«    Июль 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус | Партнеры--



Сейчас на сайте:
Пользователей: 0
Отсутствуют.

Роботов: 0
Отсутствуют.

Гостей: 42
Всех: 42

Сегодня День рождения:

  •     Eroshkun (16-го, 20 лет)
  •     gellety (16-го, 31 год)
  •     Gr0m1990 (16-го, 28 лет)
  •     Lileslava (16-го, 20 лет)
  •     Дмитрий Гаев (16-го, 25 лет)
  •     темненькая (16-го, 25 лет)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Стихи молчание - не всегда золото 250 Filosofix
    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 1862 Кигель
    Дискуссии О культуре общения 100 Моллинезия
    Флудилка Время колокольчиков 198 Герман Бор
    Флудилка Курилка 1954 Герман Бор
    Обсуждение вопросов среди редакторов сайта Рабочие вопросы 517 Моллинезия
    Флудилка Поздравления 1635 Герман Бор
    Стихи ЖИЗНЬ... 1600 Lusia
    Организационные вопросы Заявки на повышение 775 Моллинезия
    Литература Чтение - вот лучшее учение 139 Lusia

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    Окно Часть 1 "Превратности судьбы"

    “ Эту книгу я хочу посвятить моим друзьям Семипядному Александру и Короткевичу Александру. А так же моей маме, которая вдохновила меня на написание этой книги.”



