«    Июль 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус | Партнеры--



Сейчас на сайте:
Пользователей: 1
kabevg

Роботов: 1
Googlebot

Гостей: 23
Всех: 25

Сегодня День рождения:

  •     klykin_pavel (20-го, 30 лет)
  •     Kukh (20-го, 32 года)
  •     Mr. S (20-го, 19 лет)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Дискуссии О культуре общения 180 Моллинезия
    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 1864 Кигель
    Стихи молчание - не всегда золото 250 Filosofix
    Флудилка Время колокольчиков 198 Герман Бор
    Флудилка Курилка 1954 Герман Бор
    Обсуждение вопросов среди редакторов сайта Рабочие вопросы 517 Моллинезия
    Флудилка Поздравления 1635 Герман Бор
    Стихи ЖИЗНЬ... 1600 Lusia
    Организационные вопросы Заявки на повышение 775 Моллинезия
    Литература Чтение - вот лучшее учение 139 Lusia

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    Векша

    Отдалённо прогрохотал сдвигаемый стол.

    - Тварь, - выдохнула Инга, борясь с подступающей дурнотой – голову, что ли, стрясла об пол?

    Сырая прохлада земли быстро пробралась под одежду, немного сбила растекающийся по затылку огонь. Однако мутило основательно, Векша перевалилась набок – чтобы не захлебнуться собственной блевотиной. Она чувствовала, что вот-вот поддастся забытью, так что надо хотя бы об этом позаботиться.

    Нет, сознание не поплыло, но с ним начали твориться чудные вещи – куда-то исчезли бугристые, сыпучие стены, окружавшая Ингу чернота выросла из пределов маленького земляного мешка, превратившись если не во вселенную, то, наверное, близко к тому. Только земляной пол не исчезал, холодя бок. Здорово, лениво подумала Инга, дыша через раз и вообще стараясь не шевелиться, боясь, что желудок вот-вот выскочит и вывернется наизнанку. Там пусто, но приятного будет мало…

    Я отключилась, бесстрастно думала она, но опять не по-людски. Тело уже не подчинялось воле, но сознание не спешило гаснуть – и ощущения получались очень яркими. Инга физически чувствовала простор, раскинувшийся на много-много вёрст вокруг неё. И в то же самое время явственно давила теснота подпола жуткого дома. Третьей подкрадывалась та самая чуждость, витавшая вокруг страшной женщины, излучаемая пространством дома, пробиравшаяся в подпол. Четвёртым было уже знакомое гулкое жужжание… Этот звук Инга уже не спутала бы ни с чем. Под черепом снова загудел осиный рой.

    - Здравствуй, - Инга не поняла, вслух ли она это сказала или же подумала так. Раз не отделаться от ЭТОГО, может быть, удастся с ним поговорить. Звук стал громче, усилилось ощущение чужого присутствия.

    - Ты, наверно, говорить не умеешь… - догадалась Инга. – Или же не хочешь? Чего жужжишь-то в ухо, как навозница?

    Жужжание вдруг стихло, вместо него пришёл монотонный гул крови, который слышишь, зажав уши.

    - А это что значит? Что ты хочешь? – Инга даже удивилась про себя тому дружелюбию, с которым звучал её голос. – Ты поговорить хочешь? Но твоего языка я не знаю, правда. А что с берёзкой общалась, так это Андрея хотела найти, единственного близкого, кто у меня остался. Но ты, наверно, и его отнял у меня. Как маму с папой. За мной теперь пришёл? Так чего тянешь? Пусть твоя эта страшная спустится сюда и оторвёт мне голову…

    Неуловимо потянуло запахом леса, разогретой на солнце смолы. Солнечное тепло коснулось щеки – то самое прикосновение, когда одинокий солнечный лучик находит лазейку между занавесками. И хотя вокруг густела тьма, на душе стало светлее. Инга закрыла глаза, пытаясь как можно ярче представить себе ясное летнее утро, когда уже жарко, но всё равно прячешь голову под одеяло или подушку, потому что солнце бьёт прямо в глаза, а встать и задёрнуть занавески поплотнее лень.

    Но пытаться не пришлось – образы нахлынули сами, будто извне, набирая яркость. Так, перед глазами ясно возник кусочек измазанного клочьями облаков неба, очерченного неровным кругом древесных крон. Инга вспомнила – это она увидела, проснувшись в лесу после короткого полуденного сна. И вовремя – клещ намеревался впиться в руку. Векша сбила его щелчком буквально за долю секунды до…

    - Ты залез мне в голову? – спросила Инга. – Я ведь и сама забыла про тот случай, сколько раз клещей с себя снимала… Покажи ещё что-нибудь, может быть, вспомню.

