«    Июль 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус | Партнеры--



Сейчас на сайте:
Пользователей: 2
Coltt Моллинезия

Роботов: 0
Отсутствуют.

Гостей: 26
Всех: 28

Сегодня День рождения:

  •     KADGAR (19-го, 4 года)
  •     Mary MkLair. (19-го, 21 год)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Дискуссии О культуре общения 169 Герман Бор
    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 1863 Кигель
    Стихи молчание - не всегда золото 250 Filosofix
    Флудилка Время колокольчиков 198 Герман Бор
    Флудилка Курилка 1954 Герман Бор
    Обсуждение вопросов среди редакторов сайта Рабочие вопросы 517 Моллинезия
    Флудилка Поздравления 1635 Герман Бор
    Стихи ЖИЗНЬ... 1600 Lusia
    Организационные вопросы Заявки на повышение 775 Моллинезия
    Литература Чтение - вот лучшее учение 139 Lusia

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    Эпизоды апокалипсиса. Эпизод 4. День "0 " день "Х "

    Эпизод 4

     

    День "0"

     

     

    Один...два...три...четыре... Они идеальны. Каждый имеет точную, высчитанную и совершенную форму. Пять...шесть... Абсолютно гладкая поверхность, которая, словно просит, чтобы к ней прикоснулись. Шесть...семь... Каждый занимает положенное ему место. Один - чуть ниже и правее, следующий – чуть выше и левее. В шахматном порядке.

    И так ровно 29...

    Словно бусы или чётки в руках медитирующего гуру. Они внушают уважение и ощущение силы. Они успокаивают так же, как успокаивает лёгкий, шелестящий прибой океана во время полного штиля. Но ведь каждому известно на что способен разбушевавшийся океан.

    Восемь...девять...десять... Подушечка большого пальца правой руки аккуратно и мягко надавливает на гладкую поверхность, левая крепко сжимает холодный металл, и вот одиннадцатый, повинуясь хозяину, проскальзывает на своё место...

    Каждый совершенен, и каждый несет смерть.

    Их может быть и больше. Но в этом- максимум 30. Тридцать патронов калибра 5.56 для автоматической винтовки М-4 американского производства.

    Но Сэм Питерсон вкладывает в холодную обойму на один патрон меньше, чтобы уберечь пружинку от излишнего сжатия, что может привести к осечке. А осечка... осечка может привести к тому что, или тебя заразят, или просто сожрут вместе с потрохами. Итак, их всего двадцать девять.

    Еще имеется планка Пикантинни, с прикрепленным к нему диоптрическим прицелом. Отличное и надежное оружие.

    Патронов пока хватает. Повезло с приятелем, работавшим в тире, куда приходили любители пострелять по мишеням из автоматического и полуавтоматического оружия.

    Сэм вспомнил друга. Вспомнил всех тех, кого когда-то знал и любил. Когда-то давно – 22 дня назад. В то время, когда он еще был счастлив.

    Когда твои пальцы касаются гладкой поверхности патрона, и когда ты лёгким толчком укладываешь их – один за другим, каждого в свое гнездо, на своё место, то нет лучшего времени для воспоминаний. На каждый патрон по воспоминанию...

    В тот день Сэм вернулся из рейса в Техас. Поездка заняла шесть дней, но как всё изменилось за эти шесть дней.

    Груз был лёгкий, и Сэм держал скорость своего Питербилта на максимально допустимой. Он торопился домой. Камилла с дочерью, как обычно, ждали папу к утру следующего дня, но Сэм решил преподнести им маленький сюрприз, вернувшись чуть раньше, поздно вечером, когда они уже спят. А утром, он бы их удивил и обрадовал подарками, купленными в паре тысяче километров от дома.

    Дом был погружен в темноту. Сэм, стараясь не шуметь, открыл дверь и вошел. В половине второго ночи, каждый, самый тихий звук способен прозвучать в темноте подобно грому и разбудить всех спящих. Половицы еле слышно поскрипывали под грузным телом Сэма. Он принял душ, и словно когда-то в пустыне, под покровом афганской ночи , где он служил морпехом, тихо проник в собственную спальню, и юркнул под теплый бок жены. Уже через пару минут бывший спецназовец дрых "без задних ног".

    Его разбудили странные ритмичные звуки. Утро еще не наступило, но сквозь неплотную занавеску уже можно было увидеть сереющее небо Манитобы, а луна, своим ослабевающим светом, освещала спальню, создавая причудливые тени на полу и стенах небольшой комнаты.

    Сэм открыл глаза и прислушался. Снова этот "скрежещущий" звук донесся откуда-то из-за его спины. Сэм лежал на правом боку, спиной к Камилле, и в его поле зрения попадало лишь окно и стена с прикроватной тумбочкой, на которой стоял ночной светильник с изображениями мультипликационных героев. Этот светильник совсем был не к месту в этой комнате, но пару месяцев назад, его подарила им Кристи, на годовщину свадьбы. Кристи была очаровательным ребенком. В свои четыре годика она отличалась сообразительностью, иногда удивляя родителей излишней "взрослостью".