    Была глубокая осень. Иногда погода могла порадовать относительно теплыми деньками, но их было настолько мало, что постепенно начинаешь привыкать к серым и унылым краскам. В такие дни и настроение меняется, всё валится из рук. А вместо того, чтобы идти на работу, хочется поглубже спрятаться под одеяло и, выключив будильник, заснуть приятным сном о теплом лете.
    Вот и сейчас я бы отдал все, чтобы оказаться в постели, нежели в маршрутке, которая везла меня домой. На землю постепенно опускались сумерки, небо быстро темнело, как это бывает в эту пору, и казалось, что вместо мелкой мороси вот-вот начнется настоящий дождь. В салоне негромко играло радио, и за это я поставил плюс водителю. За окном был мокрый вечер, и до дома было ещё далеко, поэтому можно было даже подремать, а негромкая музыка совсем не мешала этому.
    Вообще водитель этой маршрутки оказался весьма разговорчивым человеком. За его креслом уместились две пенсионерки и стали обсуждать некоторые проблемы, происходящие в стране. Вскоре к их диалогу присоединился и водитель. Вначале я прислушивался к этой теме, но скоро мне стало неинтересно, поэтому я отвернулся к окну и, спрятав руки в карманы куртки, стал думать о своём.
    Я возвращался из Рогачева из рабочей командировки. Мне было известно, что такие поездки утомляют. Как ни странно, я предпочел поезду маршрутку. Просто терпеть не могу поезда, этот стук колес, к тому же если взять плацкарт, обязательно твоими соседями будут либо ворчливый пенсионер, либо мамаша с орущим ребенком, даже не знаю что сложнее. И, наверно, больше всего мне не нравится запах самого поезда. Поэтому я выбрал машину, где сейчас и сижу на мягком удобном кресле. Можно сказать, мне повезло, поскольку место рядом со мной пустовало, и я мог спокойно вытянуть ноги и даже кое-как разлечься на своем временном ложе. Попадающие своим ярким светом в окно уличные фонари заставляли глаза щуриться, поэтому я просто их прикрыл. Бывало, маршрутка останавливалась, и пассажиры выходили на своих остановках. В это время над лобовым стеклом включался тусклый фонарь, помогающий пассажирам не упасть с узкой ступеньки. Мирное гудение мотора начало действовать на меня как колыбельная большого доброго кота, и я сам не заметил, как погрузился в сон. Наверное, мне даже что-то снилось, но это было череда каких-то картинок и в них совсем не было смысла. Как вдруг меня всем телом, мощным толчком бросило на сиденье, что было передо мной, сразу же по телу пронеслась острая боль, и я потерял сознание.
    Сначала я почувствовал холод, который проник в мое тело благодаря промокшей одежде. Я ощутил лицом твердость и сырость земли, на которой лежал. Во рту пересохло, и он был полон дорожной пыли. Тут же подул слабый ветерок, но и его было достаточно, чтобы по спине пробежали мурашки от холода. Потом пришла боль, ныла правая рука от плеча до локтя и саднило колени. Я прислушался к своему телу, пытаясь отбросить боль и проверить, нет ли более серьезных повреждений. Осторожно пошевелил руками и ногами, головой. К счастью, с этим все было в порядке. Тогда я собрался с силами и попытался перевернуться. Боль, о которой слегка забыл, снова вернулась, но она была ничтожна перед мыслью, что у меня ничего не сломано и я остался жив. Со стоном, я перевернулся на бок и открыл глаза. По-прежнему была ночь, кажется, я лежал на дороге. Видимость была плохая. Дождь закончился, оставив после себя влагу. Кроме дороги я разглядел деревья и кусты. Было понятно, что я за городом. Я поискал глазами маршрутку, что везла меня домой, но ее не было видно. Тогда я перекатился на другой бок и сразу же увидел ее. Машина лежала на боку в десяти метрах от меня и догорала.
    «Неужели я остался один?» - мелькнуло у меня в голове. Собрав последние силы, я подогнул ноги и попытался стать на колени, они тут же отозвались болью, я и забыл, что они пострадали. Спустя несколько минут я все же встал на ноги, и сразу чуть было не упал, голова закружилась, я в панике стал размахивать руками, пытаясь найти опору, но все же удержал равновесие. Постояв пару минут и утерев мокрое лицо рукавом куртки, я медленно, стараясь не делать резких движений, пошел к машине в надежде что-то отыскать. Но здравый смысл подсказывал мне, что поиски не принесут результата. Подойдя ближе к салону, я сильнее ощутил запах гари. Некогда красивый «Мерседес» лежал на боку, задрав к ночному небу пару своих колес. Окна зияли большими пустыми глазницами, то и дело из них вырывались языки пламени и валил густой дым. К тому же задняя часть автобуса была разворочена и сильно помята, словно он был бумажный. Наверное, взорвался бензобак. Я обошел автобус спереди. От лобового стекла ничего не осталось. Люди, что были в салоне, погибли, в этом не было сомнения. На меня дохнуло жаром. Прикрыв лицо рукой, я заметил, что водителя на месте не оказалось. В моей душе затеплилась надежда, и я стал оглядываться, мечтая найти его поблизости. Бросив попытки отыскать его рядом с машиной, я побрел вперед и скоро увидел мужчину, он лежал на животе и не двигался. Внутри сразу возникло два противоречивых чувства. Я был безумно рад, что всё же нашел кого-то, но, с другой стороны, боялся обнаружить его мертвым. Я поспешил к человеку, забыв про боль и холод, присел рядом и первым делом, отдернув воротник его куртки, проверил пульс. Под горячей кожей отчетливо пульсировала кровь по венам. От сердца отлегло, он был жив, хотя голова была в крови. Я не стал его переворачивать, поскольку не знал повреждений, боялся по неосторожности причинить ему вред.
    - Ты слышишь меня? – спросил я первое, что пришло на ум, поскольку в такой ситуации оказался впервые.
    Ответом на мой вопрос было молчание, но через пару мгновений он стал стонать.
    - Как же хорошо, что ты очнулся. Двигаться можешь?
    Водитель вытянул окровавленную руку из-под живота, и, опираясь на неё, попытался приподняться, но с первого раза это у него не вышло.
    - Не спеши, может, ты что-то сломал, - я волновался и не зная, как ему помочь.
    Он набрался сил и со стоном перевернулся на бок. Вид у него был плохой, кожаная куртка была порвана, лоб, подбородок украшали порезы, а на щеке, обращенной ко мне, была кровоточащая рана.
    - Ты кто? – прохрипел он, и сморщился от боли, когда начал кашлять.
    - Пассажир.
    Догоравшие передние сиденья в бывшей маршрутке озаряли его лицо, было видно, как ему больно, но он опёрся на руки и сел. Все лицо у водителя было припухшим, в кровавых разводах. На лбу, под левым глазом и на подбородке кровоподтеки, синяк на шее, через всю щеку проходит бурая полоска уже подсохшей и потемневшей крови.
    - Помоги мне встать, - он протянул руку. Я подвинулся, позволив ему перекинуть руку через плечо. Сам же обхватил его за талию и начал медленно поднимать.
    - А, черт,- застонал он, но встал, - как же больно.
    Он повернул голову в сторону сгоравшего автомобиля и с сожалением вздохнул. Я же растерянно похлопал себя по карманам и с разочарованием отметил, что телефона там нет. Я посмотрел в сторону затухающего пожара, который и забрал все мои вещи. Тут и вспомнил, что перед тем, как задремать, переложил телефон в сумку.
    - Жалко машинку, я её любил. – Он вздохнул ещё раз и посмотрел на меня. - Как ты выбрался?
    - Мне бы и самому хотелось узнать, что случилось на дороге, - я почесал нос и скривился от того, что потревожил подсохшую царапину.
    - Давай присядем где-нибудь.
    Держась друг за друга, мы направились к сломанному дереву, что лежало недалеко от дороги. К тому же затухающее пламя неплохо озаряло это место, и когда кто-то увидит аварию, обязательно остановится, а мы будем рядом. Доковыляв до обочины, я помог присесть водителю на толстый ствол дерева. Сам же остался стоять рядом не решаясь сесть на влажное дерево.
    - На дороге я увидел человека. Он появился внезапно. Уйти от столкновения я не мог, но все равно крутанул руль вправо, машину занесло и бросило в сторону, а потом… - Он замолчал, как будто разыскивая в памяти ответы, - я не помню.
    - Телефон есть? – я посмотрел на водителя, а потом перевел взгляд на догоравший автомобиль.
    - Нет, он был на передней панели.
    - Ты знаешь, где мы находимся?
    Он медленно кивнул:
    - Помню, как проехали Меркуловичи, но где мы сейчас, не знаю, - он согнул руку и достал из кармана мятую пачку сигарет и зажигалку. Дрожащими руками открыл её, вынул сигарету, которая тут же вымазалась в крови и, сунув в рот, подкурил.
    - Как это понять? – я удивленно приподнял брови.
    - Я по этому маршруту езжу каждый день, и не первый год, поэтому уже наизусть выучил местность. Но такого что-то не припоминаю.
    Оглянувшись по сторонам, я ничего особенного в пейзаже не заметил, хотя только сейчас обратил внимание на дорогу. Это была совсем не та, по которой мы должны были ехать. Я заметил, что асфальт был сильно деформированным, и кое-где в нем даже проросла трава. Создавалось впечатление, что по нему уже давно никто не передвигался. Напротив нас, по другую сторону дороги, раскинулось поле, а за нами, наверное, был какой-то водоем. Я ощутил соответствующий запах, а также холод, который исходил от низины.
    - Значит, выжили только мы? – я тоже присел на ствол дерева, спрятав руки в карманы. Холод постепенно давал о себе знать. Адреналин уже не грел тело.
    - На самом деле другим повезло больше. В салоне оставался только ты. Остальные вышли раньше.
