«    Июль 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус | Партнеры--



Сейчас на сайте:
Пользователей: 4
barmaglot Filosofix
Ivan_Al Lusia

Роботов: 1
Googlebot

Гостей: 26
Всех: 31

Сегодня День рождения:

  •     Eroshkun (16-го, 20 лет)
  •     gellety (16-го, 31 год)
  •     Gr0m1990 (16-го, 28 лет)
  •     Lileslava (16-го, 20 лет)
  •     Дмитрий Гаев (16-го, 25 лет)
  •     темненькая (16-го, 25 лет)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Дискуссии О культуре общения 101 Герман Бор
    Стихи молчание - не всегда золото 250 Filosofix
    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 1862 Кигель
    Флудилка Время колокольчиков 198 Герман Бор
    Флудилка Курилка 1954 Герман Бор
    Обсуждение вопросов среди редакторов сайта Рабочие вопросы 517 Моллинезия
    Флудилка Поздравления 1635 Герман Бор
    Стихи ЖИЗНЬ... 1600 Lusia
    Организационные вопросы Заявки на повышение 775 Моллинезия
    Литература Чтение - вот лучшее учение 139 Lusia

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    Окно Часть 3 "Замена ценностей"

    Когда микроавтобус свернул с проселочной дороги, выезжая на шоссе, я никак не мог поверить в реальность происходящего. Где-то там, совершенно в другом мире остались мутанты и то зло, что они несли в себе. А мы наконец-то вернулись домой. Теперь можно будет наладить свою жизнь. Как часто я думал об этом моменте.
    Машина разгонялась по вполне ровному асфальту, оставляя после себя только дым. Где-то в глубине моей души боролись такие два противоречивых чувства как радость и страх. Я был рад вернуться домой. Но меня не покидало чувство, что судьба меня так просто не отпустит.
    Как только показались пределы поселка Головинцы, я обратил внимание на одиноко стоящую машину на обочине. Две задние двери были открыты. Потом в поле зрения показалась еще одна машина, потом еще одна, следующая виднелась торчащим задом из кювета.
    - Что за черт? – озвучил мои мысли Толя и засуетился на кресле.
    В голове начали мелькать страшные мысли. В стороне, где располагался Гомель, виднелись несколько столбов дыма. Казалось, душа упала вниз. Подъезжая к поселку Березки, я обратил внимание на перевернутый автобус с «гармошкой». Сейчас он лежал на боку, окна были разбиты, а где-то остались видны следы копоти. При этом вокруг было пустынно, ни единой живой души.
    Оставив позади поселок, Толя утопил педаль газа, и машина, словно дикая кошка в прыжке, стремительно помчалась вперед. Когда мы повернули на улицу Луговую, я ужаснулся картине. Несколько трамваев пытались сложить сложную комбинацию, как фишки в домино. А провода, что питали электрокары, как лианы спадали с металлических крыш. Из оврага торчал зад большого автобуса. Несколько машин влетело в арку подземного перехода. И самое главное - вокруг не было ни души. Приближаясь к городу, на дороге все чаще стали попадаться брошенные машины, которые постепенно соединялись в длинную пробку. Другие же навсегда застревали, пытаясь объехать препятствия. Толя еще мог протиснуть наш микроавтобус среди скопления машин, но уже через минуту движение заметно снизилось. Впереди плотно друг к другу стояли ряды машин, которые теперь уже не давали проезда.
    - Приехали, дальше пешком придется, - сказал Толя.
    Мотор продолжал урчать, и в салоне повисла пауза. Никто из нас не решался сделать первый шаг. Все происходящее вокруг не вписывалась в наши планы.
    - Значит на выход, - сказал напарник, открывая дверцу, чтобы покинуть салон.
    Толя по привычке вытянул ключи из замка зажигания, сунул их в карман и пошел за нами.
    То, что в нашем городе, а то и в стране, произошло непоправимое, стало понятно уже давно. Как не хотелось бросать машину, все же она нам стала временным убежищем на колесах, но пришлось смириться с потерей. Мы забрали из салона свои вещи. Пледы и аптечки положили в рюкзаки. Оружие забрали с собой. Только вот боеприпасов осталось мало. Ведь никто не рассчитывал на такой исход. Хорошо, под рукой всегда есть нож.
    Взглянув на напарника, я заметил в его взгляде разочарование. Скорее всего он, как и я, прокручивал в голове сцену возвращения в мой мир. Планировал наладить жизнь, в его возрасте еще не поздно снова завести семью. Думаю, он так же терзал себя страхами перед неизвестным. Теперь и я не узнавал свой мир.
    Проверив оружие и бросив напоследок прощальный взгляд на наш Мерседес, мы двинулись вперед. Нас ожидали мосты, по которым мы сможем попасть в город. А там уже определимся на месте, что делать дальше. По пути попадался разный транспорт, как по своим габаритам, так по цветам. Осеннее солнце еще грело, ветерок играл с золотыми листьями на деревьях, и подгонял опавшую листву. Все что нас окружало, говорило, что никакой катастрофы быть не может. А обилие машин можно было объяснить, просто пробками и заторами на дорогах. И все было бы ничего, если бы не отсутствие людей вокруг.
    Неожиданно Толя вырвался вперед и стал быстро пробираться между машинами. Возможно, он заметил что-то важное. Я не стал терять ни минуты, к тому же окружающее пространство выглядело обманчивым и вводило в заблуждение. Я отправился следом за ним. Оказавшись рядом, тут же замер как вкопанный, чтобы не упасть вниз. Картина, что открывалась передо мной, восхищала своей масштабностью. Мы стояли почти на краю разрушенного моста. Внизу была пропасть, которая заканчивалась рекой Сож. Четыре огромные опоры, которые выдерживали многотонный натиск, нелепо возвышались над водой, потеряв свое былое величие. Где-то можно было увидеть бампера автобусов, фур которые были на мосту во время разрушения дорожного полотна. Под поверхностью появлялись крыши легковушек, но зная, что в районе моста не так уж и мелко, можно было предположить, сколько машин хранится под водой. А ведь, сколько жизней могло унести разрушение мостов. Да, именно мостов. Потому что два автомобильных моста которые раньше разделяли потоки машин, въезжающие и выезжающие из города, теперь лежали на дне реки. Только сейчас я понял, каким же огромным был мост. Сотни раз проезжая его в ту или иную сторону, я не задумывался о его габаритах. На другой стороне полотно каким-то образом уцелело и теперь, словно рулон размотанной бумаги, просто уходило в воду. На асфальте каким-то чудом удержались несколько машин, и сейчас они как будто пытались забраться на мост, задрав носы в небо. Картина было настолько завораживающая, что я даже не заметил как подошел напарник. Его тоже поразила эта картина.
    - Думаю, это только начало, - протянул он.
    - Нам нужно в город, - тихо произнес Толя. И я с ним был согласен. Оставаться здесь было не разумно. Теперь перед нами стоял вопрос о том, как перебраться на другой берег. По крышам автокладбища мне идти не хотелось. Да и вообще сунуться в воду, где полно метала и битого стекла, мог только больной. Я осмотрелся. Справа виднелся пешеходный мост, ведущий на пляж. А слева не так уж и далеко находился железнодорожный мост, по его концам были расположены посты военизированной охраны. Похоже, этот мост был самый оптимальным вариантом.
    - Есть предложение попасть в город по железнодорожному мосту. Охраны там не должно быть, так что стрелять в нас никто не будет. А если кто и будет, - я промолчал, а потом добавил,- разберемся на месте.
    - Сойдет,- сказал Толя.
    Мы стали спускаться вниз, держась за редкие стволы деревьев и ветви кустов, что росли на склоне. Когда мы спустились к кромке воды, я посмотрел на мост. Каким же он был огромным. Пробираясь сквозь заросли кустарников и мелких деревьев, разросшихся возле реки, я прокручивал в голове один вопрос, который недавно начал меня беспокоить. По какой причине Гомель лишился сразу двух своих мостов? Если вспомнить те разрушения, что я видел в другом мире, на ум приходит только подрыв с какой-то целью. Возможно, чтобы отгородить город. Тогда зачем военные, а это, скорее всего, они взорвали мост, для чего-то оставили железнодорожный мост?
    Больше всего угнетала тишина вокруг. Ведь обычно такое разнообразие звуков окружало этот город. Теперь мне было неприятно здесь находиться. Колония с её стилем жизни казалась теперь роднее, чем все вокруг. Новый город стал для меня новой загадкой.
    Когда мы забрались на высокую насыпь, обогнув забор их колючей проволоки, перед нами оказался маленький теремок охраны моста. Если бы охрана моста была на месте, она давно бы себя показала. Все - таки это военный объект и кого попало, туда не подпустят. Оставив за спиной пост охраны, мы подошли к началу моста. Я остановился.