    Так и тогда, узнав об их годовщине, она потребовала пойти в магазин и купить подарок. Причем подарок она будет выбирать сама. Как они тогда смеялись... Она выбрала тот самый светильник, которым Сэм Питерсон проломит ей череп.

    Сэм повернулся на другой бок. Мгновенно, его желудок пронизал ледяной ужас, и он, закричав, свалился с кровати на пол.

    Если бы не два года службы в морской пехоте в самой горячей точке мира, Сэм сошел бы с ума в то же мгновение, когда увидел это.

    Сэму было всего 25 лет. В восемнадцать он пошел в армию в морскую пехоту.

    Но через два года его комиссовали после тяжелого ранения во время разведывательной операции в Афганистане. Тогда Объединенное Правительство Демократических Стран (ОПДС) опасалось что в руки Исламского Государства попало ядерное оружие.

    Через пол года демобилизации, Сэм Питерсон женился на Камилле Рэйн – уроженке небольшого городка Брендон в провинции Манитоба.

    И вот сейчас, Сэм смотрел, расширенными от ужаса глазами, как его любимую жену пожирает его любимая дочь...при этом скрежеща зубами.

    Малышка, абсолютно непосредственно, склонилась над любимой мамочкой, и острыми молочными зубками выдирала из той небольшие кусочки плоти.

    Её распущенные светлые волосы были забрызганы кровью, а по маленькому подбородку стекали струйки крови. Весь верх ее пижамки так же был покрыт темно красными разводами и пятнами, под которыми еще угадывались изображения веселых и радостных слонят.

    Сэм видел как дочурка каждый раз склоняется над Камиллой, словно пытаясь поцеловать свою мамочку, потом необычайно быстрым, для ребенка движением, вгрызается в горло матери.

    Сэм не мог, не способен был оторваться от этого жуткого зрелища. Его рука, словно повинуясь какому-то приказу, нехотя и медленно потянулась к светильнику с мультяшными героями. Сэм даже не осознавал что делает. Его глаза смотрели на дочурку, а рука уже сжимала мертвой хваткой, увесистый светильник.

    И тут Кристи словно что-то почуяла. Она прекратила жевать, подняла голову и уставилась зелеными глазенками на папочку.

    Сэм перестал дышать. Ему казалось что его сердце так же перестало биться, и он подумал что наверняка сейчас упадет в обморок. Сэм вдруг осознал, что это именно то что сейчас ему необходимо – просто потерять сознание, а еще лучше вообще умереть, только чтобы ничего этого не видеть.

    Кристи улыбнулась. Она улыбнулась папочке. Сэму показалось что её мелкие молочные зубки стали заметно больше и острее, особенно клыки. И немного изменилось лицо. Чуть заметно расширились скулы, а челюсть немного выдвинулась вперед. Кристи словно бы стала своей собственной карикатурой, изображенной рукой художника - психопата.

    Дочурка вытянула свои ручки в сторону Сэма и попыталась что-то сказать.

    Морпеху показалось что это слово "папуля ", которое всегда произносила Кристи, когда встречала Сэма с работы. Но голос дочери не был больше ее голосом. Он стал каким-то неживым, огрубевшим и осипшим. А из горла вырвалось нечто "па...бу...ба...пу ". И эта её кровавая улыбка...

    На пальчиках Кристи, в свете луны, Сэм заметил меленькие черные волоски, в тех местах, которые не были забрызганы кровью. И Сэм вспомнил о тех странных случаях, о которых писали в прессе и "гудели" по телевизору. Сэм не очень-то верил в сказки про Эболлу, и про новый его штамм, изменяющий людей.

    Поэтому они с женой не очень обеспокоились, когда их малышка начала чихать и кашлять.

    -Это обычный вирус, - сказал их семейный доктор, - ничего не нужно предпринимать. Давайте ей побольше пить горячего, и детского Таленола, а организм сам справится с болезнью. Если температура продержится больше трех дней, то снова приходите ко мне.

    Через три дня температура прошла. Кристи только дышала чуть тяжелее обычного, а когда спала, сопела и похрапывала. Но родители решили что не стоит пока ничего предпринимать, так как это обычные явления при простуде или вирусных заболеваниях. Главное что спала температура.

    Именно тогда Сэм уехал в рейс.

    -Ба... пу...пу...ба... –продолжала гнусавить Кристи, протягивая к Сэму ручонки.

    А затем тело ее словно, под воздействием какой-то пружины, распрямилось, и Кристи одним движением очутилась на кровати, перемахнув через труп матери. Она сидела на корточках между телом матери, и прислонившимся к стене Сэмом. Малышка улыбалась всеми молочными окровавленными зубками, с которых все еще стекали капли крови.

    Она смотрела на папулю исподлобья, слегка наклонив голову. И Сэм подсознательно заметил про себя, какие же у его дочурки красивые волосы.

    А потом он понял что это уже не его дочурка, не его ласковая и потешная Кристи, а монстр, вышедший из самого ада, и переселившийся в тело любимой дочери.