    - Ну, хотя бы одна хорошая новость, - сказал я, а потом добавил, – Ты можешь идти?
    - Думаю да, хотя ребра болят. Я вообще поражаюсь, как остался жив, - он пожал плечами.
    - Может быть, тогда нам нужно пойти по дороге? Дойдем до деревни, а оттуда вызовем медиков, - предложил я, понимая, что это единственно правильное решение.
    - Дельная мысль, только вот куда мы выйдем, я не знаю, - он бросил окурок в сырую траву и посмотрел по сторонам.
    - Мы ничего не узнаем, если останемся здесь. А так есть шанс скорее попасть домой.
    - Ладно, пошли. Только помоги мне встать.
    Он протянул мне руку. Перебросив её через плечо, я помог водителю встать.
    Медленно мы вышли на дорогу и пошли на запад - по нашим догадкам, в этой стороне должен быть город, куда мы ехали. Сырая одежда напоминала о себе после несильных порывов ветра. Одни деревья сменялись другими, поле, которое недавно увиделось мне, осталось позади, как и сгоревшая машина, что становилась все меньше и меньше. Мы долго шли молча, каждый думал о своём. И все же я нарушил молчание, чтобы разрядить обстановку.
    - А как тебя зовут?
    - Толя, - он протянул правую руку, я знал, что больше пострадала левая ладонь..
    - А меня Саша, - я пожал его руку, - теперь будем знакомы.
    Небо озаряли тысячи звезд, почти полная луна одиноко висела на своем месте, поэтому передвигаться можно было легко, особо не боясь зацепиться за корни деревьев, которые иногда выходили на поверхность дороги, ломая асфальт.
    - Если мне не изменяет память, через километр мы должны прийти к посёлку Дербичи.
    - Значит, осталось совсем немного, - у меня даже настроение поднялось. Стало теплее на душе, и даже боль в теле казалось не такой ноющей. Выбиваясь из последних сил, мы продолжили путь. Я начал замечать, что за все время, что мы шли, на нашем пути не попалась ни одна машина, и я не увидел и намека на какой-либо свет от фонаря. Мысли в голове всплывали разные, но предательский страх, проникший мне в душу, не собирался её покидать..
    Прошло около двух часов, прежде чем я заметил вдали какое-то сооружение. Скорее всего, я увидел его боковым зрением. Казалось, развязка этой истории уже близка. Это меня и подгоняло, я даже слегка ускорился. Через несколько десятков метров перед нами появился первый дом. Чуть дальше виднелся еще один.
    - Похоже, мы дошли, - у меня внутри все переворачивалось от радости.
    - Не знаю, куда мы пришли, но на тот поселок, о котором я тебе говорил, это совсем не похоже. Что-то здесь слишком тихо, - сказал Толя и прислонился к стволу дерева, что росло недалеко от дороги.
    -Сейчас постучимся в какой-нибудь дом, и нам помогут. А тихо, потому что все спят, наверное. Кстати, который час? - спросил я у Толи, потому, что часы не носил, а телефон, как и все мои вещи, были сожжены.
    Толя приподнял руку и сказал:
    - Часы разбиты, хотя время показывают только 9 вечера, но я уверен, что уже намного больше.
    Мы стояли посреди улицы, на которой расположилось несколько домов; вид у них был жутковатый. Может из-за того, что была ночь, или же от того, что в поселке не горело ни одного фонаря, стены домов казались черными, как будто они все были покрыты копотью. Только сейчас я заметил, что окна этих домов разбиты, и воображение само дорисовывало, что может скрываться за темными проемами. Из палисадников выглядывали ветки разросшихся кустов, а возле дома сорняков было столько, что создавалось впечатление, что они росли сами по себе, и жителей совершенно не интересовали. Не было слышно ни единого звука, даже собаки не лаяли. Только ветер шумел в кронах больших деревьев.
    - Мне кажется, здесь никого нет, - я начал понимать, что это еще не конец, а моя история только начинается.
    - Думаю, ты прав. Мы должны найти дом, где можно переночевать, поесть и как-то обработать раны, - по его голосу можно было судить, что он не удивлен открывшейся картиной.
    - Тогда в твоем распоряжении любой дом, - вспылил я, все мои планы быстро добраться до дома рушились, словно карточный домик.
    - Без паники. Я обещаю, что домой мы попадем, только не сейчас.
    - Извини, - я слегка остыл и понял, что Толя так же расстроился, только не показал этого. - Может, тогда выберем этот дом, он ближе всего. Да и не хочется мне заглядывать в другие, - я показал на домик, который был недалеко от нас. Хотя он особо ничем не отличался от других домов, такой же черный, и своим молчанием он вызывал разные чувства.
    - Хорошо, давай посмотрим, что там есть, - Толя выбрался из-под дерева, отодвинув голые ветки рукой, и на него тот час же обрушился маленький дождик. Он тихо выругался.
    Из земли выступал деревянный столб, и на нем повисла низкая калитка. Я первым вошел во двор. Кое-где забор уцелел, а некоторые кусты уже проросли через него и отбрасывали причудливо-страшные тени. Я медленно брел по направлению к дому. Страх начинал давать о себе знать, поскольку на вид пустой двор мог таить в себе многие опасности. Перед моим взором предстало крыльцо, простые деревянные ступени, которые, учитывая запустение кругом, могли запросто рухнуть под моими ногами. По бокам располагались перила, но сейчас использовать их по назначению мне не хотелось. Я уже был готов сделать шаг, чтобы ступить на мокрое крыльцо, но Толя придержал меня за плечо.
    - Подожди, - он стоял рядом со мной и в руке держал черенок от лопаты, - еще успеешь посмотреть, что там.
    Толя поднял черенок до уровня дверной ручки и слегка толкнул её. Она охотно отворилась. Послышался хруст, и верхняя петля со скрипом отлетела от косяка вместе с несколькими длинными щепками. Дверь накренилась и рухнула на пол, подняв тучу пыли. Это прозвучало настолько громко, что, скорее всего, все, кто здесь мог быть, узнали о нашем присутствии.
    Я вспомнил, что еще в салоне сунул во внутренний карман моей куртки небольшую связку ключей, к которой был прикреплен брелок со встроенным маленьким фонариком.
    Я достал из кармана ключи, которые слегка брякнули в тишине, отстегнул металлический брелок, своей формой напоминающий плоский кусок яблока, и шагнул внутрь, освещая свой путь маленьким лучиком света. Толку от него было мало, луч не озарял всю комнату, а только максимум на два метра от себя. Лучше что-то, чем ничего. Первой комнатой, скорее всего, был коридор. Несколько сломанных стульев в углу, свисающий с потолка на витом проводе пустой цоколь, а на стене я обнаружил единственную вешалку, на которой висела какая-то вещь, возможно, в прошлом бывшая одеждой. Долго не задерживаясь, я побрел дальше, а Толя за мной. Окинув взглядом стены, насколько позволял нам свет, мы вошли в следующую комнату, внимательно глядя себе под ноги. Похоже, перед нами была кухня, это можно было понять по большой печи посреди комнаты. В два разбитых окна пробивался лунный свет, помогая мне лучше разглядеть обстановку. Из мебели одиноко стоял обеденный стол, а на полу валялись куски битого стекла, обрывки обоев и прочий мусор. И, конечно, запах. Запах сырости, гнили и чего-то еще, но как я ни шарил в памяти, не смог понять, чему он принадлежал. Из кухни вели три двери, но ни одна мне не открылась. Это были межкомнатные двери, было видно, что когда-то их покрасили, но теперь краска висела лохмотьями на деревянной поверхности. Посветив внимательнее, я не обнаружил какого-то запирающего устройства, скорее всего, их закрыли изнутри. От таких открытий в голове возникло множество вопросов.
    - Они закрыты, и мне кажется - изнутри, - озвучил я свою догадку, проведя рукой по дереву, от чего хлопья краски осыпались на пол.
    - Думаю, открывать мы их не будем. Если их закрыли, значит, на то была причина.
    Оставив двери в покое, я продолжил свой путь, неспеша передвигаясь по полу. Подсвечивая себе под ноги, чтобы меньше наступать на битое стекло, я все же не сразу заметил большую дыру в полу, поэтому чуть было не упал в нее. Толя вовремя придержал меня. Кажется, это был вход в погреб, который располагался под домом. Я присел недалеко от входа и посветил вниз. Как это часто бывает, в подвал вела массивная и на вид прочная лестница, выложенная из красного кирпича.
    - Похоже, я нашел подвал.
    - Отлично, может, отыщем, что можно съесть. Это нам не помешало бы, - казалось, он даже улыбнулся.
    Переложив фонарь в другую руку, я направил луч по полу возле входа, и меня что-то кольнуло, как будто я увидел нечто важное, но не придал этому значения. Вернув свет к началу входа и внимательнее приглядевшись, я заметил на полу глубокие бороздки. Приблизив фонарь ближе, я провел рукой по деревянному полу. Создавалось впечатление, что эти отметины могли оставить чьи-то большие когти Я посветил на все края деревянного входа, там так же отчетливо были видны эти царапины.
    - Ты это видишь? – пальцами правой руки я тронул эти бороздки, они были довольно глубокими, какая же сила была у существа, что их оставило?
    - Да. Только не пойму, кто это сделал и зачем.
    - Обычно в таких подвалах должна быть крышка, – я снова встал и посветил по сторонам. Недалеко от окна я заметил что-то темное, хотя свет, что пробивался из пустых оконных проемов, теперь мешал разглядеть предмет. Однако я понял, что там лежит. Когда мы подошли ближе, луч осветил мою находку. Это была массивная крышка. Или, проще сказать, то, что от неё осталось. Я взял её в руки. В центре зияла большая дыра. Как будто кто-то очень хотел открыть вход в подвал и решил это сделать весьма оригинальным способом. Массивная деревянная крышка была разорвана, как будто она была сделана из бумаги. Снизу к ней были прикреплены четыре довольно толстые петли, которые также потеряли свою былую форму и сейчас напоминали забавные загогулины.
