«    Июль 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус | Партнеры--



Сейчас на сайте:
Пользователей: 2
Chel Filosofix

Роботов: 2
YandexGooglebot

Гостей: 29
Всех: 33

Сегодня День рождения:

  •     Eroshkun (16-го, 20 лет)
  •     gellety (16-го, 31 год)
  •     Gr0m1990 (16-го, 28 лет)
  •     Lileslava (16-го, 20 лет)
  •     Дмитрий Гаев (16-го, 25 лет)
  •     темненькая (16-го, 25 лет)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Дискуссии О культуре общения 101 Герман Бор
    Стихи молчание - не всегда золото 250 Filosofix
    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 1862 Кигель
    Флудилка Время колокольчиков 198 Герман Бор
    Флудилка Курилка 1954 Герман Бор
    Обсуждение вопросов среди редакторов сайта Рабочие вопросы 517 Моллинезия
    Флудилка Поздравления 1635 Герман Бор
    Стихи ЖИЗНЬ... 1600 Lusia
    Организационные вопросы Заявки на повышение 775 Моллинезия
    Литература Чтение - вот лучшее учение 139 Lusia

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    Как я на Солнце подскользнулся

    С судьбою в прятки не играй,
    С судьбою в прятки не играй.
    Она тебя везде разыщет.
    Сегодня — Ад, а завтра — Рай,
    Сегодня — принц, а завтра – нищий.


    Вы никогда не замечали, что мир всегда изменяется, становится новым, непознанным? Причем это изменение происходит спонтанно, внезапно. Часто это сильно выбивает из колеи. Только представьте, что простая истина, которую вы всегда прекрасно знали, моментально становится другой, изменяется и её форма и содержание. Например, всю жизнь вы знали правило Ключевского, описывающее энергетическое распределение орбиталей в многоэлектронных атомах. А сегодня узнаёте, что никакого правила Ключевского нет, есть только правило Клечковского, которое так же, как и правило Ключевского, описывает энергетическое распределение орбиталей в многоэлектронных атомах. Эти правила оказываются идентичны, название лишь разное. И вы точно помните, что никогда имя Клечковского не слышали. Если кто-то упоминал это правило, то всегда его называли правилом Ключевского. Как же можно объяснить этот факт? Весьма просто – ложная память, вы просто неправильно запомнили название, ведь Ключевский и Клечковский весьма созвучны. Но, что если это не ложная память? Понимаю, звучит бредово, но задумайтесь на секунду, что, если правило действительно называлось по-другому? Что же это значит? Мир изменился, по крайне мере его некоторая незначительная часть, но ваша память осталась неизменной. И хорошо, что мир стал другим незначительно, название правила не существенно. Но, что если изменится что-то более важное? Ведь Клечковский всего лишь вершина айсберга. Кто знает, что может произойти в следующий момент времени, если мир настолько изменчив? Со мной так и произошло. Но обо всём по порядку.

    Всю жизнь меня считали чудаком, чьё чудачество выражалось одним словом — беспамятный. Я всегда путал события, факты, явления, с формальной стороны, не их суть, а лишь названия, даты и мелкие общеизвестные детали. К счастью, я приспособился к этому, да и люди к моей причуде быстро привыкали. Особенность психики, не более. Зато и у плохой памяти есть преимущество: оно состоит в том, что одними и теми же хорошими вещами можно несколько раз наслаждаться впервые. Поэтому я очень часто тащился, когда переоткрывал одни и те же простые истины.