    И этот монстр сидел сейчас на кровати, не моргая глядя на морпеха. Голова монстра наклонялась то в право, то в лево. Челюстные мышцы ходили ходуном, не на секунду не прекращая свою работу. Ноздри монстра расширялись и сужались в такт сиплому дыханию.

    Сэм уже понимал что должно произойти. Но он не ожидал что это произойдет настолько быстро. Ноги монстра распрямились с силой, не уступавшей автомобильной рессоре, руки вытянулись в сторону Сэма, а пальчики скрючились словно у дикой кошки. Монстр издал душераздирающий визг, взорвав темноту, но мгновенно оборвался, после того как Сэм Питерсон изо всех сил врезал светильником по голове своей любимой дочурке.

    Сэм набрал 911. Он ожидал что сейчас его арестуют и начнут допрашивать.

    Однако, через пол часа его квартиру заполонили люди в странных одеждах. Сэм видел такие одежды неоднократно на полях боевых действий, где была угроза химического или бактериологического оружия. На него никто не обращал внимания. Кристи и Камиллу плотно упаковали в белые мешки, и куда-то унесли. Потом к нему подошел какой-то человек и сказал, что ему необходимо пройти обследование, и это не возьмет много времени, и чтобы он ни о чем не беспокоился...

    Но Сэм понимал что просто так этим дело не кончится, и его скорее всего упекут в какой-ни будь карантин, а потом начнут его исследовать, допрашивать, ежедневно снимать показания, брать анализы, а потом, возможно просто пустят в расход, испугавшись эпидемии и заразы.

    Морпех был готов к тюрьме, но не готов был стать подопытным кроликом в биологической лаборатории.

    Сэм сумел сбежать, когда его вывели на улицу под руки двое здоровенных детин в белых комбинезонах. Уроки крав-мага не прошли даром, и хватило секунды чтобы здоровяки улеглись рядышком без единого лишнего звука.

    А потом дни начали свой бешеный бег. Сэм уже перестал беспокоится что его кто-то ищет, и понимал что никому до его персоны нет никакого дела.

    Национальная гвардия разъезжала по улицам в бронированных Хамви.

    Ввели комендантский час. Всё чаще раздавался вой полицейских и пожарных сирен. Амбулансы метались по улицам безостановочно. А люди начали покидать свои дома, и уходить туда, где по их мнению будет безопасней для их семей. Многие переселились в свои загородные коттеджи или рыбацкие домики. Некоторые зацепили своими джипами дома на колесах и тоже рванули подальше от города. Радио сообщало о множестве жертв в больших городах Канады, США, и всего мира. Людей становилось на улицах все меньше и меньше. Часто можно было увидеть как кто-то бежит, размахивая руками и просит о помощи, а за ним гонится волосатое чудовище, на шее которого, или развивается обрывок галстука, или можно узнать ошметки спортивного костюма.

    И всегда такая погоня заканчивалась одним: человека настигали, убивали и разрывали на части. А потом существо в галстуке от Армани, садилось на корточки и жадно пожирало свою жертву.

    Вскоре после инцидента с дочкой и женой, Сэм нашел своего армейского приятеля, который работал в тире. Они пробрались в тир ночью и выкрали несколько автоматов и два ящика патронов к ним. Только благодаря этому они смогли продержаться дольше других. Но вскоре Сэм заметил что приятель странно дышит во сне. И это тут же напомнило морпеху его Кристи.

    Сэм начал приглядываться к другу. Он уже давно приучил себя целый день ходить в марлевой маске на лице. Это был самый простой способ избежать заражения. Но приятель постоянно забывал об этом и посмеивался над Сэмом. Он поговаривал что тот, кому суждено быть повешенным – не утонет.

    Видимо ему самому было суждено быть застреленным своим другом.

    Через три дня Сэм заметил густые черненькие волоски на пальцах друга.

    Сэм подошел сзади и выстрелил в затылок приятелю. Потом облил тело бензином и поджог. Похоронил он его на старом кладбище возле парка. Прочитал короткую молитву, собрал вещи и побрёл в центр города, обдумывая своё безрадостное положение.

    Он понимал что ему необходимо найти убежище, в котором он смог бы продержаться...сколько? Неделю? Месяц? Год? Сэм не знал.

    Поэтому он рассудил так:

    -"Зараженные атакуют на земле всех кто попадается им на глаза. Они быстры и сильны. Они так же умны. Они увидят что люди ушли из города, и скорее всего пойдут за людьми. Скорее всего часть из них останется в городе, но в городе мне будет проще. Во-первых есть много мест где не трудно будет затаиться одному человеку. Во-вторых припасы всегда под боком."

    И Сэм решил найти убежище в одной из многоэтажек даунтауна.

    Немного поразмыслив, он остановился на старинной гостинице

    "Форт Гарри ". Лабиринты коридоров и большие запасы пищи – вот что привлекло внимание Сэма. Кроме того, можно будет занять отличную оборонительную позицию, с роскошным видом из окна.

