«    Июль 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус | Партнеры--



Сейчас на сайте:
Пользователей: 0
Отсутствуют.

Роботов: 2
GooglebotYandex

Гостей: 25
Всех: 27

Сегодня День рождения:

  •     ana_grimm (17-го, 19 лет)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Дискуссии О культуре общения 102 Safona
    Стихи молчание - не всегда золото 250 Filosofix
    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 1862 Кигель
    Флудилка Время колокольчиков 198 Герман Бор
    Флудилка Курилка 1954 Герман Бор
    Обсуждение вопросов среди редакторов сайта Рабочие вопросы 517 Моллинезия
    Флудилка Поздравления 1635 Герман Бор
    Стихи ЖИЗНЬ... 1600 Lusia
    Организационные вопросы Заявки на повышение 775 Моллинезия
    Литература Чтение - вот лучшее учение 139 Lusia

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    Векша

    Женщина, зажимая горло, бессильно каталась по земле, хлопала ртом, из которого обильно выплёскивался алый фонтанчик. Беспрестанные судорожные рывки, кровь не давали рассмотреть лицо, но Андрей и так узнавал кошмарное Ингино воспоминание… Слишком длинное худое тело, слишком длинные руки, ноги… Чёрная коса летала хлыстом вокруг головы умиравшей. Араксин замер неподвижно, наведя ствол на агонизирующую тварь. Человек – и не человек. Андрей бы не спешил так говорить.

    Женщина успокаивалась, рывки становились реже и слабее. Андрей поймал взгляд черных глаз, напряг было палец на спуске, дожимая слабину. И не смог – палец будто окостенел, стоило лишь встретиться с ней взлядами. Судороги и вовсе прекратились, женщина, вот ужас, продолжала зажимать горло, дыша прерывисто, булькающе, хрипло, вытянулась на траве, повернув голову чуть вбок. Её глаза, антрацитово блестевшие в разлитом по лицу липком багрянце, притягивали взгляд, отсеивали весь остальной мир, погружали в состояние какого-то странного оцепенения. Араксин понимал, что надо добить, неспроста она так пялится. И не мог, полностью захваченный её взглядом.

    Звонкий хлопок прозвучал отдалённо из-за гула крови в ушах. И разом всё вернулось – Араксин едва успел остановить напряжённый до предела палец.

    Женщина ещё смотрела на него – но во лбу чернела маленькая дырочка… Руки расслабленно упали с горла, кровь ещё пульсировала, выплёскиваясь из раны слабенькими толчками. Это сердце, видимо, ещё не успело осознать, что его хозяйка убита…

    - Чего это она? – хрипло спросил Андрей, медленно глянув на Ингу.

    - Может, ты ей понравился, - сказала она бесцветным голосом. – Я этого допустить не могла, сам понимаешь… А если серьёзно, может, она так за счёт тебя подпитаться решила, жизнёху свою продлить непонятную. Я и выстрелила – она ж подниматься начала.

    Араксина пробрало ознобом. Он медленно огляделся, пытаясь увидеть, не привлек ли выстрел чьё-нибудь внимание.

    - По-хорошему, башку бы ей отрубить, - задумчиво сказала Инга. – Но нечем – замучаешься позвонки ножом разделять.

    - Не будем эту тварь трогать, - сказал Андрей негромко. – Мы всё равно уже пришли, Векшунь.

     

    ***

     

    Кабан оказался на редкость неразумным. Встретив их в дубраве, он предпочёл кинуться в атаку. И хотя считается, что автоматный патрон не так подходит для охоты, как полновесный винтовочный, секач свалился с первого же, правда, получив почти в упор. Андрей не сплоховал, едва клыкастая махина сорвалась в атаку – отскочил в сторону, уворачиваясь от клыков, и всадил пулю чуть ниже уха. Вепрь с маху зарылся носом в землю, дёрнулся дважды и затих…

    Пирушку решено было устроить прямо здесь же – разве что кто из хищников на запах крови придёт. Но их подобные мелочи уже не волновали. Сопки уже два дня как позади, а вокруг ни единого намёка на присутствие «змеёнышей». Да и вообще на следы человека.