    У меня была простая, спокойная жизнь. Студенчество — лучшие годы, не правда ли? Мне всегда нравился процесс получения новых знаний. Законы природы идеальны во всех смыслах этого слова, в них есть своя притягательная романтика. Наверное, поэтому я и пошел на физика-ядерщика. Но учёба давалась мне тяжело. Я не ленив, весьма старателен и вроде бы не дурак. Но, мне всегда чего-то не хватало, чтобы добиться высоких результатов, чего-то совсем малого. Наверное, это всё моя «особенность психики». Но я никогда не унывал. “Per aspera ad astra”, как говориться: Сквозь тернии к звёздам! Чем труднее — тем интереснее! Тем более, я видел, как тяжело даются падения тем, кто ни разу не падал. У меня в группе была законченная отличница: одни пятёрки, полная непогрешимость в учебе, очень честолюбивый характер. И знаете что? Это сыграло с ней злую шутку: ей как-то поставили оценку ниже, чем обычно. Закончилось всё дело нервным срывом. Важно понять, а я это уже прекрасно понял из-за событий, произошедших со мной, что суета — это ничто. Зачем мы падаем? Чтобы научится вставать. Мне-то хорошо, вся моя жизнь — череда падений, настолько частых, что со стороны может показаться, что я всё время лежу. Конечно, я немного утрирую, где-то привираю и лукавлю, но в моем положении без самоиронии никак. Но не буду более докучать вам водой, лучше сразу начну «мылить».

    История моя начинается осенью, ранним утром. Я банально проспал на учёбу, второпях оделся, умылся (как ни странно, в таком порядке) и пулей устремился на остановку, благо институт в пятнадцати минутах от дома. Мне повезло, нужный автобус подъехал сразу. Он меня удивил — по своему дизайну напоминал старые советские автобусы, которые я застал в раннем детстве. Но напоминать и быть не одно и то же: этот автобус был новым, красивым, современным и элегантным. Я сел в него, невольно подумав: «Неужели наш автопром возрождается?» 
    Салон был на удивление пуст, сиденья удобные, ухоженные. Я с комфортом доехал до своей остановки. Я уж хотел заплатить и выйти, как с ужасом заметил, что забыл деньги дома! Тут вспомнил случай: однажды расплатился десятью рублями, а эта свинота водитель мне сдачу долго не давал. Надоело ждать (еще настроение плохое было), просунул руку подальше, у него там два рубля лежат, взял их. Так он, скатинка, как рассвирепел, сказал, что счас мне рожу расквасит. Восемь рублей стоил проезд. Я его еле-еле убедил, что сдачу только взял. В общем, какие идиоты нас возят, ужас! Все пальцы у них в наколках, да и блатняк постоянно крутят. А вот в другой раз еду домой, шофер наткнулся на автобус, который перепутал расписание. Так этот дебил (если потолерантнее, то человек не высокого уровня фантазии с атрофированным гипофизом) устроил с ним гонку с переполненным пассажирами автобусом. Как его обогнал, вышел из болида формулы пятьдесят один и пошёл себе разбираться. А что водюги делают с бедными зайцами? Уж лучше я промолчу… Выбора не было, я подошел к водителю (кондуктора как всегда не было), честно сказал, что забыл деньги и извинился. Он покрутил пальцем у виска, и молча открыл дверь. Я, на всякий случай, мгновенно выскочил из автобуса. Времени оставалось все меньше, на бегу я особо не смотрел по сторонам, но где-то в глубинах подсознания приметил, что куда-то делась вся реклама на зданиях. 

    Наконец добрался до ВУЗа! Гардеробщица, женщина почтенного возраста, как всегда, похихикала надо мной и заметила, что я постоянно опаздываю. Я ей философски ответил: «Для великих дел необходимо неутомимое постоянство. Даже в опоздании». И убежал на пару. 
    На обзорной лекции по истории двадцатого века сидел весь поток. Извинившись, я сел на своё место и затупил взор. 
    Лектор живо рассказывала про события тысяча девятьсот семнадцатого года. Как коварные красные хотели совершить государственный переворот. Как белые дали им отпор. Как взбунтовался народ под предводительством Нестора Махно, и в лучших традициях Ганди бескровно свергли методами ненасильственного сопротивления батюшку царя. Честно, от этой лекции у меня отвисла челюсть. Я начал возмущаться: «Тамара Моисеевна, что за чертовщину вы несёте? Красные же победили! А Первую мировую мы проиграли. И движение зелёных под предводительством батьки Махно задавили!» Вся аудитория взревела в диком необузданном смехе, в том числе и лектор. На всякий случай я засмеялся вместе со всеми, поглядывая по сторонам. Моисеевна продолжала лекцию, посчитав мою правду-матку за шутку, хотя, по логике вещей, она должна была выгнать меня из аудитории.