    Сэм вошел в покинутое здание и по лестнице добрался до четвертого этажа.

    Он рассудил, что зараженные сюда не доберутся и не учуют его, а если даже и учуют, то у него будет небольшой запас времени убраться и передислоцироваться.

    Сэм занял двухкомнатный номер с видом на пересечение улиц Бродвей и Мейн. Напротив находился огромный купол здания железнодорожного вокзала и музея Канадской железной дороги.

    -Место отличное, и улицы просматриваются идеально, - решил морпех.

    Затем он спустился в хранилище, и обнаружил не тронутые складские помещения. Взломав замки, Сэм собрал несколько десятков консервных банок, хлеба, сахар, соль, кофе, и завернул все это богатство в прихваченную заранее простыню. Запрокинув добро за спину на подобии мешка, Сэм побрел в свое новое убежище.

    Так прошел год...

    Не раз морпеху приходилось отстреливаться от зараженных тварей, нападающих тихо и молниеносно. Сэм часто выбирался их своего "гнезда"-как он сам называл двухкомнатный пятизвездочный номер на четвертом этаже гостиницы, чтобы продолжать собирать всевозможные припасы, оружие и медикаменты. Главной проблемой стали патроны. Их нигде не было, а запас Сэма не был неисчерпаем, хотя он и старался экономить при стрельбе из автомата. Но иногда одиночного выстрела было мало, и приходилось переключаться на автоматическую стрельбу, опустошающую магазин за несколько секунд.

    Однажды зимой, в один из тех дней, когда морозы немного отступают, и температуры поднимаются до минус десяти – минус пятнадцати градусов, на Сэма напали.

    В тот день, он как обычно, закончил свой рейд к четырем по полудню. После четырех начинало темнеть, а в условиях сумерек морпех был уязвим как белый заяц летом. До входа в гостиницу оставалось пройти пару сот шагов, как вдруг Сэм услышал страшный вой, перешедший в низкое рычание.

    Это было что-то новое. Твари обычно нападали тихо, и только в момент прыжка издавали нечто вроде победного воя или визга.

    Но в этот раз все было по другому. Он вначале их услышал...

    Сбросив, собранное барахло на снег, Сэм упал на колено, и прижал приклад к плечу. Автомат тут же стал частью тела морпеха. Спина чуть согнута. Локти прижаты. Середина подушечки указательного пальца правой руки, мягко ложится на изгиб курка. Правая щека ощущает морозное покалывание приклада.

    -"Палец должен двигаться точно по траектории "на себя ". Если нажимать частью подушечки, которая ближе к ногтю, то это может отклонить ствол немного влево, а если серединой пальца, то отклонение будет чуть вправо". –Так думал Сэм всегда, когда стрелял из автомата или пистолета. Так его учил инструктор по стрельбе в учебке морской пехоты.

    Снова послышалось грозное рычание, и Сэм понял что ему придется столкнутся не с одной тварью а с несколькими, чего никогда не происходило.

    И тут он увидел их...

    Разного размера – от огромных до маленьких. Некоторые были с короткой шерстью, но большинство с длинной, слипшейся от грязи и крови. Некоторые хромали. У многих не хватало одной конечности, глаза или уха. Они воняли как немытые слоны в заброшенном зоопарке.

    Целая стая выскочила из-за угла гостиницы "Форт Гарри ", и кинулась в сторону Сэма.

    Псы лаяли и рычали. Брызгая слюной, кусая своих сородичей, мечтая только о том как бы поживиться неожиданным куском мяса в военной теплой куртке и с какой-то палкой в руках.

    Бульдоги, Доги, Мастиффы, Бультерьеры, Пудели, Овчарки, множество Лаек разных видов, все неслись к Сэму.

    Он оторопело смотрел на это жуткое зрелище, и за секунду в его мозгу проскочили образы породистых собак, которых он часто видел в парках и на прогулках в лесу, и которые остались совершенно одни. Впервые за всю историю человечества, полностью брошенные на произвол судьбы, они вынуждены были одичать в борьбе за существование.

    Тем временем стая растянулась в "клин". Впереди мчался серый мохнатый гигант, наверняка вожак. Сэм вспомнил название породы: Ирландский волкодав. Самые крупные в природе псы. Пес исхудал. Шерсть свалялась, и с нее падали комки грязи и снега. Когда-то, такие мощные лапы животного, теперь напоминали неуклюжие ходули новорожденного теленка. Но вот хищный оскал ничуть не стал более привлекательным.

    Сэм нажал на курок.

    На груди пса расцвел темно красный цветок, и его тело подбросило в воздух.

    Короткий визг, и животное уже не дышало.

    Сэму стало жаль этого пса. Но делать было нечего. Себя Сэм все же любил немного больше.

    Стая остановилась как по команде. Многие отскочили в сторону, некоторые стали обнюхивать мертвого "товарища" и слизывать его дымящуюся кровь.

    Сэм начал понемногу передвигаться в сторону спасительного входа в свое гнездышко. Ему совсем не хотелось тратить на эту стаю несколько десятков патронов. Стая снова пришла в себя и начала окружать противника.

