«    Июль 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус | Партнеры--



Сейчас на сайте:
Пользователей: 2
Coltt KURRE

Роботов: 2
YandexGooglebot

Гостей: 19
Всех: 23

Сегодня День рождения:

  •     byalchik (18-го, 28 лет)
  •     ДжонВ (18-го, 22 года)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Дискуссии О культуре общения 158 KURRE
    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 1863 Кигель
    Стихи молчание - не всегда золото 250 Filosofix
    Флудилка Время колокольчиков 198 Герман Бор
    Флудилка Курилка 1954 Герман Бор
    Обсуждение вопросов среди редакторов сайта Рабочие вопросы 517 Моллинезия
    Флудилка Поздравления 1635 Герман Бор
    Стихи ЖИЗНЬ... 1600 Lusia
    Организационные вопросы Заявки на повышение 775 Моллинезия
    Литература Чтение - вот лучшее учение 139 Lusia

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    День жизни

    Вместе с такими же растерянными и недоумевающими людьми она вышла из «Перевала» во двор пункта перевода. В лицо ударили всё ещё яркие лучи осеннего солнца, она знала, где находится, знала о существующих правилах, знала, кем её теперь считают и больше ничего, хотя где-то на самом краю сознания уже просыпались смутные образы и воспоминания. В веренице беженцев она шла почти последней, высокий, мускулистый служащий, одетый в униформу, держа руку на порализаторе, пристально посмотрел ей в глаза и с удовлетворением кивнул. Женщина рядом с ним в слух прочитала номер на её ошейнике и занесла в компьютер.

    -Ваше имя? – спросила она. Глупый, чисто формальный вопрос, те, кому только что стёрли память о прошлом, не должны знать своих имён.

    Она лишь отрицательно покачала головой.

    -Ваше новое имя Варда, - сообщила женщина. – Вы знаете куда идти?

    Подражая остальным, она запустила руку в карман плаща, где должна была лежать карточка с информацией, её пальцы ничего не обнаружили, и она вновь лишь кивнула. Женщина махнула рукой, разрешая проходить, работы было слишком много, чтобы проверять каждого, в конце концов, их дальнейшая судьба не касалась служащих пункта перевода. Лишённые своего прошлого беженцы за воротами пункта предоставлялись самим себе, как правило больше половины по несколько дней плутали по улицам города, кто-то так и не находил того места куда ему нужно попасть для того чтобы получить документы, работу, дом и вместе с этим новую жизнь. Такие люди теряли не только прошлое, но и будущее.

    Мужчина служащий невольно проводил взглядом высокую рыжеволосую девушку, в её стройной фигуре чувствовалась какая-то странная скрытая сила, хотя взгляд больших тёмно-зелёных глаз ничем не отличался от взглядов других беженцев, такой же растерянный и беспомощный. В этом не было ничего удивительного, чем бы она ни занималась раньше, но сейчас её личность подвергнута изменениям, практически стёрта и заменена новой, в которой не осталось ничего от дикости и жестокости беженцев. Он знал это, он чувствовал каждого из них.

    Стальные ворота выпустили её прямо на улицу города, она на несколько мгновений замерла, бросила взгляд на других беженцев, стоящих с ошарашенными лицами, и медленно побрела по тротуару.

    Город сомкнулся вокруг неё громадой сверкающих небоскрёбов, переплетением воздушных дорог и невыносимым гулом транспорта. Ей захотелось сжать голову руками и побежать. Она поплотнее закуталась в свой длинный чёрный плащ и попыталась успокоиться, если она будет дрожать и паниковать, то это ничем хорошим не закончится. Она остановилась и уже более спокойно огляделась, в сознание появилось навязчивое чувство, что все эти ощущения человека первый раз попавшего в город не настоящие, и на самом деле то, что испытывают другие беженцы, на неё не распространяется.

    Она высоко подняла голову и, злясь на саму себя, быстро зашагала по улице. Металлический ошейник на её шее привлекал внимание прохожих, беженцам не позволяли снимать их почти год, всё это время они являлись самым низшим, практически бесправным слоем населения, но и в дальнейшем мало кому удавалось выбраться из трущоб бедноты. И всё же для них это был шанс добиться чего-то лучшего, шанс к которому стремились даже ценой потери памяти.