    - Как-то мне тут не нравится, - на моём лице появилась растерянность.
    - Не хочу показаться трусом, но мне кажется, лучше уж остаться здесь, чем идти обратно на улицу, - выдал Толя.
    - Ты не трус, ты просто здраво мыслишь. Думаю, кто бы ни сделал эту дыру, его здесь уже нет.
    Мне хотелось верить в то, что я сказал, потому что понимал, что легко могу заблуждаться. Выбрав этот дом, я мог, не осознавая того, привести нас в общую могилу. И все же, мне очень хотелось отыскать что-то съедобное в подвале. Бесшумно я положил крышку обратно на пол и вернулся к подвалу.
    Встав на первую ступеньку, я начал спускаться вниз, не забывая светить себе под ноги. Чем ниже я спускался, тем сильнее ощущался неприятный запах. Посветив по сторонам, я увидел несколько деревянных полок, на которых расположились банки с консервацией. Часть банок лопнули, и их содержимое разлилось по полкам, разлагаясь и воняя. Подойдя ближе, я посветил на одну из полок, и среди куч стекла и гнили увидел одиноко стоящую банку, а в ней закатанные огурцы, на вид ещё годные для употребления. Внизу располагалось крупное отделение, скорее всего, бывшие хозяева там хранили картофель. Он и сейчас там лежал, потеряв свою былую привлекательность.
    - Есть что-нибудь? - негромко спросил меня Толя.
    - Да, здесь соленые огурцы, только вот не знаю, можно ли их есть, - засомневался я.
    - Поднимай наверх, там разберемся, - с готовностью отозвался Толя. Он уже сидел на корточках возле входа в подвал.
    Я взялся за банку, пальцами чувствуя конденсат на ней. Стараясь не прикасаться к битому стеклу, я приподнял банку на полке и вытащил ее к себе. Уже собирался уходить, когда краем глаза приметил ещё одну дверь. Поставив банку на ступеньки, я подошел поближе, и, отыскав ручку, потянул на себя. Она свободно раскрылась. С другой стороны двери был массивный засов, который к тому же был залеплен паутиной. За дверью находился туннель, который, как мне показалось, уходил далеко, так как из него тянуло холодом. Легкий сквозняк колебал нити паутины. Я решил оставить на потом исследование этого странного туннеля, а пока стоило заняться огурчиками. Я снова поднял банку, и направился к выходу. Неожиданно в полной тишине услышал вибрацию земли, а потом топот ног. Он донесся с улицы.
    - Ты слышал? – шепнул я Толе.
    - Да,- коротко ответил он, а следом добавил, - похоже, хозяева возвращаются домой.
    Я обернулся, обследуя погреб, и приметил маленькое отверстие в стене, которое предназначалось также и для вентиляции, оно было забрано сеткой. Я надавил на кнопку своего маленького фонаря, отключая его. Тихо, не делая лишнего шума, чтобы не выдать нашего присутствия в доме, я подкрался к этому окошечку и глянул наружу. Хотя и была ночь, но яркая луна на небе помогла мне рассмотреть происходящее во дворе. Сначала ничего особенного я не увидел, мешала трава. Двор был таким же, каким он предстал перед нами сначала. Но вскоре со стороны калитки к дому начали перемещаться несколько теней. Когда тени подступили ближе, я смог их рассмотреть. Похоже, это были люди, они не спеша подбирались к дому. На миг я даже обрадовался, что помощь пришла так скоро. Неожиданно тела согнулись к земле, некоторые как будто упали. Я не сразу понял, что происходит, потому что в реальности такого еще не наблюдал. Теперь это были огромные звери, похожие на волков, хотя и волками их назвать было трудно. Неожиданно перед самым окном остановились две мощные лапы, на них я заметил когти, по длине их можно было сравнить с моими пальцами. К земле опустилась морда этого существа, огромная пасть приблизилась к отверстию и втянула в себя воздух.
    Я все понял. В ту же секунду оно издало жуткий вопль, и я закричал.
    - Толя, быстро в подвал, - сам я рванул к двери, которую увидел совсем недавно, по пути выбросил банку подальше к стене. Она разбилась, и подвал стало окутывать терпким ароматом маринованных огурцов. Толе хватило пары секунд, чтобы оказаться рядом. Раскрыв дверь, я затолкнул его в тоннель, забрался сам и захлопнул ее. Сразу же в тоннеле загорелся неяркий свет. Дикий топот пронесся сверху, в дом вбежало как минимум с десяток этих тварей, они выли, не понимая, откуда идет запах пока ещё живых людей. Совладав с дверью, я задвинул массивный засов в пазы, и мысленно поблагодарил тех людей, которые создали эту дверь. В то же мгновение в неё несколько раз сильно ударили, а потом еще один раз. Я начал бояться, что дверь не сможет выдержать такого натиска. Следом раздался жуткий звук, они принялись царапать дверь, пытаясь проделать такую же дыру, как и в крышке, что лежала возле окна. Толя тронул меня за плечо, от чего я вздрогнул.
    - Что это такое? – в его вопросе слышались нотки страха.
    - Я не знаю, но будь рядом, я не хочу остаться здесь один, - включив фонарик, я повел им из стороны в сторону. - Пошли, - приняв решение, я шагнул вперед.
    Мы попали в узкий коридор, по стенам которого тянулись кабели и собранные в пучки разноцветные провода. Потолок земляной, кое-где с него капала вода, на бетонном полу собирались лужицы. По стене тянулся ряд тусклых горящих круглых ламп.
    – Кто это был? - мы шли, наверное, уже минут десять, и шум постепенно начал стихать.
    - Я не знаю, но мне кажется это…
    - Кто? - перебил меня Толя.
    - Не знаю, сможешь ли ты мне поверить, мне кажется, это оборотни…
    - Что за бред,- он даже усмехнулся,- их не бывает.
    - По-другому я не могу тебе объяснить, как люди, что пришли к дому, стали зверями.
    - Что это за чертово место?
    Я боялся, что дверь может не выдержать натиска этих существ, поэтому старался идти быстро, как будто знал, что впереди нас ждет спасение. Я хотел в это верить. Мы шли уже долго – звуки ударов давно смолкли. Шаги звучали приглушенно, эха не было. Кабели иногда разветвлялись, от них уходили новые провода и прятались в стенах. Коридор, проложенный с небольшим уклоном вниз, несколько раз поворачивал.
    Я не понимал, что это за туннель и куда он ведет. По моим меркам мы гуляли по нему уже пару часов, а картина почти не менялась. Эмоции постепенно улеглись, и я немного успокоился. Начало появляться ощущение, что звери находятся в другой жизни, а я просто прогуливаюсь по тоннелю. Клаустрофобией я не страдал, но все равно эта прогулка давила на психику. Хотелось скорее выбраться наружу.
    Впереди в луче фонаря показалась ещё одна дверь. Подойдя поближе, я увидел, что она также сделана из толстого дерева и к тому же была открыта.
    - Ну что, пойдем туда? – спросил я у Толи.
    - Других же вариантов нет, - буркнул он.
    Эта дверь была копией той, что осталась у нас за спиной. Одно отличие все же я заметил - с задвижкой не успели поработать пауки. За ней оказался такой же туннель, с такими же проводами и небольшими лужицами на полу. Интересно, а мы выйдем из этих туннелей? Назад дороги нет, это точно, к бабке не ходи. Впереди…. А что впереди, нам предстояло узнать. Но мне очень не хотелось умереть, заблудившись под землей.
    Не знаю, сколько прошло времени, когда мы снова подошли к двери. По моим подсчетам, не меньше двух часов. Вздохнув напоследок, и помолившись всем Богам которых знал, я шагнул внутрь, Толя за мной. Как только мы оказались внутри, над потолком вспыхнул яркий свет. Больно резануло по глазам, отчего я прикрыл их руками. Как только зрение привыкло к свету, я смог осмотреть помещение. В нем было пусто и оно напоминало подземный гараж или цокольный этаж какого-то предприятия. Высоко под потолком горели несколько рядов ламп дневного света, стены были выкрашены в темно-зеленый цвет, хотя кое-где краска уже успела облупиться. Я повернулся к двери. На ней также имелся массивный металлический засов, которым я не пренебрёг воспользоваться.
    - Куда это мы попали? – задал вопрос Толя, и его голос эхом отскочил от пустых стен.
    - Я не знаю, – отключив теперь уже совсем ненужный фонарик, я вернул его в карман брюк.
    - Тебе не кажется странным, что эти двери были открыты?
    - Ты о чем?
    - Ну как же. Если эти двери закрываются изнутри, а там, - он указал рукой мне за спину, - эти твари. Ни логично было бы подумать, что здесь должно быть безопаснее? Но те, кто здесь был до нас, почему-то ушли отсюда.
    - Толя, - я повернулся к нему лицом и взглянул в его глаза, - я не знаю, где мы, и что происходит. Но ты прав. Что-то здесь не так. А пока что эти двери спасли нам жизни. И сейчас мы должны понять, что это такое.
    - Ерунда какая-то, - проворчал он.
    Я направился вглубь этого помещения. На полу пыль, крошки битого кирпича и мелкие осколки стекла. Каждый мой шаг в полной тишине раздавался, словно выстрел. Толя задержался у закрытой двери и, спустя пару мгновений, догнал меня. Помещение было не таким пустым, как мне показалось на первый взгляд. В отдельных местах у стены были разбросаны старые автомобильные покрышки и клочки бумаги, какие-то картонные и деревянные ящики. Пара опор, на которые крепился потолок, были частично разрушены, бетон обломками лежал рядом. Коридор закончился большими воротами, наглухо запертыми. Однако в паре метров от них зияло большое отверстие. Туда вполне мог пробраться человек.
