«    Ноябрь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус |

Сейчас на сайте:
Пользователей: 0
Отсутствуют.

Роботов: 0
Отсутствуют.

Гостей: 10
Всех: 10

Сегодня День рождения:

  •     AlanLecter (17-го, 21 год)
  •     ANDREY8880 (17-го, 37 лет)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Флудилка Поздравления 1673 Lusia
    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 1947 Кигель
    Школа начинающих поэтов Выразительные средства (ШКОЛА 2) 135 KURRE
    Флудилка На кухне коммуналки 3047 Старый
    Книга предложений и вопросов Советы по улучшению клуба 489 ytix
    Книга предложений и вопросов Неполадки с сайтом? 181 Моллинезия
    Рисунки и фото Цифровая живопись 239 Lusia
    Стихи ЖИЗНЬ... 1615 NikiTA
    Стихи Вам не понравится 35 KoloTeroritaVishnev
    Рисунки и фото Как я начал рисовать 303 Кеттариец

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    Векша

    - Пойдём, Инга, наша небесная колесница готова, - голос Четвёртого опять зазвучал не только в ушах, перекрывая шум двигателей, но и в голове. Инга просто отметила это – во-первых, уже было, а во-вторых, это и не особенно-то удивительно. Интересно другое – он умеет только передавать свои мысли или может ещё и чужие читать?

    - Я могу брать образы, - сказал он, когда они забрались в вертолёт. Инга уселась в одно из восьми кресел спиной к пилотской кабине, ощутимо утонув – обшитое кожей (с очень характерным рисунком), оно оказалось очень мягким. Прямо сказать, неожиданно для боевой машины, образ которой никак не вязался с удобствами на грани роскоши. Впрочем, Векша осталась не особенно довольной – из такого мягкого кресла не выскочить молниеносным прыжком. Четвёртый, усевшись в кресло справа, легко пресечёт любую попытку ударом по горлу. Пулемётчик и ещё один, оставшийся в десантном (надо же какое словосочетание всплыло!) отсеке, тоже ворон зевать не будут. И вместо свалки, в которой кого-нибудь можно будет укусить, дёрнуть за нежные места, ткнуть в глаз, оторвать ухо, Инга очутится в надёжном капкане. Это если её жизнь всё же представляет некоторую цену. Если же нет…

    Инга только вздохнула – оно и так ясно. И на тропе было ясно, и здесь ясно – рыпаться пока смысла нет. Пока…

    Устроившись вполоборота к Четвёртому, Инга уставилась на него в упор.

    - Можешь брать образы?

    Четвёртый мгновенно отвернулся от иллюминатора.

    - Да, - сказал он. – Боги дали мне такой дар.

    - Боги? – удивилась Инга. – Он же у вас один… Или я тебя неправильно поняла тогда?

    - Он не один. Он один из многих, - сказал Четвёртый и улыбнулся с хитрецой. – Но ведь никогда не знаешь, кого именно из богов благодарить за полученный дар, так что благоразумнее поблагодарить сразу всех.

    - Резонно, - согласилась Инга.

    - С моим даром разобрались, - взгляд Четвёртого стал пытливым. – Мне интересно, что ты умеешь.

    - Готовить умею, - пожала плечами Инга. – Убивать вот научилась.

    - Не хитри, - он погрозил пальцем. – Ты поняла, о чём я. Я могу взять нужное из твоей памяти, но хотелось бы поговорить, а не выдавливать.

    - Ладно, а то опять в судорогу вгонишь, - сварливо сказала Инга. – Батя меня кое-чему научил. И мама научила. Кровь останавливать, например…

    Она замолчала – вертолёт, чуть дрожавший от работы двигателя, дрогнул, нутро на миг ухнуло куда-то вниз и прыжком вернулось обратно. Густой травяной ковёр, видимый в проёме двери, качнулся, стал отдаляться с нарастающей скоростью. Бросив взгляд в иллюминатор, она увидела, как вниз уплывают плавно очерченные, курчавые вершины сопок, как обзор заполняет светлая синева неба. По телу пробежала волна жара, затем по спине прошёлся озноб, сердце подскочило куда-то к горлу. Никакой невесомости, никакой воздушности – наоборот, впечатление оказалось такое, будто она повисла на сломанной ветке дерева, и любое неосторожное движение, даже вздох, оборвёт тонкую полоску молодой коры, и разверзшаяся внизу бездна охотно примет в свои объятья.