    Псы выли и лаяли. Впереди крались бесстрашные Лайки и парочка Бультерьеров. Этих Сэм опасался больше всего. Маленькие и проворные – они ломали челюстями кабаньи и волчьи лапы, но при этом попасть в них во время движения было куда сложнее чем в массивного Волкодава.

    Сэм сдвинул рычажок на автоматическую стрельбу.

    Псы ринулись на человека. Но, как заметил Сэм, не все. Некоторые с опаской глядели на происходящее, а некоторые уже разрывали на части своего бывшего вожака.

    Когда до ног человека оставались считанные метры, морпех начал стрелять короткими секундными очередями.

    Одичавшие псы подлетали в воздух с громкими визгами. Шлепались на землю, отползая, волоча по снегу внутренности. "Красные розы" расцветали тут и там, далеко разбрасывая большие и маленькие лепестки. Через двадцать секунд снег стал красным, а на нем корчились в предсмертных конвульсиях породистые псы, забытые и брошенные своими хозяевами.

    Сэм быстро сменил магазин, отбросив отстреленный, чтобы потом, после боя его подобрать.

    Проверочный удар ладонью снизу по рожку, не сводя глаз с противника, производя все действия автоматически, затвор передернут, патрон в стволе.

    Псы оторопело глядели на происходящее. Сэм начал отступать в сторону убежища. Вдруг все как один, словно по команде, животные отвернулись от человека и принялись пожирать своих приятелей.

    Сэм благополучно вернулся к себе.

    После того случая Сэму приходилось иногда видеть эту странную стаю, но еще чаще слышать их вой и громкий лай. Но видимо псы выучили преподанный урок, и старались избегать того места, где их собраться нашли смерть вместо пищи. Пока не наступил июнь.

    В этот день Сэм отдыхал, лежа на широкой кровати, и перечитывая сборник рассказов Дина Кунца. Ужасы, описанные автором, ни в какую не шли по сравнению с реальностью, происходящей за окном гостиницы.

    И тут Сэм услышал лай. Он сразу вспомнил тот жуткий день, когда ему пришлось расстрелять множество псов, служивших когда-то человеку верой и правдой. Как и тогда раздались рычание и вой.

    Звуки приближались. Морпех выглянул в окно и застыл пораженный увиденным.

    Внизу на мостовой стоял человек. Он стоял неподвижно, широко расставив ноги, разведя руки немного в стороны, чуть шире своих могучих плеч.

    Сэму доводилось в морской пехоте видеть парней с подобным сложением, но всё же они не были настолько огромны.

    Человек был ростом не менее двух метров. Огромная лысая голова покоилась на массивной бычьей шее, плавно переходящей в крутые холмы трапециевидных мышц, которые в свою очередь упирались в "футбольные мячи" дельтовидных. Кожа гиганта отливала синевой, настолько черной была его кожа. На шее была повязана арабская кофея. Рукава армейской куртки были обрезаны, чтобы высвободить с каждой стороны буйволо подобного тела по "столбу" железобетонных ручищ, обвитых множеством змееподобных вен. Ноги больше напоминали гусеницы танка. Так прочно они стояли на земле. Несмотря на максимально возможный размер армейских брюк, под тканью можно было угадать толщину мускулистых бедер гиганта. Армейские сапоги блестели чистотой, отбрасывая на мостовую солнечные зайчики. Но над ними Сэм заметил что-то еще. От голенищ до колен, ноги прикрывали пластмассовые щитки. Возможно самодельные, а возможно взятые из какого-то вида спорта.

    Сэм оторопело глядел на африканца не понимая что происходит.

    Оружия у детины не было. Во всяком случае, ничего вроде автомата или топора.

    Чернокожий гигант стоял совершенно спокойно, глядя куда-то в сторону.

    Сэм повернул голову и увидел знакомое зрелище. В сторону атлета неслась свора из пяти дюжин одичавших собак. Они уже выстроились в подобие клина, и впереди несся огромный Сенбернар, оскалив пасть, и разбрызгивая слюну.

    Сэм схватил автомат и быстро подсоединил к нему оптический прицел.

    Мешочки с песком давно уже были приготовлены на такой случай, и автомат удобно расположился на своем месте.

    Сэм не понимал что происходит. Африканец не двигался. Он замер словно сюрреалистическая статуя атланта посреди мостовой, не подавая признаков жизни.

    Вожак приближался. И чем ближе он подбирался к Африканцу, тем африканец, казалось, становился меньше и меньше. Здоровый взрослый Сенбернар может достигать веса в девяносто килограммов, и он способен повалить даже такого гиганта как этот незнакомец.

    Когда до человека оставались считанные метры, огромный пес прыгнул.

    Сэм уже начал давить на курок, но тут произошло нечто, заставившее его расслабить палец.

    Африканец, одновременно пригнулся и отпрыгнул в сторону от траектории броска Сенбернара. Вместе с этим руки его метнулись куда-то в верх за спину, и он выхватил две, отливающие серебром, палки или трубы, Сэм даже не понял.