    …- 'от пацанка, а? – очень чётко услышала Инга, и от сердитого маминого ворчания сердце ёкнуло. Мама… А ещё знакомо запылала голень, разодранная о ствол дерева. Вспыхнул образ – но Инга видела события не со стороны. Мама присела перед ней на корточки, осторожно промывая сочащуюся кровью рваную борозду холодной водой и при этом нашёптывая наговор. Лицо завесили длинные каштановые волосы, выбившиеся из-под платка, но запах уюта, особый, родной запах никуда не спрячешь, как и ласковые прикосновения твёрдых, с рельефом синих жилок, загоревших рук.

    - Да я ж случайно, мамуль, - примирительно сказала Инга против своей воли – так она ответила тогда. Горло предательски сдавило, а глаза защипало. Мама… Восемь лет назад…

    - Ну вот, - строго сказала Ольга, подняв лицо к дочери – совсем молодое, загорелое, свежее, с голубыми глазами, в которых за строгостью читается плохо скрытая тревога. Мама никогда не умела прятать чувства. – Заживёт, и ни шрамчика не останется. Ты же девочка, шрамы тебе не к лицу…

    Хотелось накинуться, стиснуть в объятьях, зашептать на ухо, как сильно её не хватает, как пусто без них обоих, просто разреветься, утирая лицо маминым цветастым фартуком и чувствовать, как ласково гладит и треплет волосы заботливая рука, как родной голос прольёт ручейки успокаивающих слов…

    Инга моргнула, пытаясь прогнать слезу, затуманившую мамин образ. И вдруг поняла, что до упора тянет тетиву лука к уху, метя в щит, отставленный на сто шагов. И что ей всего лишь восемь лет, но рядом непоколебимой скалой высится отец, глядя на рыжую головёшку (как он её называл одно время) с видом полнейшей уверенности в её силах. И это не напускное, не показное, это сквозит во взгляде рысьих глаз, таких же, как у неё. Она – его плоть и кровь, не может быть, чтобы у неё не получилось… Воспоминание захватывало всё – даже волю, целиком погружая в проживаемый заново момент жизни, не давая сделать и так невозможное – отступить, внести изменение в прошлое. И вот для неё мир сузился до размеров щита с человеческой фигурой, выведенной углём. Нельзя промазать. Рука, удерживающая кибить, не заболит от удара тетивы, не заноют пальцы, привычные к тугой тетиве. Инга разомкнула пальцы, коротко щёлкнула тетива и стрела тонко, шуршаще затянула песню. И замолкла со звонким деревянным стуком, от которого содрогнулся щит.

    - Моя девочка! – и сильные руки отца, подхватившие, подбросившие вверх, к небу. И жёсткие губы, колючая щетина, коснувшиеся щеки со всей любовью и нежностью…

    Неведомое знало, что извлечь из памяти, богатой на события, и извлекало – мелкие, если глядеть с высоты уже взрослых лет, совсем бытовые вещи, но такие, которые именно сейчас отзовутся в душе столь продолжительным эхом, что хватит на всю оставшуюся жизнь. Инга знала, что это именно  её воспоминания ей показывают, а не внушают и не вкладывают – знала, потому что моментально узнавала, даже вспоминала день и час, когда это происходило… Вспомнила даже то, что сознательно помнить не могла – вкус материнского молока, ощущение того, что во рту нет ни одного зуба, а крохотное, ещё слабое и малопослушное собственной воле тельце заботливо спелёнато большим льняным платком. Даже взрослые, человеческие мысли исчезли – осталось только совершенно младенческое удовольствие оттого, что желудок наполняется питательным теплом, а мама вот она, держит на руках, кормит грудью, нежно прижимает к себе, тёплыми объятьями внушая абсолютное чувство защищённости и уюта. Мама стала всем миром, мир превратился в одно большое, надёжное существо, которое защитит, убережёт, накормит. Начало клонить в сон… Темнота опять подступила, но уже тёплая, уютная, ласковая, пахнущая мамой и молоком.