    Я понял, что творилась какая-то чертовщина, снова затупил взор и затаился. Нужно было во всем разобраться. Я слушал дальше эту альтернативную историю, когда нужно было, кивал вместе со всеми. Чем больше я узнавал, тем сильнее понимал, что встрял в какую-то историю, и, похоже, психоделическую, с примесью шизофрении. 
    Из лекции я почерпнул следующее: Столыпинские реформы (Столыпина не убили) продолжали аж до тридцатых годов. К тому времени Великорусь (так переименовали Российскую Империю) стала самой сильной и экономически развитой страной в мире. Бескровно, добровольно объединились все славянские страны в Союз Славянских республик. А в шестидесятые годы ССР переформировался в новое государство — Союз Северных и Славянских Республик, куда вошли: Германия, Франция, Северная Ирландия, Шотландия, Швеция и Норвегия. Второй мировой войны не было, репрессий не было, холодной войны не было, США не было! Оказывается, она была уничтожена мощнейшим взрывом ещё в тысяча девятьсот восьмом году, в ходе неудачного эксперимента Николы Теслы по передаче электричества на расстоянии. Я, конечно, не знаток, но, по-моему, где-то в это время — в рамках ортодоксальной истории — упал тунгусский метеорит. Из слов Моисеевны стало ясно, что СССР существует до сих пор, более того — с восьмидесятых годов воцарился коммунистический строй. Через двадцать лет планируют перейти к анархическому. Хотя уже сейчас строй близок к идеальному: преступности, нищеты, безработицы, необразованности практически нет. Нет и территориальных конфликтов: китайцы, корейцы, японцы и другие азиатские народы колонизировали пустынные территории США. Они, так же как и СССР, пришли к коммунистическому обществу. Мир, любовь, жвачка! Только в Англии и ряде африканских стран ещё существуют локальные столкновения местных бандформирований, так называемое течение «футбольных хулиганов». Удивительно — Англия превратилась в страну третьего мира.

    Рассказ лекторши был настолько логичен и правдоподобен, что, несмотря на всю бредятину, что она несла, я начал верить, что она не врет, и это не шутка. Она и вся аудитория считала новую хронологию правдой. 

    Пара закончилась. Тут я и подумал: «Раз уж, ребятки, у вас тут построенный коммунизм, а не пойти-ка мне в ближайшую столовую и по-царски пообедать! Для такого дела и пару прогулять не жалко!» Что я и сделал. Конечно, я не верил, что смогу отобедать без денег. Но мне хотелось понять, что сейчас произошло на лекции. У меня было три варианта — массовая истерия, или у меня крыша поехала, или одно из двух. Посетив столовую, я начал склонятся ко второму варианту. Она была шикарна! Да, что уж там, настоящий ресторан, скрещенный со шведским столом! Изобилие изысканных яств, каждое бери — не хочу! Черт, я прослезился от умиления, сбылась моя детская мечта – попасть в супермаркет и проесть все, что попадётся под руку, аки моль на норковой шубе. Правда, это не супермаркет – это намного лучше!