    - Чего стал? – спросил меня Толя.
    - Не нравится мне это. Как будто это какая-то ловушка, - высказал я свои опасения.
    - Согласен с тобой, - поддержал меня напарник, всматриваясь в пролеты моста.
    - Ловушка? Не понимаю. Зачем? – удивился Толя.
    - Посмотрите вниз, - сказал Дима.
    Пройдя вперед два метра, он присел на корточки. Провел рукой рядом с тонкой леской, которая была натянута между боковыми опорами моста.
    - Это растяжка? - удивился я. - Но зачем ее нужно было ставить?
    - Она самая, - усмехнулся Дима. – Зачем? Если мосты взорвали, чтобы мутанты в город не попали, то эти подарки для них.
    - Не думаю, что это спасло город, - возразил я.
    - Нам нужно идти дальше, - настойчиво произнес Толя, а потом тише добавил – может, моя семья ещё жива.
    - Будем надеяться, - сказал я и переступил через леску.
    Мне было его жалко. Мне были понятны его эмоции, ведь мои родители так же были в этом городе. Но видя картину вокруг, я не спешил тешить себя надеждой.
    - Иди медленно и смотри под ноги, - напомнил напарник, следуя в метре от меня.
    На моем пути попались еще три растяжки, а потом в одном из пролетов я заметил место взрыва. Перила были измазаны засохшей кровью и гарью.
    - Похоже, тут кто-то не добежал до города - сказал я, указывая на находку.
    Тут же в голове мелькнула мысль. А ведь прямо под ногами лежит наша смерть. Сейчас она спит и просто не видит нас. Но стоит кому то неловко ступить, как она откроет глаза и сожрет всех с потрохами.
    - Или из него, - проговорил напарник за спиной.
    Мы прошли половину моста, в итоге я насчитал около семи растяжек и в двух местах были видны последствия подрыва.
    Я замер на месте, когда впереди, на другом конце моста, около поста охраны появился человек.
    -Дима, - позвал я напарника, - держи его на прицеле.
    - Уже, - послышалось из-за спины.
    Я направился вперед, не забывая посматривать себе под ноги, и стараясь не упускать человека из виду. Спиной чувствовал присутствие напарника. Я знал, что он идет следом за мной и держит палец на спусковом крючке. Один намек на опасность и очередь найдет своего нового хозяина. Руки растравил в стороны, чтобы показать свое отношение. Человек двинулся мне на встречу, его руки болтались рядом с бедрами, шел он медленно, похоже, даже прихрамывал.
    - Не пойму, он ранен? - проворчал напарник.
    - Не знаю, но ведет себя он странно.
    - Это мутант, - объяснил Толя, - я чувствую его агрессию.
    В это время человек припал к рельсам, и обернулся зверем. Благодаря мощным лапам он резво стартанул с места. Я не успел ничего сказать, только рядом услышал громкий хлопок. После этого мутант дернулся, его занесло в бок. Благодаря этому он зацепил одну из растяжек, что расположились на другой стороне моста. Я знал, что у нас есть около четырех секунд, а потом рванет, так что мало не покажется. Оставалась вероятность, что могут детонировать несколько растяжек. А потом произошло то, что я не смог объяснить себе. В голове словно раздался мощный толчок. В одно мгновение я оказался рядом с перилами, перевалился через них, и спрыгнул. Меня сразу потянуло вниз, но мне все же удалось ухватиться за металлическую балку, что располагалась ниже основания моста. По инерции тело потянуло по дуге как на турнике. Я боялся сорваться вниз. Но руки удержали вес моего тела и рюкзака. Потом грохнул взрыв, потом еще и еще. Как будто в небо запустили салют. Через мгновение все стихло. Теперь я лихорадочно начал соображать, как подняться на мост. В это время меня ухватили крепкие руки и потянули наверх.
    - Ты так быстро сиганул вниз, что я уж подумал - решил искупаться, - напарник помогал мне подняться на мост. По его щеке текла кровь.
    - Спасибо, - сказал я, все еще находясь под эмоциями. – Где Толя?
    - Я здесь, - он подошел к нам, вид у него был не радостный.
    - Все живы, только, похоже, тебя зацепило, - сказал я напарнику.
    - А черт, и правда, - прошипел он, трогая пальцами порез. Убрав ладонь, он обнаружил на ней кровь.
    - Ты как? - спросил Толя, подходя ко мне.
    - В порядке, - сказал я, снимая со спины рюкзак.
    Десять минут ушло на обработку раны и наложения пластыря. Пусть многие скажут, что это глупо, но я не хотел чтобы кто-то из нас, проделав такой путь, умер от простого заражения крови. После этого мы благополучно перебрались через мост, обнаружив по пути еще три уцелевшие растяжки. Ну и пусть, может они еще послужат на благо человечества.
    «ЗИП» встретил нас безмолвием. Совсем не ожидал я увидеть такую картину. Начиная от обрушенного моста, в несколько рядов стояли брошенные машины. Многие остались с распахнутыми дверцами, и своим видом теперь напоминали майских жуков, готовых к взлету. В центре перекрестка, где встречались три улицы, располагалась груда металлолома, никто не захотел уступать дорогу.
    - А летом здесь было красиво, - протянул я.
    - Идем за мной, - Толя вырвался вперед, забравшись на капот, а потом и на крышу серебристому «БМВ».
    Огляделся и стал перебираться, таким образом, направляясь по улице Интернациональной. Мне вспомнились события годичной давности, когда мы во главе с Игнатовым вышли из колонии и направились на поиски «Окна». Теперь события повторялись. Вся улица была забита транспортом разной сложности. Оно было понятно, ведь многие хотели покинуть город. Обычно по пятницам на этой улице бывали пробки. Многие жители спешили покинуть душный город, чтобы провести выходные на даче или в деревне у родственников. Подальше от заводов и автомобильных выхлопов. Но сейчас было понятно - люди спасались, как могли, при этом игнорируя все мыслимые и немыслимые правила. Их вел только инстинкт. Вереница машин стояла на тротуаре, парочка пыталась взять штурмом автобусную остановку, надеясь, что она послушно уступит место. Но так и остались в ней. Некоторые пытались пробраться мимо ларьков и зданий «Завода Измерительных Приборов», но застревали из-за несоблюдения габаритов. Вообще, стоя не крыше машины, я испытывал эйфорию. Деревья с золотистыми кронами, и мягкими покрывалами из опавших листьев внизу, чистое ясное небо и солнце, опускающееся к горизонту, все это вписывалась в общую картину какого-то безумного художника. Еще ни разу в жизни мне не доводилось видеть такое в моем городе. Машины стояли длинной цепочкой, по всей улице и далеко впереди сливались в разноцветное полотно.
    Толя продолжал вести нас к своему дому. Мне не хотелось его разочаровывать, но я знал, что чудо не произойдет. Пока что мы не увидели не одного живого человека, если не считать мутанта. Поэтому верить, что в какой-то квартире будет дожидаться чуда его семья, я отказывался. Но понимал, что друг слушать меня не станет. Хотя вполне возможно, моя точка зрения ему вполне известна. Продвигаясь вперед, я заметил один дом, который выделялся от остальных сильным разрушением. Это был простой четырехэтажный дом, которых на этой улице много. Обычно в таких домах было два подъезда. Меня заинтересовал его вид. На уровне четвертого и третьего этажа, зияла огромная дыра. Как будто великан своей большой рукой выбил кусок дома. Крыша в этом месте обвалилась. Перекрытия потолка тоже рухнули и моему взору открылись две комнаты, частично уцелевшие. Первой была кухня. На стене еще сохранилось зеркало и вешалка, на которой болтались два зеленых куска ткани, видимо когда-то это были полотенца. Вторая часть квартиры напоминала мне комнату подростка. На эту мысль натолкнули меня плакаты поп звезд, что висели на стене и полке на которой каким-то чудом держалась коллекция дисков. Внизу же, на земле вперемежку с кусками строительных материалов, лежала разбитая мебель и обрывки постельного белья. Думаю, самое ценное уже давно унесли.
    Только сейчас я обратил внимание на Толю, который замер на крыше автомобиля недалеко от меня. Он побледнел.
    - Что, - спросил я.
    - Мой дом, - прохрипел он, а потом упал на колени, по щекам покатились слезы, - это комната моего Женьки, - он обхватил голову руками и заорал.
    Мне казалось, после года, проведенного в том мире, я привык к крови и убийствам. Но сейчас, услышав его крик, мне стало не по себе. Как будто этот крик вытянул из глубин моей души то, что я так старательно прятал. Сердце сжалось и стало больно.