    По её лицу и фигуре скользили насмешливые, презрительные взгляды, все знали, чем придётся заниматься такой девушке как она, кто-то с издёвкой смотрел прямо в зелёные глаза и с удивлением и даже испугом натыкался на холодную, плохо сдерживаемую ярость, совершенно не характерную для взглядов беженцев. Эти никчемные отбросы общества не умели злиться, не умели возражать или сопротивляться. «Перевал» отнимал не только память, но и мужество.

    Город был слишком жесток к таким как она. Её мысли путались, от попыток хоть что-нибудь понять в голове появлялся раскалённый шар боли, он давил на мозг, разрывал его на миллионы кусочков и словно выжигал беспорядочные события и образы. Она не понимала, что делает в этом городе, на этой улице и почему идёт именно в этом направлении, знала лишь одно – так нужно. Её ноги сами собой свернули в узкий переулок, с двух сторон поднимались каменные стены зданий, пахло сыростью и плесенью, где-то очень далеко вверху виднелась бледная полоска неба, но здесь внизу стоял полумрак.

    Она почти не сбавила шагу, по переулку двинулась слишком уверенно и практически бесшумно, хотя на её полусапожках были каблуки, которые звонко стучали, когда она шла по тротуару. Она вдруг осознала, что считает шаги. -…Сорок семь, сорок восемь, сорок девять, - её тело словно жило отдельно от разума, разум же был погружён в полнейший туман. Она остановилась, медленно опустилась на колени и как слепая, почти не глядя, что делает, провела рукой по асфальту. Что-то щёлкнуло, и небольшой кусок покрытия отодвинулся в сторону, открывая взгляду нишу. Оттуда её руки достали вастрон – прибор, деактивирующий ошейник.

    В законе имелся отдельный пункт, запрещающий иметь вастроны частным лицам, собственно вот уже несколько лет как вастроны вышли из обращения, учёные доказали, что они слишком сильно влияют на психику, но разве её должны волновать такие мелочи? Сейчас, чтобы снять ошейник, нужно было вернуться в то место, где его надели и пройти всю долгую и болезненную процедуру сначала. Но прежде придётся найти работу, попытаться как-то приспособиться к новой жизни и, если не получишь слишком много нарушений, то может быть тогда через одиннадцать месяцев и тринадцать дней тебе дадут на это разрешение.

    Маленький приборчик ожил в её руке, она прикоснулась им к шее, послышалось тихое гудение, по коже прополз колючий холодок страха, достиг головы и погрузился в мозг. Она чуть слышно застонала, по телу пробежала лёгкая судорога, вастрон взвыл уже сильнее, впился острыми иглами в шею, она почувствовала, как отделяется от кожи ошейник, к горлу подступила тошнота. Ошейник нагрелся, слегка зашипел, сейчас шло разъединение с нервной системой, по своей сути ошейник был довольно сложным прибором, фиксирующим состояние тела хозяина и передающим данные в центр по контролю за беженцами. Именно в этот момент на улице города умирала девушка по имени Варда.

    Она со злостью сорвала ошейник с шеи и бросила его в нишу, послышался слабый звон. Она отодвинула покрытие подальше и внимательней посмотрела в глубь ниши. Ниша оказалась довольно большой, было темно, но всё же она разглядела, что на дне поблёскивает далеко не один ошейник, их было много. По её губам скользнула слабая усмешка, она закрыла нишу и уже как полноправный гражданин города вышла из переулка на улицу.

    В голове по прежнему был туман, но город не казался ей незнакомым, поворот в более тихую улицу, небоскрёбы сменяют красивые трёхэтажные особняки и коттеджи. Она знает, что это её улица, здесь её дом, здесь то место, где она живёт. Только что она делала в «Перевале»?

    Память выборочно возвращала ей воспоминания. Так нужно? Она уверенно остановилась перед коттеджем из белого камня, набрала код на замке калитки, резная металлическая дверца послушно открылась.

    -Госпожа Сольфи?- голос донёсся с улицы, она не сразу поняла, что это обращаются к ней, медленно обернулась. За калиткой стаяла не молодая дородная женщина, её губы были растянуты в какой-то заискивающей улыбке.

    -Вы вернулись, как прошло путешествие?

    -Замечательно, - ей с трудом удалось разлепить губы и произнести это единственное слово, собственный голос странным будоражащим холодом резанул по слуху. Женщина вздрогнула, в её глазах промелькнул испуг, но она снова заулыбалась.

    -Я так рада, что вы вернулись, особенно сегодня, в такой день, на нашей улице так не спокойно, так не спокойно…

    -В такой день? – она не решилась спросить какой сегодня день, а ещё больше ей хотелось знать, сколько она отсутствовала.