    Объевшись, я начал оценивать свою ситуацию, просчитывать различные варианты событий. После неимоверного мыслительного процесса, чередовавшегося пропусканием кружечек горячего шоколада, я нашёл пару более или менее здравых объяснений: во-первых, я действительно мог спятить, но по понятной причине я откинул этот вариант. Во-вторых, во всем могли быть виноваты попаданцы: какой-нибудь Вася Пупкин изобрел машину времени да и перекроил время в соответствии со своими эротическими фантазиями. Неплохо перекроил, скажу я вам. Даже выпил ещё одну чашечку горячего шоколада за него, на всякий пожарный. Но этот вариант не годился. Почему на меня не подействовало изменение реальности? Может быть, конечно, я и есть тот Вася П., и дабы не было межвременных парадоксов, моя память осталась неизменна. Значит, в будущем мне ещё предстоит отправиться в прошлое. Только всё равно не понятно, почему переиначивание времени затронуло меня именно сейчас, а не с молодого или более зрелого возраста? Нет, тут дело не в попаданцах. Тогда что остаётся? Параллельные миры? А что? Почему бы и нет! В соответствии с принципом неопределенности Гейзенберга, наше прошлое, настоящие и будущее есть не что иное, как лишь набор вероятностей. Если допустить, что вселенная бесконечна, а также существует бесконечная вариация вселенных, то вполне может существовать где-то много вселенных, где из-за некоторого фактора икс именно я и мои двойники начнут перемещаться в параллельные миры, в миры схожие, но чем-то отличающиеся. Тогда очень хорошо можно объяснить эффект «ложной памяти», что преследовал меня всю жизнь. Каждый раз, когда я путал события, на самом деле я «скользил» в другой мир, где эти факты реализовывались по-другому. Обычно факты были незначительны, но произошло что-то из ряда выходящие, из-за чего меня откинуло в мир, много отличающийся от моего. Что же это могло быть? А ведь я ранее замечал, что с памятью у меня становилось тем хуже, чем сильнее бушевали магнитные бури. А чем они вызваны? Солнцем! Что, если во всем виноваты вспышки на Солнце? Нужно было проверить! 

    Я побежал в институт, точнее, я бы хотел побежать, но был сильно перегружен разной вкусняшкой. Поэтому шёл не торопясь, разглядывая город, который выглядел совсем иначе, чем мой родной. Большие здания, выполненные в стиле сибирского барокко, вымощенный желто-коричневой плиткой тротуар, прекрасные ровные дороги, по которым носились красивые автомобили. Они выглядели примерно как в фантастических рисунках советских художников семидесятых или восьмидесятых годов. Как же это называется? Ах, да! Ретрофутуризм! Весь город отдавал ноткой этого ретрофутуризма. Более всего меня удивили уличные лампы, которые светились, — нет, скорее искрились, — несмотря на то, что давно уже день. Они напоминали катушки Теслы, испускающие разноцветные молнии. Как выяснилось позже, благодаря ним беспроводным способом передавалось электричество на автомобили, дома и различные переносные устройства, типа мобильника и тому подобное. Реальность СССР была во всех смыслах много развитие моей родной.

    Я вернулся в институт и прошёл в библиотеку — в моём мире там был компьютерный зал. Я не ошибся, и в этом мире там располагались ЭВМ. Проблема только в том, что привычной операционной системы “Windows” с браузерами типа firefox или даже захудалого internet explorer’а не было. Были свои аналоги, довольно-таки остроумные, и своя терминология. Даже привычная qwerty-клавиатура была своеобразной, привычных клавиш вроде ctrl или esc на ней не было, как и латинских символов. Мне пришлось некоторое время разбираться в новом интерфейсе и терминологии компьютера, который тут назывался не иначе, как ЭВМ. В конце концов, я нашёл способ, как войти во «Всесвязь» — местный аналог интернета. Я сумел найти страницу метеослужбы, и действительно — в последние дни Солнце бушевало. Это были самые мощные вспышки за последние двадцать лет.

