«    Июль 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус | Партнеры--



Сейчас на сайте:
Пользователей: 0
Отсутствуют.

Роботов: 2
YandexGooglebot

Гостей: 24
Всех: 26

Сегодня День рождения:

  •     ana_grimm (17-го, 19 лет)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Дискуссии О культуре общения 102 Safona
    Стихи молчание - не всегда золото 250 Filosofix
    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 1862 Кигель
    Флудилка Время колокольчиков 198 Герман Бор
    Флудилка Курилка 1954 Герман Бор
    Обсуждение вопросов среди редакторов сайта Рабочие вопросы 517 Моллинезия
    Флудилка Поздравления 1635 Герман Бор
    Стихи ЖИЗНЬ... 1600 Lusia
    Организационные вопросы Заявки на повышение 775 Моллинезия
    Литература Чтение - вот лучшее учение 139 Lusia

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    Векша

    - Дышит, - услышала Инга знакомый голос, звучавший не только в ушах, но и под черепом. – Дышит… А ты боялась.

    - От такого и умирают иногда, - сказала хозяйка страшного дома. – Если их будят на середине пути…

    Инга не хотела открывать глаза и вообще показывать, что пришла в себя, уже зная, кого увидит, но в груди толчками расплёскивалась ноющая боль… Неужто сердечко решило подвести в столь ответственный час?

    Тёплая ладонь легла на грудь, и её тепло медленно разлилось по грудной клетке, мягко просочилось сквозь кожу, мышцы, кости рёбер, неожиданно успокаивая взбесившийся комок мускулов за ними, унимая боль. Стало хорошо, и даже мысли с чувствами пришли в некоторый порядок.

    - Открой глаза, Инга, - пропел «змеёныш». – Время сна прошло, время проснуться…

    - Весёлые у вас сны, - собственный голос прозвучал хрипловато, будто и впрямь спросонья.

    - Прошу прощенья, что не дал досмотреть, - сказал «змеёныш». – Зрелище дух захватывает, особенно когда начинается высадка десанта… Хотя после увиденного впервые мне с трудом верилось, что в такой бойне дело дошло до сражений лицом к лицу.

    - Что это было? – Инга села, оперевшись на руки, пристально, даже чуть с вызовом, посмотрела в глаза «змеёныша».

    - Начало пути к тому, что мы можем наблюдать сейчас, - нараспев протянул он. – Ладно, оставим словесные прелюдии. Меня ты можешь называть Четвёртым, ибо я – Четвёртый средь Семи.

    - Первого я видела, а где же Второй и Третий? – натянуто усмехнулась Инга. – Порядок нумерации ведь нарушаете.

    - Второй и Третий пребывают там, где им до́лжно, - мягко сказал Четвёртый, однако за мягкостью явно крылась сталь, и Инга не стала настаивать.

    - А имя… твоё как? Первый-то хоть представился Нергалом.

    - А так ли важно? Тебя вот Ингой зовут, а ещё Векшей. Но Векша – не твоя суть, взгляд твой рысий и сердце огненное. А Инга – твоя ли суть? Ты и сама не знаешь, вижу. Зато я свою суть знаю, и суть моя отражена в том, что я зовусь Четвёртым. Четвёртый я и есть, Четвёртый средь Семи и Четвёртый После, - он улыбался очень обаятельно, Инга с трудом связывала его образ с нелюдями, напавшими на них ночью, и уж тем более с призрачным во мраке дома силуэтом, высившимся почти до потолка скромно у стола. Хозяйка помалкивала – то ли в самом деле от скромности, то ли из субординации. Клубившееся вокруг неё чуждое что-то бесследно угасло – невзрачный на вид Четвёртый незримо заполнял собой пространство, делая его насыщенным мощной звенящей вибрацией.

    Инга не спрашивала, что означает Четвёртый После – смутно догадывалась. Спросила о том, что вертелось и зудело в голове с момента пробуждения:

    - Что со мною будет?

    - Ты умрёшь, - прямо сказал Четвёртый. – Но когда – я не знаю. А сейчас мне велено пригласить тебя для небольшой экскурсии.

    Слово «экскурсия» она слышала раза три и сразу запомнила, как делала всегда с незнакомыми словами.

    Однако поспешила потянуть время из чистого упрямства:

    - Насиловать собрался? Учти, лицо исцарапаю…

    Четвёртый захохотал, хлопнув себя по бедру. Инга бросила взгляд за его плечо – но увидела лишь влажный блеск огромных глаз хозяйки.

    - Нет, Инга, это и вправду забавно, - сказал он, отсмеявшись. – Не переживай, насиловать тебя никто не будет – на то была масса возможностей и ранее.