    И будто толчком выбросило из этого уюта – не в глаза, а в мозг ударило яростное, бурлящее сияние, несмотря на свою яркость отдающее зимним холодом, морозной свежестью. Однако это была не пурга, не вьюга – что-то иное, пока ещё не различимое, невидимое в этом сиянии. Очень быстро оно превратилось в воронку, тянущую сознание за собой. Ничего от единения с природой, ничего от нежного ощущения собственной лёгкости, воздушности. Её повлекло в этот воронку, убыстряющуюся с каждым мгновением, и Векша чувствовала себя листиком, упавшим в горную стремнину. Только вместо воды – морозный бурлящий свет, холод которого пронизывал до костей, высвечивал и выжигал…

    И вдруг всё резко остановилось, замерло в звенящей тишине, Инга услышала биение собственного сердца, звучащее, кажется, на многие-многие километры вокруг. А то и на весь мир, исчезнувший в льдистом кипении света… Свет начал гаснуть, пришло чувство, что окружающее пространство, неизвестное, беспредельное, стремительно сжимается и вот-вот сожмётся, может быть, в тысячи раз мельче, чем песчинка, заключив ингино сознание в этой самой частичке…

    Ощущение собственного тела, осознание самой себя исчезло. И тут же вспыхнуло с новой силой.

    …Она стремительно летела под облаками, а внизу выстелился разноцветный ковёр земли, расчерченный аккуратными квадратами и прямоугольниками. Стоило задержать взгляд на каком-то из них, как быстро проступили детали – различались высоченные кубы и параллелепипеды (до чего ж неприятное слово, подумала Инга) домов, многоглазые от окон, сверкающие на солнце стеклом, металлом. Ряды этих странных домов образовывали улицы – как в Горинске, но кинжально-прямые, идеальные, непогрешимые. Там и сям среди этой безупречности взгляд выхватывал неровные клочки зелени, уже неспособные придать жизни разрастающемуся царству стекла, стали и камня. Не меняли гнетущего впечатления и многочисленные фигурки людей, снующие по улицам города. И машины тоже – блескучие, почти не похожие на те, что видела Инга, обтекаемые, напоминающие капельки то ли стекла, то ли ртути… Более всего это походило на огромный муравейник, который не засыпал и зимой. Каждый квадрат, вычерченный стеклянно-стальными и каменными кубами-параллелепипедами на земном панцире – огромный муравейник.

    - Не знала, что всё это выглядит вот так… Или выглядело? – Инга оглянулась по сторонам, закономерно не увидев никого – хотя присутствие Неведомого ощущалось очень явственно. – Так ЭТО было, да? Я читала, но воображения не хватало представить…

    Она чувствовала неприязнь – но чувство шло со стороны, не из неё. Неприязнь и почти что отвращение. Впрочем, и у неё не возникло желания соприкоснуться с жизнью Муравейников. Слишком чуждым ей казалось обитание в месте, настолько оторванным от природы, где человек добровольно возводил стену между собой и природой… Вот как это было, значит.

    Квадраты резко отдалились, уменьшились, отдалялась земля, обретая очертания огромного материка, соседствующего с другими поменьше. Уменьшились и они, миг спустя Инга уже висела в звёздной черноте космоса, взирая на огромный шар, с величавой медлительностью вращающийся вокруг своей оси, наполовину погружённый в темноту ночи, частью синий, частью светло-жёлтый, неравномерно измазанный пятнами облаков…

    Новый рывок, будто котёнка за шкирку, её понесло прочь от планеты, покрытой квадратами Муравейников, будто старое дерево мхом, понесло сквозь гулкую пустоту. Пространство совершенно не ощущалось, как не ощущались и рывки-перемещения. Не слышалось дыхание, сердцебиение – ну, правильно, тело опять осталось где-то непонятно где, беспомощное и беззащитное, покуда сознание таскается по прихоти Неведомого в ещё более неведомых, запутанных невозможных далях Пространства-Времени (даже удивительно так думать, усмехнулась про себя Инга).

    И снова резкий полный стоп, разворот – и весь обзор оказался закрыт ещё одним колоссальным шаром, вращающимся столь же величаво, также частью освещённым, частью погружённым в темноту ночи. Эта планета оказалась заметно меньше – отчего-то Векша это твёрдо знала. Это не я знаю, поправила себя она тут же, это знает Оно и передаёт это знание мне… Как удивительно…

    И этот шар оказался местами синим от водных просторов, коричневым, по нему тоже медленно проплывало клочковатое покрывало облаков…

    - И здесь было ТАК ЖЕ? – догадалась Инга. Странно, в вакууме она не должна была слышать свой голос. Значит, это всё же мысли.

    Вместо ответа – новый рывок, такой же беззвучный и неощутимый, будто это планета прыгнула ей навстречу.