    За пару дней я помалу освоился в новой реальности. Мне там очень понравилось, люди были добрые и отзывчивые, образованные и высококультурные. Главное — у всех была цель в жизни: прожить как можно с большой пользой для себя и общества. Прожить так, чтобы и после твоей смерти другие могли жить если уж не лучше, то хотя бы не хуже. 
    Днем я пропадал в ВУЗе, получая невероятные знания по различным наукам. В том мире наука открыла фундаментальные законы, которые и не снились учёным моего измерения. Многое из того, что в моей реальности считалось истиной, оказалось ложным там. Истина же была намного проще и красивее.… Такой успех науки был вызван тем, что не было конкуренции, а существовал только союз и сотрудничество ученых. В этой реальности идея принадлежала всему человечеству, она использовалась во всеобщее благо. Патентные бюро упразднились за ненадобностью. Только представьте: Фон Браун и Королев вместе работали над космической программой, им удалось еще в середине сороковых запустить человека в космос. Просто невероятно, на что способны люди, когда действуют заодно, а не против.

    После учёбы я гулял по городу, наслаждался видами, общался с разными людьми, а по ночам наблюдал полярные сияния. Как выяснилось, они являлись побочным эффектом беспроводной передачи электричества. Это были самые лучшие дни в моей жизни! Но всё резко оборвалось.
    Где-то на восьмой день, как уже вошло в привычку, я пошёл в магазин, набрал продуктов и спокойно себе пошёл на выход. Но вдруг меня остановил лысый мужик. И начал что-то говорить на немецком языке. Я удивился, откуда тут взялись немцы? Я знал чуть-чуть немецкий, понял, что он требует деньги. Я удивился и ответил ему на русском: « Какие ещё деньги? У нас же коммунизм!» Мужик разозлился, его лицо покраснело. Он заорал: «Русишь швайн!» Затем он побежал к телефону и куда-то позвонил. До меня дошло, что я совершил «скольжение». Я начал извинятся: «Извини, я пошутил, я положу продукты назад и спокойно себе пойду». Я попытался уйти, но он перегородил мне дорогу. Потом появились полицаи. К моему ужасу их одежда была нацисткой, с характерными красными повязками с изображением свастики на руках. Без сомнения это были фашисты. Они нацелили на меня оружие, приказали поднять руки, а затем скрутили. Не понимая до конца, что происходит, я не оказывал сопротивления. Один из полицаев-фашистов ударил меня прикладом, я потерял сознание. Очнулся уже в тюрьме. 

    Меня привели в чувство нашатырным спиртом. Да, «сладкий» аромат гидроксида аммония кого хочешь приведет в чувство. Меня, дезориентированного, потащили в какую-то комнату, где посадили на стул. Руки и ноги связали, на пальцы нацепили электроды. Я всё это время дёргался и сопротивлялся, попутно обильно покрывая фрицев православным матом. Покрывал я их с чувством и выражением, даже сам не ожидал, что у меня, человека абсолютно не матерящегося, мат выдастся таким ядрёным! Видать уроки автобусных шофёров не пропали даром. В конце концов, фашистам это надоело, и они врезали по носу. А ведь нос моя святыня! Прямо как у Сфинкса, самый красивый элемент и изюминка всей композиции, по имени ехидная рожа. Век это не забуду фашистам! 

    Потом появился ихний Дохтор, худущий, лысый, одетый в белый халат, на тоненьких безжизненных глазках красовался вполне неплохой позолоченный пенсне, прищепленный к длинному горбатому носу, из которого выглядывали длинные беленькие волосики. А дыхание Дохтора было настолько зловонное, что пробивало толстый слой марлевой повязки. На фоне этого дыхания аромат нашатырного спирта казался запахом роз. Дохтор достал шприц, заполнил его какой-то зеленой жидкостью, а затем ввёл её в мою руку. Это была сыворотка правды. Фашисты устроили мне допрос на немецком. Я говорил, что плохо их понимаю. Это их злило, охранники пару раз ударили меня. Тогда Дохтор, с жутким немецким акцентом, стал задавать вопросы на русском. Вопросы были простые: кто я, откуда, где изучил русский язык, как связан с партизанами и все в таком духе. Я не мог врать, у меня буквально и фигурально жутко чесался язык. Наверное, побочный эффект сыворотки. Я им говорил как есть: «Я «скользящий» спонтанный путешественник по параллельным мирам, чьё путешествие зависит от вспышек на Солнце». Датчики показывали, что я не врал. Дохтор поставил диагноз, шизофрения. Произнёс что-то по-немецки, а затем ехидно перевел мне: «В расход». «За что?» — спросил я. «Русиш швайне», — ответил он. Меня увели в камеру.