    Лесистая равнина встретила приветливо – сразу исчезло это гнетущее ощущение чужеродности пространства, мрачной тишины… Слышалось пение птиц, ветерок шуршал здесь по-другому как-то, весело, не таясь. В небе парили коршуны. Этот мир жил – в отличие от Сопок, хоть и не явивших даже половины своих ужасов, но оставивших впечатление обители для всякого рода нежити.

    После голодного пайка из ягод, грибов кабанятина, зажаренная на костре, оказалась необычайно вкусной. И плевать, что без соли, что оказалась порядком подгорелой. Араксин и не думал, что управится с половиной окорока в одиночку. И того же не ожидал от Инги. Но, к некоторой чести обоих, ели без спешки, видимо, блюдя друг перед другом какие-то приличия. Жир обжигал – им было всё равно. Важным было только заглушить голод, от которого желудки подвывали на разные голоса.

    - Ну, чувствуешь, как жизнь возвращается? – сыто отдуваясь, спросила Инга, сидя рядом с ним под раскидистым дубом.

    Араксин кивнул, вытянув натруженные, горящие ноги, бездумно глядя на костёр, язычки которого ещё высовывались из ямы. Разделанная туша покоилась в стороне, потроха предпочли зарыть от греха подальше. Стервятники своё получат потом.

    Искупаться бы – или хотя бы руки вымыть, липкие от крови и жира. Но это уже потом…

    - Вот и я чувствую, - хихикнула Инга, роняя голову ему на плечо. – Как же здорово…

    Он кивнул, дыша с некоторым трудом, машинально поглаживая живот… Здорово. Правда, здорово… Только думалось об этом как-то тихо, спокойно, без желания орать на весь мир от восторга и триумфа. Пыл перегорел за время, проведённое в Сопках. Осталось вот это тихое наслаждение – природой, тем, что наконец-то удалось поесть по-человечески, ну и близостью теперь единственного родного человека, прильнувшего к нему, чья голова лежала на плече, щекоча щёку растрёпанными волосами.

    - Не знаю, если честно, - через какое-то время ожила Инга, отвалившись в сторону и вольготно растянувшись на траве.

    - Что? – лениво спросил Араксин.

    - Стоит ли теперь искать людей… - сказала Инга. – Какие-то селения, там, скажем, города… Мы ж чужаки будем. Может, прямо тут совьём семейное гнёздышко, заживем…

    - Учти, роды я принимать не умею, - сразу предупредил Араксин.

    - Мама меня сама родила, - хмыкнула Инга. – Хотя и чуть не умерла.

    - Сопки слишком близко, - вздохнул Араксин. – Давить ведь будет их присутствие.

    - А мы подальше уйдём… Мир хоть и мал, как выяснилось, но, думаю, укромный уголок для нас двоих найдётся.

    - Знаешь, - Араксин последовал её примеру, разлёгся сам, поглаживая ноющий от обжорства живот. – Что-то я верю Нергалу. Им ведь и впрямь весь мир нужен. Это ж видно. Как бы малочисленны они ни были, они явно в состоянии поджечь планету…

    Она кошкой перекатилась к нему, приложила грязноватый палец к его губам.

    - А-а-а! Не о том ты говоришь, родной, - прошептала она. – Не о том… Правильно, но не о том. Не знаю, как у тебя, а у меня там больше ничего нет… Батя мне поведал давнюю мудрость – если враг одолел, уходи на новое место строить старую жизнь. Выродки победили. Мы с тобой, наверное, единственные, кто ушли. Так давай же строить старую жизнь на новом месте.

    - И жить в страхе? Бояться, что и потом на твой дом рухнет ракетный удар?