    - Ага, например, когда переодевали, - Инга демонстративно подёргала ткань своей рубахи.

    - Ты сама переоделась, - сказал Четвёртый. – Хотя и не можешь вспомнить этого наверняка. Ты потеряла сознание у меня в машине, что не мудрено, чуть не умерла же ведь… Потом очнулась и попросила, чтобы тебе дали переодеться.

    - А как я сюда пришла? Ведь это ты меня привёз.

    - Нет, - покачал головой Четвёртый. – Не совсем так. Машина бы не проехала сюда. Пришлось отправить тебя с одним из Змеезубов. Сам я пойти на тот момент не мог.

    - А она, - Инга выстрелила пальцем в сторону хозяйки. – Сказала, что я пришла одна.

    - Так и было, - кивнул Четвёртый. – Просто здесь её земля, никто без её дозволения сюда бы не вошёл. Змеезубу было не дозволено, он довёл тебя до границы, дальше ты пошла сама.

    - Я и не знала, что она идёт, - сказала хозяйка. – Пришла, блаженная, улыбается, я даже удивилась.

    - Да, ты много улыбалась, - сказал Четвёртый. – У тебя очень красивая улыбка, Инга. И лицо будто бы другое чуточку было. Сейчас же взгляд не такой, прицельный и лицо посуровело…

    - Отчего же я не смогла уйти? – спросила Инга. – Ведь и разрешения спросила.

    - А получила? – вкрадчиво спросил Четвёртый. Инга замолчала – и действительно, если так дотошно к делу подойти, вразумительного разрешения она не получила.

    - Зачем же душить пыталась?

    - Ты пыталась? – Четвёртый чуть повернул голову в сторону.

    - С ножом на меня кинулась… А душить даже не думала – не за волосы ж таскать, - прогудела хозяйка. – Волосы красивые, вырвала б ещё ненароком.

    - Не кидалась я! – упрямо возразила Инга. – Сзади подошла, а я всегда чую, когда ко мне подкрадываются. Только не успеваю сообразить, кто. Рефлексы сами работают.

    - Ладно, правды мы не доищемся, - примирительно сказал «змеёныш». – Но ты мне поверь – с ней не всякий мужчина совладает. Я таких не знаю даже…

    Инга давно верила. Но не сдержалась:

    - Андрей бы ей на раз голову завернул. Или батя мой.

    Хозяйка только дёрнула губами – в сумраке, наполовину скрывавшем её, влажно блеснули зубы. Обычные человеческие зубы.

    - Ладно, Инга, поговорить мы можем и в дороге, но сейчас нам пора, - он подал ей руку. Векша поднялась сама, упрямо выпрямилась, вскинув голову. Четвёртый хмыкнул, такое впечатление, одобрительно.

    - Идём, машина недалеко отсюда…

    И сделал приглашающий жест, мол, после дам. Инга воспользовалась приглашением, прошла, не опуская гордо поднятую голову.

    Выйдя во двор, Инга огляделась в поисках Ящерицы. Зверюга, как и вчера, увлечённо каталась в пыли, тихо курлыча. Однако едва на крыльцо ступил Четвёртый, горный ящер мигом вскочил на ноги, подобравшись, как перед броском, пригнув голову к земле и зыркая исподлобья, и бочком-бочком отступил к будке. Инга даже оглянулась – может быть, невзрачный образ Четвёртого всего-навсего простой отвод глаз? И это маска, морок, созданный, чтобы скрыть что-то по-настоящему страшное?

    Четвёртый улыбался – не ей, Солнцу, висевшему строго в зените. Улыбался так, как если бы увидел кого-то близкого после долгой разлуки. Улыбался широко, открыто, ничуть не стесняясь присутствия то ли пленницы, то ли гостьи.

    Инга снова перевела взгляд на Ящерицу – а та откровенно жалась к будке, словно колеблясь, спрятаться ли внутри или всё же Четвёртый не сойдёт с крыльца?

    Четвёртый сошёл, обойдя Ингу, и Ящерица нырком исчезла в своём резном домике.

    Векша не спеша последовала за «змеёнышем», ничему не удивляясь и уже не пытаясь ломать голову над странностями, просыпавшимися в окружающуюся действительность как из рога изобилия. Уподобилась самой себе, плывшей без сознания по течению реки.

    В окружающем плохое место лесу по-прежнему царила неестественная тишина.

    - Не ты дичь распугал? – спросила Инга, поравнявшись с Четвёртым. Они вышли на узкую тропу, затейливо петлявшую среди деревьев.

    - Куда уж мне! – весело рассмеялся Четвёртый.