    Все тело чесалась, болел нос, грудь и руки, места, куда меня били. Я понял, что дело моё безнадёжно. Камера была холодной и грязной. Я стоял, смотрел через тюремную решетку, почёсывался. Вдали горели огни моего родного города, города, что стал чужим. Как это произошло? Как этот мир мог докатиться до такого? Фашисты победили. Они захватили мою родину. Преступлением стало быть русским, русский хуже свиньи, такова политика этих победителей. Русский язык под запретом, за одно его употребление пускают в расход. Я не понимал, за что это мне всё выпало. Повседневные трудности жизни казались сущими пустяками. Проблемы и обиды в учёбе были ничем по сравнению с этим. Злой урок судьбы, мой переломный момент в жизни. 

    Наступило утро. Два здоровенных фрица вывели меня на улицу и посадили в машину. Я из вредности всю дорогу напевал «Полюшко поле», за что пару раз получил по своей святыне. 
    Фашисты привезли меня на площадь Ленина, так она называлась в моём мире, и там же красовался огромный памятник Ленину (второй по размерам в мире). Как ни странно, и в мире фрицев был этот же памятник, по крайне мере тело, а вот голова другая – гитлерова. Соответственно и площадь называлась – площадью Гитлера. 
    Собралась целая толпа, их, как скот, согнали, похоже, из разных фабрик. Зрелище печальное: одетые в лохмотья, грязные, усталые, печальные. Они с жалостью и сочувствием смотрели на меня, но не могли ничего сделать.

    Появился высокопоставленный фриц, я его прозвал Главнюком. Он был одет в кожаную куртку, обвешанную орденами, медалями и непонятными мне феничками. Он был то ли мэром, то ли генералом, пойди его черт разбери. Внешность Главнюка неприятная: лысый, с усиками как у его кумира Гитлера, ну и монокль, вставленный в правый глаз. 
    Главнюк толкал речь на фашистком, восславляя рейх и всему подобное. Я мало чего понимал, что он говорит. Ну, кроме ругани «русишь швайнов». Я стоял рядом с ним, скованный в наручниках. Главнюк постоянно тыкал в меня пальцем. В конце концов, мне это надоело. Раз уж погибать, то с музыкой. Я как заорал речь, пытаясь перекричать этого напыщенного уродца, ух, красноречия мне в тот момент — хоть отбавляй:
    «Русские люди, русичи! Братья и сёстры, не слушайте эту крысу фашисткую, вспомните славных предков своих! Восстаньте, хватит жить под тиранией узурпаторов! Русские без боя не сдаются! Лучше умереть в бою, чем жить в рабстве! Врагу не сдаётся наш гордый «Варяг»!» С этими словами я побежал на Главнюка. Безумный, глупый, необдуманный поступок, но сделанный от всего чистого сердца. Я успел врезать Главнюку наручниками по лицу. Его монокль разбился, дополнительно к декоративным усикам присоединился и декоративный шрамик от нижней губы до носа. Они побили мою святыню, а я их!