    - Сильная у тебя рука, - услышала Инга. Растеряно оглянулась на Четвёртого – тот дружелюбно посмеивался, поглаживая её по кисти, сомкнувшейся на его предплечье.

    - Ну да, - она не без усилий разжала пальцы, белые от напряжения.

    - Впечатляет, да?

    - Если бы… - пробурчала Инга, для себя навсегда решив, что по доброй воле больше никогда не полетит на том, что сделано руками человека.

    - Ладно, мы отвлеклись, - напомнил Четвёртый.

    - Неуёмный… - вздохнула Векша. – Ладно. Много чего умею… Могу видеть не глазами… как бы это объяснить… В общем, могу взлетать душой, входить в такое состояние, когда как бы спишь, а душа всё видит. Могу общаться с природой… Вот недавно с берёзкой общалась… Образами, не словами. Получаю образы, отвечаю образами. Здорово так!

    - И как ты это делаешь?

    - Как? – Инга задумалась, подбирая слова. – Тут надо раздвоиться в каком-то плане… Расслабиться нужно. И полностью сосредоточиться на своих ощущениях. Как бы уснуть, но оставить частичку себя бодрствующей. Батя меня с детства учил, говорил, что мне проще оказалось – в детстве мир воспринимается по-другому, чувства острее, что ли? Ему-то уже в более зрелом возрасте пришлось обучаться.

    - Не забывай, что ты ещё и женщина.

    - Девушка, - поправила Инга.

    - Да, прости… Ты девушка, воплощение Матери-Природы, твоя девичья суть более восприимчива.

    - Батя тоже так говорил, - вздохнула Инга. – Он ещё учил, что волосы помогают улавливать, чувствовать острее. Заплетаешь волосы в косу, чтобы вдоль хребта шла, спиной к дереву прижимаешься, расслабляешь тело и волю – и чувствуешь, как дерево включает тебя в токи своей жизненной силы. И ты уже не понимаешь, кто ты и где ты… И делаешь то, что тебе нужно. От дерева можно почерпнуть силу, если измотан. Опять же, смотря от какого. Лучше не запасаться от больного дерева, умирающего, трутом поражённого. Или от дерева, растущего на болотистой почве – они могут последнее забрать.

    - А что ещё можно? Что ты хотела получить от берёзки?

    - Узнать можно многое, - сказала Инга. – Деревья ведь тоже общаются – на своём языке, конечно. Чувствуют, видят сразу на все стороны и дальше, чем мы. Я и хотела взглянуть через душу берёзки, где Андрей затерялся. Не спрашивай, кто он такой, - сразу сказала Инга. – Ты всё уже про него знаешь, выспрашивал ведь в машине.

    - Да-да, - кивнул Четвёртый. – Меня твой Андрей не интересует…

    - А тут ваше божество подоспело… - оно покривила губы. – И всю малину испортило. А так бы берёзка меня вверх подкинула, и я бы сверху высмотрела, где там Андрюха запропастился.

    - Ничего оно не портило, - возразил Четвёртый. – Как бы тебе объяснить… Он тебя выбрал, понимаешь?

    - Это как? – сощурилась Инга, хотя примерно понимала, в чём дело.

    - Ты сама мне сказал, что с верой в бога у тебя совсем туго, - хмыкнул «змеёныш», чуть подавшись вперёд. – Твой разум не замутнён религиозными предрассудками, шарахаться, как от всего непонятного, как от чёрта, не будешь. Он это понял. И поспешил поговорить, рассказать то, что хочет рассказать всему миру о его прошлом.

    - Чего ж с нашими знахарками не пообщается? – спросила Инга. – Они ж все как одна – знаткие, общительные.

    - И сильно религиозные, - вздохнул Четвёртый. – Для них даже лешие с кикиморами – нечисть.

    Инга хихикнула – никак не ожидала от собеседника упоминания о хозяевах лесов и болот.