    - Думаю, нам стоит узнать, что там, - сказал я как будто сам себе, и, подойдя к отверстию, заглянул в него. Там оказался такой же коридор, только размерами поменьше. Дыра в стене располагалась в метре от пола. Её края окружали куски арматуры, выступающие со всех сторон. Я аккуратно пролез в этот проем и оказался в другом помещении.
    Картина здесь была привлекательнее. Парочка сгоревших машин расположилась на пути, стены почернели от копоти, кое-где на них виднелись следы от пуль, а в конце стены большая потолочная плита обрушилась одним концом и, похоже, открыла нам путь на поверхность. И что больше всего меня радовало, на поверхности наступило утро.
    - Что же тут случилось? - из отверстия возник Толя и был изумлен увиденной картиной.
    - Смотри, - я указал на стену с отметинами от пуль. – Здесь стреляли. Идем, кажется там должен быть выход.
    Под ногами хрустело битое стекло и куски кирпича. Дойдя до плиты и убедившись, что она выдержит нас и не рухнет под ногами, я стал подниматься по ней наверх, и оказался в маленьком магазине. Об этом можно было судить по небольшим холодильным камерам, которые сейчас лежали на «спине», и прочим стеллажам, которые были прикручены к стене, поэтому остались более-менее невредимы. Большая входная дверь мертвым грузом лежала на земле. Через этот проход мы выбрались на улицу. Моему взору предстало несколько типичных пятиэтажек, стоящих поблизости друг от друга. Но они были мертвы. Пустые окна квартир одиноко смотрели своими глазами куда-то вдаль. Одна из построек была полуразрушена, земля была щедро усеяна обломками бетонных плит, стекла и прочего мусора. Из земли торчали разломанные стволы деревьев. Покосившиеся качели, ржавая горка, песочница, ряд вкопанных в землю самосвальных покрышек, маленькая карусель, развалившиеся лавочки - всё это давно пребывало в запустении и напрочь заросло кустарником. И только легкий ветерок, казалось, качал цепи, которые когда-то были качелями.
    - Боже, тут была война? – Толя стоял рядом и не мог поверить в то, что видит.
    Я прошел прямо, петляя между валунами и сломанными деревьями. Посмотрел по сторонам, не забыв то здание, откуда мы вышли. Похоже, выход открыл нам магазин. Многое было разрушено, сожжено и, скорее всего, разграблено. Если только здесь были люди.
    - Я думаю, можно поискать еду в тех квартирах, а может даже найдем лекарства, они нам не помешают, - от этой суеты я совершенно забыл о наших травмах. - Если отыщем в этом хаосе бинты, можно будет перевязать раны, да и обработать их тоже не помешает.
    - Ты прав, - согласился со мной Толя, который все еще пребывал в замешательстве.
    С этими словами я устремился в сторону ближайшей пятиэтажки, которая выделялась из общего числа тем, что в отдельных окнах сохранились стекла. Я внимательнее вгляделся в окна, вспоминая допустимые планировки квартир, и понял, что на третьем этаже в одной из квартир на кухне и в зале окна были в порядке.
    - Давай поднимемся на третий этаж. Видишь, там окна целые, если что, там можно отдохнуть.
    Дверь в подъезд отсутствовала, но проём был отчасти засыпан битым кирпичом и сухой листвой. Мне нужно было лишь переступить через проём дверей подъезда и попасть в пустой дом. Хотя, что он прячет, я мог только предполагать
    - Давай я пойду первым, - предложил Толя и, не дождавшись моего ответа, перешагнул преграду.
    Я пошел следом за ним. На первый этаж вела небольшая лестница. Очутившись там, мы обнаружили четыре входа в квартиры, двери в которые едва уцелели. За ними виднелись разруха и беспорядок. Тишина, царившая вокруг, давила; казалось, никого, кроме нас, в этом городе не было.
    Вдруг впереди, со стороны ближайшей квартиры, раздались шорох и звон. Кто-то задел осколки битого стекла. Из квартиры доносились шаркающие звуки, как будто там кто-то волочил ноги и цеплял ими весь подножный мусор.
    - Там кто-то есть, - шепотом сказал я, когда Толя вознамерился подняться выше по лестнице. Аккуратно ступая по полу, стараясь не производить шума, я подошел к дверному проёму. Скорее всего, это была типичная двухкомнатная квартира простой планировки. Стоя в прихожей, я окинул комнату беглым взглядом. Мрачная обстановка покинутого в спешке жилья. Первым шел коридор, и из него вели три выхода: на кухню, в зал и в комнату. Большая часть истлевших вещей, покрытых слоем грязи и пыли, была раскидана на полу небольшой комнаты. Умом я понимал, что совершаю ошибку. Нельзя вот так, поддавшись мимолетному глупому желанию, отправляться туда, где, по всей видимости, ничего хорошего тебя не ждет. Но, не смотря на реальную угрозу, я продолжал путь. Шуршание повторилось. Оно отвлекло меня от мыслей и вернуло в реальность. Оглядевшись вокруг в поисках защиты я увидел кусок стальной трубы, что лежал на полу рядом с плинтусом. Я быстро поднял его и стиснул в правой руке. Неторопливо продвигаясь вглубь квартиры, я прошел мимо кухни и заглянул в зал, который, как ни странно, оказался пуст. В окне ещё торчали немалые куски разбитого стекла, в кухне же ветром давно унесло сгнившие деревянные створки. Когда я добрался до последней комнаты, то обнаружил дверь. Среди всего этого хаоса она выглядела не такой трухлявой и была немного приоткрыта. Подняв трубу до уровня дверной ручки, я толкнул дверь, одновременно отступая на пару шагов назад. Она нехотя открылась, и в комнате я увидел человека. Он стоял ко мне спиной, а дневной свет, пробивающийся из грязного окна, хорошо его освещал. Он был полуобнажен, в каких-то обносках, которые когда-то были штанами. Во многих местах спину и плечи покрывали рубцы от закрывшихся ран. Он стоял босиком на полу, покрытом битым стеклом, но, похоже, это его не заботило.
    Внезапно существо повернулось ко мне, и я отчётливо увидел его морду. Она смахивала на отбивную, кровь на которой давно засохла, верхняя губа отсутствовала и обнажала жуткие зубы. Зрелище было страшное. Но глаза… Они оставались человеческими. Похоже, серыми. Он смотрел на меня таким взглядом, словно просил о помощи.
    - Уходи, - эта простая фраза прозвучала в моей голове, и мне почему-то сразу стало понятно, кто её сказал. Теперь человек повернулся ко мне всем телом и начал принюхиваться, - Уходи, - я снова услышал эту фразу, и понял, что мне грозит опасность. Особого приглашения мне не требовалось, поэтому я начал медленно отступать назад, не теряя из виду этого человека. Как только я вышел обратно в коридор, то попытался броситься наружу из квартиры, но тут же был атакован сзади. Я почувствовал сильный толчок в спину и благодаря ему вылетел из квартиры. Лестничные перила подарили мне металлический поцелуй в плечо, отчего я упал на спину. Краем глаза я заметил торчащий из перил длинный прут. А ведь я легко мог быть нанизан на него, словно кусок мяса на шампур. Тут же я увидел зверя, что в прыжке стремительно приближался ко мне. Единственное, что мне оставалось, это выставить перед собой стальную трубу. И это стало моим спасением. Казалось, время замедлилось, и все происходящее вместе с ним. Огромная тварь, какая-то немыслимая смесь волка размером с быка, покрытая густой черной шерстью, с чудовищным оскалом летела на меня, а я пытался защититься от него небольшой трубой отопления. Наверно сегодня судьба была ко мне благосклонна. За секунду до смертельных объятий с этим существом я успел откатиться, а труба, которая уперлась в углубление пола, мгновенно вошла в его жуткую пасть. Раздался страшный хруст. Из пасти полилась кровь, зверь выл и тряс головой, пытаясь выбросить трубу, которая застряла в его глотке и не собиралась так легко выходить. Я был в метре от зверя. Из-за страха я как будто прирос к этому месту. Тут подоспел Толя. В руках у него был кусок кирпичной кладки, состоящий из нескольких кирпичей и цемента. Его он и обрушил на голову зверю. Раздался хруст костей, и зверь, как подкошенный, упал на пол. Камень раскололся о трубу, которая вышла из его головы. Еще несколько мгновений зверь дергался, а потом затих. Я посмотрел на Толю, и поблагодарил Бога, если он есть, за спасение моей жизни.
    - Ты как? – Толя обошел зверя и протянул мне руку.
    - Спасибо. Чуть было не стал шашлыком - Я покосился на металлический прут, который сейчас немного раскачивался. Видимо, кто-то из нас его зацепил. Я попытался встать. Болели плечо и спина. Майка сзади начала промокать, наверное, зверь все же меня достал.
    Неожиданно зверь начал шевелиться, или же это были последние конвульсии.
    - Уходим, - Толя потянул меня за собой на выход. Мы успели выбежать на улицу, и буквально лицом к лицу столкнулись с несколькими людьми. Они были в черной военной одежде, и мне показалось, что это были бойцы ОМОНа. Автоматы были в боевой готовности и направлены в нашу сторону. Не успела эта мысль хорошенько зацепиться в моей голове, как я тут же почувствовал слабый удар в бедро. Я успел заметить маленький дротик в ноге. Мгновенно день стал ночью, и я отрубился.
    В голове медленно нарастал гул, я не мог понять, из чего он состоит, казалось, словно много людей одновременно начали о чем-то говорить, а мне на голову положили подушку. Постепенно гул становился все четче, и возникало ощущение, что я мог различать некоторые слова, только смысла в них я не находил.