    Краем глаза я уловил быстрое движение со стороны Кузнечного моста. Присмотревшись, я заметил, как между машин мелькают черные и серые спины мутантов, приближаясь к нам. Некоторые, не скрываясь, прыгали по крышам машин, цепляясь острыми когтями за выступы.
    -Дима, похоже, многие не рады, что мы вернулись, - сказал я, выхватывая пистолет из кобуры. Напарник стоял на соседнем «Вольво» с уже готовой для боя «Грозой»
    - Слушай, друг, понимаю твое горе, но не все потеряно. Ты их найдешь. А сейчас нам нужна твоя помощь, - я пытался подбодрить Толю, понимая, что все напрасно. Он сломался. Я похлопал его по плечу, но он не реагировал, только тихо всхлипывал и подвывал. Я перебрался на соседнюю машину, чтобы друга оставить в центре. Теперь мы с напарником прикрывали его с обеих сторон. Я оглянулся и заметил, что похожая компания несется к нам со стороны проспекта Ленина.
    - Что же, понадеемся на везение, - сказал я сам себе, и достал второй пистолет.
    Сзади раздались хлопки автомата, напарник держал оборону. Я не остался в стороне. Первые мои пули погрузились в шею и голову ближайшим двум мутантам, которые приближались ко мне прыжками по крышам машин. Они дернулись в прыжке и рухнули на асфальт, скрывшись под днищем ближайшей машины. Еще через несколько минут я избавился от троицы, что пыталась достать меня с земли. Поддавшись мимолетной радости, я обратил внимание, что еще трое зверей приближаются ко мне со стороны домов. Неожиданно они исчезли из виду. Медленно тянулись секунды, я прекрасно знал, что просто так они не уйдут. И вот случилось то, что я ожидал. Как будто из ниоткуда в мою сторону выпрыгнули мощные тела. Они зашли с разных сторон, чтобы создать эффект неожиданности. Я истратил немало патронов, чтобы спастись от обладателей острых клыков. Мне пришлось действовать быстро, оставить эмоции в глубине души, которые сейчас только помешали бы. Когда казалось, что опасность миновала, я спиной почувствовал приближение. Обернулся. Быстро перескакивая крыши, на меня неслась еще одна тварь. Я поймал её в прицел и трижды выстрелил. Пули прошли в считанных сантиметрах от неё, не причинив вреда. Нажал на спуск еще, и тут щелкнул боек. Магазины опустели, и мои пистолеты превратились в безобидные игрушки. Я понимал, смерть сейчас смотрит мне в прямо в лицо. Мутант как будто смог прочитать мои мысли и решил действовать. Оттолкнувшись мощными лапами от крыши микроавтобуса, он прыгнул в мою сторону, сбил с ног, от чего мы свалились на капот соседней машины. Я сильно ударился спиной о торчащие выступы железа. Удар немного погасил полупустой рюкзак.
    - Толя! - крикнул я, из последних сил удерживая зверя за мохнатую шею.
    На лицо летела слюна, а вонь из пасти мешала сосредоточиться. Многие люди, побывавшие в похожей ситуации, говорят о картинках жизни, что мелькают перед глазами. Похоже врут. Ничего не мелькало, да и некогда меня было смотреть свою жизнь. Моя задача была выжить, а дальше в спокойной обстановке можно будет посмотреть кино. А потом произошло то, чего я не мог себе представить. Недалеко от меня раздался человеческий вой, который нес в себе горе, страдания и гнев одновременно. Казалось, что он слышится сразу в двух местах, в ушах и моей голове. От шума в голове я терял последние силы, и вот-вот был готов сдаться. После вой сменился яростным криком. Мне показалось, что даже мутант опешил от такого рева. Все заняло пару секунд. В тот же момент мутанта снесло с меня как будто ураганом. Я пытался подняться, но получил удар от другого зверя. Мне хватило одного взгляда в глаза, чтобы понять кто передо мной. Он одним прыжком повалил напарника на спину. Пока Дима поднимался, зверь как котят раскидал оставшихся мутантов. В хаосе криков и визгов это заняло не больше нескольких секунд. Потом все стихло. Я поднялся на ноги и осмотрелся. На лице напарника читалось недоумение.
    - Что это было? - спросил он, по-прежнему держа автомат наготове. – А куда Толя делся?- Дима выглядел растерянным и озирался по сторонам.
    - Он ушел, - коротко ответил я и подошел к напарнику. – Нам нужно где-то остановиться. Давай найдем квартиру, там пересидим. Надо понять, что делать дальше.
    Меня разбудили выстрелы, доносившиеся с улицы. Я вскочил с дивана и по привычке проверил пистолеты. Не обнаружив их, вспомнил, что оставил на столе рядом с диваном. Боеприпасы закончились и теперь они никакой угрозы не представляли. Прохладный воздух приятно холодил лицо. Окно в этой квартире выходило на центральную улицу, поэтому я сразу заметил одиночку, который боролся с мутантами. Он держался, но звери окружали его, каждый из них был голоден, И как говорила Гера, все мы для них пища. Краем уха я услышал, что напарник уже не спит.
    - Что там? - спросил он.
    - Там человек, он один не справится. Нужно помочь, - я не мог сидеть без дела, зная, что жизнь человека может оборваться. А если я буду знать, что мог помочь, но этого не сделал…. Поэтому вскоре я уже стоял возле выхода из комнаты.
    - Без меня не шагу из квартиры, - рыкнул на меня напарник.
    - Тогда давай быстрее, мутанты ждать не будут.
    Мы выбежали из квартиры, прикрыв за собой дверь. В автомате Димы еще оставалось полрожка, а я захватил с собой кусок толстой арматуры, что нашел в квартире. Никак это весомый аргумент. Оказавшись возле парадной двери, мы осмотрелись, двор был пуст, поэтому оставив его за спиной, мы быстро оказались на улице. Мужчина стоял на крыше седана и отстреливался мелкими одиночными очередями. Еще успевал кричать на мутантов, только это не могло что-то изменить или отпугнуть тварей. Судя по коротким выстрелам, у него тоже непорядок с патронами. Да и видно было, что он выдыхается. Дима сразу вступил в схватку, срезав одного мутанта одиночными выстрелами. Человек заметил, что ему пришли на помощь, и что-то крикнув, махнул свободной рукой. Я прыгнул на капот ближайшей машины и, лавируя по железу, стал пробираться с другой стороны к человеку. Наверно спиной я почувствовал и вовремя обернулся, чтобы увидеть, как навстречу мне скачет один из мутантов. Злобные глаза, пасть в крови, видно уже где-то попробовал сырого мяса. Я покрепче сжал металлический прут, и когда мутант пошел на решающий прыжок, саданул его по голове. Послышался хруст, потом раздался визг, и мутант просто ввалился в салон машины, разбив телом лобовое стекло и разрезая кожу о торчащие уступы. Конечно, моя рука получила еще тот удар, это вам не из пистолета стрелять. Я перенес арматуру в левую руку. Правая же безбожно ныла. Я быстро оглянулся. Напарник разобрался с мелкой группкой, что заходила на нас со стороны ЗИПа, и так же заметил, что одиночка бросил автомат на капот и выхватил нож. Двое мутантов с разных сторон бросились на него, пытаясь перегрызть горло. Они сбили его с ног. Я был ближе к чужаку, поэтому, недолго раздумывая, бросился на помощь. Один из мутантов получив смертельную рану в шее, отпрыгнул, заливая все вокруг кровью. Но второй уже готов был вцепиться острыми клыками в горло, но в судьбу человека вмешался металлический прут. Прыгая на капот нужной машины, я с размаху врезал по голове мутанту, потом еще заехал ногой под бок, ломая ребра. Этот удар помог зверю упасть с машины. Человек был спасен, я же заорал от боли в руках. Тут же подскочил напарник, поводил автоматом из стороны в сторону, и, убедившись, что опасности больше нет, наставил автомат на спасенного. Но это было лишнее. Похоже, человек был без сознания. Теперь я мог его рассмотреть. На вид простой мужик, старше сорока лет. Одет он был в потертые джинсы, и кожаную куртку. В руке до сих пор сжимал нож, с лезвия которого стекала кровь
    - Что будем делать? – напарник не спешил прятать автомат.
    - Не знаю. Давай затащим его в квартиру, не здесь же оставлять.
    - Думаешь, ему можно доверять? – с сомнением спросил Дима.
    - Привяжем к батарее, а потом спросим его об этом, - сказал я, мне очень хотелось не совершить ошибку, помогая этому человеку.