    - Вот-вот, - видимо, по-своему понял Четвёртый. – А тут твой чистый, незамутнённый религиозными догмами разум…

    - Бате-наёмнику спасибо, - сказала Инга. – Трудно как-то быть религиозным, десять лет сворачивая головы и выпуская кишки. Если только не быть чокнутым… как это… религиозным фанатиком.

    - Именно… А что вмешался грубо – простительно для существа, на порядок выше нас в своём развитии.

    - Но и он пока не всемогущ, как я погляжу, - сказала Инга, с усмешкой указав на пулемётчика, на второго стрелка, сидевшего напротив с видом полнейшего отсутствия. – Наш посёлок вы ракетами сожгли, да и за нами с Андреем гонялась вот такая вот птичка, - она похлопала по сиденью. – Не молниями божественными нас разить пытались, как я погляжу…

    - Хех, божественная мощь всегда несколько преувеличивалась, - сказал Четвёртый. – В некоторых делах нужны, выражаясь иносказательно, одушевлённые орудия.

    - Тогда это не бог, - решительно сказала Инга, вспомнив слова Михалыча. – Что за надобность у могучих существ в рабах, прямо говоря? Если она есть – значит, это не боги.

    Четвёртый только сощурился, улыбаясь, надо думать, загадочно, неопределённо повилял носом. Инга неотрывно смотрела ему в глаза, откровенно пытаясь передавить взглядом. «Змеёныш» сдался – поддался, конечно, с его-то способностями… Поднялся из кресла, нырнул в кабину пилотов. Инга откинулась на спинку кресла, предательски мягкую, тёплую, и вперила взгляд в стрелка – тот поглядывал по сторонам из-под прикрытых век, но, едва Векша устремила взор на худое, костистое лицо с тёмными угольками глаз, моментально откликнулся и вступил в поединок. Правда, ощущения пришли иные – с тем же успехом Инга могла бы пытаться переглядеть маску с прорезями для глаз. Здесь пустота была иного рода – пустота самого существа. Будто здесь была только оболочка из костей и живой плоти, покрытая кожей, наделённая разумом, но лишённая чего-то существенного и оттого не позволяющая до конца считать себя человеком. Стрелок не изменил позы, даже не напрягся, просто смотрел и смотрел в ответ, изредка мигая. И смотреть он так мог наверняка очень долго. Пень, решила про себя Инга, чурка с глазами. И автоматом. Откуда только набрали таких…

    Инга перевела взор на его переносицу, и стрелок тут же углубился в раздумчивое созерцание окружающей его действительности, прикрыл веки. Экий он чуткий, слегка подивилась Векша, пенёк пеньком, а чувствует…

    Четвёртый склонился над плечом, наверно, пытаясь казаться призраком, способным возникать и исчезать – но Векша уже взяла себя в руки, проявляя всю собранность, на которую только была способна. И даже успела понять, что сейчас её попросят взглянуть в иллюминатор, потому что там сейчас будет что-то очень интересное.

    - Взгляни в иллюминатор, - сказал Четвёртый. – Там сейчас будет что-то очень интересное.

    Инга без особой охоты – никогда бы не подумала, что боится высоты! – придвинулась к борту вертолёта, прильнула лицом к прочному стеклу. Машина, будто угадав её стремление, накренилась на левый борт.

    Чёрное пятно на земле посреди широкого поля ещё курилось дымком. Чуть в стороне от него, на узенькой (с высоты птичьего полёта) извилистой полосе грунтовки – совсем маленькие пятнышки, в которых угадывались каркасы и остовы металла, смятые, изодранные…

    - Это Горинск, - не дожидаясь вопросов, ответил Четвёртый. – Князь Злого Города не внял совету бежать и не оглядываться. И земля запылала у него под ногами.

    - Чем… вы их так? – тихо спросила Инга. Четвёртый услышал, но в голосе не слышалось ни капли сожаления. Как впрочем, и злорадства победителя.