    Здесь оказалось чуть-чуть иначе – но квадраты Муравейников пятнали земную твердь и здесь, куда ни глянь, соперничая высотой своих домов с изредка видневшимися горами. Зелени тут было ещё меньше, больше песка… Но всё то же мельтешение безликих человеческих фигурок, снование машин по кинжально-прямым, непогрешимым линиям улиц…

    Инга молчала. Молчала душа, то ли вообще не тронутая увиденным, то ли потрясённая настолько, что на изумление не оставалось сил. Это было – тогда, многие, многие сотни (а кто-то говорит, что и тысячи) лет назад. На двух планетах… На её родной планете. Понимание, осознание своего бытия на планете всегда оставалось где-то на задворках вечно занятого иным сознания. Теперь же оно главенствовало, довлело наглядностью того, что и огромные леса, в которых и рядом с которыми проходила её жизнь, и проклятые Чёртовы Сопки, источник зла, унесшего жизни её родителей – лишь малюсенький кусочек тверди маленького шарика, прицепленного на невидимый гравитационный (гравитационный же? Да, точно) поводок к огромной звезде, равнозначно крошечной, если оглянуться по сторонам и увидеть молчаливую громаду Вселенной, освещённой то густо, то редко скоплениями звёзд… И то, что крошечный обитаемый шарик – не один, во всяком случае, был не один… Мысль дальше не шла, утыкаясь, как в тупик, в молчание оглушённой души. Вот она, мощь человечества, былая мощь… И куда всё пришло? К истокам, сама себе ответила Инга, будто внезапно прозревшая, к тому, с чего начиналось. Оно получило возможность… возможность на что? На возвращение к жизни в Муравейниках?

    Погружённая в тяжкие размышления, она не сразу почувствовала недоброе, нависшее над этим миром. Нет, это всё те же чувства Неведомого. Оно неизмеримо старше, знает каждую секунду, каждый миг бытия и уже предвкушает…

    Квадраты и отдельные участки суши озарялись яростными сполохами, из которых рождались нестерпимо-яркие огненные шары. Совсем как в Черино – только куда масштабнее, грандиознее… Эти шары устремлялись в космос, не спеша падать, вычерчивая кривые, сходящиеся к одной точке. Чутко уловив любопытство Векши, Неведомое сориентировало её взор в сторону от планеты. И Инга увидела.

    Это очень походило на ромб воздушного змея, на каркас которого натянули бычий пузырь – только змей этот, пожалуй, вместил бы в себя Горинск (совершенно жалкий и слишком зелёный на фоне Муравейников). А вместо крестовин каркаса конструкцию образовывали четыре изящно вытянутых, плавно очерченных клина, между которыми и был натянут… была натянута прозрачная плёнка, едва заметно мерцавшая всеми цветами радуги. Именно туда устремлялись огненные шары ракет… Они должны были разорвать плёнку. Но нет – один за одним, они исчезали, мгновенно гасли, словно искры от костра, падающие в воду, едва касались плёнки, и только радужные сполохи вспыхивали ярче, когда гас очередной шар.

    Инга успела насчитать десятка три, прежде чем сбилась со счёта – а они продолжали рождаться из вспышек на земле.

    Снова бросок через безмолвный вакуум, в котором безмолвно же закипали страсти в масштабах двух человеческих цивилизаций. Взгляд сам направился на «воздушный змей», распростёрший свои крылья рядом с планетой – первой, которую увидела Инга. Он вдруг начал рождать шары, неотвратимо летевшие к планете… Они возникали из прозрачной радужной плёнки, стремительные и будто разумные – потому что подлетая к планете, рукотворные падучие звёзды начинали выписывать сложные зигзаги, кривые. И исчезали на пространстве материков, слишком маленькие… Однако там, где они падали, быстро вспухали бутоны почти белого сияния, даже на вид нестерпимо жаркого. Вспухали и угасали, но от них бежали расходящиеся круги – как если бросить камень в воду…

    Инге будто повернули голову. И она увидела то, что укрылось от её взгляда в первый раз – почти белый шар меньших размеров, крутившийся на почтенном расстоянии от планеты, объятой пламенем ракетной бомбардировки. И этот шар озарялся вспышками, извергавшими в космос росчерки ракет. Они летели к ещё одному «воздушному змею»…

    Перед глазами взорвалось ослепительное сияние, обдавшее холодом, потащившее за собой в огромную воронку, увлекающее в головокружительный полёт по сжимающемуся кругу… Перехватило дыхание – чего не должно было быть. Ведь мысль лишена плоти, подверженной телесным ощущениям. И тем не менее – перехватило дыхание, до слуха донёсся дробный стук собственного сердца, грозящего разорваться или разорвать грудную клетку… Сияние потухло так же быстро, как и родилось, вернулось ощущение собственного тела, присутствие большого мира, прячущегося за сомкнутыми веками. Кто-то осторожно похлопал её по щекам.