    Первым делом, когда мы втроем добрались до квартиры, то сели отдыхать. Тащить на третий этаж бессознательное тело под центнер весом, это вам не хухры- мухры. Оказавшись в квартире, мы усадили его на стул в кухне и привязали руки к металлическим трубам отопления. Отдохнув несколько минут, я забрал все вещи, которые были при нем. Автомат, что бросил от отчаяния неизвестный, Дима прихватил с собой. Нельзя разбрасываться такими вещами. Нож вместе с ножнами теперь лежал на обеденном столе. В его рюкзаке мы нашли немного провизии в виде тушенки и воды, аптечку и пару пачек патронов к его Калашникову. В карманах ничего опасного не оказалось, если не считать мятой пачки сигарет и металлической зажигалки. Недорогие часы, что он до сих пор носил на руке, я снимать не стал. Может это была привычка, а может так он цеплялся за свою прошлую жизнь. Сидя на кухне за столом, я долго рассматривал этого человека. Ведь он был первым жителем, которого я встретил в этом городе. Он был человеком. Судя по его лицу, он уже давно не спал. На лице небольшие усы, которые уже поседели, да и виски говорили, что ему больше лет, чем я подумал вначале. Щеки заросли светлой щетиной, на ладонях были видны заживающие раны от порезов. На правой руке я увидел бинт, по бурому окрасу было понятно, что рана свежая, но кровоточить уже перестала. Человек начал приходить в себя, дернулся телом, а потом открыл глаза. Посмотрел по сторонам, оценивая, где находится. Потом перевел взгляд на руку, которой был привязан к батарее. Сглотнул и перевел взгляд на меня. Присмотрелся. Открыл рот и произнес:
    - Зачем привязали – то? - укоризненно спросил он.
    - Для безопасности, - просто ответил я.
    - Что вам от меня нужно? – он был еще в растерянности.
    Тогда я решил взять инициативу в свои руки.
    - Как тебя зовут?
    - Сергей, - после небольшой паузы сказал он.
    - Послушай, мы не желаем тебе зла, иначе не стали бы вмешиваться в вашу возню с мутантами, и ты был бы отличным гарниром для них. Мне нужна информация. Скажем так, – я задумался, - мы были за границей, а когда приехали домой увидели непонятную картину. Давай ты расскажешь нам, что здесь произошло. Не советую тебе врать, - для убедительности я положил на стол один свой пистолет.
    - Хорошо. Я мог бы это и со свободными руками.
    - Ничего личного. Пока что я не знаю, с кем имею дело.
    В это время в комнату вошел напарник и тяжело уселся на стул рядом со мной. Видя не уверенность пленника, я спокойно сказал.
    - Мы слушаем.
    - Это началось год назад, сначала никто не придал этому значения. В городе начали происходить убийства, исчезали люди. Но как это и должно было быть, правительство все делало в тайне. Некоторые публикации в газетах, но и там ничего не понять. А потом на, вторую неделю, стало просто страшно. Убийства происходила прямо в магазине, на остановке, на заводе. Был введет комендантский час, но это не помогло. Наверно через три недели на улицах города появились они. Мутанты нападали и убивали по одиночке, а потом напади все стаей на человека. В город вошла армия, военные пытались помочь людям, но эту помощь не каждый принимал. Через два месяца пряток по подвалам и чердакам выжившие люди стали стекаться в отель на вокзале, там же и обосновались военные. Поставили отряды для защиты.
    - А зачем мосты подорвали?- вмешался Дима.
    - Это решение Капитана.
    - Что за Капитан?
    - Капитан Медведев, он собрал армию, хотя вернее будет сказать - то, что там осталось. Ему казалось, что взорвав мосты, он сможет помешать другим мутантам, попадать в город. Здесь и своих хватало. А на жд мосту поставил растяжки.
    - Знаем, – сказал напарник.
    - И где сейчас этот Капитан?
    - Там же на вокзале в отеле.
    - Интересная персона. А что ты здесь делал?
    - Нас было трое, послали проверить один из магазинов, сказали там можно найти еду. Ведь с этим сейчас трудно.
    - Думаю, все и так понятно, что вы там нашли, - сказал Дима.
    - Где остальные двое?
    - Погибли, - тихо сказал Сергей
    - Куда ты направлялся?
    - Обратно в отель.
    - Что же, - сказал я и встал, взял нож со стола и подошел к пленнику, нагнулся и обрезал веревки, что удерживали его руки. – Это похоже на правду. Так как насчет еды, вы её нашли?
    - Мы не смогли пробраться в склад, мутанты, будь они не ладны, - он замолчал немного, - их было много, то ли они там сами пировали, то ли просто забрели в магазин. Остался только я, ели ноги унес оттуда, - Сергей встал, потирая ладони, он хоть и отвернулся, но все, же я заметил блеск в его глазах. Это хорошо, значит, человек еще не потерял эмоции.
    - Как думаешь, тот ваш Капитан будет рад, если мы придем вместе и принесем полные рюкзаки еды?
    - Вообще он странный тип, но скорее всего это будет хорошим плюсом для вас. Только зачем вам это?
    - Для начала, не мешало бы запастись аптечками и вообще узнать все новости, что произошли за этот год. Давно же меня здесь не было. А потом, - я задумался, - будем решать проблемы по мере их поступления.
    Как я понял место, которое мы должны были посетить, это магазин, что располагался в многоэтажном доме по улице Интернациональной. Я помнил этот дом, многие называли его «олимпийским». На торце его крыши были нарисованы олимпийские кольца. Я сам не раз посещал этот магазин, когда бывал в этом районе. Однако сейчас мне предстояло увидеть его в другом цвете. Наше временное пристанище оказалась недалеко от этого дома. Только вот то, что в прошлой жизни называлось недалеко, теперь выглядело совсем иначе. Нам предстояло пройти незаметно до магазина, почти безоружными и при этом остаться в живых. Я уже не говорю про то, что нужно было еще вернуться обратно.
    Мы осторожно продвигались по асфальту, как можно тише минуя сцепки машин. Я обернулся назад и зацепил взглядом дом с разрушенной квартирой, в которой когда-то жила семья Толи. Без него наша группа была не полной. Я не мог пока что доверять Сергею. Он был нашей возможностью попасть в отель. И стать нужными Капитану. Меня давно здесь не было, и чтобы не сойти за сумасшедшего, мне нужно было обладать нужной информацией. К тому же меня начал тревожить вопрос как жить дальше.
    До магазина оставалось немного. Главная дверь магазина располагалась на уровне первого этажа, и к ней с двух сторон поднимались лестничные ступени. Вход на ближайшую лестницу нам перегородил седан, который своим передом заехал на первые ступени. Поэтому нам пришлось подбираться к лестнице по крыше соседней машины.
    Оказавшись наверху, я испытал смятение. Пластиковая дверь висела на одной нижней петле, показывая своим видом о недавней передряге. На бетоне были заметны отдельные капли крови. После главной двери шел коридорчик, где раньше можно было увидеть точку по продаже СМИ. Теперь же его украшал мусор обрывки бумаг и куски стекла. Следующая дверь вела в основной зал. Но своим куцым освещением он отталкивал от себя. Я увереннее перехватил в руке арматуру, уже побывавшую в переделках и толкнул ею дверь. Пластиковая дверь легко открылась и замерла в таком положении.
    Я оглянулся и посмотрел на Сергея. Было видно, как он волновался, хотя и пытался не показывать этого. Думаю, ему здесь досталось больше, чем он рассказывал. Учитывая, что из оружия у нас остался только автомат нашего нового знакомого, эта вылазка могла закончится весьма плачевно. Но я постарался не думать о плохом, дабы не накликать беду.
    - Думаю, мутанты все еще там, - тихо сказал он. – В общем зале в дальнем левом углу будет дверь, она ведет к складам. Нам туда.
    Сергей направился в зал первым, освещая себе путь налобным фонариком. Мы последовали за ним, включив свои. Разгром, опустение, и уныние – это все, что можно было сказать о зале. Сквозь разбитые окна витрин в зал прорывался ветерок и ворошил подножный мусор. На стеллажах, где раньше радовал глаз товар, теперь обитала пустота или же горки сгнивших и уже успевших засохнуть, продуктов, Свет фонарей отражался от острых осколков витрин холодильников. Под ногами было много мусора, разорванные упаковки, вскрытые консервные банки. И еще я заметил пару темных дорожек на полу, они вели за груды стеллажей. Похоже, мутанты оттащили трупы в сторону, чтобы поживиться с комфортом. Мазнув светом по стенам, мне стали заметны выбитые дорожки от пуль, да и казалось, только сейчас я почувствовал в воздухе почти выветрившийся запах пороха.
    - А ты уверен, что там вообще будет еда? Мне кажется все, что мы там увидим - это гора гнилого мусора, - тихо ворчал напарник.
    - В отеле живет женщина, что работала здесь, она рассказала нам про холодильник.