    Этими палками гигант проделал какие-то молниеносные комбинации, и тело пса перевернулось в воздухе, словно подстреленное из автомата.

    Пес дико взвыл, упал на землю, и начал отползать от незнакомца на передних лапах. Сэм увидел что спина зверя неестественно выгнута, и пес оставляет за собой след из крови и кала.

    Следующие псы набросились на человека одновременно. Он молниеносно работал палками, отшвыривая собак с силой, не уступающей выстрелам из крупнокалиберного оружия. При этом тело гиганта проделывало невероятные танцевальные "па". Лицо африканца оставалось совершенно спокойным и даже отрешенным, словно он проделывал это автоматически, даже не задумываясь. Минуты две Сэм наблюдал за грациозной и смертоносной техникой черного бойца. Казалось, что он не устает. Да что там, он даже не вспотел! Пол дюжины псов одновременно кинулись на него, и один уцепился зубами чуть пониже колена гиганта. Сэм сразу понял зачем нужны были эти странные пластиковые щитки на ногах чернокожего великана. Африканец, перехватил палку посередине, в секунду раскрутил ее так, что Сэм увидел только очертания вертящегося пропеллера. Через секунду пес, вцепившийся в ногу незнакомца, молча отлетел в сторону, ударившись мордой о бордюр. Всё тело пса, словно побывало под колесом асфальт укладчика. Казалось, одним ударом, африканец переломал псу все кости.

    Тут Сэм тоже решил поучаствовать в драке, и помочь гиганту, хотя уже не сомневался что тот может и сам справиться.

    Сэм прицелился и начал понемногу отстреливать наиболее наглых псов. Заслышав, уже знакомые звуки, животные быстро ретировались, прихрамывая и волоча перебитые конечности. В этот раз им тоже будет чем полакомиться, но только не человечиной.

    Сэм отложил автомат.

    Незнакомец ловко закинул обе палки себе за спину. Выпрямился и поискал глазами своего спасителя. Сэм взмахнул рукой и показал два пальца, обозначающих победу на всех языках мира.

    Незнакомец поднял руку вверх и улыбнулся широченной, дружелюбной, мальчишеской улыбкой, выставляя на показ крупные белые зубы.

    Затем улыбка сошла с его лица, он повязал на лицо кофею, оставив только глаза, последний раз взглянул в сторону Сэма, и исчез за поворотом.

    Вскоре они повстречаются вновь, и станут хорошими друзьями.

    Гигант покажет Сэму парочку приемчиков с палками и нунчаками, которые в тот день ему даже не пригодились. Палки оказались полыми - из титанового сплава по спецзаказу африканца. Внутри находились свинцовые шарики, которые перекатываясь, увеличивали силу удара более чем на тонну. Овладеть этой техникой было очень сложно. Нужны были долгие годы изнуряющих тренировок. Абдула – так звали африканца, владел этой техникой в совершенстве, научившись приемам у своего деда в Северной Африке. Благодаря мощному сложению, Абдула еще больше увеличивал силу удара, и это оружие не раз спасало жизнь ему и его друзьям. На его счету было более трех десятков больных, которых он уложил этими титановыми палицами. И он не признавал ничего другого.

    В следующий раз Сэм увидел черного бойца уже через неделю.

    Стоял пасмурный день. Низкие, серые облака грозили сильным ливнем, а деревья сгибались под натиском ветра. В такие дни морпех предпочитал отсиживаться в "гнезде", включив генератор и обогревая спальню, чтобы можно было более не менее в комфортных условиях почитать какую ни будь книгу или журнал, которые он находил в своих поисковых рейдах.

    Он услышал свист. За шумом ветра свист казался чем-то далеким, и Сэм было подумал что ему померещилось. Но уже через секунду свист повторился, но уже отчетливей. Сэм подошел к окну и глянул вниз. Там стоял африканец, и еще двое парней в камуфляжной одежде с М-4 наперевес и огромными топорами за плечами. Все они смотрели в сторону окна Сэма и призывно махали руками.

    Сэм открыл окно и сразу услышал:

    -Эй, солдат, компания не нужна?

    Уже почти год Сэм не разговаривал с людьми, избегая всего что движется, опасаясь быть зараженным или растерзанными заразившимися.

    Но в этих улыбающихся лицах морпех увидел что-то, что подтолкнуло его спуститься вниз и пригласить нежданных гостей к себе в номер.

    Так состоялось знакомство Сэма с Абдуллой, Фредом, и Томом, возглавившим впоследствии отряд самообороны, и с которого брали пример молодые призывники.

    С Абдуллой Сэм сблизился сразу. В его памяти навсегда отпечаталась картинка боя черного бойца с одичавшей стаей. Абдула начал понемногу обучать Сэма работе с мечами и топорами, и через пол года тренировок, пятикилограммовый топор стал любимым оружием морпеха. Свой автомат он вынужден был сдать в оружейную. Оружие ценилось на вес золота, и использовалось в исключительных случаях. В деревне Сэм быстро обрел новых друзей, и даже подружился с девушкой, с которой они поженились через год.