    Неожиданно мое тело дернулось, что и вернуло меня в реальность. Открыв глаза, первое, что я увидел, были лампы дневного света, которые тускло светили под потолком. Под спиной я ощутил мягкость кровати, да и присутствующий в воздухе какой-то медицинский запах подсказывал мне, что я могу находиться в палате медучреждения. Я протянул руку, чтобы проверить свое правое плечо, ведь именно им я с размаху врезался в лестничные перила. Пальцы нащупали бинты; приподняв голову, я обнаружил, что лежу пол легким одеялом. Я откинул одеяло и сел на кровати, свесив ноги вниз. На мне осталось только нижнее белье, живот был перебинтован. Тут же вспомнился толчок в спину от того существа. Я осмотрелся и рядом с кроватью обнаружил простенький стул, на нем стопкой лежала одежда. Подойдя к нему, я взял первую попавшуюся вещь. В целом одежда была не новой, но чистой и сухой. Своих вещей я не нашел. Да и, скорее всего, куртка пришла в негодность. Медленно я натянул на себя темную майку, которая подошла мне по размеру. Здесь же нашлись черные брюки и свитер, похожие на облачение тех людей, которые в нас стреляли. Одеваясь, я заметил с другой стороны кровати небольшую тумбочку. На ней лежали предметы, которые были в моей куртке. Бумажник, связка ключей, маленький брелок, что нас выручил, очки, у которых была сломана дужка и разбиты линзы. Повертев в руках очки, я вздохнул и вернул их обратно. Они мне нравились, сколько раз я собирался купить для них футляр.
    Я подошел к окну. На нем была большая решетка, сваренная из толстой арматуры. Небо было пасмурным. Пейзаж за окном был ещё тот. Казалось, здесь действительно была война. Окно выходило на городской пейзаж. Сломанные деревья, покалеченные автомобили, где-то они стояли просто раскрыв дверцы, другие же были впечатаны в уличные столбы или стены ближайших зданий. Повсюду мусор, обломки бывших скамеек и осколки стекла, которые, видимо, падали из окон ближайших домов. Эта комната, скорее всего, располагалась на уровне 4 - 5 этажа, поэтому картина была хорошо видна. Некоторые здания были разрушены.
    В это время дверь открылась и в палату вошел мужчина. Он так же был одет в черный камуфляж. На вид ему было не больше пятидесяти. Высокий, коротко стриженный, усы, бороду и виски заметно тронула седина. На ремне ничем не скрытая кобура с пистолетом.
    - Хочу сразу принести наши извинения за не очень нетёплый прием. Но, сами понимаете, мы должны были в вас убедиться, – вместо приветствия начал он, навесив на лицо извиняющуюся улыбку.
    - Это вы о дротиках со снотворным? - спросил я и вернулся к кровати, спину начало немного пощипывать и это доставляло неприятные ощущения.
    - Да. Мы боялись, что вы одни из них. Поэтому пришлось прибегнуть к некоторым анализам, чтобы проверить, есть ли в вашей крови вирус. Меня зовут Василий Игнатов, я представляю нашу колонию выживших.
    - Выживших…, - я попытался продолжить, но он поднял руку, требуя не перебивать.
    - Первым делом, я хотел бы узнать, как вы попали сюда? - он оперся о стену и, скрестив руки на груди, дал понять, что слушает меня.
    - Я полагал, что могу здесь найти ответы, - я удобнее уселся на кровати, понимая, что разговор будет длинным.
    - И всё же, - он посмотрел на меня изучающим взглядом, как будто я был неким интересным экземпляром. Что-то странное было в нем, но я не мог понять, что. Я молчал, не зная, с чего начать, к тому же я не знал, где Толя - в силу сложившихся обстоятельств доверять я мог только ему.
    - Это оборотни? – я решил не сразу раскрывать свои карты и перевел разговор в другое русло, нужное мне.
    - Не совсем, - он вздохнул, и на его лице появился некий оттенок грусти. - Хорошо, давайте я расскажу вам о нашем мире.
    Человек поставил напротив кровати стул и сел на него.
    - Ваш друг был более разговорчив, возможно, потому, что старше.
    - С ним все в порядке?
    - Да. Мы поместили вас в раздельные комнаты, чтобы провести кое-какие анализы, - он промолчал пару мгновений, как будто собирался с мыслями и продолжил, - Существо, которое вы встретили в том доме, было заражено Х - вирусом. Это произошло два года назад. Сначала были единичные случаи. Никто не придал этому значения. В нашей стране, в разных городах начали происходить странные убийства, они не попадали в рамки обычного криминала. Когда к ним присмотрелись, нашли много общего, но никто не мог понять, что стало причиной происходящего. Только потом стало ясно. Это был вирус, который поражал только человека. Распространялся он тактильно. И когда проникал в человека, последний начинал постепенно мутировать. Но это было сложно понять. Мы смогли выявить инкубационный период, он составлял всего 10 дней, после человек становился неким подобием волка.
    - Я ничего такого не слышал. Как такое могло пройти незаметно, - я искренне удивился, - Конечно, весть о появление вируса могла вызвать панику среди населения, и, думаю, правительство сделало бы все, чтобы этого не допустить. Но убийства не прошли бы незамеченными.
    - Это сложно понять, но, мне кажется, вы не осознаете, где находитесь.
    - О чем вы?- я удивленно поднял брови. Хотя, если всмотреться в пейзаж за окном, наверное, и дурак понял бы, что здесь что-то не так.
    - В вашем бумажнике я нашел автобусный билет, который вы получили…
    - Вчера, - я перебил его, потому что боялся услышать то, о чем подсознательно начал догадываться.
    - Как по-вашему, какой сейчас год?
    - Что за глупые вопросы, там все написано, 2011, конечно.
    - Это нас и удивило. Вы когда-нибудь слышали про многогранность миров?
    - Конечно, я много читал об этом, но я не понимаю, к чему вы клоните.
    - Именно в то время, когда в наш мир попал Х-вирус, ученые были готовы сделать масштабное открытие. Они смогли найти способ проникать в другие, параллельные миры. Ведь это давало много преимуществ. Это как разные страны, они могли бы сотрудничать и делиться знаниями. Но внезапно все прекратилось. Как стало потом известно, они действительно открыли проход в один из миров и снарядили туда группу ученых в сопровождении охраны. Но они пришли ни с чем. Оказалось, мир, в который они попали, больше не существовал в нашем привычном понимании. Там не обнаружилось живых существ.
    Вторая экспедиция должна была пройти через три дня, пока же всех участников проверяли на побочные эффекты от перехода. Ничего не выявили, потому что не там искали. Они принесли с собой вирус, а после он начал передаваться через касания.
    Через десять дней, когда он себя проявил, было слишком поздно.
    - А что же касается меня…
    - Мир, который открыли наши ученые, был полностью уничтожен. Значит, вы пришли к нам из третьего. Значит, где-то есть «окно». И его нужно закрыть.
    - Все это выглядит…
    - Неправдоподобно? Да, вас можно понять, но если вы сопоставите все факты, все встанет на свои места.
    - Значит, Толя был прав, когда не узнал дорогу, - сказал я и посмотрел в окно, – И как вы хотите это сделать? – мне казалось, что это какой-то глупый розыгрыш, если бы только не повязка на моей спине.
    - Таким же методом, как ученые закрыли погибший.
    - А разве они уцелели? Ведь если вирус передается через касания, то они должны были первыми погибнуть.
    - Вы правы, но одному все же удалось выжить, - он посмотрел на меня таким взором, что я все понял.
    - Вы?
    - Да, раз уж мы уничтожили свой мир, я бы хотел попробовать спасти ваш. Для этого мне нужно понять, где вы оставили вашу машину.
    - А зачем спасать наш мир, еще вчера с ним все было в порядке.
    - Вы попали в аварию, из-за того, что на дороге внезапно появился человек. Мы склонны полагать, что как раз через это окно в ваш мир проник мутант. Но он был убит. Если смог один, сможет и другой.
    - И что дальше?
    - Мы отправимся группой до этого места и попробуем найти «окно».
    - А что будет с нами?
    - Когда мы окажемся там, я постараюсь всё исправить, - он встал со стула, - пока вам нужно отдохнуть. В пять инструктаж, в шесть вечера выходим.
    - Я могу увидеть Толю?
    - Через три часа, - он вышел из комнаты, и я остался один на один со своими мыслями.
    Наверное, впервые за все время наших путешествий, я остался один, и, казалось, мне не грозит опасность. Я снова подошел к окну и стал всматриваться в него, хотя не замечал картины. В это время дверь снова открылась, и в комнату вошла молодая девушка, на ней также был черный костюм, который подчеркивал правильность её тела. Темные волосы ложились на её плечи, а в глазах можно было увидеть искренность. В руках она держала поднос. Даже на таком расстоянии я уловил запах еды, от чего все мысли отошли на задний план. Я даже не предполагал, что так сильно проголодался. Она подошла к тумбе и поставила на неё поднос.
    - Вы не должны ему верить,- она стояла ко мне спиной. Я сразу понял, о ком она говорит.
    - Почему? – я подошел к ней ближе, и девушка повернулась ко мне лицом. Она была красива, ничто не говорило о том, что я в другом мире. Она была таким же человеком, как и я. Прямые волосы мне всегда нравились. И глаза её были приятного голубого цвета.
    - Многие ему не доверяют. Мы не верим в то, что он говорит, - было видно, что она беспокоится, опасливо посматривая на дверь.
    - И что он говорит?
    - Он хочет вернуть в наш мир былое величие.
    - Как? – удивился я.