    Обычная пластиковая дверь, похоже, ведущая к складским помещениям, выглядела устрашающе. На белом фоне остались разводы крови, было понятно, что кто-то окровавленной рукой схватился за нее, оставляя поучительные следы для других. Дверь была чуть приоткрыта, но что творилось за ней, было сложно представить. Неожиданно для себя я испытал страх. За год новой жизни я привык смотреть смерти в глаза, меня не пугали мутанты и возможность получить от когтей смертельную рану. А сейчас как будто все мои детские страхи, которые я старательно прятал внутри себя, выбрались наружу. Заметив мою нерешительность, напарник подошел ко мне и сказал:
    - Не дрейфь, ты не один. Я тебя всегда вытащу,- он по-дружески хлопнул меня по плечу и кивнул Сергею,- идем.
    Дулом автомата Сергей открыл дверь и вошел в коридор, луч его фонаря лизнул голые стены, выкрашенные, скорее всего, в серый цвет. В некоторых местах так же были видны отголоски недавней бойни. Казалось, что кроме нас в магазине не было ни души. Было тихо, никаких звуков. Лучи света от наших фонарей хаотично перемещались по стенам и полу, пока Сергей не остановился возле одной из приоткрытых больших дверей холодильника. Электричества не было уже давно, холодильник не работал, поэтому его дверь была не заперта. Дима подошел к двери и жестом показал Сергею его прикрывать. Сергей кивнул, это я понял по движению света.
    Дима рывком открыл дверь, и Сергей заглянул внутрь, освещая камеру. Казалось, все было в порядке, но неожиданно с утробным рыком из глубины холодильника на Сергея выпрыгнул крупный зверь. Все произошло за доли секунды. Сергей успел отскочить и выпустил очередь в мохнатое тело мутанта, которое после этого растянулось большой тушей на полу коридора. Выстрелы прозвучали громко. В голове мелькнула мысль, что кого-то могли эти выстрелы заинтересовать. Главное чтобы эти кто-то не встречали нас по выходу их магазина.
    - Идем, не будем терять время, - Сергей отдал свой автомат напарнику и шагнул внутрь камеры. – Его и так мало.
    Оказавшись внутри, я окинул взглядом комнату, стены которой отражали свет. Я осмотрелся. Небольшие ящики были заполнены темной массой, возможно, когда-то это была колбаса. Ящики были повсюду, но наш проводник, похоже, знал, куда нужно идти. Он сразу направился к дальнему углу камеры и начал снимать лишние ящики.
    - Друг, помоги мне, - сказал он, снимая рюкзак.
    Я подошел ближе и увидел несколько деревянных ящиков с металлическими банками. Это было то, что нужно. Если меня и посещали смутные сомнения по поводу этого человека, ведь он мог так же легко завести нас в ловушку, то сейчас мои опасения молчали. Возвращаться сюда снова никто не хотел. Я понимал, что, скорее всего, мы здесь не последние гости. Поэтому даже не сомневался, что холодильник останется пуст. Мое настроение поднимала мысль о нормальном обеде. Несколько минут у нас ушло на то, чтобы рассортировать банки по отделениям рюкзаков. Взвесив рюкзаки, я заметил, что они оказались весьма тяжелыми. Но кто говорил, что будет легко. Все это время напарник стоял у входа в холодильник и прислушивался к звукам, доносившимся с наружи. Пока все было тихо, похоже, ни кто не слышал наших выстрелов, и это меня беспокоило.
    - Готово, - сказал Сергей и забросил за спину рюкзак.
    Мы втроем быстро натянули рюкзаки, четвертый я повесил себе на грудь. Конечно, это меня сильно тормозило и в случае опасности я буду легкой мишенью. Но другого варианта я не видел. Напарник, пошел вперед, следом шел я, а спину прикрывал мне Сергей. Если по правде, такое обстоятельство мне не нравилось. Я не хотел получить удар в спину от человека, которому к тому же до конца не верил.
    Оказавшись в зале, Дима замер. Постоял, прислушался. И только хотел занести ногу для дальнейшего движения, как в тихом зале раздался звон. Сразу же в сторону звука были направлены три снопа света. По бетонному полу, свободному от мусора в нашу сторону катился небольшой стеклянный пузырек, в таких я часто видел «валерьянку». Казалось, что такого страшного может нести в себе пустой пузырек. Но сейчас он был предвестником беды, и скорее всего, нужен был, чтобы отвлечь нас. В ту же секунду я уловил движение справа, но среагировать не успел. Плечо обожгло огнем, что-то тяжелое ударило меня по голове, как будто я врезался затылком в стену. Я почувствовал, что не могу стоять, рюкзаки сразу же потянули меня вниз, и я упал. Последнее что я запомнил, это вонь мокрой шерсти.
    Когда я очнулся, вокруг было темно. Жутко болела голова. Я провел рукой по плечу, тот час же нащупал влажный бинт. Что со мной случилось? Я глубоко вздохнул и попытался сесть, голова закружилась, желудок скрутило спазмом и меня вырвало. Я стоял на коленях, опираясь ладонями о пол, и меня рвало. Как только позывы закончились, я сплюнул на пол. Когда глаза привыкли к темноте, я смог осмотрелся. Похоже, я находился в квартире, которую мы недавно покинули. Меня расположили в одной из комнат, бросив на пол матрас.
    В это время в комнату вошел напарник, в руке он держал фонарик.
    - Ну, наконец?- спросил он, в голосе слышалось волнение,- ты был в отключке пол дня.
    - Что там случилось? – тихо спросил я.
    - На нас напали, как только мы вышли в зал, сразу четверо. Тебя повалили первым, хорошо, я успел вовремя заметить, и убил тварь, но она твое плечо потрепала.
    - Да я чувствую, - я поморщился, облокотившись на правую руку. Укус дал о себе знать.
    - Похоже, мутанты знали про эту лавочку и не стали уходить. Серега распорол ногу о стекло, меня пытались достать, но я так просто им не дался. Удалось их положить. Потом занялись тобой. Оставили рюкзаки на остановке в автобусе. Пришлось два раза ходить.
    - Спасибо. Выходит вы меня спасли, - сказал я.
    - Ты ему не веришь? – неожиданно спросил напарник, усевшись рядом на матрас.
    - Не знаю, - я вздохнул, - Он еще не готов узнать всю правду о нас. Только вот пока он единственный человек, который нам как-то помог. И с его помощью мы сможем попасть к Капитану.
    - А зачем тебе туда? Сергей рассказывал, о многих местах, где прячутся люди. Мы могли бы где-то просто остановиться.
    - Прятаться и жить - это разные вещи. Мы не можем скитаться всю жизнь по городу одни. Или забраться в многоэтажку, где каждый будет сам за себя. Мне кажется, Капитан здесь будет ключевой фигурой. Это как Игнатов, с которым будут считаться многие. Он военный, а армия это власть. К тому же я затянул тебя сюда, только вот не знал, что моему миру теперь конец.
    Напарник долго молчал, а потом как-то тихо начал говорить.
    - В тот день, когда погибла моя жена, не стало и моего ребенка. У меня должен был быть сын, - Дима глубоко, порывисто вдохнул и резко выдохнул. - Она долгое время не могла забеременеть. Но вот судьба послала нам шанс. А потом …,,- на мгновение он замолк, - забрала его. В тот момент я как будто сломался. Пришел в колонию, жил там, воевал с мутантами, выходил на вылазки в город. Но не было у меня души. Я был как робот, что сказали то и сделал. Тогда появился ты. Не знаю, может мне послали еще один шанс? Поэтому, - он помолчал немного, - я не хочу, чтобы ты винил себя. Я пошел за тобой, потому что никого ближе у меня не осталось. Признаюсь, не такое ожидал я увидеть здесь, но прожив в том аду столько времени, я просто привык к таким делам.
    Я не знал, что нужно было сказать в этот момент, и нужно ли было что-то говорить. Его откровение меня тронуло, и может, своими словами он показал, что не он один нуждается в смысле жизни. Город, в котором мы оказались, изменился, стал пустым и опасным. Тешить себя надеждой, что где-то в каком-то подвале или чердаке прячется и дожидается спасения моя семья, было бессмысленно. Жизнь не такая радостная и простая штука, как нам пытаются показать художники или поэты. Среди красоты и добра всегда есть зло и жестокость. Сейчас оно преобладает. И я был рад, что в это время я не один. Человек, которого раньше я мог бы назвать чужим, стал для меня и другом, и родителем. Мы много времени проводили вместе и в походах, и в колонии. Было много рассказано разных историй. Но только одной темы он избегал. Я не лез с расспросами, понимал, что ему тяжело говорить о своей семье. И когда-нибудь он сам расскажет обо всем. Теперь мне становилось многое понятно. Ему нужен был кто-то, ради кого стоило бы жить. И этого человека он увидел во мне.