    - Взрывчатка. Очень много взрывчатки, в основном, зажигательного действия. Пришлось поработать несколько лет. Наши воины и те, кто встал на нашу сторону, в течение всего этого времени устанавливали под зданиями Горинска, в их фундаментах, монтировали в стены большое количество взрывчатки. Работали по ночам, очень осторожно – Сколот, отдать ему должное, противник достойный.

    - И потому вы решили взять его хитростью? – Инга обернулась к нему. Четвёртый возвышался над ней гранитным стержнем.

    - Победа в войне оправдывает любые средства, - невозмутимо отпарировал он. – Сейчас мы не можем позволить себе биться строй на строй, лицом к лицу. Наше появление, наши действия должны быть сродни грому среди ясного неба.

    - Молодцы, хорошо постарались, - ядовито усмехнулась Инга. – И что же дальше?

    - Дальше было просто – когда пришло время, город полыхнул как порох. Рвануло всё и разом.

    - Но кто-то успел отъехать, - Инга кивнула за окно.

    - Да, погибли не все, - сказал Четвёртый. – Какой-то маленький отряд пытался прорваться. И нарвался на наш вертолёт. Кто-то сумел выжить посреди огня – но это нам даже на руку.

    - Уцелевшие внушат ужас остальным, - догадалась Инга. – Тем, кто с вами ещё не столкнулся.

    - Вряд ли внушат, - Четвёртый покачал головой. – Но весть уже будет пущена, будет кружить над ними вороной. Может, они даже подготовятся к отражению угрозы, - Четвёртый улыбнулся, честно сказать, предвкушающе. – И тоже послужат нам, когда погибнут под ударами нашего оружия.

    - Я смотрю, ваша машина смерти работает без устали, не прерываясь ни на миг…

    - Смерть во имя жизни, - сказал Четвёртый. – Сгоревшая в пожаре трава служит удобрением для той, что вырастет на её месте.

    - Не переусердствуйте только, - мрачно бросила Инга. – А то окажется, что и расти нечему…


    0


    Ссылка на этот материал:


    • 0
    Общий балл: 0
    Проголосовало людей: 0


    Автор: Kors
    Категория: Фантастика
    Читали: 57 (Посмотреть кто)

    Размещено: 11 января 2016 | Просмотров: 111 | Комментариев: 6 |

    Комментарий 1 написал: anuta (14 января 2016 21:19)
    (с очень характерным рисунком),--- с каким таким рисунком характерным?
    у меня дежавю? или это выражение действительно тож уже было? на рукояти ножа? или чего-то подобного? ))) "характерный рисунок"

    Пень, решила про себя Инга, чурка с глазами. И автоматом. Откуда только набрали таких…---

    круто) biggrin

    Экий он чуткий, слегка подивилась Векша, пенёк пеньком, а чувствует…---------- rofl

    Жуткая картинка.

    Постапокалипсис, а всё о том же - война. Убивают. Печально

    victory



    --------------------

    Комментарий 2 написал: Kors (15 января 2016 04:54)
    Цитата: anuta
    у меня дежавю? или это выражение действительно тож уже было?

    кожа горного ящера)))))
    Цитата: anuta
    Постапокалипсис, а всё о том же - война. Убивают. Печально
    так это, люди ж не меняются, кровожадность всегда дремлет в крови человека))))))) Так что это в порядке вещей, чего уж



    --------------------

    Комментарий 3 написал: lika (2 марта 2016 00:38)
    Перелопатили культуру языческой Руси?)

    Нда... жестокие они...



    --------------------

    Комментарий 4 написал: Kors (2 марта 2016 06:18)
    Цитата: lika
    Перелопатили культуру языческой Руси?)

    можно сказать и так))))
    Цитата: lika
    Нда... жестокие они...
    - ну да, не без этого



    --------------------

    Комментарий 5 написал: Ванадий (30 июня 2016 17:40)
    Эх, хитростью взяли Горинск, даже обидно немного за Сколота и остальных. С другой стороны, если только ходить с гордо поднятой головой, размахивать автоматом и бахвалиться, то и ежу понятно, что войну не выиграешь. Вот и поплатился Сколот за свою самоуверенность


    Комментарий 6 написал: Kors (6 июля 2016 18:52)
    Он много за что поплатился))



    --------------------
    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2018 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.