    - Что ты предлагаешь? Встать, гордо вскинув голову к небу, воздеть пламенеющий к небу меч и обратить его на врага? – Инга говорила без запала, голос звучал устало, глуховато.

    Араксин отвёл глаза, глядя в жизнерадостно-синее небо.

    - Молчишь, мой суровый витязь? И правильно, молчи. Дельного всё равно ничего не предложить…

    Инга сорвала травинку, покрутив её перед глазами Андрея, щекотно проведя её кончиком по носу.

    - Всё живое к жизни тянется, - сказала она с неожиданно-мягкой улыбкой. – Травинка вот эта, дуб, кабан, которого ты порешил… Все живое к жизни тянется, стремится жить. Один человек только иногда хернёй страдает. Как ты сейчас… Жить надо, Андрюшка, жизнь прекрасна, а мы её усложняем.

    Он промолчал, сдерживая рвущееся с языка – неужто забыла кровь матери на своих руках? Неужто забыла, как погиб Векшин? Неужели позабыла огненный ад, устроенный прямо в посёлке.

    Он промолчал, зная, что если сейчас спросит об этом всём, то ничего хорошего тем самым не сделает. Инга верит ему. Многого стоит этот её взгляд, в котором мешается мольба с надеждой, что он последует за ней. Очень многого стоит, если знать Ингу.

    - Ладно, Векшунь, не жги меня глазами, - Андрей постарался, чтобы улыбка вышла естественной. – Нет у нас с тобой пламенеющих мечей, только автоматы и горстка патронов, так что будем строить старую жизнь на новом месте.

    - Врёшь ведь, - вздохнула Векша с усмешкой. – Но да ладно, поверю…

     

    И снова в путь… Глаз радовался простору, хоть и скраденному лесами, лесками, лесочками, колками, мелколесьем. Они шли неспешно, можно сказать, прогуливались. Инга и вовсе уподобилась маленькой девочке, словно бы вернувшись в ту несознательную пору, когда улыбку и радостный смех может вызвать любая мелочь. Надолго замирала возле какой-нибудь бабочки, запустившей свой хоботок в цветок, дабы насытиться нектаром, или шмеля. Или приникала к какому-нибудь дереву – но Андрей понимал, чего она выслушивает в древесной толще за толстой грубой корой, чему-то улыбаясь. Араксин не мешал и даже про себя не смеялся – сам с большим, хоть и тщательно скрываемым удовольствием вслушивался в живой гул природы, в тихое перешёптывание древесных крон, негромкое пение птиц. Здесь всё иначе, не как в Сопках – из сознания теперь не вытравить воспоминания о том трудноописуемом давящем чувстве зловещей пустоты, царящем между лесистыми громадами…

    Инга носилась, шурша травой, иногда прыгала, шустро взбиралась на дерево и тут же спрыгивала обратно. Вот оно – торжество жизни. Стоило ненадолго оказаться, прямо сказать, в другом мире с пространством, полным напряжения, чтобы потом в полной мере насладиться тем, что можешь дышать свободно, чувствовать незримо бурлящую вокруг жизнь.

    Потом Инга всё же немного выдохлась, зашагала рядом с Андреем, устало улыбаясь небу, запрокинув голову.

    - Счастлива? – спросил он негромко.

    - Ага, - Инга тряхнула головой. – Так бы и полетела, если бы могла…

    - Ты ж итак можешь, - напомнил Андрей.

    - Не, я про настоящий полёт, - вздохнула Инга легонько. – Чтоб и душой, и телом. Хотя душа уже почти на взлёте. Сколько вокруг жизни… - протянула она впечатлённо. – Чёртовы Сопки… вот уж действительно Чёртовы! О, если бы ты только слышал эту музыку, как её слышу я…

    Он резко притянул её к себе, выдавив удивлённое ойканье, посмотрел в глаза.