     

    День "Х"

     

     

    Патрулирование нравилось Сэму. Еще в детстве, он любил бродить в полном одиночестве по лесам, неприступной стеной, окружавшим ферму его родителей. С собой он всегда брал армейский отцовский нож, пару банок консервов и бутылку воды.

    Но уже почти семь лет патрулирование входило в его обязанности, и он с радостью выполнял этот опасный и нелегкий труд. В самом начале, когда он только присоединился к небольшой группе людей, состоящей из двух сотен мужчин и женщин, больные нападали постоянно. Тогда патрулирование было настолько опасным, что в патрульные принимали исключительно прошедших армию. А таких, конечно было совсем немного, и поэтому на плечи Сэма, и еще дюжине бывших вояк или полицейских, легли обязанности патрульных. Тогда они патрулировали по 20 часов подряд из-за нехватки людей. Но постепенно деревня увеличивалась, и патрульных становилось все больше и больше.

    Сэм медленно двигался вдоль границы, обозначенной зарубками на деревьях, пока не вышел на каменистый берег озера Виннипег. Он любил это место. Любил смотреть на искрящуюся рябь и выпрыгивающих из глубины хищников, охотящихся на мелочь. Только в этом месте он мог позволить себе немного расслабиться, потому что с одной стороны он был защищен бескрайней гладью воды, а с другой скалистыми утесами, возвышающимися над пологим каменистым берегом.

    Тут Сэм услышал как что-то зашуршало в деревьях, со стороны ближайшего утеса. Шум не был похож на крадущегося больного, но тем не менее патрульный сразу взялся за рукоятку тяжелого топора. Странный шорох повторился, и Сэм услышал какую-то возню и звуки, напоминающие хрюканье диких свиней, шастающих в поисках залежалого жёлудя или еще чего ни будь съестного.

    -Так и есть, кабаны, -подумал патрульный и расслабился, закинув топор за спину.

    И вдруг произошло что-то невероятное. Рыча и хрюкая, с утеса начали спускаться дикие свиньи. Сэм застыл в полном недоумении, глядя на полдюжины, нет, на дюжину небольших животных, на которых когда-то любил охотиться с отцом. Но было что-то в этих свиньях...что-то в них изменилось. Потом Сэм увидел еще с десяток животных, а потом еще и еще.

    Все они, издавая хрюканье и несвойственное им рычание, быстро приближались к патрульному.

    Сэм схватил топор и попятился к воде. Но животные быстро отсекли ему путь к бегству, окружив и грозно выпучив на него свои маленькие глазки.

    И тут Сэм понял что показалось ему странным в этих, в общем-то безобидных существах. Они изменились. Точнее мутировали. В мозгу Сэма начали возникать образы. Он вспомнил о попытках ученых вывести вакцину против Эболы, ставя опыты на свиньях, которые по своим физиологическим характеристикам очень схожи с человеком. Вспомнил про разгромленные, "зелеными" фанатиками, лаборатории, и выпущенных оттуда животных...

    Кабаны были мельче обычных, которых Сэм часто подстреливал на охоте. Но они были мощнее и приземистее. Копыта заканчивались двумя кривыми, длинными когтями, которыми животные вспахивали землю, разбрасывая мускулистыми конечностями прибрежные камни и гальку.

    Они приближались и окружали патрульного. Их необычно удлиненные пасти сверкали частоколом остреньких, мелких зубов, похожих на акульи.

    Обычно загнутые вверх или вниз мощные клыки, теперь выпрямились и были направленны вперед, словно стремясь продырявить свою жертву.

    Свиньи хрюкали, и из их странных пастей брызгала пена.

    Затем, они одновременно кинулись на Сэма.

    Патрульный бешено заработал топором. Животные валились у его ног, визжа от боли и злобы. Сэму удалось пробить брешь в окружении, и он попытался прорваться к скалам, где надеялся найти укрытие в более высоком и недоступном для тварей месте. Он бежал, а за ним гналась стая мутировавших свиней. И тут Сэм увидел скалистый уступ в пару метров высотой, и рванулся туда. Добежав до скалы, Сэм забросил вначале топор, а затем зацепился руками, чтобы подтянуться...

    Но в тоже мгновение почувствовал резкую боль в обеих ногах.

    В каждую ногу вцепилось по паре мутантов. Они рвали плоть мелкими, острыми зубами, словно сухопутные акулы из второсортного фильма ужасов.

    Их мощные тела извивались, в попытке выдрать как можно больше мяса, и поломать кости. Превозмогая боль, Сэм начал подтягиваться на обеих руках. Тут он услышал непонятный хруст и от резкой боли чуть не потерял сознание. Но вместе с тем вдруг понял что ему удалось высвободиться из смертельных кабаньих тисков.

    С трудом он выбрался на край утеса, в которой было видно углубление, похожее на небольшую пещеру.