    - Не сейчас. Твой друг рядом, а в группе будут люди, они вам помогут - за дверью послышались какие-то шаги, мы оба обернулись в сторону двери, – Мне пора, держи, - она положила мне на руку два ключа, которые были соединены маленьким колечком, и быстро ушла. Как только дверь за ней закрылась, я снова остался один. Нетрудно было догадаться, чего она хотела, но что, если она ошибается? Да и как я могу ей доверять? Игнатов сказал, что в пять вечера мы выдвигаемся, и у меня ещё есть время все обдумать. И от каких дверей эти ключи?
    Я решительно подошел к двери этой комнаты и, выбрав наугад один из них, вставил в сердце замка. Я уже понял что, не смотря на лояльность к моей персоне, и на то, что я не был пленником, дверь постоянно держали закрытой. Ключ легко вошел и так же легко отрыл эту дверь. Отодвинув ее, я осторожно выглянул наружу. Это был обычный коридор. Скорее всего, мы могли находиться в административном корпусе. По бокам коридора тянулись одинаковые двери. Я вышел в коридор, убедившись, что там никого нет. Под потолком расположились лампы дневного света, некоторые из них неприятно мигали. Осторожно ступая по бетонному полу, я продолжал двигаться крайне тихо и аккуратно, хотя не знал, что я там найду. Двери, окружающие меня, были сделаны из дерева и окрашены в одинаковый темно-коричневый цвет. Кое-где еще сохранились таблички «Отдел кадров», «Бухгалтерия». Но вот одна из дверей меня привлекла, она не была закрыта до конца, поэтому меня заинтересовали голоса, доносящиеся оттуда. Подойдя ближе, я заметил табличку «Директор» и внутренне усмехнулся. Если судить по разговорам, там находились два человека, но я мог ошибаться. Первый голос мне уже был знаком, это был Игнатов, и он нервничал.
    - Все готово для похода?
    - Да. Группа будет состоять из шести человек. Думаю, этого достаточно. Вы, эти двое и трое лучших бойцов. Волки для вас будут не страшны. К тому же, можно пустить в след парочку гибридов, они сильнее уличных.
    - Нет, еще рано их выводить в свет. Что с «окном»?
    - Мы почти собрали устройство по чертежам, что вы нам дали. Думаю, к назначенному времени оно будет готово. Как только вы найдете окно, нам нужно будет расширить его до определенных параметров, тогда будет проще нам войти.
    - Это хорошо. Мне уже осточертело здесь находиться. Я хочу привести мой народ к лучшему, к тому, что он заслуживает.
    - А что вы сделаете с этими двумя?
    - Как только они приведут нас на место, лишний балласт нам больше не потребуется.
    То, что я услышал, никак не сходилось с тем, что мне говорил Игнатов. Теперь было понятно, что он ведет двойную игру с нами. Нужно было срочно разыскать Толю, только ему я мог доверять. Тут я вспомнил про второй ключ, девушка говорила, что он может быть рядом. Я осторожно вернулся к комнате, из которой вышел, и обнаружил рядом еще одну дверь. Отыскав в кармане ключи, я вставил второй в замочную скважину и повернул. Пробравшись в комнату, я сразу же увидел Толю на кровати. Увидев меня, он встал и подошел ко мне. Над ним тоже неплохо поработали, мелкие царапины были обработаны йодом, а более серьезные заклеены пластырем.
    - Рад тебя видеть, - он подал руку для приветствия, – Выглядишь лучше.
    - Ты тоже неплох. Мне нужно с тобой поговорить, - я отвел его от двери и усадил на кровать, – У меня плохие новости. Что тебе рассказал Игнатов?
    - Видимо, то, что и тебе. В пять мы идем в поход до моей машины. Я уже устал от этих путешествий. Я хочу домой, - он улыбнулся.
    - Они не будут закрывать окно.
    - Как? – Толя уставился на меня, и улыбка тот час же ушла с его лица.
    - Они хотят расширить его, пустить в наш мир этих зверей.
    - Ты про этих мутантов? Но какой смысл, чего они хотят?
    - Я не знаю, но мне кажется, они смогли создать таких же зверей, только ручных. Что, если они хотят повторить подвиги Гитлера? Подумай сам, если хоть одна тварь попадет в наш мир, через какие-то пару недель он станет таким же, как и этот.
    - Нас убьют, - перебил меня Толя, теперь он был зол.
    - Да.
    - Тогда мы должны выбираться отсюда.
    - Без оружия мы бессильны против них. В отряде будет шестеро: нас двое, Игнатов, и трое бойцов. Одна из них мне помогла тебя найти. Игнатов думает, что мы ничего не знаем, поэтому не поведет нас без оружия. В подходящий момент мы сможем улизнуть.
    - А что делать с окном? Даже если мы сбежим, они сами смогут найти его. Я примерно рассказал, где машина. Тогда они расширят его и без нас.
    - Девушка, что будет в отряде, рассказала о группе сопротивления. Думаю, они смогут нам помочь.
    - Что ж, хорошо, надеюсь, все будет так, как ты говоришь.
    Я вернулся в свою комнату, лег на кровать, потому что рана на спине давала о себе знать, и стал ждать. Долгое время я оставался один. За окном иногда раздавались выстрелы, казалось, моя прежняя жизнь больше никогда не вернется ко мне. Вскоре со стороны двери послышались щелчки открываемого замка, и в комнату вошел мужчина. На нем были простые камуфляжные брюки и серый свитер.
    - Привет, - он улыбнулся, пытаясь сразу же расположить меня к разговору.
    - Привет, - я не знал, кто теперь для нас друг и мог ли ему верить, поэтому так же улыбнулся.
    - Ты должен переодеться. Поэтому иди за мной, - сказал он и жестом показал на дверь.
    Я встал с кровати и направился к выходу. Человек подождал, пока я выйду из комнаты, и просто прикрыв дверь, пошел по коридору. Пропустив пару комнат, мы подошли к двери, где на табличке было гордо написано «Актовый зал». Он достал из кармана брюк связку ключей и отрыл дверь.
    - Проходи.
    Я вошел в большую комнату. Конечно, это не был актовый зал в привычном понимании, со сценой, рядами кресел и специфической акустикой. Нет. Это была просторная комната с одним большим окном, которое также было забрано решеткой. Вдоль стен располагались шкафы и стеллажи, на них покоилось оружие разного вида. Я прошел мимо полок, где лежали пистолеты и автоматы, ничем не отличавшиеся от наших российских разработок.
    - Кстати, отдай мне ключи, - тихо произнес мужчина. Я обернулся, не зная как реагировать, и только хотел сделать удивленный вид, поясняющий, что ни о каких ключах я и знать не знаю. Но он подошел ко мне почти вплотную и сказал:
    - Ты можешь мне доверять, я знаю, кто их тебе дал, и моя задача сейчас как можно лучше оснастить вас в плане безопасности.
    Я сунул руку в карман, достал ключи и положил в его раскрытую ладонь. Получив их, мужчина сразу же добавил в связку к остальным.
    – Так, теперь начнем. Можешь называть меня Иваном.
    Он подошел к одному из шкафов и потянул на себя дверцу, в шкафу висели куртки и комбинезоны разной раскраски и размеров. Он достал один из них и подал мне.
    - Это модифицированный комбинезон "западного" образца. В подкладку вшита кольчужная сетка, она даст тебе дополнительную защиту от огнестрельных и кусаных ран. Скоро ты оценишь защитные и мобильные качества этого костюма. Наденешь его наверх.
    Приняв костюм, я начал быстро одеваться. Для меня было непривычно облачаться в такую форму. Как ни странно, костюм мне подошел по размеру. Вскоре Иван подал мне ремень с множеством разнообразных углублений и ремешков, теплые армейские ботинки и рюкзак. Я быстро переоделся.
    - Так, - он осмотрел меня, и пошел к стеллажам, - теперь решим с оружием.
    Он пропустил пару стеллажей и, остановившись у одного и взяв в руку пистолет, лежащий на одной из полок, повернулся ко мне.
    - Смотри, это пистолет Файв-Севен, особенностью этого оружия является патрон калибра 5.7мм с остроконечной пулей, которых в магазине 20 штук. Здесь, - он провел пальцем по направляющим под стволом, - полимерная рамка для крепления тактического фонаря. Но он тебе не нужен. Стандартный вариант, имеет УСМ двойного действия. Механических предохранителей нет. При нажатии на спусковой крючок сначала сжимается пружина ударника, затем происходит спуск ударника с боевого взвода. Это позволяет носить пистолет готовым к стрельбе.
    Он передал мне оружие. Забросив на плечо рюкзак, который до сих пор держал в руке, я принял моё первое оружие и даже слегка удивился его весу, наверное, около килограмма, хотя нет, все же чуть меньше. Казалось, что пистолет игрушечный. Но, повертев его в руках, я отметил про себя, что с ним проснулась уверенность и еще какое-то чувство, которое я до конца не понял.
    В следующее мгновение в руках Ивана появилась две кобуры с ремешками.
    - Одевай на бедра, разберешься, как, - он протянул мне их, я отложил в сторону пистолет и принялся защелкивать ремни вокруг каждой ноги, потом взял оружие и спрятал его в кобуре.
    - Он не заряжен, давай сюда - в правой руке был еще один такой же пистолет, а в левой шесть небольших коробочек с патронами, которые он сразу же положил на полку стеллажа.
    Я немного улыбнулся, поняв комичность ситуации, и, вытащив пистолет из кобуры, передал его Ивану.
    - Ложи патроны в рюкзак, я пока займусь пистолетами.
    Я взялся за лямку рюкзака и стянул его на пол. Опустившись на колено, принялся класть в него патроны.
    -Кстати, - он отдал мне два пистолета, которые чуть потяжелели, и я постарался аккуратнее заправить каждый в кобуру, – Нужны еще наколенники.
    Через пять минут я стоял уже с защитой на ногах и внимательно слушал, что мне говорит Иван. Еще около получаса он показывал мне, как заряжать и менять магазины и вставлять патроны. А также ускоренно посвящал меня в азы стрельбы. Мой рюкзак постепенно укомплектовывался.