    - А чего тогда тебя так Ящерица испугалась?

    - Кто? – удивление в голосе «змеёныша» звучало искренне.

    - Питомец дылды этой, - уточнила Инга. – Чуть под себя не сходил…

    - Каждая тварь должна знать своё место. Эта – знает, - Четвёртый зевнул.

    - Теперь осталось указать место всем остальным, да?

    - Именно, - размашисто кивнул он.

    - И мне? – поспешила уточнить Векша.

    - И тебе, - он глянул на неё с улыбкой. – Каждому в этом мире отведено своё место. И если звери о том знают, то люди иногда забывают. А потом страдают, когда себя не находят.

    - Но вы-то уж себя нашли? – Инга не скрывала раздражения.

    - Конечно, - сказал Четвёртый уверенно. – Трудно не найти, когда тебя в это место носом тычут. Сперва занимали одно место, теперь нам велено занять другое. Поэтому мы и не страдаем.

    - А когда гибнете за… место?

    - Каждый из нас умирает с лёгкостью, - вздохнул Четвёртый. – Хотя для нас каждый человек – не кусок расходного материала. Но если он погиб – значит, его место теперь не с нами, как бы прискорбно это ни было.

    - Понятно, - в тон ему вздохнула Инга. – Ладно… Мне вот всё интересно, кто был моим экскурсоводом, когда я… летала?

    - Тот, кто знает наше место, - Четвёртый хитро улыбнулся, снова глянув на неё.

    - И тот, после которого ты – Четвёртый? – подхватила Инга.

    - Именно.

    - Он, что же, бог?

    - Наш бог, - сказал Четвёртый. – Но мы постараемся донести свет его знаний до остальных народов.

    - Да? А не боитесь, что кроме него тут ещё могут оказаться боги? Которым самоуправство вашего божества может оказаться не по нраву?

    - А почему ты считаешь, что они могут оказаться? Почему не считаешь, что они уже тут есть? – вкрадчиво спросил Четвёртый. – И почему называешь то, что он делает, самоуправством?

    Они остановились, пристально глядя друг другу в глаза, и Инга отчётливо чувствовала пустоту, сквозившую через зрачки Четвёртого. Пустоту, которую ощущала совсем недавно – пустоту вакуума.

    - Не одни только люди склонны проклинать богов, когда те бросают их, - медленно сказал Четвёртый после молчания, длившегося то ли век, то ли миг. – Удовольствие бывает обоюдное.

    Они вновь зашагали по тропе.

    - Знаешь, - Инга неожиданно для себя осклабилась. – В леших верю, в кикимор верю, в домовых. Чувствительная уродилась, чувствую то, что другие могут не чувствовать. Но вот в бога или богов как-то верить не получается – в смысле, искренне. Так, где-то в глубине души валяется понимание, что всё не просто так и что пригляд сверху всё-таки есть. Но вот чтобы искренне… И в вашего хозяина как в бога, уж прости, поверить не получается. Будь он по-настоящему могуч, неужто не явил бы себя нам, неразумным, во всей красе, не показал бы нам то, что показал мне? Многие ведь даже не знают, что случилось ТОГДА, как так вышло, что мы сейчас живём в деревянных домах, ковыряем землю хорошо если плугом с помощью трактора, а не мотыгой, и не прыгаем с планеты на планету, будто кузнечики. Куча народу живёт беспамятно – хотя могут и книжки почитать, КАК было тогда, ЧТО было тогда, сама читала, батя частенько с ярмарки привозил. Народ знает, что в прошлом что-то такое случилось, после чего мы стали жить вот так, как живём сейчас – и знает ведь, что в прошлом мы были куда как сильнее. Знает, и тем не менее живет беспамятно. Мне вот двадцатый год идёт. А какой год на дворе? Знаю, что было в прошлом на весь мир летоисчисление, читала. А сейчас? У нас народ привык считать годы от основания Горинска – а это ж курам на смех как мало. В Спалашиче – от основания Спалашича. Хотя некоторые деревушки в округе древнее и Горинска, и Спалашича вместе взятых… И всех всё устраивает, никому не интересно. Хотя батя говорил – кто своего прошлого не знает, может будущего не увидеть.

    - Ты своё прошлое знаешь? До какого колена ты знаешь род отца? А род матери? – три вопроса прозвучали ударами топора, в корень подсёкшими пыл Векши.

    - Вот видишь – прошлого своей семьи толком не знаешь, а за народ радеешь, - Четвёртый улыбнулся мягко.

    - А ты свой род знаешь?