    Секунду спустя я почувствовал, как рой комариков прошёл через мою грудь. Затем послышались громкие хлопки. Всё потемнело. Мои глаза закрылись.
    Тьма окутала меня. Не знаю, сколько времени в ней провёл перед тем, как услышать шёпот. Таинственный шипящий голос обращался ко мне, он говорил: «Падай». Я всё ещё стоял с закрытыми глазами, а голос уже терял терпение: «Падай, дубина! Сцену портишь, тормоз!»
    Я неуверенно приоткрыл один глаз, другой был все ещё сильно зажмурен. Передо мной стоял парень в тоге, с кинжалом в руке. От внезапности я испугался и упал. Я смотрел на этого парня, он мне злобно шептал: «Ну же говори: И ты, Брут!» До меня никак не могло дойти, что тут творится. «И ты, Брут», — ещё более угрожающе сказал парень. Ну, я машинально и ответил, громко и дрожащим голосом: «И я Брут». Затем потерял сознание. 

    Очнулся от всё того же нашатырного спирта. «Дубина, на кой хрен вызвался участвовать, если боишься сцены?» — произнёс парень в тоге. Я ничего не понимал, что происходит, выдал, конечно, классный ответ: «А где архангел Михаил? Золотая лестница, пухленькие ангелочки с облачками? Или я что, в лимбо попал? Прямо как у Данте?» «Какие ещё нахрен ангелы, лимбы, Михаилы?! «Божественную комедию» в прошлый раз играли, дубина! У нас тут убийство Гая Юлия Цезаря чуть из-за тебя не полетело! «День Римских трагедий» чуть насмарку не пошёл! Благо, публика весёлая попалась, твой провал за шутки приняла! Дурак! Больше ты с нами не играешь!»
    И тут, наконец, до меня дошло, что я совершил очередное «скольжение». «Так я живой? Чёрт, я живой!» Я резко вскочил и радостно выбежал из подсобного помещения. Да, прямо на сцену, которая располагалась на том же месте, где меня хотели расстрелять. Только представьте, в какое неистовство пустилась публика, когда мёртвый Гай Юлий Цезарь во время сценки с Нероном, сжигающим Рим, выбежал с криками – «Я жив»! Публика обомлела. Так закончилась моя актёрская карьера, весело и с хохотом.

    Прошло два года, всё это время Солнце вело себя спокойно, сильных вспышек не было. Были маленькие, незначительные, они всё так же приводили к эффекту «ложной памяти», но события и моменты эти были пустяковыми. В столь кардинально другие миры я более не «скользил». Мне повезло, последняя вспышка из мира фашистов отправила меня в мир, максимально похожий на мой собственный. В ваш мир. Он, правда, отличается немного от моего: в моём мире было принято обращаться не «Господин полицейский», а хлопать в ладошки, приседать и произносить слово: «Ку».

    «Скольжения» меня сильно изменили. Я стал взрослее и проще смотреть на мир. Ценить то, что имею. Не терзаться мимолётными проблемами, не конфликтовать по пустякам. Подумать только, сколько миров существует! Бесконечность! Целая бесконечность наших с вами вариаций личностей страдает в одних мирах и живёт счастливо в других. Боюсь представить, что могут натворить мои злые двойники, из мира типа фашистких, при спонтанном перемещении в миры, похожие на мои родные или ваш, или СССР. Интересно, что случилось после моей выходки с Главнюком? Было ли какое-либо восстание? Или же толпа увидела смерть безумца? Кто знает? Хотелось бы верить, что они сплотились над моим подвигом, объявили фашистам войну и победили. Наверное, в каком-то из бесконечных миров так и случилось или случится. Пускай и не в том, где был я. Но хотелось бы, что это произошло везде. А ведь мне повезло, что я «проскользил» за секунду до смерти. Хотя какое тут везение? Лишь вероятность: бесконечное число моих двойников погибли, другая бесконечность спаслась. А ведь кто-то из моих двойников вселился в то застреленное тело. Жаль, но фортуна она такая.