    К назначенному времени мы спускались по лестнице, которая вела, должно быть, на первый этаж. Как только мы очутились в холле, я заметил небольшую группу людей. Они стояли в центре холла, недалеко распологался неработающий фонтан, который представлял собой огороженный бассейн, в диаметре около трех метров, в центре которого торчало несколько металлических труб. Я огляделся. Как мне и показалось сначала, это был действительно административный корпус. Скорее всего, на этом этаже по проекту располагались большие окна, которые теперь были загорожены металлическими листами. Недалеко от каждого окна расположились по два бойца с автоматами на плечах. С инструктором мы подошли к группе, в которой я сразу же заметил знакомые лица. В центре стоял Игнатов. «Как же, - подумал я, - ведь он и есть голова». Рядом с ним стояла та девушка, в комбезе она выглядела куда красивее. Волосы собраны в пучок и спрятаны под черной банданой. За спиной рюкзак, а на бедре кобура с пистолетом. По бокам от неё и Игнатова стояли два бойца, выглядели они под стать названию. Два крупных мужика в черных костюмах, а за плечами внушительного размера автоматы, в которых я сразу узнал не простое оружие, а «автоматно-гранатометный комплекс» под названием «Гроза», который можно и в штурмовой автомат, и в карабин, и в гранатомет превращать. Причем из первого в последний - всего лишь с помощью простого движения. Чуть в стороне стоял Толя. Его одели, так же, как и меня. На его плече стволом вниз висел АКМ.
    - Хорошо, что вы так быстро спустились. Настало время познакомить вас с нашей командой. Это Гера, хороший боец и ученый. К тому же она моя дочь.
    Я глянул на девушку, она была сосредоточена, а взгляд теперь казался отрешенным. Странно, что дочь идет против своего же отца. Хотя, я думаю, на это у неё есть веские причины.
    - Костя, - он указал рукой на бойца, что стоял возле него.
    Присмотревшись к нему, я не стал бы называть его таким громким словом «боец». На вид ему было около тридцати лет, высокий, со светло-русыми волосами и такими же бровями. Глаза с неким прищуром. Хотя на деле я, конечно, ошибался, поскольку если бы Костя не был воякой, он не стоял бы сейчас здесь.
    - А это Дима, - боец сам приподнял руку в приветствии. Коротко стриженный, можно даже сказать, с небольшой лысиной, здоровяк, он больше подходил для защиты и отпора любым проблемам. По возрасту он явно был старше своего напарника.
    Распределив места, мы двинули за Игнатовым. Сначала мы прошли по тому же холлу и дошли до двери, над которой была табличка «технические помещения». Дверь легко отворилась, и мы по очереди начали спускаться по лестнице в подвал, где горели ряды тусклых ламп. Из подвала начинался длинный коридор. Я бросил взгляд на Толю - он был сдержан, но, глянув в мою сторону, слегка улыбнулся. Мне совсем не хотелось идти в тоннели, потому что еще свежи были воспоминания о той заброшенной деревне. Игнатов был нашим проводником, он смело прошел по коридору, который скоро закончился небольшой дверью, рядом с которой также стояли два бойца.
    - Как там? - коротко бросил Игнатов.
    - Чисто, - пробубнил один из бойцов.
    - Отлично, скоро все закончится, - значительно произнес он и открыл дверь. Когда мы все выбрались наружу, я отметил про себя, что солнце еще не село, но осень даже в этом мире никто не отменял. Казалось, мы стояли во дворе какого-то предприятия, где администрация стала базой группировки Игнатова. Двор хоть и был когда-то заасфальтирован, но теперь на территории было много мусора, вывороченных кусков асфальта, грязи и луж, а также повсюду лежала опавшая листва, которую, естественно, никто не убирал.
    - Наша первая задача - выбраться из города, так что будьте внимательны и особо не высовывайтесь. Двигаемся в следующем порядке: Костя первый, я следом, после вы, - он указал на нас рукой, - Гера и Дима замыкающие. Дистанция три метра, - сказал Игнатов и направился вперед.
    Мы вышли на улицу. Похоже, мы были в центральной части этого города, потому что перед нами раскинулась широкая улица, большая часть которой была заставлена брошенными машинами. От многих остался только ржавый металлический каркас. Неожиданно где-то не так далеко послышался шорох, и на противоположной стороне улицы появился человек. Я уже видел такого, грязного, в обносках. Моя рука потянулась за пистолетом.
    - Не суетись, - сказал Дима, который бесшумно оказался возле меня, - он не нападет. Они хоть и звери, но разум до конца не потеряли. Знают, что здесь легко можно получить пулю в лоб. Дальше будет сложнее.
    Человек скрылся так же неожиданно, как и появился. А мы начали свой путь по этой улице. С двух сторон попадались постройки в два этажа, но были и пятиэтажки. Вдоль дорог, покрытых асфальтом, тянулись газоны с высохшей травой, росли деревья. В городе было на удивление тихо и, хотя теперь я мог рассчитывать на помощь других людей, все равно я никак не мог осознать реальность происходящих событий. Продвигаться было проблемно. К тому же ноша за спиной весила прилично. Я вспомнил мой старый школьный рюкзак. В него приходилось запихивать учебники, причем все они как один были похожи на толстые энциклопедии. Таким рюкзаком хорошо было пробивать лед на зимней речке.
    Костя двигался метрах в пяти впереди. Рядом с ним шел Игнатов. Приходилось постоянно обходить машины, где-то взбираться наверх. Постоянно казалось, что проржавевший каркас автомобиля может не выдержать веса и рухнуть под тобой. Когда же ходьба с препятствиями закончилась, мы оказались на небольшой городской площади. Внешне она ничем не отличалась от нашей. В центре стоял памятник какому-то человеку, и мне показалось, что я увидел Ленина, но, присмотревшись, понял, что это не он. Недалеко от него раскинулся парк с высокими соснами и вечнозелеными елями. Наверно, увидев моё изумление, Игнатов отстал от бойца и поравнялся со мной.
    - Что-то не так? – поинтересовался он.
    - Мне все больше кажется, что наши миры мало чем отличаются, - высказал я своё предположение.
    - Я думал об этом. Раньше. У нас была такая гипотеза, - он перевесил свой автомат наперед, - что существуют миры, которые повторяют друг друга, но одновременно и не похожи.
    - Это как? – поинтересовался я и поискал взглядом Толю, он о чем-то переговаривался с Герой.
    - Основа гипотезы была в выборе, который постоянно стоит перед каждым человеком, - он смотрел вперед, не отвлекаясь на меня, как будто разговаривал сам с собой, – К примеру, ты собираешься ехать на работу. Можешь взять такси, или поехать на автобусе, пройтись пешком, а можешь и вообще остаться дома. Но ты выбираешь один вариант, и берешь, к примеру, такси, и сценарий твоей жизни развивается дальше с учетом того выбора, который ты сделал. Но в других мирах ты можешь выбрать автобус, или остаться дома, поэтому и жизненные сценарии будут другими.
    - Забавно, - я усмехнулся и поправил лямки рюкзака, все же отвык я от них, - а я всего лишь хотел поскорее приехать домой.
    Игнатов посмотрел на меня, но в это время Костя остановился и поднял руку. Мы поступили так же.
    - Что там? - негромко спросил я и посмотрел на Костю в ожидании. Он присел и глянул в оптику автомата. К нему подошел Игнатов.
    - К нам гости, - коротко сказал боец. Я посмотрел вперед и заметил вдали несколько человек, они двигались со стороны парка. И хотя наш путь не лежал через эту территорию, мы его огибали по широкой дуге, но, похоже, те люди этого не понимали. Да и вряд ли они были настроены, чтобы побеседовать с нами. Их было четверо. Нас разделяло еще около трехсот метров, как неожиданно они согнулись, потом вытянулись, и вместо людей там оказалось четверо зверей. Они не стали ждать приглашения и бросились в нашу сторону. Костя дал несколько коротких очередей. Одна тварь опрокинулась на спину и завыла, закрутилась на месте и вскоре затихла. Тут же подбежал Дима, на ходу готовя свою «Грозу» в боевое положение, и сразу же выстрелил. Один зверь споткнулся и упал, остальные двигались дальше, стремительно приближаясь. Я быстро достал из кобуры свой пистолет. Согнув руку в локте, левую под запястье правой, как учил меня Иван, прицелился и нажал на спуск. Пистолет резко дернулся в руке. Два зверя как будто споткнулись и, упав на асфальт, немного проехали по инерции. В моей голове мелькнула мысль: «неужто я попал?», потому что поверить, что я смог с первого выстрела завалить зверя ну никак не получалось. Скорее всего, моя пуля ушла в неизвестность, а зверей скосила очередь из автомата Димы. Оставался один, здоровый. Темная густая шерсть, а под ней гора мускулов. Он подбежал совсем близко и прыгнул на Диму, повалил его на асфальт, в ту же секунду сильным ударом лапы зацепил Костю, который не решился стрелять, потому что была в

    0


    Ссылка на этот материал:


    • 0
    Общий балл: 0
    Проголосовало людей: 0


    Автор: Волк Александр
    Категория: Фантастика
    Читали: 43 (Посмотреть кто)

    Размещено: 22 июля 2014 | Просмотров: 120 | Комментариев: 1 |

    Комментарий 1 написал: Петра Верховенская (23 июля 2014 08:56)
    Страшно) Сюжет современного кино!

    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2018 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.