    - Спасибо, - сказал я и протянул ему руку. Мы обменялись рукопожатием. Я знал, что он улыбается.
    Утром я почувствовал, что со мной не все в порядке. На первый взгляд ничего не изменилось, я оставался тем же человеком. Но на мир смотрел как будто с другого угла. Сменив повязку на плече, я пришел на кухню, где мы втроем собирались перекусить перед выходом в город. Нам нужно было дойти до вокзала. В прошлой жизни этот путь я бы преодолел за полчаса не спеша. Теперь же я не думал о времени. Мы практически безоружны. У Сергея остался один рожок к его автомату. Наши с напарником дела выглядели хуже. Оружие висело простыми игрушками, которым можно было, только отбиваться. Еще во время трапезы мне показалось, что еда изменила свой вкус.
    Я вышел на балкон, чтобы подышать свежим воздухом, да и просто хотелось побыть одному.
    - Что это со мной? – подумал я.
    Через полчаса мы втроем стояли в коридоре квартиры, чтобы навсегда её покинуть. Все рюкзаки были укомплектованы так, чтобы при ходьбе или беге вещи не шумели. Сергей пошел первым, я следом за ним, а замыкающим был Дима. Оказавшись во дворе дома, я бросил взгляд на одиноко стоящую беседку. Когда-то в ней днем сидели старушки и обсуждали всех проходящих мимо. А чем им еще заниматься на пенсии? Свободного времени полно. По ночам беседку занимали подростки с пивными бутылками и сигаретами. Курили, шумели, матерились и чувствовали себя хозяевами своих жизней. Теперь же все изменилось. Я убедился, что во дворе никого нет и мы стали медленно и бесшумно передвигаться в сторону Отеля «Гомель», что располагался вблизи пригородного ЖД вокзала.
    Оказавшись на улице Гагарина, неожиданно я почувствовал себя неуютно. Возникло ощущение опасности, и оно было настолько явным, что пренебречь этим я просто не мог.
    - Стойте, - сказал я. Мы прошли несколько домов, и оказались возле старого дома. Парадная дверь была открыта, она и раньше не закрывалась. Сейчас, стоя возле этого дома, я чувствовал, что за нами кто-то наблюдает. Этот кто-то имел острое желание нашей смерти для того, чтобы просто утолить голод. Только вот я не знал, откуда исходит опасность, то ли из этого самого дома, то ли с другой стороны.
    Сергей посмотрел на меня, в серых глазах читался простой вопрос. Но я не знал, что ему ответить.
    - Давайте быстрее пройдем эту улицу.
    Я впервые увидел центральный рынок таким пустым. Конечно, он и раньше пустовал по понедельникам. Обычно этот день считался выходным. Но все равно, на самой территории или рядом то и дело сновали люди, просто прохожие, или предприимчивые бабушки, которые устраивали стихийные точки по продаже всего на свете. Но сейчас все было пусто. Многие роллеты и небольшие ларьки смотрели на нас своими раскрытыми витринами и развороченными дверями, словно жаловались на такой беспорядок, царивший вокруг. Цветные вывески в виде поросят или Карлсона теперь смотрели на нас другими, недобрыми глазами. Все ворота, ведущие на территорию рынка, были открыты, некоторые, сорванные с петель, лежали на асфальте. К тому же закрывать их просто не было смысла. Однако я заметил, что само здание крытого рынка довольно умело забаррикадировано. Лишние двери намертво забиты металлическими листами, так же поступили и с низкими окнами. Было решено, что мы завернем на крытый рынок, там с недавних пор появилась база. Главарем стал местный участковый, а помогали ему в этом еще коллеги. По тому, как отзывался, о них Сергей, я понял, что эти ребята вполне адекватные люди. Не все люди в милицейской форме подонки и мрази, как многие привыкли считать. Среди них большинство порядочных и дружащих с головой и моралью таких же мужиков, как и мы сами. Даже тот факт, что именно они держали базу в нормальном состоянии, говорил сам за себя. К тому же я сам был знаком с людьми в форме. Мой дядя был капитаном милиции, и я был хорошего мнения о нем.
    - Я там знаю пару толковых ребят, они нам помогут, - сказал Сергей, -
    но оружие спрячьте, лучше их не нервировать, - и направился вперед, по широкой дуге обогнув трупы зверей, что лежали на нашем пути.
    Оно и правильно, на моем опыте проверено как иногда трупы мутантов могли неожиданно ожить и попытаться вцепиться тебе в ногу. Только хорошая реакция и помогала избавиться от неприятных поползновений. Мы поднимались по лестнице, приближаясь к главному входу крытого рынка. Оказавшись недалеко от входа, Сергей замер и махнул рукой. Я был уверен, нас засекли, еще только мы показались из-за поворота. И до самого этого времени мы двигались под прицелом нескольких автоматов. Думаю, мы оставались живы только благодаря нашему поведению и не импульсивности людей за дверью. Через минуту дверь открылась. Первыми появились два человека, автоматы смотрели нам в живот и в любую минуту могли провозгласить смертельный приговор. Похоже, это была охрана. Парни быстро осмотрелись, не обнаружив дополнительной опасности, сосредоточили внимание на нас. Следом за парочкой к нам вышел коренастый мужик, короткий ежик на голове. Он был одет в милицейский камуфляж, а в руках держал автомат. Его щеку украшал длинный шрам, который явно появился не от бритья.
    - Привет, Серый, какими судьбами на нашу базу? - пробасил он. Прикурил от зажигалки, втянул дым.
    - Здорово Миша. Давно вас не видел, вот и решил заглянуть на огонек, - сказал Сергей. Оружие опустилось и оба мужчины, пожав друг другу руки, крепко обнялись.
    -А это кто с тобой, - поинтересовался Миша, разглядывая нас.
    На мгновение я подумал о том, а не сдаст ли нас Сергей, ведь сейчас оказавшись на базе, где вполне есть его настоящие друзья, он мог забыть о нашем героическом поступке, случившемся прошлым утром.
    - Это мои друзья, - он указал на нас рукой.
    В это время я устыдился своих мыслей, нужно было бы уже начать доверять этому человеку.
    - Ну, тогда твои друзья - мои друзья. Проходите, братцы, помогу, чем смогу,- Миша отошел от двери, пропуская нас внутрь. Как только мы все оказали внутри, дверь закрыли на засов.
    Сейчас крытый рынок был мало похож на себя. Многие стеллажи, на которых раньше располагались разнообразные продукты, были убраны по углам. Некоторыми металлическими столами загородили уязвимые места. Те, которые оставили, основной зал делили на несколько секторов. Один, как я понял, являлся столовой. Длинные ряды столов с лавками выполняли свою роль превосходно. На некоторых сидели люди, они кидали недоверчивые взгляды на нас, некоторые просто ели, не обращая на нас внимания. На нас выходили посмотреть люди, живущие на втором этаже. Кто- то даже улыбался. Оказалось, что довольно много жителей вмещал в себя крытый рынок. И это количество меня радовало. Насколько я мог судить, бывшие ларьки и мелкие магазинчики люди разобрали под небольшие квартирки. Об этом можно было судить по развешанной одежде и прочих бытовых вещах, которые то и дело цепляли мой взгляд. Меня удивляла чистота, которая присутствовала на рынке. Ни тебе мусора, ни грязных вещей, ни отходов. Вполне возможно, что рынок исполнял роль не только базы, но и основного жилья, поэтому люди, чтобы не терять прежних качеств, старались изо всех сил сделать все цивилизованнее и уютнее. И им это удавалось. Нас сразу же повели к местному врачу.
    - Вы уж извините, мужики, но правила одинаковы для всех, - сказал Миша, который следовал за нами по пятам.
    Врач оказался веселым малым, как в прямом, так и в переносном смысле. Это был низкий старичок. Он осмотрел нас на наличие прямых, открытых ран. Мое плечо, что пострадало не так давно, он тщательно обработал каким-то антисептиком, сделал пару уколов и наложил повязку. Сергей тоже попал под раздачу, оказавшись в умелых медицинских руках, он провел около десяти минут и после вышел к нам немного посвежевшим. Дима же отделался парочкой пластырей и всего одним уколом. Все это время рослый охранник стоял рядом с лазаретом и ждал вердикта. И все это время его рука лежала так, чтобы можно было легко поднять автомат и может быть избавится от зараженных жителей города.
    - Иванович,- обратился он к нашему проводнику - можешь забирать молодых людей, они чисты, как слеза крокодила.
    У меня отлегло от сердца. Похоже, Миша был тоже рад слышать такой вердикт. Автомат быстро исчез за широкой спиной, и он повел нас дальше.