    - Знаю, - спокойно ответил Четвёртый. – Могу назвать тебе всех моих предков до двенадцатого колена. Но ты же не сможешь проверить, вру я или нет. И потом, каждому средь Семи и каждому, кто После принадлежность к тому или иному роду, равно как и знание количества колен, становится не существенной. Наш народ - наш род, каждый нам – единокровный родич. Но да пришло время отложить наш интереснейший разговор, ибо мы пришли.

    Тропинка кончилась широкой прогалиной, по краям которой высились могучие дубы, курчавым одеялом укрывавшие пологие склоны трёх огромных сопок. Аккурат в середине прогалины – Инга вздрогнула даже – матово поблёскивал аспидно-чёрным металлом и стеклом хищно вытянутый обтекаемый винтокрылый силуэт. Не совсем такой, что сыпал им на головы ракеты и поливал из пушек, потолще. Но очень похожий, с таким же щучьим рылом. Немой с выключенными двигателями, с обвисшими концами длинных лопастей несущего винта, своей неподвижностью вертолёт очень напоминал затаившегося перед броском хищника, лучась угрозой. Впрочем, создатели винтокрылой машины и не пытались сделать его вид мирным. Под короткими крыльями крепились толстые цилиндры ракетных кассет, под кабиной, чуть задрав кверху ствол, красовалась подвижная автоматическая пушка. В проёме сдвижной двери – пулемёт на станке.

    Четвёртый, похоже, стремясь произвести впечатление, не спеша повёл Ингу вдоль края прогалины, обводя вокруг ожившего ночного кошмара, позволяя оглядеть машину целиком.

    - Это машина, которая нас ждала? – справившись с собой, спросила Инга, когда они закончили этот молчаливый круг почёта.

    - Ага, - сказал Четвёртый, откровенно довольный собой – по роже видно. – На нём мы и совершим нашу с тобой экскурсию.

    - Ты за руль сядешь? – Инга окинула его взглядом, не скрывая сомнений.

    - Во-первых, не за руль, а за штурвал, - воздев палец к небу, назидательно сказал Четвёртый. – А во-вторых…

    Он замолчал, сузил глаза и взглядом обвёл кустарник, росший по краям прогалины. Инга вмиг насторожилась, ругнув себя – расслабилась, блин!

    Там и сям кусты раздвинулись с негромким шелестом, выпуская четыре гибкие фигуры, знакомые до дрожи. Чёрная одежда в полуобтяжку, мягкая обувь. На грудь переброшены короткие автоматы. Призрачная четвёрка сразу устремилась к вертолёту, исчезла в его корпусе. Один сразу занял место стрелка за пулемётом.

    Из стального нутра винтокрылого чудовища раздался, нарастая, утробный вой. Ожили оба винта – несущий и рулевой на конце хвостовой балки с оперением, похожим на рыбий хвост – завращались, ускоряясь. Низкая трава выстелилась под налетевшим ураганом, ветер хлестнул в лицо.

    - Пойдём, Инга, наша небесная колесница готова, - голос Четвёртого опять зазвучал не только в ушах, перекрывая шум двигателей, но и в голове.


    0


    Ссылка на этот материал:


    • 0
    Общий балл: 0
    Проголосовало людей: 0


    Автор: Kors
    Категория: Фантастика
    Читали: 60 (Посмотреть кто)

    Размещено: 10 января 2016 | Просмотров: 115 | Комментариев: 4 |

    Комментарий 1 написал: anuta (14 января 2016 20:55)
    Понравилось.
    Про родословную точно подмечено,
    кто знает родню? и даже если и знают, что с того,
    важно не только знание Но и отношение к этим знаниям и к самим родственникам.

    up

    victory



    --------------------

    Комментарий 2 написал: Kors (15 января 2016 04:56)
    Цитата: anuta
    кто знает родню? и даже если и знают, что с того,
    важно не только знание Но и отношение к этим знаниям и к самим родственникам

    очень правильные вопросы, Анют.



    --------------------

    Комментарий 3 написал: lika (1 марта 2016 23:47)
    А эти семеро типа жрецов?

    - Ты своё прошлое знаешь? До какого колена ты знаешь род отца? А род матери? – три вопроса прозвучали ударами топора, в корень подсёкшими пыл Векши.
    - Вот видишь – прошлого своей семьи толком не знаешь, а за народ радеешь, - Четвёртый улыбнулся мягко.

    почему не в одном абзаце?




    --------------------

    Комментарий 4 написал: Kors (2 марта 2016 06:14)
    Надо было сперва показать, что почувствовала Векша, когда жрец срубил её этими вопросами.

    Ага, что-то типа)))



    --------------------
    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2018 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.