    0


    Ссылка на этот материал:


    • 0
    Общий балл: 0
    Проголосовало людей: 0


    Автор: Kors
    Категория: Фантастика
    Читали: 72 (Посмотреть кто)

    Размещено: 10 января 2016 | Просмотров: 120 | Комментариев: 18 |

    Комментарий 1 написал: anuta (14 января 2016 12:41)
    Вот это я прогуляла))))))))))))

    Всё, читаю! УРА!!! hi

    victory



    --------------------

    Комментарий 2 написал: Kors (14 января 2016 12:44)
    вот-вот))Я ждал так скромненько, когда же, когда же)))



    --------------------

    Комментарий 3 написал: anuta (14 января 2016 12:51)
    чтобы не захлебнуться собственной блевотиной. --- rofl
    хорошо, что я конфетку не успела откусить)))))))






    --------------------

    Комментарий 4 написал: Kors (14 января 2016 12:57)
    Приятного аппетита))))))
    А мне конфеты сейчас нельзя(((



    --------------------

    Комментарий 5 написал: anuta (14 января 2016 13:46)
    Темнота опять подступила, но уже тёплая, уютная, ласковая, пахнущая мамой и молоком.--
    ого... как её унесло, отлистала память странички до самого рождения? это что перед смертью такое?

    Ощущение собственного тела, осознание самой себя исчезло. И тут же вспыхнуло с новой силой.----

    красота) такое бывает ещё под действием наркоза)




    --------------------

    Комментарий 6 написал: Kors (14 января 2016 13:54)
    Цитата: anuta
    ого... как её унесло, отлистала память странички до самого рождения? это что перед смертью такое?


    ах если бы)))там всё дальше написано



    --------------------

    Комментарий 7 написал: anuta (14 января 2016 14:14)
    Квадраты резко отдалились, уменьшились, отдалялась земля-

    я думала её в будущее закинуло, а оказывается в прошлое?
    круто good

    (я читаю на работе))))))))))))))
    victory



    --------------------

    Комментарий 8 написал: Kors (14 января 2016 14:34)
    так это ж постапокалипсис)))так что только прошлое))Я ещё подумаю, будет ли у них всех будущее))))

    Цитата: anuta
    (я читаю на работе))))))))))))))

    премию работнику-многостаночнику! diablo



    --------------------

    Комментарий 9 написал: anuta (14 января 2016 14:42)
    неравномерно измазанный пятнами облаков…-
    гм... это было, я запомнила, т.к. мне не понравилось...
    ага, вот:
    Так, перед глазами ясно возник кусочек измазанного клочьями облаков неба, --
    не точно, но похоже) такая авторская фишка "облаками измазать небо"



    --------------------

    Комментарий 10 написал: Kors (14 января 2016 14:46)
    а вот это я учту)))



    --------------------

    Комментарий 11 написал: anuta (14 января 2016 14:50)
    Цитата: Kors
    так это ж постапокалипсис
    --------

    ах, вот оно что))))
    я уже забыла откуда они взялись(((

    точно, надо перечитывать с самого начала

    помню, что очень хотела вскрытия тела дождаться после побоища, но... увы.

    Ладно, перечитаю , тогда буду до мелочей докапываться)








    --------------------

    Комментарий 12 написал: Kors (14 января 2016 15:01)
    вот и правильный подход, перечитать и докопаться - заодно может и я что вспомню, а то пишу продолжения на другом компе (предыдущий в коме)



    --------------------

    Комментарий 13 написал: anuta (14 января 2016 15:06)
    Ага, ну, вот и война... Беда

    всегда удивло то, что земляне посылают сообщения в КОСМОС о своём существовании
    между собой два соседа ужиться не могут, как думают уживаться и инопланетянами??? бред какой-то, но любопытство не дает покоя)
    приключения на свою... планету, это идиотизм, ИМХО.

    victory





    --------------------

    Комментарий 14 написал: Kors (14 января 2016 16:21)
    в нашей цивилизации столько всего нелогичного)))))



    --------------------

    Комментарий 15 написал: lika (1 марта 2016 22:13)
    Что это было? Каки глюки...



    --------------------
    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2018 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.