    Через некоторое время мы сидели в импровизированной столовой. Нам подали макароны по-флотски, а в малиновских стаканах радовало холодное пиво.
    - Так каким боком вас занесло в эту часть города? – спросил Миша, и поднес бутылку пива ко рту. Кадык его величаво задергался, отмеряя глотки.
    Я сидел на жесткой металлической лавке, обеденным столом для нас стал прилавок. В былое время на нем красиво лежали куски мяса или сало, а услужливые продавщицы все время пытались всучить тебе кусок - другой, да потяжелее. Сейчас же рядом с нами уместились несколько парней, они тоже носили камуфляж. Я смекнул, что возможно, перед нами весь костяк этой базы. Они отвечали за порядок на рынке, за безопасность и, похоже, они привели рынок к такому виду. Всего было восемь человек, девятым был Миша. По его поведению, по позе за столом становилось понятно, что он был главарем этой базы. Оно и правильно. Так или иначе, должен быть человек, который будет и помогать советом, и решать какие-то проблемы, а то и может погасить беспредел. А его, думаю, поначалу было много. Что же, мы были в безопасности, есть крыша над головой, тепло и почти уютно, на сегодня программа была выполнена на сто процентов.
    - Мы в отель идем, - сказал Сергей, - я же вроде как там остановился, так что можно сказать домой направляюсь, и друзей с собой веду.
    - К Капитану? Думаю, здесь вам было бы лучше, - сказал один из гостей.
    - Почему? – поинтересовался я, пытаясь закрутить макароны на вилку. Наверно впервые за несколько дней я мог спокойно и вкусно поесть горячей пищи.
    - Капитан еще тот тип, он ведь всю жизнь в РОВД служил. Я слышал там у вас и дисциплина, да и отель сам на казарму стал похож.
    - Вранье,- вмешался Сергей, - нормальный мужик, хоть и мент. А как без дисциплины? Ты бы видел, что там творилось, когда все начиналось. Люди же разные под одной крышей собрались, кто-то раньше на «бентли» разъезжал и привык ко всему готовому, а кто-то за три копейки на заводе вкалывал. Чистить картошку мы не хотим, не для того БГУ заканчивали.
    - Ну, об этом ты можешь мне не рассказывать, в нашем лагере было то же самое, - возмутился Миша, болтая пиво в бутылке. - Вначале у меня многие с разбитыми носами ходили. Я же им не мамка, чтобы каждый раз сопли вытирать. Я здесь никого не держу. Ты вот скажи мне, зачем ваш Капитан мосты взорвал?
    - Как зачем? – удивился Сергей, - чтобы мутанты не перли в город, тут и своих хватает, не успеваешь отбиваться. А если еще несколько сотен потянутся?
    - Да, только это его действие не решило проблемы.
    - А кто может решить? Кто может сказать, что будет завтра? Или как избавиться от мутантов. Поначалу ведь никто не знал, как эта зараза передается. Это потом парочка ученых, что обосновалась в отеле, как-то там разобралась. Опыты свои провели. Оказалось, что в крови и слюне какой-то вирус был. А как остановить - не понятно.
    - Кстати, мои ребята видели твою компанию. Вы, похоже, в город собирались?
    - Было такое, - тихо сказал Сергей, но продолжать эту тему не стал.
    Похоже, этот спор мог затянуться надолго, и было видно, что хмель ударил в голову не только мне, а этим можно было воспользоваться, чтобы выудить информацию. Я глянул на Диму, он посвежел после приема пищи и пива.
    - А что ты знаешь про отель, как там все устроено? - обратился я к Мише.
    - Я слышал, когда катастрофа только начиналась, в город приехала делегация ученых, они там и обосновались. То ли руководство для них лучше номеров не нашли, то ли решили схалтурить. Им в помощь и охрану выделили несколько десятков парней от местного РОВД, а потом, когда стало ясно, что контроль над ситуацией потерян, они там просто застряли. Но военные были лучше оснащены. Мы еще успели сгонять в Лищенец. Конечно, потеряли машину и двоих хороших ребят, земля им пухом, - сказал Миша, – а так я понял эти ученые там вместо мед. персонала.
    За этими разговорами я и не заметил, как на землю опустились сумерки. На ночь глядя нам категорически запретили покидать лагерь, на что мы охотно согласились. Мне и самому не хотелось уходить.
    Миша выделил нам один из магазинчиков, там стояло два дивана. Сергей остался в столовой, видно ему очень хотелось общения, да и еще не все темы были обговорены. Это радовало, мы с напарником разобрались с диванами и, не снимая комбинезонов, завалились спать. Усталость за эти дни сказались на мне, поэтому уже через пару минут я спал без задних ног.
    Сон ушел мгновенно. Лежа на кровати, я просто понял, что уже не сплю. Похоже, было раннее утро, в ларьке, который стал для нас временным жильем, постепенно начинало светлеть. В это время меня почему-то посетила неприятная мысль. Я уже много времени провел в таком походном состоянии. Постоянно в движении, постоянно борешься за свою жизнь, сражаясь с бывшими людьми. Но ведь это же должно когда-нибудь закончится? Ведь так? Когда-нибудь что-то произойдет, не будет убийств, крови, насилия. Мне очень хотелось верить в эту мысль. Проживая в том мире, я тешил себя надеждой, что у меня есть куда вернуться. Ведь это нужно каждому человеку. Как бы плохо ни было тебе сейчас, какие бы ни были проблемы на работе или в стране, дом - это то место, где ты можешь спрятаться. И все плохое остается за входной дверью. А я сейчас лишился и этой возможности.
    Я лежал на диване, когда сквозь мои мысли начали просачиваться чужие. Я не сразу понял, когда это началось, только неожиданно для себя я начал думать о еде, хотя голодным себя не считал. Было похоже, словно я словил чужую радиоволну. Кто-то очень тихо, на грани шепота, твердил о еде. Одна и та же мысль повторялась несколько минут подряд, а потом все стихло. Потом я словно переключился на другую волну где душераздирающий голос надсадно просил о помощи.
    - Чего так рано проснулся? - спросил с соседнего дивана Дима.
    Шум в голове прекратился, и я понял, как тихо вокруг.
    - Кошмар приснился, - соврал я, хоть потом этого и устыдился, но мне не хотелось рассказывать свои подозрения напарнику.
    Еще ничего толком не понятно, хотя то, что сейчас услышал, мне совсем не нравилось. А что если я заражен? Десять дней инкубационный период, а потом существование в образе убийцы. Знать наверняка я не мог, сделать тест на вирус тоже не было возможности. Что же, подождем еще денек, а потом будем решать проблему. Тут я вспомнил наш последний разговор с Герой. В то утро, перед уходом, мы были в её лаборатории, она меняла мне повязку. И как-то вышло, что мы остались одни.
    - Я хочу попросить тебя об одолжении, - начала она, завязав на бантик бинт.
    - Конечно, все что хочешь, - легко согласился я.
    - Решение мне далось нелегко, я не спала всю ночь, думала, прикидывала все за и против, и только утром решила окончательно, - она подошла к своему столу и вынула из ящика небольшой пакет. Положила его передо мной. - Когда ты попадешь домой, ты должен найти ученого, а лучше группу биологов, которые смогут все это понять. Формула не закончена. Все продублировала. В этом пакете мои записи по вирусу и его антидоту. Ты знаешь, что уже почти год, как я разрабатывала вакцину. Она действует, но на короткий промежуток времени. На пару дней человек приобретает свой первоначальный вид, если не поддерживать лечение, то человек мутирует заново. Но мне не хватает какого-то компонента. Или, скорее всего, катализатора. Если его найдут, то вакцина будет действовать всю жизнь носителя.
    - Почему ты мне ее отдаешь? – я удивленно уставился на нее.
    - Если бы в свое время в наши руки попали эти записи, мы бы знали, как бороться с вирусом. Представляешь, сколько можно было спасти людей. Думаю, ты понимаешь, что в жизни все взаимосвязано. Нет гарантии, что в вашем мире все будет спокойно. Поэтому эти записи - вам шанс на спасение.
    Я совсем забыл, что этот пакет до сих пор лежал во внутреннем кармане моего рюкзака. Там было так же два шприца с вакциной. Но я не мог сейчас этим воспользоваться. Неясно было до конца о моем возможном заражении. К тому же, как говорил вчера Миша, в отеле живут ученые, которые прибыли для изучения нового вируса. Хотя я думаю, они не такие лопухи, как медик на этой базе. Если и есть во мне зачатки вируса, они это смогут вычислить, и тогда…, а что тогда, я даже не догадывался. Скорее всего, пуля в затылок и вечный сон. Меня терзали сомнения. Поэтому я посмотрел на напарника и начал говорить.