    Само моё «скольжение» говорит о том, что вселенная не совсем идеальна. Она подобна человеку, ассиметрична, хаотична, спонтанна. В физике давно существует вопрос об отсутствии симметрии материи и антиматерии. Почему антиматерии меньше чем материи? В своих путешествиях я пришёл к ответу: вселенная несемметрична, точно так же, как и лицо человека. Это и даёт столь большое многообразие вариантов её форм. Я лишь посмотрел несколько миров, они в чём-то схожи, но сильно разнятся, подобно людям. Это удивительно, сколько вариантов событий может развернуться только благодаря нашему выбору и простому стечению обстоятельств.

    Я начал изучать Солнце, читать различную литературу, особенно про вспышки. Столь большие вспышки, переместившие меня в параллельный мир, происходят раз в двадцать три года. У меня есть время оставить след в этом мире и близких его вариациях. Возможно, я не один такой путешественник. Поэтому я и написал этот рассказ. Возможно, дорогой Читатель, вы посчитаете его бредятиной чистой воды, и я с вами спорить не буду по этому поводу, ведь рассказчик из меня хреновый. Но весь наш мир один сплошной бред, этакий «сон» бабочки-психопата. Хотя я надеюсь, рассказ кому-нибудь да поможет. Вдруг кто-то из вас окажется в такой же ситуации, как и я? В любом случае, удачи!


    +10


    Ссылка на этот материал:


    • 100
    Общий балл: 10
    Проголосовало людей: 1


    Автор: Manul
    Категория: Фантастика
    Читали: 92 (Посмотреть кто)

    Размещено: 20 марта 2015 | Просмотров: 173 | Комментариев: 6 |

    Комментарий 1 написал: Моллинезия (20 марта 2015 20:13)
    Поскользнулся. Так ведь правильно?

    "Сильно выбивает из колеи", а что, можно и не сильно оттуда выбить?

    А так, три абзаца прочитала. Классно. Загляну ещё.)



    Комментарий 2 написал: Manul (20 марта 2015 21:08)
    Моллинезия, я страдаю/наслаждаюсь дисграфией. Из-за этого в моих рассказах есть специфические ошибки, которые вы нигде более не увидите. Иногда я решаю их оставить, если они придают определенные оттенки рассказам. В данном случаи, слово подскользнулся подчеркивает несуразность происходящего.

    Вообще рассказ получил такое название из-за ассоциации с сериалом Скользящие, где тоже были путешествия по параллельным мирам.

    "Сильно выбивает из колеи"

    В моих ранних произведениях очень много таких вот несуразных словосочетаний.

    А вообще тут об этом пишут подробно http://rus.1september.ru/article.php?ID=200800912

    Если кратко, то поскользнулся - упал. Подскользнулся - удержал равновесие. По смыслу именно второе подходит рассказу.


    Комментарий 3 написал: Intachi (21 марта 2015 07:27)
    Рассказ ваш понравился)Аж дух захватывает!


    Комментарий 4 написал: Моллинезия (21 марта 2015 08:12)
    Manul, Словаря Ольги Северской ещё нет. Так что её размышления хороши лишь только для размышлений. Ну и ваша приставка - под - это только ваше дело. Но я сталкивалась с этим уже. В своём стихотворении допустила такое, и попало такое стихотворение в писательскую среду, так они мне быстро объяснили, в каких случаях применяется - под в этом слове. С тех пор я не применяю, а вы как хотите.

    Цитата: Manul
    Если кратко, то поскользнулся - упал. Подскользнулся - удержал равновесие. По смыслу именно второе подходит рассказу.


    Наоборот. Поскользнулся - просто скользил; подскользнулся - с падением.)


    Комментарий 5 написал: Manul (21 марта 2015 08:49)
    Суровый и беспощадный русский язык :-)

    Ладно, просто автор из параллельного мира, где правильно пишется подскользнулся :)


    Комментарий 6 написал: octopussy (21 марта 2015 13:02)
    С интересом почитала clapping

    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2018 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.