в море!
           — Не возьмёт, — холодно сказал Юра.
           Сашка даже в лице изменился.
           — Почему? Я так мечтал о подводных приключениях, открыть Атлантиду...
           — Не возьмёт и всё! — отрезал Юра. — Хотя, если хочешь попытать счастье, приходи.
           Ловцов согласно закивал головой.
           — Ты в школу? — спросил он осторожно.
           "Ишь ты, — усмехнулся Юра, — как он деликатно к человеку подстроиться может. Умеет, чёрт, добиваться своего... Да и Маринку, наверняка, одурачил. Не любит её ведь, а всё равно ухаживает, так и норовит девчонку испортить..."
           — Слушай, а где ты дипломат достал? — поинтересовался Юра, чтобы хоть как-то отогнать неприятные мысли.
           Сашка выплюнул сигарету и деловито произнёс:
           — С рук. Хочешь, у тебя такой же будет?
           "Вот хорошо бы", — невольно подумал Юра.
           О дипломате с кодовым замком он мечтал давно, но в магазинах они продавались крайне редко и поэтому мечты оставались только мечтами. А сейчас... Юра даже разволновался.
           — Сколько стоит? — спросил он с интересом.
           — Сотня.
           — Сотня?! — безнадёжно переспросил Юра. — Да где я столько денег возьму?
           — Ну, это не беда, — произнёс Сашка деловито. — Деньги всегда найти можно. Если согласишься, я тебе одно дело могу предложить ... Беспроигрышный вариант.
           В ответ Юра лишь удручённо отмахнулся и до самой школы они, не разговаривая, шли вместе.
           На улице похолодало. То и дело принимался идти мелкий дождь. Кругом было сыро, грязно и как-то неуютно.
           — Привет! — услышал Юра голос Анатолия. — Почему за мной не зашёл?
           — Ты извини, но я не смог.
           — Понятно... — протянул Анатолий.
           Юра, уловив его хмурый взгляд, неловко произнёс:
           — Знакомься. Александр.
           — Не надо. Мы знакомы... — мрачно сказал Анатолий и, повернувшись к Юре, добавил: — Идём скорее. Скоро звонок прозвенит.
           Юра без лишних слов последовал за ним.
           — Ты где его подцепил? — спросил Анатолий, когда они вошли уже в класс.
           — Кого? — не понял сначала Юра.
           — Да этого... Сашку Ловцова, — произнёс Анатолий презрительно. — Ты же не знаешь кто он! — И, сплюнув сквозь зубы, добавил: — Шпана

    0


    Ссылка на этот материал:


    • 0
    Общий балл: 0
    Проголосовало людей: 0


    Автор: ВАЛЕРИЙ КАЗАНЦЕВ
    Категория: Фантастика
    Читали: 44 (Посмотреть кто)

    Размещено: 22 июня 2014 | Просмотров: 159 | Комментариев: 0 |
    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2018 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.