    -Ну да, в День смены правителя все словно с ума сходят, я очень рада, что ваш дом не будет без присмотра.

    -Да, конечно, извините, я очень устала, - она повернулась чтобы уйти. Женщина энергично закивала головой, всем своим видом показывая, что всё понимает. Больше не обращая на неё внимания, Сольфи по вымощённой мрамором дорожке пошла к своему дому.

    Дверь открылась после набора кода, она сделала шаг в просторную прихожую и невольно замерла уже зная, что совершила ошибку. За спиной с грохотом закрылась дверь, как серые призраки от стен отделились вооружённые люди и окружили её кольцом. С двух сторон к голове прикоснулось что-то металлически холодное и твёрдое, в её груди гулко забилось сердце.

    -Сольфи Рэйт, по приказу верховного судьи вы арестованы, - произнёс безжалостный голос у её уха. Говорившего она не видела, попыталась повернуть голову, но ей не позволил ствол порализатора.

    -В чём меня обвиняют?- она слабо удивилась, что её собственный голос даже не дрогнул.

    -Вы обвиняетесь в убийстве сенатора Гровта, - неумолимо сообщил неизвестный.

    Ей показалось, что в её душе что-то оборвалось, убийство? Да ещё сенатора, причём самого влиятельного сенатора.

    -Этого не может быть, - проговорила она через силу. – Я не могла никого убить!

    -Это решит суд, забирайте её.

    В голове вновь появился туман, она лишь как-то смутно осознала, что запястья обхватили металлические браслеты наручников, её вывели на улицу, сквозь пелену, застилавшую глаза, она видела фигуры шагавших рядом людей, деревья перед домом, дорожку, улицу. Вернётся ли она когда-нибудь сюда вновь? Вернётся ли в этот дом, который так и не успела до конца вспомнить.
    За калиткой уже стояли полицейские машины, промелькнуло знакомое лицо женщины, с которой она разговаривала минуту назад, её глаза от удивления чуть ли не лезли на лоб. Сольфи втолкнули в машину, и только очутившись на жёстком сиденье, она вдруг поняла, что ноги её почти не держат, во всём теле появилась болезненная слабость, голову обручем сдавила навалившаяся усталость, хотелось закрыть глаза и провалиться в спасительную темноту бессознательности.

    Почувствовался мягкий толчок, и машина сорвалась с места, в тесном, отгороженном решёткой отделении для задержанных она находилась одна, сквозь маленькое окошечко в двери с трудом был виден город, чтобы хоть как-то отвлечься, Сольфи прижалась щекой к решётке и стала смотреть на улицу. Она отказалась от попыток что-либо понять, невозможно понять то, чего не помнишь. Только где-то на самом краешке сознания застыла уверенность, что она не убивала этого человека, только это ещё удерживало её от полёта в бездну отчаянья и безысходности. Если она знает, что не убивала сенатора Гровта, то не один суд не сможет доказать обратного, даже если она этого не помнит.

    На стене небоскрёба промелькнул огромный видеоэкран, кабину машины заполнил приятный мужской голос, вещавший почти на весь город. - …Это ваш шанс, ваш шанс взойти на вершину, сегодня тот день, когда каждый из вас может достичь практически не возможного, спешите граждане нашего прекрасного города, вас ждёт королева Амира…, - голос медленно уплывал вдаль, потом промелькнул второй экран, и голос зазвучал с новой силой.

    На экране Сольфи успела заметить лицо самой прекрасной из всех женщин, каких она только видела – королева Амира, на неё взглянули огромные, нереально красивые тёмно-зелёные глаза, в их глубине можно было утонуть, эти глаза завораживали не только мужчин, но и женщин.
    -… посмотрите на неё, сегодня день её смерти, нам очень жаль, но Амира нас покидает, покидает, чтобы на трон взошла одна из вас, женщины Эльвары одна из вас наша будущая королева, мы ждём…

    День смены правительства. Сольфи почувствовала, что дрожит, меньше всего на свете ей бы хотелось оказаться на месте Амиры или одной из этих будущих королев, потому что через три года их постигнет такая же судьба. Дикий варварский обычай, пришедший из далёкого прошлого. В Эльваре всегда была королева, её титул передавался по наследству, она правила, опираясь на сенат, но фактически ничего не решала, потом вдруг всё изменилось, королева не только потеряла свой голос в сенате, но стала чем-то вроде средства для выбора победителя. Началась жестокая извращённая борьба за власть, каждые три года граждане Эльвары убивали свою королеву, убийца входил в сенат и возводил на трон свою собственную женщину. Для мужчин это был шанс пробиться в правительство, для женщин – пытка, три года жизни в роскоши в ожидании смерти. Страшной смерти, цели достигал только тот, кто убивал первым.