    - Мне достаточно видеть твоё личико, чтобы это почувствовать, - сказал он совсем тихо. Поднял и закружился с ней. Инга взвизгнула и засмеялась, широко раскинула руки, откинула голову назад, полностью доверившись его силе. А он кружился сам, кружил её…

    А потом они рухнули в траву, глядя в небо, качавшееся над головами. И были искренне счастливы – Андрей мог смело сказать, что чувствует сейчас то же, что и Инга. И если закрыть глаза, отрешиться от себя и полностью отдаться чувствами окружающему миру, то, быть может, получится воспарить душой.

    Он и впрямь будто растворился – тело перестало ощущать лёгкую колкость травы, твёрдость почвы за ней, пришло вдруг ощущения лёгкости, даже парения, будто бы он стал воздушным змеем, купающимся в ласковых дуновениях ветерка. Перед закрытыми глазами засияли беззвучные вспышки белого сияния, заструились радужные потоки света. Араксин ощутил лёгкое касание – Ингины пальцы коснулись его руки, но это прикосновение не отпугнуло нарастающее ощущение собственной невесомости…

    - Чувствуешь? – откуда-то издалека и в то же время будто бы над самым ухом раздался Ингин шёпот, эхом отозвавшись под сводом черепной коробки.

    - Ага, - шепнул он, чуть стиснув её ладошку.

    - Не напрягай разум, - прошелестела Инга. – Прочувствуй до предела, расслабь тело, расслабь разум, но сосредоточь чувства, внимание – и наблюдай за тем, что происходит. Потом, когда освоишься, сможешь видеть гораздо больше, а там и душа полетит, куда тебе заблагорассудится…

    - Хорошо… - отозвался он, стараясь следовать её советам. – А тварь эта… божок этот нас не заметит?

    - Может заметить… Но мы не у него дома, - шёпоток прозвучал мрачно, эхо тяжело отозвалось в голове, струящиеся потоки света и сияния приугасли было, но тут же вспыхнули с новой силой.

     


    0


    Ссылка на этот материал:


    • 0
    Общий балл: 0
    Проголосовало людей: 0


    Автор: Kors
    Категория: Фантастика
    Читали: 62 (Посмотреть кто)

    Размещено: 19 июня 2016 | Просмотров: 135 | Комментариев: 7 |

    Комментарий 1 написал: lika (20 июня 2016 19:03)
    Жду продолжения)



    --------------------

    Комментарий 2 написал: Ivan_Al (20 июня 2016 19:46)
    Цитата: lika
    Жду продолжения)

    Присоединяюсь).


    Комментарий 3 написал: Kors (20 июня 2016 21:58)
    Пошёл работать)))



    --------------------

    Комментарий 4 написал: Ванадий (28 июня 2016 23:58)
    Три тысячи лет не был на сайте, поэтому пошел перечитаю все сначала, а потом уже дам рецензию)


    Комментарий 5 написал: anuta (29 июня 2016 07:11)
    привет)
    Что-то не нравится мне, что они тварь бросили, не хорошо это?
    Если работа ООччень объемная, то думаю еще им эта халатность аукнется?

    так, значит дошли уже, и что теперь тут? какие новшества на их собственной земле?
    Жду,
    жду, с нетерпением.
    victory



    --------------------

    Комментарий 6 написал: Kors (29 июня 2016 22:20)
    Работа, Анют, ты справедливо заметила, ООООччень объёмная. Но как знать)) Рад видеть, а ещё более рад твоему терпению))
    Цитата: Ванадий
    Три тысячи лет не был на сайте, поэтому пошел перечитаю все сначала, а потом уже дам рецензию)

    Рад видеть, с удовольствием почитаю замечанию))



    --------------------

    Комментарий 7 написал: DENI30S (27 января 2018 16:35)
    Я полагаю, что у Андрея с Ингой всё будет тип-топ!

    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2018 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.