    Сэм посмотрел туда, откуда вырвался с таким трудом и обомлел. Он понял почему его вдруг решили оставить эти свиньи-мутанты. Он увидел, как сотни этих тварей заполонили берег озера. Они рыскали своими уродливыми мордами, издавая мерзкое похрюкивание, пожирая останки своих сородичей. А с пол дюжины самых крупных, терзали...его- Сэма ногу.

    Сэм перевел взгляд туда, где должны были быть его ноги. Правая стопа была разорвана в клочья, и с нее свисали куски сухожилий, а вместо второй ноги патрульный увидел обрывки окровавленной ткани цвета хаки, ветошью, свисавшие чуть ниже колена.

    Подавив приступ тошноты, Сэм достал нож и отрезал лямки с походного вещмешка. Этими лямками он смог перетянуть ноги чуть выше коленей, что помогло остановить кровь. Но Сэм понимал что он уже не жилец. Он заполз в пещеру и привалился спиной к скале.

    Чувствуя что теряет сознание, он обмакнул палец в собственную кровь и написал: "Ройте рвы. Заливайте воду. Они идут. Их много "

    Но Сэм не умер. Он очнулся из спасительного забыться от резкой боли в руке.

    Здоровенная крыса вцепилась в его кисть, пытаясь оторвать кусок мяса, а несколько других, выдирали из культи плоть вместе с ошмётками окровавленной ткани. Сэм с трудом дотянулся до топора, но сил хватило только на то чтобы отогнать проголодавшихся тварей подальше. Он снова потерял сознание, но вскоре проснулся от новой резкой боли. Очередная крыса впилась в его ногу выше колена. Сэм смог ударить ее топором и убить.

    -"Последний мой убитый враг" – подумал он и улыбнулся.

    Еще несколько раз он терял сознание и приходил в себя. Сэм уже потерял счет времени, находясь в полуобморочном состоянии, ничего не понимая.

    Очередной раз придя в сознание от страшной боли, он увидел и почувствовал как обнаглевшая крыса уселась у него на плече, и пытается оторвать язык, через разорванную щеку. Сэм дергал рукой, с зажатым в ней топором, скорее рефлекторно чем намеренно. Крыса уперлась лапками в щёку Сэма и тянула его язык изо всех сил, словно пытаясь вытащить из норы змею.

    Сэм услышал какой-то звук, и понял проблеском сознания, что это его собственный стон. В тот же момент расплывчатое пятно света входа в пещеру что-то загородило, и Сэм увидел очертания людей. Они стояли и смотрели.

    Крыса с новой силой потянула, и Сэм снова услышал свой стон. Изо всех сил он попытался поднять топор и убить эту тварь...

    Последнее что он увидел, это еще один силуэт на фоне яркого пятна света.


    +10


    Ссылка на этот материал:


    • 100
    Общий балл: 10
    Проголосовало людей: 1


    Автор: kabevg
    Категория: Фантастика
    Читали: 78 (Посмотреть кто)

    Размещено: 27 апреля 2015 | Просмотров: 122 | Комментариев: 3 |

    Комментарий 1 написал: katar (28 апреля 2015 11:36)
    Прочел не все, времени в обрез. Но то, что успел - понравилось. Тема, конечно, избитая, косяки наличествуют, навроде "Пикантинни", тавтологии и пунктуации, но образность хороша! Психологические портреты тоже. Фишка с пересчетом патронов в начале вообще клево! Действительно растягивает ощущение времени, чувствуешь, как задумчиво и обреченно ГГ запихивает патроны в обойму. Также порадовали вот такие предложения:
    На каждый патрон по воспоминанию...
    Она выбрала тот самый светильник, которым Сэм Питерсон (потом) проломит ей череп.
    Ноги монстра распрямились с силой, не уступавшей автомобильной рессоре

    Позже прочитаю все остальное.



    --------------------

    Комментарий 2 написал: kabevg (29 апреля 2015 07:53)
    Спасибо. Про косяки догадываюсь. В таких длинных текстах их сразу не различить, но спасибо за подсказку. Иногда такое потом нахожу, что самому стыдно(((
    Про патроны писал по собственным ощущениям. Может поэтому и хорошо получилось.
    Много приходилось пользоваться М-4 и Ерихо 9мм. Помню запах патронов, такой особый запах с примесью масла, меди и страха...



    --------------------

    Комментарий 3 написал: DGX (24 мая 2015 17:41)
    Привет!!!) Я уже думал никогда не увижу продолжение.) Очень понравилась эта часть. Много интересных и грустных моментов. Очень было жать семью ГГ, и конечно я просто не ожидал, что все кончится именно так. Я читал предыдущие части, и хорошо помню концовку третьей. Поэтому когда прочел про свиней скалы и воду по правой стороне, сразу понял, к чему ты ведешь. Очень нравятся твои сравнения, описания того, что находится вокруг ГГ. Каждая часть показывает катастрофу с новой стороны. Бои с зараженными проходят очень интересно и каждый раз по новому, что очень важно.



    --------------------
    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2018 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.