    -…Охота началась !

    Сольфи поёжилась, потом вспомнила о своём собственном положении, у неё тоже был шанс сегодня умереть. Неожиданно ярко в сознание ворвался образ матери, тёмные глаза полыхали от злости, она ясно ощутила боль на щеках от её сильных ладоней. – Запомни, запомни это, ты никогда не посмеешь убить человека, никогда, это в твой крови, иначе уже не сможешь остановиться, никогда…

    Никогда, она никогда никого не убивала, она не могла, Сольфи сжалась в комок, а правда ли это? Зачем она прошла через «Перевал»? Почему лишилась памяти? Нет, вопросы потом, сейчас она не должна сомневаться, иначе погибнет.

    Машина ещё некоторое время неслась по городу, потом резко затормозила, открылись двери отделения для задержанных, Сольфи в глаза ударил яркий солнечный свет, она невольно зажмурилась, грубые руки схватили её за плечи и вытащили из машины. Она с каким-то трепетным страхом поняла, что находится перед зданием суда. Здание представляло собой огромную сверкающую зеркальным светом пирамиду. Сольфи подхватили под руки и потащили вверх по лестнице на встречу открытым дверям.

    В зале суда было пустынно, большое с высоким потолком помещение давило своим величаем и несокрушимостью. Её подвели к стоящему на помосте креслу и заставили сесть, наручники сняли, но руки тут же привязали к подлокотникам, на голову одели тяжёлый обруч, с тянущимися от него куда-то проводами. Она не успела опомнится, как кто-то громко объявил.

    -Суд начинается, - всё происходило слишком быстро.

    Сольфи с трудом перевела дух, в её груди слишком громко стучало сердце, прямо на неё из-за пульта смотрел не молодой грузный мужчина в мантии, у него были очень светлые и очень холодные серые глаза, словно заглядывающие прямо в мозг. Судья. Его губы раздвинулись в чуть заметной насмешливой улыбке, он кивнул, его помощник нажал несколько кнопок на пульте.

    Сольфи показалось, что её голову сдавило тисками, боль оглушила, она тихо застонала и лишь через несколько мгновений боль почти исчезла, но отступила не до конца. Помощник удовлетворённо кивнул, судья вновь усмехнулся.

    -Ваше имя Сольфи Рэйт? – задал он первый вопрос.

    -Да, - губы пересохли и почти не слушались.

    -Громче, - потребовал судья.

    -Да, - почти выкрикнула Сольфи, но получилось все равно довольно тихо, судья поморщился.

    -Вы гражданка Эльвары?

    -Да.

    -Были ли когда-нибудь судимы раньше?

    -Нет.

    -Что ж, не будем терять время и перейдём сразу к главному, Сольфи Рэйт, это вы убили сенатора Гровта?

    -Нет.

    На несколько мгновений судья замер перед экраном монитора, по его непроницаемому лицу Сольфи не могла определить, что он там увидел, наконец, он поднял голову и посмотрел на неё.
    -Признана невиновной, освободить, - Сольфи чуть не задохнулась от переполнивших её эмоций, всё казалось таким невероятным, таким нереальным, может быть это просто сон?

    С её головы сняли обруч, освободили руки, она с трудом встала из кресла, ноги подкашивались.

    -Следующий, - выкрикнул помощник судьи.

    Она медленно побрела к выходу из зала, а на встречу двое полицейских уже тащили испуганного недоумевающего парня. Значит это всего лишь проверка, у них нет определённого подозреваемого, и они проверяют всех, чьи следы были зафиксированы сканерами на месте преступления, но ведь там могли побывать тысячи людей! Сканеры несовершенные приборы, они улавливают присутствие не только в момент совершения убийства, но и за несколько часов до этого.

    Зато совершенными считались детекторы лжи, и если бы хоть один её ответ был не правдивым, допрос не окончился бы так быстро.


    0


    Ссылка на этот материал:


    • 0
    Общий балл: 0
    Проголосовало людей: 0


    Автор: S-Z
    Категория: Фантастика
    Читали: 35 (Посмотреть кто)

    Размещено: 27 октября 2014 | Просмотров: 90 | Комментариев: 0 |
    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2018 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.