    - Ты можешь пообещать, что выслушаешь меня и не будешь принимать поспешных решений.
    Дима сел на диване и оперся спиной о стену ларька.
    - Что случилось? – сказал он и посмотрел на меня таким взглядом, что стало сразу понятно, придется выкладывать все как на духу. Но все-таки я начал издалека.
    - Вчера вечером, когда зашел спор о мутантах, я отметил одну странную вещь. Если помнишь, в твоем мире вирус передавался тактильно. Здесь же он идет через кровь. Поэтому я думаю, есть различия между этими вирусами. И поэтому тот антидот, что ты вколол мне, мог подействовать неправильно, или просто не подействовать.
    - Хочешь сказать, ты заражен? – было видно, как напрягся напарник. Конечно, перспектива вырисовывалась не радостная.
    - Этого я еще не говорю. Но не могу утверждать обратное.
    - Но ведь нас же проверили и врач не нашел ничего подозрительного.
    - Думаю в этих условиях обнаружить вирус на ранних стадиях просто невозможно. Врач посмотрел, что шерсть из нас не лезет, да и клыки не появились, и значит все в порядке.
    - Не шути с этим. Почему ты решил, что заражен? Ты что-то почувствовал?
    - Ну, во-первых, я еще не видел человека, который бы поделился своими впечатлениями и ощущениями в течение этого времени. Просто со мной что-то не так. А утром я вообще услышал, - я замялся, не зная как выразить то, что сам до конца не понял.
    - Поэтому ты так рано проснулся?
    - Я кого-то услышал. Это и раньше было со мной, когда Толя был в отключке. Но теперь я слышал чужие мысли.
    - Мутантов?
    - Я не знаю. Кто-то очень сильно хотел есть и несколько минут твердил мне об этом. Кто-то просил помощи и не понимал, что с ним происходит, ему было страшно.
    - Думаю теперь нам точно нужно в отель, там же эти ученые живут. Они должны помочь.
    - Среди всего этого есть и хорошая новость. У меня в рюкзаке есть все данные по исследованию, которым занималась Гера, и два образца сыворотки.
    В это время рядом с открытой дверью раздался тихий кашель и в проеме открытой двери показался Сергей.
    - Может теперь вы расскажете мне, откуда прибыли. И где все это время отдыхали? – Сергей стоял в дверях, скрестив руки на груди, и по его виду я понял, что просто так от него не отделаешься. Тогда я жестом пригласил его на свой диван. Прежде чем присесть он прикрыл дверь, чего не сделал я сам раньше, всем своим видом показал, что слушает нас. Появление Сергея упрощало нам жизнь, одновременно с этим мешало его скрытое недоверие. А оно было точно. В один не подходящий момент оно могло сыграть с нами злую шутку. Я видел, что в душе он был хорошим мужиком. У него было много возможностей разубедить меня в этом. Но он оставался человеком и после апокалипсиса. Поэтому я решил ему рассказать, пусть может не все. За закрытой дверью было сказано многое. В основном рассказывал я. По мере продолжения его улыбка и скептицизм сменились на серьезный и понимающий вид. Конечно, я умолчал о моем возможном заражении, думаю, эта информация была бы для него лишним грузом. Теперь все сказанное предстояло закрепить, поэтому я посмотрел ему в глаза и спросил:
    - Так ты с нами? Или так и будешь в вольного охотника играть, пока до тебя твари не доберутся?
    - С вами, с вами… - пробурчал Сергей.
    Перед выходом мы запаслись патронами, пришлось поделиться продуктами, что оставались в четвертом рюкзаке. Даже для моих «FN» нашлись коробочки с припасами. Я взял для себя восемь коробок. Напарник позаботился о своей «Грозе». Ещё три запасных магазина рассовал в карманы «разгрузки».
    Базу мы покинули рано утром. Оказавшись на улице, я ощутил, как быстро стала хозяйкой положения осень. Днем погода была еще теплая и держалась вполне умеренная температура. А вот утром столбик термометра, скорее всего, показывал около 11 градусов. Благо комбинезоны защищали не только от мутантов, но и от холода.
    Когда центральный рынок остался далеко позади, мы продолжили путь по улице Катунина. Впереди виднелся местный супермаркет «Росинка». Обогнув его, мы заметно приблизились бы к своей цели. Справа стояла длинная многоэтажка. Почему-то сейчас я подумал о том, что в таких вот больших домах могли бы отсиживаться люди. Даже просто забаррикадировать входы в подъезды и вот тебе большая крепость. Думаю, в каждой квартире найдется и пища, которая сохранилась, и теплая одежда на случай похолодания. А зимой при умелом руководстве можно и костры жечь, чтобы согреваться. Хотя при малейшем непонимании весь этот дом мог бы стать большим обеденным столом для мутантов.
    Однако вокруг не было никого. Над зданиями висела гнетущая тишина и территория казалась совершенно необитаемой. Только на ветвях деревьев то и дело покрикивали вороны, словно предвестники чего-то плохого. Я осмотрел окна балконов, но никого живого там не обнаружил. Хотя, если там кто-то и был, нас- то он уж точно видел. На пустой улице мы были как на ладони. Асфальт устилали опавшие желтые листья вперемежку с упаковочной бумагой и другим легким мусором. Иногда ветерок подбирал с земли маленькие пакеты и игрался с ними, словно ребенок.
    Раннее утро на вокзале было красивым. Солнце отражалось от стеклянных поверхностей витрин магазинов. Фонтан, что стоял в центре площади, не работал, однако вечнозеленые ели блистали своей красотой. Я взглянул на восьмиэтажное здание отеля и удивился его преображению. Все слабые места и большие окна были закрыты железом или деревянными щитами. У центрального входа виднелись мешки с песком
    Оказавшись возле остановки, Сергей повел нас к центральному входу. Вокруг пестрели вывески магазинов и казино. В глаза бросались крупные деревянные щиты, которыми закрыли все пластиковые окна и перегородки. Поднявшись по ступеням, я бросил взгляд на окошко банковского киоска, где раньше толпились люди, чтобы купить или обменять валюту. Как давно это было. Теперь же главным для человека стала его безопасность, еда и патроны. Хорошо, когда есть место, где можно вот так вот жить в кругу таких же людей. А когда ты один?
    Пластиковые двери были закрыты толстым железом. Сергей подошел к двери и просто постучал в нее кулаком. Через пару минут дверь открылась и к нам вышел молодой парень. В руках он держал автомат. Я так же заметил небольшие окошечки с двух сторон двери. Нас держали на мушке.
    - Кто такие? – спросил парень. Было видно, что он нервничает, но хочет показать нам, что он самый главный на этот момент.
    - Скажи Капитану, что Рубан вернулся и с ним два человека. Человека, - еще раз повторил Сергей.
    Несколько минут ничего не происходило. Потом тихо пискнула рация на ремне солдата, свободной рукой он быстро снял её и ответил.
    - Пост на связи, - потом немного промолчал, и коротко ответил, - есть, впустить и проводить в изолятор.
    Продолжая удерживать нас на мушке, солдат отступил внутрь холла. Мы последовали за ним. Как только мы оказались в холле, металлическая дверь захлопнулась. Обернувшись, я заметил еще троих солдат. Теперь на нас целились уже четыре автомата, чтобы в случае чего открыть огонь на поражение. Я заметил, что на стенах были четко видны дорожки от автоматной очереди. Видно, все же были случаи.
    - Андрей, - первым нарушил молчание Сергей, - отведи нас к Семенцову, пусть делает свое дело.
    - Идите за мной, - сказал Андрей, и повел нас вперед.
    Двери в холл гостиницы так же были переделаны. Думаю на случай прорыва центрального входа здесь был придуман четкий план. Сразу за входом стояли еще двое парней в форме, которым мы сдали оружие. Однако обыскивать нас никто не собирался.
    Мы оказались на втором этаже рядом с гостиничным номером. Дверь была открыта, поэтому все втроем без стука вошли в комнату. Она была большой, здесь пахло медикаментами. Было просторно, всю мебель вынесли, но взамен появился стандартный набор медкабинетов, стол, парочка стульев, даже кушетка была. Рядом с окном стоял мужчина в белом халате. Белое полотно украшали пятна неизвестного происхождения.
    - Рад вас приветствовать в нашем царстве, - он усмехнулся и жестом предложил п

    0


    Ссылка на этот материал:


    • 0
    Общий балл: 0
    Проголосовало людей: 0


    Автор: Волк Александр
    Категория: Фантастика
    Читали: 35 (Посмотреть кто)

    Размещено: 22 июля 2014 | Просмотров: 106 | Комментариев: 0 |
    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2018 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.